3 książki za 35 oszczędź od 50%

Под защитой Медведя

Tekst
27
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Под защитой Медведя
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

1 глава

Тишина осеннего леса завораживала и радовала глаз: зелёный смешивался с желтым, местами коричневым и красным цветом. Закатные лучи солнца, проникавшие через ветви деревьев, делали лес волшебным, сказочным.

Он любил этот лес, любил эту тишину, любил эту первозданную благодать. Именно здесь, в лесной чаще, он чувствовал себя как дома, именно здесь понимал, что живёт и дышит полной грудью. В лесу он мог быть самим собой, не боясь косых взглядов и непонимания тех, кто его не знал.

Подойдя к небольшой речке, что протекала через полянку, он скинул свои военные сапоги, снял носки и вслед за своим верным другом, вошёл по колено в ледяную воду, абсолютно не обращая внимания на то, как вода обжигает кожу и как намокли походные штаны цвета хаки.

Наклонившись, он набрал в ладони чистой, прозрачной воды и плеснул на лицо, довольно фыркая. Обтерев лицо ладонью, оставив несколько капель стекать по бороде, он выпрямился и довольно улыбнулся, наблюдая, как его пес плещется на мелководье, пытаясь зубами ухватить мелкую рыбешку. «Эх, жаль, удочку не прихватил» – мелькнула запоздавшая мысль.

Несколько дней наедине с природой и охота – вот тот бодрящий стимул к дальнейшей жизни. Он снова усмехнулся, свистнул Карата и вышел из воды. Сев на пожухлую траву, Валера достал последний ломоть хлеба и полпалки колбасы, разделил пополам и протянул своему другу по охоте.

Карат несколько раз понюхал, прилег рядом и с вопросом посмотрел на него.

– Знаю, знаю, тоже хочу свежего жаренного мяса, но его ещё надо разделать, а пока ешь то, что есть.

Карат склонил голову на бок, а потом всё же съел в один укус всё, что дал хозяин, и довольно улыбнулся. Валера потрепал его по голове, прожевал свою порцию, запил водой из фляги и, посидев несколько минут, стал обуваться.

– Как бы нам хорошо не было в чаще, а домой пора, скоро стемнеет, а идти нам ещё двадцать километров пехом.

Карат словно понял хозяина и весело завилял хвостом и первым двинулся вперёд, обнюхивая землю перед собой.

– Эй, меня подожди!

Валера усмехнулся, завязал потуже шнурки, подхватил рюкзак, набитый тремя убитыми тушками зайцев, и взяв свое любимое охотничье двуствольное ружьё, двинулся следом за псом.

Идти предстояло через густые заросли уже пожухлых кустарников, по пожелтевшей траве, пробираясь только по ему известной тропинке. Настроение было отличное, несмотря на то, что он всё же жалел, что они упустили того большого и жирного кабана. Ох, и хитрый черт попался. Целых два часа они его выслеживали, а потом выжидали, когда этот кабаняка выйдет именно на то место, где Валера его поджидал. Но видимо ветер поменялся или удача была не на его стороне, кабан учуял неладное и резко ушёл в заросли.

– Не первый и не последний, – тихо сказал себе под нос Валера, хмыкнул и, перешагнув через поваленное небольшое дерево, свистнул Карата. Мастифф тут же появился из-за большого куста и, сделав круг вокруг себя, снова ушёл вперёд.

Теперь он всё чаще оставался один и всё чаще ходил на охоту или рыбалку, чтобы здесь почувствовать свою силу, поднабраться спокойствия и вернуться в город тем самым Медведем, каким его знают друзья.

– Карат, на сегодня хватит!

Валера увидел, как пёс встал в стойку возле небольшого дерева, в корнях которого явно была нора. Пёс фыркнул и стал ждать хозяина.

– Нам крольчатины на месяц хватит. Завтра отвезем тушку Соне. Заодно и проведаем.

