В объятьях дракона

Tekst
40
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
В объятьях дракона
В объятьях дракона
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 28,33  22,66 
В объятьях дракона
Audio
В объятьях дракона
Audiobook
Czyta Михаил Золкин, Юлия Маркина
17,72 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
В объятьях дракона
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

На ярмарке было не протолкнуться. Народ сновал туда-сюда. Зазывалы оглушали криками. Борцы устроили настоящее представление – с танцами и огнем. И все это дико раздражало Иэрена, если бы не дело, ради которого он и согласился посетить ярмарку с братом.

– Как тебе вон та куколка? – спросил Иэрен Сейна, указывая на белокурую девушку в ярком сарафане.

– Слишком худа, – скривился брат. – Подержаться не за что.

Тут, конечно, кому как – сам Иэрен любил худощавых девушек, но выбирал сегодня не для себя.

– А вот эта ничего так… Как думаешь?

– Какая? – повертел головой Иэрен.

– Да вон же, у прилавка с украшениями стоит.

– Русоволосая? – удивился Иэрен.

– Нет, блондинка, что торгуется с продавцом.

А, ну да, конечно! Как это он сам не догадался. Девушка с длинными белыми волосами, завитыми в крупные локоны, смотрелась даже очень пикантно. Ее попка в юбке в пол и туго обтянутая цветастым платком вертелась из стороны в сторону. Очень аппетитная попка, но вот беда – аппетитным было и все остальное, не только попка. Щечки, губки, пухленькие ручки, внушительных размеров грудь… Совсем не во вкусе Иэрена. Наверное, потому он и ограничился довольно сухим пожатием плеч и нейтральным ответом:

– Тебе виднее, братишка. Тебе виднее…

Сам же он смотрел на ту, что замерла рядом с блондинкой и внимательно наблюдала за ее потасовкой с продавцом. Тонкие руки с трепетными пальцами удерживали большую корзину, которая явно была великовата для этой даже слишком стройной малышки. Только вот лица ее у Иэрена никак не получалось разглядеть – почти все то скрывали гладкие шелковистые волосы, цвета слегка пожухлой пшеницы.

Блондинка же успевала все и, пока торговалась, их тоже не забывала одаривать кокетливыми взглядами, на которые Сейн реагировал, как и положено наследному принцу – с видом снисходительного превосходства.

– Хороша! – подытожил он, когда девушки удалились от прилавка с внушительным свертком с покупками. Пышнотелая блондинка, при этом, не забыла бросить на них прощальный взгляд. – Пойдем, узнаем, с какого они двора. Кажется, я сделал свой выбор. Теперь нужно, чтобы судьба была к нам благосклонна и оставила их двор нетронутым.

* * *

– Ты бы хоть помогла мне, руки уже отваливаются, – опустила Айра тяжеленую корзину прямо на землю.

Спина взмокла и ее ощутимо ломило. А поясницу так и вовсе выкручивало. А Миака только и знала, что вышагивала рядом налегке и болтала без умолку всю дорогу от рынка до дома. Впрочем, прошли они пока только половину пути.

Мимо прогрохотала телега, обдавая их облаком пыли.

– Эй, ты, уродливый от природы! Не видишь людей что ли?! – прокричала в спину возницы Миака. Но тот ее, скорее всего, даже не расслышал. – Ущербный какой-то, – с ожесточением принялась она отряхивать сарафан. – Еще и ты тут ноешь.

– Ну знаешь!.. – возмутилась Айра, но тут же замолчала.

Не в ее положении роптать. Миака обязательно так или иначе, но нажалуется родителям, а ей потом выслушивать нотации длинною с вечер. А мать Миаки, тетка Гела, обязательно придумает для нее дополнительную работу, так чтобы освободиться за полночь.

– Ладно, бери уже, помогу тебе, так и быть, – кивнула Миака на корзину. – И приспичило папочке ехать в область, оставил нас без коляски, – ворчала она, поудобнее берясь за плетеную ручку.

И даже вдвоем тащить корзину было тяжело. А мимо проезжали телеги – хоть бы кто-то предложил подвезти.

– Передохнем вон под тем деревом? – потянула Миака Айру с тропинки на колосящийся высокой травой луг. – Сил нет уже.

