Свой замок

Tekst
7
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 6

Ларинэ. Темная эльфийка

Легенду о том, как появились пустынные земли, я Ва’Диму рассказала. И ведь понимала, что придется через эти пустыни идти, назад лучше не возвращаться. Особенно пешком и почти без оружия. При такой большой облаве, которая была на нас устроена, не могло быть, чтоб там никого не осталось.

И что вообще я знала о покинутых землях, кроме легенд о яйце дракона?

По официальной версии, опустошены и покинуты эти территории были еще в эпоху Великих Войн, причем не за один раз, а поэтапно, во время каждой из таких войн по кусочку. Но в наши дни вообще почти все принято валить на те войны, как будто без них ничего глобального в мире не случалось. Нередко приписывают даже то, что произошло намного позже, и уж тем более то, что случилось еще до них. И большинство людей, с их короткой жизнью и почти такой же короткой памятью, в это верит. Мы, эльфы, нет. У нас еще есть живые свидетели тех времен. На этот раз все действительно произошло именно в ту эпоху и в соответствии с официальной версией.

Покинуты эти земли, правда, не совсем или, вернее, не до конца. Конечно же, и тут кто-то живет. И совсем не нечисть, хотя и она тоже попадается, есть тут и свои проклятые земли, но намного меньших размеров, чем наше княжество. Люди, орки, коротышки-гномы, а возможно, и настоящие гномы тоже, дикие эльфы. Да мало ли кто еще? Вон, даже драконы имеются. Хотя вообще-то мало. Территории в основном собой представляют именно пустыни и полупустыни, а значит, многих прокормить просто не могут.

– Так какой дорогой пойдем дальше? – вывел меня из задумчивости человек.

Светлая тоже на меня посмотрела. Будто раз мой лес отсюда самый близкий, то я и должна знать, что тут да как. В теории так оно и есть, а на практике мои знания местной географии в частности и мира вообще почерпнуты из таких же книг, что и у Эледриэль. А вопрос с каждым днем становился все более актуальным, так как до этого мы особых планов не строили, а хотели просто отойти от того места, где попали в засаду.

– Назад, на восток, нам нельзя, – начала перечислять я.

С этим все согласились. Оно и понятно, самая большая опасность именно там.

– На юге моря, и было бы удобно нанять корабль, на котором можно доплыть если не до дома, то достаточно близко. Но, учитывая последние события, туда тоже лучше не соваться.

– Да, южных морей с нас еще надолго хватит, – сказал Ва’Дим. – И далековато до них, насколько я знаю.

– Вообще-то не очень, – ответила я. – Начать плавание можно и в заливе, на берегах которого Первый Лес темных стоит…

– В любом случае не стоит туда возвращаться, – вмешалась светлая.

– На севере тоже есть моря, – продолжила я, – и по ним также можно доплыть почти в те места, куда нам нужно, только с другой стороны, но путь туда преграждают довольно высокие горы, и их в любом случае придется обходить. Но это значительно дальше на западе, и уже там придется искать выход к морю.

– Тогда туда и пойдем, – подытожил Ва’Дим.

Светлая тоже согласилась. А у меня возникло ощущение, что человек хотя и не стал спорить со мной, но на самом деле на север, к себе на родину, не очень-то и хочет. Еще осталось неозвученным западное направление, но оно ничего принципиально не меняло. После долгого путешествия через пустыни можно было выйти к морю, а потом выбирать, куда плыть, на юг или на север.

Дим. Попаданец

Очередные попавшиеся нам уже после встречи с драконом кусты были все в паутине. Судя по количеству и плотности плетения, сами пауки должны были быть огромными. Не меньше чем с кулак размером. А вот и нет, оказались всего с ноготь, зато очень много. Мне наличие таких соседей по понятным причинам не понравилось, зато эльфийки чуть ли не пришли в восторг. Не замечал раньше за ними такой любви к паукообразным, хотя нужно признать, что страха или брезгливости, присущих многим женщинам, они тоже по этому поводу никогда не испытывали. Но выяснилось, что моих длинноухих жен интересуют вовсе не пауки, а паутина сама по себе. Вот ее-то ушастые аккуратненько собрали, разогнав обитателей.