Дочери Соне уже было семнадцать, умница и красавица, закончила с медалью школу и без посторонней помощи поступила на вышку на дизайнерский факультет, чем очень порадовала отца и напрягла одновременно. Все полгода до поступления Сони Валера впахивал как проклятый, чтобы купить дочке квартиру. Он не хотел, чтобы его единственный ребёнок, та, за которую он готов порвать кого угодно, жила в общежитии.

– Медведь, хватит её опекать, гиперопека не идёт детям на пользу, – постоянно подначивал Соловьев, наблюдая, как Валера не вылезает из-под машин.

– Я посмотрю на тебя, когда Даня вырастет и как ты сам будешь суетиться ради лучшей жизни своему сыну.

– Идёт, твоя взяла.

Все эти полгода он не вылезал из СТО, беря все заказы, особенно ВИПы на себя, работая на износ. Серый только усмехался и отдавал свои заказы другу, а когда до заветной цели не хватало совсем немного, то просто подарил недостающую сумму.

– Это от нас, чтобы абитуриентке было удобно учить домашку в тишине своей квартиры.

И вот пришло время, когда он мог дать себе выдохнуть и заняться любимым делом. Жизнь наладилась. Серый всё также заведовал хирургическим отделением в городской больнице, задумываясь открыть частную клинику. Машка его сидела в декрете с маленькой Алисой. Ольга, сестра Серого, работала в этой же больнице педиатром, чувствуя себя как рыба в воде и по-прежнему командуя своим благоверным. А её мужа должны были вот-вот повысить в звании, а значит, и в должности.

И только у Валеры жизнь была проста и понятна. У него было любимое дело – ковыряться в тачках, по самый локоть в машиной смазке, и любимое хобби – охота вместе с Каратом.

Сумерки медленно погружали лес в ночную жизнь. Валера прибавил шагу, ориентируясь по знакомым до чёртиков знакам, зная, что ещё каких-то пару километров – и они будут дома.

– Устал? Стареешь, друг, – Карат плелся рядом и на фразу хозяина лишь раз вильнул хвостом. – Немного осталось. Придём, искупаю тебя, разделаю тушки и отбой.

Валера резко остановился. Ему показалось, что он слышит голоса, но, когда Карат встал в стойку и ощетинился, понял, что впереди кто-то есть. Вскинув ружьё на плечо, снял предохранитель и кивнул псу, чтобы тихо шёл вперёд.

Темнота, которая за короткое время окутала лес, молодой месяц, не успевший толком подняться на небосвод, не давал толком рассмотреть, что происходило дальше, чем на три метра. Валера тихо ступал, стараясь никак не выдать себя и держась ближе к большим деревьям. Голоса становились всё ближе и громче, но различить, о чем шла речь, он не мог, кроме того, что они были мужские.

Максимально близко приблизившись, Валера встал за большим деревом и, присев (армейский трюк), выглянул из своего укрытия. Его пес был в метре от него и так же, как и хозяин, наблюдал со своего скрытого места.

То, что он увидел, совсем не понравилось Медведю. Двое крупных мужчин в темной одежде и кожаных куртках стояли над телом женщины, подсвечивая себе фонарями. «Явно, братки какие-то» – Валера стал ждать, не торопясь раскрывать своего присутствия.

– Задрало меня уже всё. Жрать хочу.

– Потерпи, сейчас приведем эту сучку в себя, вытряхнем всё, что нам нужно и свободны, – сказал второй, приседая к женщине и направляя свет фонарика ей в лицо.

– Эй, мразь, уснула что ли? – он несколько раз смачно ударил её по лицу.

Валера вздрогнул и заскрипел зубами. Карат, видимо, почувствовал настроение хозяина и ощетинился.

– Да она уже полудохлая, хрен, что мы из неё вытянем после нескольких весёлых денечков, – сказал второй ухмыляясь.