До поселка еще оставалось приличное расстояние, и Айра тоже дико устала. То ли дело дорога на ярмарку – с утра пораньше, да по прохладе. А сейчас солнце жарило с неба, как ненормальное.

Девушки опустились прямо в траву и прислонились к толстому стволу дерева. В тени раскидистой кроны, да за высокой порослью их и с дороги-то не было видно. Что и к лучшему! А то мало ли, проедет кто знакомый, потом вопросов не оберешься. Это ведь помощь не всякий готов оказать, а как распускать свои длинные языки…

– Видела этих красавчиков? – посмотрела на Айру Миака, когда усталость немного спала.

– Каких?

– Ну тех, что пялились на нас на ярмарке.

– Это когда? – нахмурилась Айра.

– Да когда я колье с серьгами себе выбирала.

Колье с серьгами? А браслеты для Килы и диадемы для тетки Гелы? И еще кучу всяких украшений? И это не считая всех тех продуктов, что они успели накупить до того, в точности следуя списку кухарки. Колье с серьгами – умеет же Миака приуменьшать свои заслуги! А вернее, страсть ко всяким блестяшкам, которые сама Айра терпеть не могла. Впрочем, ей их никто и не предлагал.

– Не заметила, – устремила она взгляд куда-то вдаль, выцепляя им одинокую птичку, вспорхнувшую из травы и взметнувшуюся ввысь. Хотела бы она тоже быть такой вот свободной.

– Ну ты!.. Впрочем, тебя они, кажется, тоже не заметили, – окинула ее Миака скептическим взглядом. – На моем фоне ты всегда смотришься бледной молью.

– Да я как-то и не стремлюсь, – пожала плечами Айра, ни капельки не обидевшись.

К подобным высказываниям она уже привыкла за годы жизни в доме тетки. Как и к острому язычку Миаки и полному отсутствие деликатности. Да и сводная сестра, и вправду, была красавицей. Не то чтобы Айра ей завидовала, но иногда мечтала быть хоть чуточку похожей на нее. Но Творец не наградил ее броской внешностью и румянцем во всю щеку. С детства дядя Пикрен называл ее прутиком, и с возрастом это прозвище только еще прочнее к ней прилепилось. Но Айра на всю жизнь запомнила слова покойной матери, хоть и была совсем мала, когда та их говорила:

«Красота внутри нас, доченька. И не всяк умеет ее показывать. А внешность человека – это лишь обертка».

Вот этому Айра и старалась соответствовать по жизни. Да и некогда ей было выделяться – в доме тетки для нее всегда находилась работа.

– Они точно королевской крови, – отвлек Айру от размышлений голос сестры.

– Кто? – попыталась она мысленно восстановить нить разговора.

– Ну, красавцы же эти! Ты меня, вообще, слушаешь? – возмущенно засопела Миака. – Опять о чем-то размечталась? И как их только занесло в нашу глушь? – тут же с улыбкой продолжила. – Наверное, из самой столицы приехали. Интересно, зачем пожаловали? И один из них точно чуть не сожрал меня глазами, – с мечтательной улыбкой добавила. – Как думаешь, может он сватов заслать? – с надеждой посмотрела на Айру.

– Ми, ну каких сватов, если они на самом деле королевской крови? – с жалостью посмотрела на сестру Айра. – Где мы, и где они…

– Ну вдруг не королевской, а приближенные. И почему бы нет! – упрямо вздернула та подбородок. – Завтра опять пойду на ярмарку, а то снова встречу…

– А причину какую придумаешь? – рассмеялась Айра.

– Да, – махнула рукой Миака. – Что-нибудь обязательно придумаю.

И она придумает, в этом Айра не сомневалась. Додумать мысль она не успела – ясное небо внезапно прорезал огненный всполох, и прямо над ними зависла огромная черная тень.

– Прячься! – судорожно выдохнула Айра и, схватив Миаку, прижала ту к земле и сверху собственным телом. – Варвар! – шепнула сестре на ухо.

Та тихо всхлипнула и замерла. Айре даже показалось, что сестра перестала дышать.