Немного магии, и мы стали счастливыми обладателями куска тончайшего шелка. Вот только был он слишком уж маленьким, и теперь предстояло решить, что же из него сшить? Я голосовал за рюкзак, так как на штаны все равно маловато, а корзины, сплетенные эльфийками, уже порядком надоело таскать в руках. Но был откровенно не понят своими женами, и весь шелк ушел ушастым на белье. Так что формально с голым задом, пусть и прикрытым мифриловой кольчугой, из всей нашей компании остался только я один.

Как рассказала Лара, у них из Первого Леса совсем недавно, лет сто назад, сюда ходила группа эльфов. Зачем – темная и сама объяснить не смогла, история была довольно туманная, но зато информацию о самих территориях эти путешественники принесли точную, даже подробнейший отчет написали, в котором было все, кроме цели и результатов визита. Никакой центральной власти тут нет, не центральной, впрочем, тоже, но люди живут. С нелюдями аналогично.

Время от времени нам попадались маленькие деревеньки, обнесенные частоколами, а то и каменными стенами. Такие населенные пункты мы старались обходить по широкой дуге, потому как с торговлей там туго, а у нас все равно денег нет. Не рассчитывать же на наличие гномьего банка в такой дыре? Нет, купить продуктов тут, конечно, можно, но деньги имеют совершенно другую цену. Если в обжитых, пусть и глухих, местах чем дальше от местных центров цивилизации, тем выше покупательная способность монеты за простой натуральный продукт местного производства, то тут как бы и наоборот. Медную монету так вообще за деньги не признают. А серебром и золотом расплачиваться за чахлые местные овощи дороговато будет. Хотя такая система как раз вполне понятна: если тратить деньги негде, то зачем они тогда вообще нужны? Ну а копить на всякий случай ту же медь вообще неинтересно.

Так что останавливаться в таких местах мы не стремились, тем более выглядели сейчас не самым лучшим образом, прямо голодранцы, одетые в мифрил. Даже очень честного человека можно ввести в соблазн. Да и населена такая деревенька может быть кем угодно, теми же орками, например. Но что интересно, жители таких мест, как люди, так и нелюди, без серьезных причин ограбить или убить одинокого путника не стремятся. Как, впрочем, и общаться с таковым. Бандиты и прочие отходы общества, бегущие от властей и соседей в покинутые земли, предпочитают селиться как раз на самых окраинах, чтоб иметь возможность продолжать свою деятельность и тут. А те, кто забирается поглубже, этим обычно не промышляют или долго не живут, нарвавшись на добычу, которая оказывается не по зубам. Так что если никого не провоцировать, то можно путешествовать без лишних приключений.

Очередной населенный пункт, встретившийся нам на пути, стоял на довольно крутом холме. Как и все в этой местности, был окружен частоколом, бревна для которого, судя по всему, пришлось тащить издалека, так как в пределах видимости никакого леса не наблюдалось. Тут нам настоящий лес вообще пока не встречался, все больше кустарники и отдельные деревья. Вокруг холма имелись какие-то поля и огороды. Неудобно, наверное, каждый раз туда-сюда спускаться-подниматься, но безопасность явно важнее.

Ситуация оказалась для нас не самой приятной. Скоро вечер, а останавливаться в деревне на ночлег категорически не хотелось, да и не пустят нас, скорей всего. А если пустят, то вообще подозрительно и лучше не принимать таких щедрых предложений. Ночевать невдалеке от них в чистом поле – тоже не самая хорошая идея. Еще заподозрят, что овощи в огородах воруем. Да и самым удобным местом тут как раз и был уже занятый деревней холм, а все остальные строго наоборот.

– Там никого нет, – вдруг сказала Лара.

– Точно нет, – подтвердила Эль, просканировав магией холм вслед за темной.

Решили подойти поближе. Частокол уже не выглядел таким надежным, как издалека, было видно, что, хотя он все еще крепкий, за ним не присматривают, и рано или поздно время возьмет свое. В любом случае ворота все равно закрыты. Эльфийки повторно проверили населенный пункт магией и опять не обнаружили там ничего живого. Немертвого тоже. Темная легко запрыгнула на совсем не низкий частокол с луком наготове и заглянула вовнутрь.