– Давай, сучка, открывай глазки, а потом ротик, скажи нам всё и, так и быть, мы быстро тебя грохнем, чтобы не мучилась, – громко заржал тот, который пытался расшевелить женщину.

Медведь прищурился, внимательно всматриваясь в женщину, потом в этих двоих, чтобы оценить ситуацию и понять дальнейшие действия этих уродов. Женщина была связана по рукам и ногам, а из одежды на ней, в отличии от этих двух мразей, был тонкий свитерок и порванные джинсы, обуви на ногах не было.

– Да пни её сильнее, быстрее очухается, – не выдержал второй и подошёл ближе, а потом зло усмехнулся и сам пнул ботинком её по рёбрам.

Женщина застонала, поджала под себя ноги и, открыв глаза, стала отползать. Тогда первый, что сидел с ней рядом на корточках, схватил за волосы и потянул на себя. Она вскрикнула от боли, дав им повод позлорадствовать.

– Ну, что, сучка, будешь говорить? Последний шанс, вокруг лес, бежать некуда, грохнем, и никто не узнает.

Девушка в страхе что-то тихо проговорила, а Валера не разобрал, хотя весь его слух был напряжен до предела.

– Тварь! Знаешь! Прострели ей ногу, чтобы поняла, мы не шутим, – второй уже еле сдерживался, меряя шагами небольшое расстояние возле них.

Первый заржал и ударил рукой, в которой был зажат фонарик, по голове жертвы. Карат громко зарычал, и Валеру накрыла пелена необузданной ярости.

– Сиди здесь, свистну, – Валера вскинул ружьё и тихо вышел из своего укрытия.

Чем ближе он подходил, тем острее были все его чувства: внимание, собранность и безжалостность. Словно он вернулся обратно, в то время, когда точно так же чувствовал себя на заданиях, где страх и неуверенность могли сыграть злую шутку.

– Отпустили женщину и отошли оба на три шага, иначе стреляю без предупреждения.

2 глава

Валера держал двоих на прицеле, руки крепко сжимали ружьё, голова была ясной, он чётко понимал, что именно сейчас нужно делать.

– Мужик, ты откуда такой взялся?

– Иди мимо, тебя не звали, – нагло усмехнулся второй и стал медленно заводить руку за спину.

– Повторять для тупых не стану, ещё движение – и стреляю, – Валера мысленно проверил, сколько патронов в стволе, и дёрнул ружьём в их сторону.

– Мужик, опусти свою игрушку и проваливай, – сказал первый, но отпустил волосы своей жертвы и встал.

Валера и глазом не моргнул, контролируя каждое движение этих двоих. Голова женщины откинулась в бок, волосы упали на лицо, а она не издала ни звука.

– А теперь валите нахрен отсюда на целых ногах, а то придётся ползти, оставляя кровавые дорожки.

– Да кто ты такой, твою мать?

Первый всё же не послушался и полез за пояс своих брюк в попытке выхватить оружие. Но не успел он выпрямить руку и навести оружие на противника, как раздался выстрел, и он осел на землю, хватаясь за раздробленную правую ногу.

 

– Сука…мразь… аааа как больно…

– Ты че творишь? – крикнул второй и сделал шаг к Медведю.

– Стой на месте!

Второй бандит остановился и стал в упор смотреть на него.

– Кидай оружие мне под ноги.

– Ты не знаешь, куда лезешь, смотри не пожалей, – он кинул пистолет под ноги и толкнул оружие в сторону Валеры.

– А теперь кинь ко мне и его пистолет, оттащи дружка подальше и стой с ним.

Бандит нехотя, но всё же выполнил жёсткий приказ и оттащил орущего друга. Валера медленно подошёл к женщине, всё так же не спуская глаз с бандитов.

– Мужик, не играй в героя, она того не стоит, – ухмыльнулся второй под стоны своего братка.