«Великий Творец, не дай ему нас заметить!» – мысленно взмолилась Айра. Люди для драконов-варваров – все равно что полевая мышь для коршуна. Одна надежда на высокую траву и неброский наряд Айры. Ну и молитва Творцу им поможет…

Раздался пронзительный свист, а потом к нему и шипение присоединилось. Тогда Айра рискнула посмотреть на небо.

– Хвала Творцу! – пробормотала девушка. – Вставай и бежим отсюда! – встряхнула сестру.

– А как же варвар?

– Посмотри сама… – встала Айра во весь рост и отряхнулась. Не глядя на сестру, подхватила корзину и поспешила на дорогу.

А в небе ожесточенно бились два дракона. Чешуя одного отливала розовым, и именно он появился вовремя, чтобы отвлечь варвара. Каков будет исход схватки, девушкам не суждено было узнать. Последнее, что запомнила Айра – это то, как черная тень варвара нападала на законника с явным намерением убить. И про себя Айра молилась Творцу, чтобы пощадил их спасителя.

Глава 2

Неужто пожар! Дым Пикрен заметил еще на подходах к дому. Не сразу понял, что валит тот из их огорода. А когда просек, рванул к дому так, только пятки засверкали, да шляпу придерживал, чтоб не сдуло ту ветром.

Посреди лужайки ярко пылал огненный круг. Это ж куда все смотрят? Не видят, что ли, как проклятый огонь выжигает траву?.. Стоило только Пикрену так подумать, как сознание обожгла мысль: «Магический круг!» Ну и как только мысль эта мелькнула, как пламя принялось расти на глазах у Пикрена, становясь прозрачным и принимая очертания человеческого тела. Она была настолько реалистична, что Пикрен схватился за сердце, которое вдруг сжало острой болью. А ведь он никогда не жаловался на здоровье, считал себя еще ого-го! А тут принялся оседать. Так и доковылял до дому, а там уж, в сенях, сполз по стеночке на дощатый пол.

– Дядюшка Пикрен, что с вами? – раздался взволнованный девичий голос, и в следующее мгновение рядом с ним опустилась Айра – их бедная и отзывчивая сиротка, которую Пикрен любил не меньше родных дочерей.

– Аюшка, позови Гелу. Сказать мне ей нужно что-то. Беда!..

– Давайте, сначала помогу перебраться вам в гостевую. Вот так… И ножки сюда… – помогла Айра Пикрену встать с полу и отвела в гостевую комнату. Усадила на диван и даже придвинула к ногам банкетку. Какая же она заботливая! Хорошая!

Айра убежала за женой, а Пикрен погрузился в невеселые раздумья, из которых его и выдернул недовольный голос Гелы.

– Ты чего это вздумал рассиживаться среди дня?! Уж не разболеться ли решил! – стояла перед ним жена с весьма грозным видом, подперев бока руками.

 

– Гела, беда, – проговорил Пикрен, глядя на жену снизу-вверх, как затравленная добыча на хищника. А ведь он никогда не пасовал перед этой женщиной. Да и сейчас боялся вовсе не за себя.

– Чего языком мелешь! Точно беду накличешь…

– Так уже! Выгляни во двор! – вскричал Пикрен, забыв про тяжесть в груди и проворно подбегая к окну.

От огня уже не осталось и дыма, лишь выжженная до черноты трава напоминала о стихии.

– Это что такое! – округлила глаза Гела.

– А то не знаешь, что. Драконья метка, – шепотом добавил.

– Видел? – воззрилась на него жена.

– Как вживую, – кивнул Пикрен, чувствуя, как снова задрожала нижняя губа.

– И?.. – потребовала ответа Гела.

Пикрен склонился к ее уху, чтоб уж точно никто не расслышал, и коротко прошептал одно слово. После этого уже Гелу пришлось транспортировать на диван, и из глаз женщины безостановочно лились слезы.

– Да что же это? Да как же?.. Мы не можем кровинушку нашу… Беда-то какая!.. – принялась подвывать Гела, вцепившись в мужнину куртку и заглядывая в его глаза.

– А что же делать, любимая? Как быть?.. – не удержался и Пикрен от слез.

– Я знаю, что делать! – внезапно выпрямилась Гела и устремила взгляд в стену. – Айра!