– Никого нет, – подтвердила она.

Эль залезла следом, взяла у Лары лук и приготовилась ее прикрывать. Да, раньше они свои луки друг другу никогда не давали. Меня как-то поделили, а луки нет. Тем временем темная с мечом в руках прыгнула вовнутрь. Я сам стоял с магобластером наготове, собираясь в случае чего просто прожечь ворота. Но не понадобилось, через несколько минут Лара их открыла изнутри.

Во всяком случае, попыталась. Их давно уже никто не трогал, и створки основательно заросли. Кое-как сдвинули одну из них до образования узкой щели, в которую я смог протиснуться, уж лучше бы тоже через забор полез, как ушастые. Осмотрелись все вместе. В деревне явно был бой, но очень давно, как минимум в прошлом сезоне. Кто с кем дрался, непонятно – все свободное пространство заросло травой, и из нее местами выглядывали белые кости и истлевшие остатки одежды. Ни те ни другие ничего нам не могли рассказать. Было такое впечатление, что жители сами поубивали друг друга. Единственные ворота надежно закрыты, и если нападавшие могли проникнуть вовнутрь через частокол, то с какой им стати и уходить тем же путем?

– Не на крыльях же они прилетели? – задал я последний вопрос уже вслух.

– Прилететь мог дракон, но это точно не его работа, – ответила Лара.

– А если прилетел в драконьем обличье, превратился в человека, всех поубивал мечом или каким другим оружием, перекинулся обратно в дракона и опять улетел? – с ходу выдал я теорию возможного развития событий.

Однако ушастые посмотрели на меня как на идиота. Я и сам, даже не будучи специалистом по драконам, понимал, что ничего подобного ни одной рептилии не пришло бы в голову, но теоретически-то в моем предположении не было ничего невозможного. Так им и сказал.

 

– Логика – великая сила! С ее помощью объяснить можно практически все, что угодно.

Оспорить меня эльфийки не смогли, хотя подозреваю, что и не собирались. В любом случае ничего не понятно было не только нам с Эль, но и Ларе, которая как бы и специалист во всем, что связано с военным делом. Отсюда и глупые теории.

В двух десятках домишек никаких костей мы не нашли, а вот в сараях, наоборот, имелись останки павшей скотины, за которой некому было ухаживать или хотя бы отпустить на волю. Единственный вывод, какой нам удалось сделать, что это были не вампиры, хотя как раз их-то мы и не боялись. Все равно решили заночевать в деревеньке, предположив, что кто бы ни был виновен в этих событиях, его давно тут нет. Частокол являлся хоть какой-то защитой на ночь, да и крыша над головой – тоже плюс. И колодец опять же, вернее, родник со свежей водой. Тому, что тут родники бьют на вершинах холмов или в городских дворах, я давно уже не удивлялся, такое чудо без труда мог сотворить любой не самый сильный маг земли или воды.

Утром начали сбор трофеев или, в данном случае уместнее сказать, археологические изыскания. Нашли немало одежды и одеял из шерсти и каких-то растительных волокон, нечто среднее между льном и коноплей, и еще всякой-разной нехитрой утвари. Все это было в плачевном состоянии, но обе эльфийки прекрасно владели бытовой магией, позволяющей восстановить и привести в порядок любую одежду, какой бы степени бомжеватости та ни достигла. И, что для меня немаловажно, обувь тоже – надоели уже мокасины, которые лишь символически защищали ноги.

Одежда, пусть и состоящая из простых, домотканых крестьянских вещей, имела для нас еще и то преимущество, что позволяла спрятать мифриловые кольчуги, а то, как только выйдем в более населенные земли, придется отбиваться ото всех, кто вздумает положить на них глаз. Того, что в таких грубоватых одеяниях в основном серых и грязно-коричневых расцветок мы и сами сойдем за крестьян, причем не по статусу хорошо вооруженных, совершенно не опасались. Эльфы в любых человеческих землях воспринимаются не иначе как аристократы, во что бы они ни были одеты. Ну а я с ними. Не иначе как шутки ради жены изобразили что-то вроде камуфляжного узора на моих штанах и куртке. Я не возражал, уже давно привык.