– Сука… Мне надо в больницу…

Валера присел около девушки и притронулся к шее, проверяя пульс, а потом откинул волосы с лица и понял, что она без сознания. Внутри него бушевала ярость и требовала выхода, но армейская выдержка и холодный расчет не давали чувствам взять верх. Боковым зрением он следил за каждым движением этих двоих, чтобы моментально пресечь малейшую возможность угрозы.

– А теперь сделаем так. Вы, два мудака, свалите по-быстрому за пару секунд…

– Да, ты охренел!?! – перебил тот, кто ещё был цел. Но опытный в прошлом боец, а на данный момент любитель охоты, даже ухом не повел, вставая в свой немалый рост и не на секунду не спуская с них прицела ружья.

– …иначе лесные звери полакомятся вашими потрохами. Время пошло.

Первый нагнулся к стонущему напарнику и попытался его приподнять, а потом кинул взгляд за спину держащего его на прицеле мужика. Валера затылком почувствовал чьё-то присутствие, а также отметил довольный вид бандита и его победную улыбочку. Валера резко ушёл влево, но жгучая боль прошла по правой руке. Выматерившись про себя, он уже хотел повернуться к третьему нападавшему, когда целый браток кинулся на него.

– Сейчас ты сдохнешь, ублюдок!

Думать времени совсем не было, либо пан, либо пропал. Валера открыл огонь по нападавшему, целясь в бедро. Выстрел бахнул, и разрывная пуля, та, которая пробивает кабана, прошла на вылет и нападавший упал в трех шагах от него. Валера резко повернулся, слыша, как Карат громко лает, рычит и кидается на третьего.

– Молодец!

Умный пёс повалил бандита, стоя передними лапами на его груди и громко рыча в пяти сантиметрах от лица. Мужик лежал неподвижно под огромной собакой, боясь не то чтобы шелохнуться, даже сделать вдох.

– Я предупреждал!

Да, такого сюрприза он совсем не ожидал, и сейчас его пробила одна единственная мысль: «Какого черта я вообще в это полез?» Но обостренное чувство справедливости, желание защищать слабых и беззащитных… он не мог просто пройти мимо, он не простил бы себя.

Валера спокойно осмотрел место вокруг, отмечая, что все трое бандитов были обезврежены. Он присел рядом с первым бандитом на корточки, достал свой большой, любимый армейский нож и, проведя кончиком по груди урода, тихо прорычал:

– А теперь ты мне расскажешь, что здесь происходит.

– Пошел к дьяволу! – крикнул тот, морщась от боли и пытаясь руками зажать рану на ноге.

– Неверный ответ, чмо недоношенное…

– Ммужикк… убери зверюгу, Богом молю… – тихо простонал тот, которого крепко удерживал мастиф.

Валера даже ухом не повел, зная, что его верный пес, который понимал хозяина с одного взгляда, сделает всё как надо. Он продолжил разговор с бандитом:

– Давай сделаем так… Я не стану резать тебя на лоскутки, а ты, гнида протухшая, расскажешь мне, что вы хотели сделать с женщиной.

– Скажу…ох…правда, но она того не стоит…тебя грохнут за неё…клянусь.

– Не обо мне думай, а о себе.

– Так я и… думаю. Мужик, ты крут…реально. Давай договоримся? – простонал раненый бандит.

– С такими мразями не договариваюсь. Говори! – Валера слегка надавил острием своего немаленького ножичка на место, рядом с бешено бьющейся жилкой на шее мерзавца, и из неё потекли капли крови. Бандит ахнул и дёрнулся, но Валера схватил его за волосы и снова прорычал в лицо:

– Говори, мразь!

– Да, похуй, режь, она всё равно скоро сдохнет, а тебя найдут, ты не жилец… – злорадно рассмеялся бандит, и Валера со всего маху ударил его рукояткой ножа по голове. Бандит мешком повалился на землю.

Время быстро уходило, и Медведь это понимал. Рана болезненно пульсировала и кровоточила, а это значит, что скоро он будет терять силы, а ещё нужно разобраться с этими тремя. Приняв для себя решение, Валера встал и вырубил второго бандита. Сплюнув рядом с ним, он повернулся к Карату:

– Держи его, пока я этих связываю.