– Что Айра? – не понял Пикрен.

– Ее отдадим.

– Да ты что, женщина?! Как можно? Сирота она и так…

– А родную можно?! – заорала на него жена совсем дурным голосом, но тут же прижала ладонь к губам и принялась дико озираться. – Нельзя родную, слышишь? Нельзя! Кто-то еще видел?

– Нет. Один я был, – повесил Пикрен голову на грудь.

– Вот и отлично! Никто ни об чем не должен узнать! – погрозила ему жена пальцем и побежала из комнаты.

* * *

– А я тебе даже завидую, – проговорила Миака, глядя на Айру и раскачивая ногой.

Она сидела в кресле, закинув ногу на ногу и наблюдала, как Кила укладывает локоны Айры в прическу.

– Ну и глупая же ты, сестренка, – вздохнула Кила. – Чему тут завидовать? – тише добавила и вытерла одинокую слезу.

Сегодня в девичьей обитала грусть, потому что Айра должна была покинуть ту навсегда. И Кила, и Миака знали, что больше они сестру никогда не увидят. Сама же Айра была ни жива и ни мертва – она безучастно рассматривала собственное отражение в зеркале, порой ловя себя на мысли, что и вовсе ничего не видит. Думы тоже в голове барахтались как-то вяло. Она и не знала, о чем размышляет. Разве что одна мысль отчаянно пульсировала в висках, что доживает она последние мгновения в своей жизни, что сегодняшний день был последним, когда она видела солнце. Да и то уже спряталось на ночевку – опустилось где-то за темнеющим за окном лесом.

Все случилось так внезапно… Айра занималась глажкой белья, когда ее позвала к себе тетка Гела. Дядя Пикрен тоже был в гостевой комнате, когда туда вошла Айра.

– Ну ты бы хоть фартук скинула, – недовольно проворчала Гела, осматривая воспитанницу с головы до ног. – Худая ты, конечно…

– Извини, тетушка, закрутилась, – смутилась Айра и принялась распутывать узел на завязках от фартука.

– Да оставь уже! – махнула рукой Гела. – Скоро сымешь его навсегда.

– Гела, ну как ты можешь? – возмущенно просопел Пикрен и с укоризной посмотрел на жену.

А потом Айра поймала взгляд дядюшки и испугалась – столько скорби в нем плескалось.

– А куда деваться? – закряхтела Гела, поднимая свое тучное тело из кресла и приближаясь к Айре. – Покидаешь ты нас, деточка, – смягчила она тон, и теперь Айра и в ее глазах прочитала сочувствие.

– Вы меня отсылаете? – тут же испугалась.

Но куда? И зачем? За годы жизни в этом доме она успела всем сердцем привязаться к сестричкам, да и к дядюшке. Разве что с тетушкой отношения как-то не сложились, знала Айра, что недолюбливает ее та.

– Так случилось, Айра, что тебе выпала большая честь! – торжественно произнесла Гела, и в глазах ее даже мелькнул фанатичный отблеск.

– Мне? – удивилась Айра, все еще плохо что-либо понимая.

– Выбор на тебя пал, понимаешь? – пристально вгляделась в ее лицо тетушка.

– Нет, не понимаю, – вынуждена была признаться Айра.

– Пикрен, ну объясни ты ей! – всплеснула Гела руками.

– Нет уж! Объясняй все сама, жена, – устало выдохнул дядя и прикрыл глаза рукой.

Айра видела, что он едва сдерживает слезы, и пугалась все сильнее.

– Все самой приходится делать, – тут же лицо Гелы омрачило недовольство. – Ну да ладно… Айра, сегодня ты отправишься на драконье озеро и там будешь ждать своего повелителя, – быстро проговорила она и отвернулась.

А у Айры земля ушла из-под ног, и перед глазами все поплыло. Если бы не схватилась за угол стола, то точно бы упала.