Также было немало оружия, но у нас и своего хватало, да и качество того, чем обладали местные, заставляло желать лучшего. В одном из домов я нашел лук. Понятно, что совсем не эльфийский, но все же. Думал обрадовать Эль, но не получилось.

– Палка с веревкой! И это самая лестная характеристика, – заявила она.

– Может, хоть на первое время сойдет? – предположил я. – Всяко лучше, чем совсем ничего.

Но Эль была непреклонна:

– Нет! Уж лучше я сама что-нибудь выстрогаю, как только найдем подходящее дерево.

А вот Лара находке обрадовалась, так как кроме лука там еще и стрелы были. Их темная забраковала, как и светлая до этого сам лук, а вот наконечники поснимала. Грубые, кованные из простого железа, но все равно наконечники. Правда, пожалела, что мало.

– Так тут металл еще есть, почему бы не разогреть его с помощью той же боевой магии и потом придать нужную форму? – предложил я.

Но Ларе, как ни странно, такая идея совершенно не понравилась.

– Я что, похожа на гнома? – явно обиженно спросила она.

– Нет, совершенно не похожа, – на всякий случай начал оправдываться я. – И даже совсем без бороды. И вообще, вся такая красивая, ушастая, большеглазая, а также приятная на ощупь, в некоторых местах даже очень. А в чем, собственно, дело?

– Только гномьи маги умеют размягчать металлы с помощью заклинаний и потом лепить из них, как из глины.

– Полезное умение, – начал я, но, поймав красноречивый взгляд темной, тут же добавил: – Все, молчу, молчу! И вообще ты у меня самая лучшая и с любой проблемой справишься без дешевых гномьих фокусов.

А я все равно уверен, что это умение гномьих магов очень полезное. И Лара наверняка о моих таких мыслях подозревала, но больше спорить не стала. А ведь с мифрилом у них подобные фокусы прекрасно получались и почему-то вовсе не считались гномьими. Зато оказалось, что и темная кое-что может. Например, работать миноискателем. Прошла по всем домам и показала мне места, где нужно копать. Соотношение меди и серебра в тайниках было совсем не таким, как везде. На одиннадцать серебряных монет нашлось всего три медяка. Как и рассказывала Лара, медь здесь не в цене.

В общем, прибарахлились мы тут вполне прилично, насколько это вообще было возможно в нищей деревеньке у черта на рогах, главной ценностью в которой был частокол, который, в свою очередь, так и не смог защитить жителей от неведомой опасности.

Пока договорились провести тут весь день и еще одну ночь. Отдохнуть от монотонного путешествия. Я вспомнил детство и решил поработать на местной кузнице или, вернее, в том сарае, который ее тут заменял.

Нет, родственников-кузнецов у меня не было, и кузниц в детстве посещать не доводилось, воспоминания были несколько иные. После того как в очередной раз по телику показали фильм то ли про индейцев, то ли про Робин Гуда, неважно, и все мальчишки во дворе изготовили себе луки, я надумал быть оригинальным. Вместо того чтоб, как все, прикручивать к стрелам проволокой гвозди в качестве наконечников, залез к отцу в мастерскую, нарезал ножницами по металлу из листовой латуни треугольников и свернул их в конусообразные кулечки. Наконечники получились убойными, даже слишком. Никто в тот раз не пострадал только потому, что отец обнаружил это изобретение уже на следующий день, конфисковал весь арсенал и посадил меня под домашний арест.

Вот и теперь я решил сделать нечто подобное. Расковал до состояния, близкого к листовому, какой-то медный котел, нарубил из него мифриловым мечом металлических треугольников (эльфийки аж шипели от такого варварского использования благородного оружия) и изготовил наконечники. Не шедевр кузнечного искусства, но за неимением лучшего сойдет. Длинноухие высказали все, что думают о таких наконечниках, однако все до единого забрали.