Валера скинул тяжёлый рюкзак, достал из него верёвку, разрезал на несколько частей и стал связывать двоих мужиков в бессознательном состоянии.

– Ты пожалеешь! Мы найдём тебя, мужик… – третий с опаской, но всё же выкрикнул угрозу.

– Сомневаюсь.

Валера подтянул связанных бандитов к дереву и подошёл к третьему. Чтобы не слушать ещё угрозы, а также пресечь возможные попытки нападения, Валера, как и остальных, вырубил его одним ударом кулака.

– Ну и тяжёлые, падлы.

Крепко привязав всех троих к дереву, Валера посмотрел на пса, который стоял рядом с женщиной и обнюхивал её.

– Да уж.

Почесав затылок и присев рядом с ней, он снова воспользовался своим армейским ножом, разрезал путы на её руках и ногах. Мастиф стоял рядом и вилял хвостом.

– Чего радуешься? Не тебе её тащить ещё полтора километра.

Валера потрепал женщину за плечо в попытке привести её в чувство, но та была в глубоком обмороке.

– Зашибись, приехали. Жаль, Карат, что рюкзак на тебя не повесишь, может, понесешь в зубах?

Пёс склонил голову набок, а потом фыркнув, отошёл на два шага.

– Друг называется. Ладно, сам так сам.

Валера снова закинул тяжёлый рюкзак, морщась от боли, присел и заведя одну руку под голову женщины, а вторую под её ноги, приподнял и стал с ней вставать.

– Эй, а она не такая и тяжёлая. Может, закинем её тебе на спину?

Мастиф вильнул хвостом и повернулся в ту сторону, куда лежал их путь. Валера усмехнулся.

– Нет, так нет. Пошли, но будь рядом, мало ли.

Валера отошёл от того места на несколько шагов и обернулся, запоминая приметы, решив для себя, что как только отнесет спасенную им женщину, обязательно вернётся. Трое под деревом, надёжно связанные, так и сидели в том положении, в котором он их оставил, а их головы были опущены вниз. Кивнув головой, больше для себя, Валера пошёл вслед за Каратом, прекрасно ориентируясь в темноте.

До его дома оставалось всего ничего, но он стал уставать. Хоть женщина и не была тяжёлой, но сейчас ему казалось, что она весит центнер, а раненая рука просто отваливалась.

Всё это время, что он нёс девушку, та так ни разу и не пришла в сознание, а её дыхание было настолько тихим, что ему периодически казалось, что она уже откинулась, и он тащит труп к себе домой.

Он не жалело своём поступке, зная, что потом его гребаная совесть съест его с потрохами. Но теперь, подходя к своему убежищу, он хотел понять, во что вляпался. И пока барышня не придёт в себя, он так и будет ломать голову.

Карат убежал вперёд и скрылся из вида за небольшим кустом. Ещё каких-то триста метров, и он будет дома, но их ещё нужно пройти. Рюкзак давил на плечи, спину ломило, а правая рука совсем онемела, и это никак его не радовало.

– Давай, Давыдов, вспомни Дагестан и ваш трёхдневный переход по перевалу, тогда было ещё хуже.

Память невольно вернула его в то время, когда он думал, что всё, это его последнее задание и живым он уже не вернётся. Их окружили боевики в одном из ущелий, несколько подразделений, участвующих в этой операции, сильно поредели. Валера был командиром и, спустя шесть часов тяжёлого боя, они смогли откинуть нападающих, и он принял решение, что надо выбираться.

Тогда капитан Давыдов вышел на связь со штабом, и ему дали координаты точки эвакуации. Они шли до места эвакуации почти три дня, неся раненых, пару раз нарываясь на засады и снова теряя бойцов. И лишь, когда оставалось совсем немного, к ним навстречу вышли войска из регулярной армии, прикрывая их тыл. В той провальной операции Давыдов был дважды ранен в плечо и левую ногу, но то ли адреналин, то ли желание жить не дали ему тогда расслабиться, и он довёл большую часть бойцов.