Драконье озеро – это то место, о котором она слышала с детства, но куда ни разу не ступала. Ходить туда строго настрого запрещалось, и Айра усвоила это с детства. Находилось озеро в темном лесу, на огромной поляне, но никто из живущих в поселке не знал даже, насколько глубокое оно. Купаться в нем нельзя было никому, да и невозможно. Несколько лет назад к соседям из города приехал мальчишка – родственник какой-то. Так вот он уговорил их сына проводить его на таинственное озеро. Тот согласился, только вернулся с озера один. А мальчишка тот сгинул в водных пучинах, осмелившись залезть в воду. Больше его никто не видел. Эту историю Айра запомнила хорошо, хоть и прошло уже много времени.

– Почему я? – посмотрела Айра на тетушку сквозь застилающие глаза слезы.

– Говорю же – на тебя пал выбор! – поджала та губы.

А потом все закрутилось-завертелось, и Айра вовсе на какое-то время утратила связь с реальностью.

Тетка Гела велела нагреть много воды и искупать Айру так, как никогда еще она не купалась. Две служанки терли ее мочалками, пока кожа не начала саднить. Намазали ее какой-то смесью и убрали с тела все волосы. Особенно стыдно было, когда девушки обрабатывали ее причинное место – то, куда она никого еще не пускала, что кроме нее, да мамки в детстве, никто еще не видел. Но вскоре и оно осталось без волос.

После бани Айру закутали в огромное полотенце, обтерли самым тщательным образом и смазали все тело сладко-пахнущим маслом какого-то дерева. После чего принялись одевать…

– Это же срам какой-то, – смотрела Айра на приготовленный для нее наряд и глазам своим не верила. – Я должна покинуть этот мир практически голой?..

– Так положено, – твердила тетушка Гела, которая присутствовала при всех приготовлениях и давала наставления служанкам. – У драконов свои законы, и девушек они хотят видеть именно такими.

Наряд состоял из плотного лифа и все. Дальше шли какие-то тесемки и лямочки. Что же получается, что надежно прикрытой у Айры будет только грудь? А все остальное выставлено на всеобщее обозрение? Но тут же вернулась апатия. Какая разница, кто и какой увидит ее в последние минуты жизни? И зачем готовиться к смерти настолько тщательно? Слезы снова брызнули из глаз Айры, хоть ей уже и казалось, что за день она из выплакала все.

– Не реви! Не зли тех, кому мы жизнью обязаны! – прикрикнула на нее тетка.

Ну да, драконам-законникам они обязаны жизнью. Все жители поселка. Эти огромные существа защищают их от варваров вот уже много веков. Сколько Айра себя помнила, всегда возносила мысленную благодарность законникам, за то что позволяют им жить в мире, прогоняют от них врагов. Только вот она и подумать не могла, что именно ей придется расплачиваться за подобную милость. И не считала это Айра сейчас великой честью, а вот жертвой чувствовала себя, это уж точно.

И сейчас, когда оставалось чуть больше часа до того времени, как дядюшка поведет ее на озеро, она сидела в девичьей, где Кила заканчивала последние приготовления к ночи.

– Я готова на все, лишь бы вырваться из нашего болота! – заявила Миака, не переставая придирчиво разглядывать Айру.

– А ты знаешь, что уготовано ей дальше? – зло посмотрела на сестру Кила.

– Понятия не имею…

– Вот и не говори ерунды! А ты не слушай ее, – любовно провела щеткой по волосам Айры Кила. – Крепись, девочка, Творец о тебе позаботится.

– Не думаю, что на смерть отправляют во всей красе, – задумчиво протянула Миака, а Айра почувствовала мгновенную дурноту.

Что если сестра ошибается, и именно к смерти ее сейчас и готовят? Они же совершенно не знакомы с нравами, какие царят среди драконов. Да, это не варвары, но драконы – дикие звери, с дикими, скорее всего, обычаями. И почему от них еще никто не вернулся?

Все вопросы рождали страхи, но, благо, не было времени оформится тем во что-то конкретное. Не успела Кила покончить с прической, как за Айрой явился дядюшка Пикрен. Именно он и должен был отвести ее на драконье озеро.

Перед тем, как на нее накинули длинный черный плащ, Айра успела рассмотреть себя в зеркало. В который раз собственный вид шокировал ее до глубины души. Большая часть тела оставалась открытой, лишь с бедер спадал невесомый воздушный шлейф, скрывая заднюю часть. Но весь срам был выставлен на обозрение. Хорошо, дядя этого всего не увидел, да и не смотрел он на нее.