Валера тряхнул головой и пошёл дальше, сильнее стискивая зубы, стараясь не думать о пульсирующей боли. Карат вернулся и, виляя хвостом, ухватил за штанину, потянул к дому, крышу которого уже было видно с этого места.

– Парень, ты чего…ты это, прекращай! Я так упасть же могу.

Валера усмехнулся, а пес отпустил и снова убежал вперёд. А когда Валера подошел ближе к дому, то сразу понял, кому так радовался Карат.

– Очень вовремя.

Медведь ускорил шаг и через минуту подходил к другу.

– Медведь, я прие… Ого!

– Не стой столбом, Серый! Открывай ворота, ключ в кармане.

3 глава

Сергей несколько секунд смотрел в серьезное лицо друга, а потом быстро полез в нагрудный карман куртки Медведя и достал ключи. Нажав на кнопку сигнализации, он отключил её, открыл ворота и пропустил друга с девушкой и Карата.

– Медведь, что происходит?

– Открывай дом, руку совсем не чувствую.

Сергей быстро опередил его, практически, запрыгнул на веранду и отворил дверь, пропуская друга и включая свет. Валера отнес девушку в гостиную и почти уронил на диван. Она так и не пришла в себя.

– Серый, ты не представляешь, как я сейчас тебе рад.

Валера скинул рюкзак и морщась стал стаскивать куртку.

– Охренеть, ты ранен?

– Да, есть немного… Один козлорылый мудень напал со спины.

Валера высвободил здоровую руку, а потом потянулся, чтобы аккуратно стянуть рукав с больной, но боль пронзила всю правую сторону и с пальцев закапала кровь прямо на ковёр.

– Дрянство…

– Так, тормози. Давай я сниму и заодно посмотрю, что там у тебя.

Медведь кивнул и отдал себя в опытные руки друга, ощущая, как пальцам возвращается чувствительность.

– Порез глубокий, надо обработать и зашить.

– Давай, только по-быстрому. Мне надо вернуться.

– Может, тогда расскажешь всё, пока я тебя штопаю?

– По ходу я вляпался в какое-то дерьмо, а в какое, ещё не знаю. -Валера кивнул головой на диван и лежащую на нем девушку.

– Ты это… Подожди со мной. Осмотри её, они знатно её поколотили.

Валера отнял руку и опустился в кресло, а Сергей присел рядом с женщиной и проверив пульс, стал ощупывать руки и ноги на наличие ушибов и переломов.

– У неё коленная чашечка выбита, но вставить можно… Гематомы на руках, а так конечности целы. Надо бы её привести в себя и проверить ребра.

Валера отрицательно покачал головой.

– Позже, давай зашивай, и я пошёл, а ты ей займешься.

Сергей прошёл на кухню и через минуту вернулся с водой в миске, чистым полотенцем и аптечкой.

– Рассказывай.

– Руки помыл хоть?

– Очень смешно. Я жду.

Валера поморщился, зная, что дальше будет ещё больнее, и стал рассказывать, чтобы отвлечься от неприятного процесса.

– Был на охоте, кстати, удачно с Каратом погуляли, только хряк ушёл, ну и ладно, три тушки жирненьких зайцев лежат в рюкзаке.

Сергей улыбнулся и кивнул.

– Вот, мы уже возвращались, как в километре от дома услышали голоса, пошли туда. А когда я увидел открывшуюся картину, то, Серый, реально офигел. Двое молодчиков пытались что-то у неё узнать…

Валера кивнул на диван и скривился, когда друг сделал первый стежок.

– …и я не выдержал, когда дело дошло до рукоприкладства.

– Кто-то из них тебя?

– Нет, с ними я быстро справился. Третий был, падла вонючая, зашёл со спины с ножом, еле увернулся. Карат его обезвредил.

– Они живы?

Сергей заканчивал, затянул узел и стал заклеивать пластырем.

– Живы, двоих ранил в ногу и, всех вырубив, надежно привязал к дереву. А её принёс сюда. Ты закончил?

– Да.

Валера внимательно осмотрел дело рук личного хирурга и довольно повёл рукой.

– Золотые у тебя руки, всегда это говорил.

– Давай антибиотик вколю.

– Потом или я сам позже.

Валера встал и стал натягивать обратно куртку, а Сергей, убирая инструменты обратно, с удивлением следил за ним.

– Ты куда?

– Обратно. Надо что-то с этими делать.

– Тормози, давай полицию вызовем.

– Серый, ты на вид умный мужик, но сейчас вроде совсем не соображаешь. Я фиг знаю, кто они, это раз. Не знаю, кто она, это два. Да и стрелял в них из ружья. Как бы меня самого не повязали.

– Один не пойдёшь, я с тобой.

– Эээ, нет, Соловьёв! Чтобы мне потом твоя Кнопка голову оторвала?

– А если не пойду, то она мне оторвет причиндалы, что одного отпустил, да ещё и раненого. Я иду с тобой, и точка.

 

Медведь серьёзно посмотрел на друга и, видя его решимость, почесал затылок, а потом кивнул в согласии.

– А с ней что делать?

Сергей посмотрел на девушку и улыбнулся пришедшей идее.

– Оставим с ней Карата.

– Неплохо.

– Дай мне свой обрез.

Валера пошёл в свою комнату и, достав из сейфа обрез ружья, вернулся с ним в гостиную.

– Идём. Только возьми на всякий случай аптечку, как бы они там не посдыхали от потери крови.

– Так и хотел.

Валера подошел к дивану и с беспокойством посмотрел на спасенную девушку, которая всё так же лежала без чувств. Он присел на корточки и дал себе ровно тридцать секунд, чтобы её хорошенько рассмотреть, ну мало ли что может сейчас случиться.

Тёмные, вроде каштанового цвета волосы, светлая кожа, губы… тут Валера слегка подвис, остановив взгляд на нижней, которая была чуть мягче и пухлее верхней. Потом он посмотрел на тонкую шею, и увидел тоненькую цепочку. Не удержавшись, Валера поддел пальцем цепочку и вытащил небольшой кулон с буквой Т и маленьким драгоценным камешком. Руки девушки, как и лицо, были практически полностью покрыты гематомами. Валера нахмурился.

– Чего застыл? Пошли, время идет, а на дворе ночь.

Валера встряхнулся от голоса друга и, кинув последний взгляд на девушку, стал вставать. Про себя он гадал, сколько ей лет.

– Да, потопали.

Медведь подошёл к входной двери и свистнул пса, тот через секунду появился на пороге.

– Слушай меня внимательно. – Валера нагнулся к мастифу и взял его морду в руки.

К ним подошел Сергей и скрестил руки на груди, обрез висел за спиной.

– Будешь дома, возле этой дамочки. Никого не впускай и никого не выпускай, только не пугай её.

Карат попытался лизнуть хозяина, но Валера с улыбкой отвернулся:

– Не балуй! Мы быстро.

– Всегда поражался, как он тебя понимает.

Сергей погладил Карата и вышел вслед за другом, который на ключ закрыл дверь дома.

– Показывай дорогу, я сразу за тобой.

Валера кивнул и уверенным шагом направился к лесу, доставая из куртки прихваченный фонарь.

– Идти то всего ничего, а пока нëс, казалось, что несколько километров.

– Стареешь.

Сергей усмехнулся и хлопнул друга по правому плечу, от чего тот слегка поморщился.

– Ты это, давай полегче.

– Прости.

Пока шли, Валера описывал местность и то как связал этих братков, друг слушал и кивал.