– Прощай сестренка, – прижала Айру к груди Кила и горько расплакалась.

– А я желаю тебе победить! – заявила вдруг Миака и звонко расцеловала Айру в щеки. – Покажи им всем!..

Кому и что она должна показать или доказать? Сейчас уже Айре казалось, что доживает последние часы.

А потом была долгая дорога через лес. Узкая тропинка постоянно петляла. Ветви деревьев цеплялись за одежду, хоть дядюшка Пикрен и отводил их в сторону. Ноги Айры были обуты в новые плетеные сандалии, и она чувствовала как местами те натирают кожу.

К тому моменту, как они вышли к небольшому и совершенно обычному с виду озеру, Айра уже с ног валилась от усталости. Да и дядюшка Пикрен запыхался не слабо. Ну и за всю дорогу он не произнес ни слова. И все так же молча принялся отвязывать от дерева одинокую лодку без весел.

– Как я на ней поплыву, если нет весел? – безучастно поинтересовалась Айра.

Усталость породила апатию. А может быть, виной всему явился страх, что вытеснил все остальные мысли из головы.

– За тебя это сделают воды озера, – как-то безучастно отозвался дядя.

Айре стало обидно, что даже он уже не на ее стороне, словно, она уже оказалась в лапах дракона.

Пикрен отвязал лодку и повернулся к воспитаннице, которую за многие годы привык считать дочерью, которую любил и оберегал как мог, даже если защищать ее приходилось от собственной жены. И сейчас его терзали муки совести, ведь они предавали эту малышку, обрекая ее не известно на что.

– Прости нас, девочка, – с трудом заставил он себя проговорить.

– За что же, дядюшка? – посмотрела на него Айра огромными и печальными глазами, в которых плескались невыплаканные слезы. – Такова моя участь…

– Да, – коротко кивнул он, трусливо пряча глаза, как делал всю дорогу. Коротко прижав в последний раз дочь к сердцу, велел: – Забирайся в лодку, дитя, и ничего не бойся. Надеюсь… надеюсь на лучшее, – путано закончил, помогая девушке войти в лодку и сесть на скамейку.

Он больше не мог выносить всего того, что творил собственными руками. Хотелось покончить со всем этим побыстрее и бежать, куда глаза глядят. Потому и оттолкнул сильнее положенного лодку от берега. Та заколыхалась в водах озера. Последнее, что разглядел Пикрен, это как Айра вцепилась в борта лодки, после чего развернулся и побежал в лес.

Лодка долго колыхалась на искусственных волнах, прежде чем воды озера ее подхватили и плавно понесли к середине водоема. Дядюшка скрылся в лесу, и слезы заструились по щекам Айры. Из последних сил она сдерживала их, чтобы не разрыдаться при родном человеке. Ему и так тяжело – она это видела, так зачем делать его еще более несчастным? А сейчас она могла дать слезам волю, чтобы оплакать собственную участь, и избавиться хоть от частички страха, что поселился в душе.

Вокруг царила неестественная тишина. И даже плеск воды постепенно затихал, как и лодка останавливалась ровно на середине озера. Берег казался очень близко, но Айра знала точно, что не рискнет добраться до него вплавь. Воды озера точно поглотят ее тело, а от судьбы не убежишь – это она усвоила с детства. Но какая судьба ей уготована, она не могла себе даже представить.

На небе появился огромный диск луны, освещая поверхность озера, заставляя ту серебриться. По берегу озера загустевал туман, постепенно скрывая его очертания от Айры. Туман поднимался все выше, в то время как луна, казалось, светила все ярче. В какой-то момент блеск воды даже начал слепить. Но еще какое-то время ничего не происходило. И в душе зарождалась надежда на спасение.

Что если дракон за ней не прилетит? Вдруг она окажется не нужна ему? Но и эта надежда рассыпалась прахом, как только вдалеке раздался приглушенный свист. Очень быстро свист нарастал, и вскоре Айра оглохла от него. А потом над нею нависла тень, что принялась очень быстро снижаться, закрывая собой все – луну, поверхность озера, жизнь…