– Машину видел?

– Нет, но, думаю, она неподалёку была…

Валера махнул в сторону рукой, где пролегала поселковая дорога.

– Есть догадки?

Медведь почесал бороду.

– Хрен знает, но они явно что-то от неё хотели узнать, а потом убить… ублюдки.

– Значит, надо узнать у них.

– Ха, пытался… Ножичком своим одному царапину оставил, но нас прервали.

Они уже подходили к месту, вокруг была кромешная тьма, только ночная жизнь леса бурлила различными звуками. Валера навёл свой фонарь на то дерево, к которому привязал бандитов, и каково было его удивление, когда там никого не оказалось.

– Сука! Да как так?

Валера обошёл место, внимательно осматривая остатки от разрезанной верёвки и множества отпечатков мужских ботинок.

– Бля… Я же на свой фирменный узел… По несколько раз!

Валера со всей силы пнул камень и ещё смачнее выматерился.

– Всё? Полегчало?

– Немного.

– Пойдём к дороге, может, что найдём.

Они пошли по следам отпечатков ног и дорожек крови. Видно было, что бандиты передвигались с трудом и их явно было не трое.

– Чёрт, был четвёртый. Как я об этом не подумал?

Валера явно расстроился и бурчал себе под нос, как он мог так облажаться.

– Медведь, угомонись. Ты не о том думал тогда.

– Ты прав, либо старею, либо теряю хватку.

Они вышли к дороге и увидели только следы от шин и несколько капель крови.

– Да, плохо.

– Знаю. Надо возвращаться.

Медведь сплюнул на землю и развернулся в обратную сторону. Всю дорогу до дома они шли в полном молчании. Медведь думал о своём промахе, а Сергей о том, что делать дальше.

– Я вот что подумал, – привлек внимание друг. – Давай отвезем девушку в больницу, и там я смогу её хорошо осмотреть.

Валера лишь отрицательно махнул головой.

– Нет. Прости, но пока я не узнаю, во что ввязался, она останется здесь.

– Не дури.

– Ты сам сказал, что явных повреждений нет. Сейчас придём, если не очнулась, тогда очухаем и уже основательно осмотришь. А потом и решим.

Сергей немного сбавил шаг, понимая, что тон друга говорит о его решимости, а значит, зная Медведя, смысла с ним спорить нет. Сергей провел рукой по волосам и для себя кивнул.

– Ладно, твоя взяла.

Подойдя к своему дому, Валера уже хотел отключить сигнализацию и открыть ворота, когда с конца улицы замаячили фары машины, и он замер.

– Кто это?

– Не знаю, пошли.

Они отошли за большое дерево и встали за ним. Джип медленно ехал по дороге, притормаживая возле каждого двора, а потом двигался дальше. Подъехав к воротам дома Медведя, джип остановился и из него вышел крупный мужик в чёрной кожанке, несколько раз дёрнул за ручку, а потом попытался запрыгнуть на забор и посмотреть во двор, но не смог дотянуться.

– Тише, расслабься, сейчас уедут, – прошептал Сергей, видя, как подобрался Валера и вскинул ружьё.

– Посмотрим, – также тихо прорычал он.

Вскоре мужик сел в джип, и тот снова медленно тронулся с места и через минуту скрылся за поворотом в глубь посёлка.

– Ищут уже.

– Тогда тем более надо уезжать.

– Да хрен им. Я свое не брошу.

Они вышли из укрытия, Валера проделал все манипуляции, и они вошли во двор, а потом сразу и в дом. От картины, открывшейся перед ними, оба остановились как вкопанные.

Карат сидел возле девушки, положив одну лапу ей на колени, а голову на лапу, практически мурча, как кошка, от ласковых поглаживаний женской руки. Девушка сидела на диване, гладила пса и шептала ему что-то ласковое. Когда вошли мужчины, она замерла, так как пес оторвал свою голову и повернулся на вошедших.