Какое-то время шли по настоящей пустыне, поэтому мираж, превратившийся в оазис, нас обрадовал. Это был самый что ни на есть классический оазис в песках, с той лишь разницей, что вместо пальм, или что обычно растет в таких местах, тут стояли куда более привычные деревья. И еще не было ни людей, ни других разумных, что тоже странно, ведь в покинутых землях поселения тоже встречаются, а тут такое удобное место. Единственное удобное на довольно значительной площади. Отсутствие как самого населенного пункта, так и следов такого, существовавшего ранее, наводило на подозрения. Поэтому эльфийки обследовали всю территорию оазиса в магическом плане самым тщательнейшим образом, однако ничего угрожающего не нашли.

В центре был родник, питающий небольшое озеро, которое и поддерживало жизнь вокруг себя. Эль сказала, что этот родничок не единственный, остальные находятся под водой. На озере, богатом рыбой, водилась и птица, в лесу вокруг – мелкая дичь, а сам лес был смешанным, с ягодниками и орешниками. Действительно, райский уголок, в котором стоит остановиться на отдых. Тем более что никакой опасности не наблюдалось. Первым делом искупались в озере.

– Жаль, что фотоаппарат расплавился, – пожаловался я эльфийкам, – тут такую фотосессию устроить можно, и, что немаловажно, никто не помешает.

– Мы и без твоего артефакта можем потом все нарисовать, – успокоила меня Эль.

– Даже лучше, чем на самом деле, – добавила Лара.

Действительно, могут, была возможность убедиться. Но я все равно воспользовался случаем, чтоб сказать комплимент, так как это дело лишним не бывает. Как правильно кто-то заметил: «Говорить комплименты женщине до того, как на ней жениться, – право мужчины, а говорить их ей после свадьбы – его обязанность».

– Лучше, чем на самом деле, невозможно, потому как вы у меня два самых красивых ушастых чуда, какие только бывают.

Оспаривать мое такое заявление длинноухие не собирались.

В оазисе мы отдыхали неделю. И не только отдыхали, еще и едой запаслись: птица, рыба, кролики, кое-какие ягоды и орехи, плюс всякие травки в качестве приправ. Хорошая все-таки штука эта магия, позволяет консервировать мясо, и не только его, хоть свежим, хоть жареным, и причем без консервных банок, автоклавов и прочих достижений технической мысли. Долго потом все это не портится. Ушастые еще нормальных корзин наплели вместо уже у нас имеющихся, теперь сделав их в виде рюкзаков. В них было куда удобнее нести запасы. Еще Эль, наконец, выстрогала себе лук. Осталась недовольна, но в любом случае он получился намного лучше той палки с веревкой, которую я тогда нашел. О чем тоже не забыл сказать вслух и похвалить свою светлую жену.

Глава 7

Дим. Попаданец

Запастись продуктами в том оазисе оказалось хорошей идеей. Даже очень. Дальше довольно долго наш путь шел через пустыню, и охотиться было просто не на кого. С водой дело обстояло куда хуже – ее много не запасешь.

Эльфийки на всех привалах и ночлегах выстраивали какую-то магическую конструкцию, которая давала хоть и мало, буквально по капле, но все же воду. Непременным условием было наличие растений с длинной корневой системой. К счастью, в пустынях только такие и встречаются. Вода каждый раз получалась с разным привкусом, чаще всего горьковатым, иногда кислым, иной раз солоноватым, а пару раз даже со сладковатым. Все зависело от растений, у которых эльфийки ее выпрашивали (именно что выпрашивали, а не отнимали).

Последние несколько переходов вообще шли ночами, а днем отсыпались или просто отдыхали в найденной тени. Нужно было с самого начала так делать. Но постепенно пустыня стала переходить в степь. Теперь ушастым удавалось получать больше воды от растений, а потом нам даже попался первый настоящий источник.

Тогда мы снова перешли на нормальный режим дневных переходов, так как жара практически спала, как будто ее и не было вовсе. В этом мире климат вообще какой-то странный, не подчиняющийся синоптическим законам, имеющимся на Земле. Правда, у нас синоптик ошибается только один раз, но каждый день, а здесь их вообще нет, так как погоду предсказывают шаманы и маги, причем куда точней. Но дело не в этом, просто тут, в покинутых землях, любые климатические зоны могли чередоваться между собой чуть ли не в шахматном порядке. Разве что снежная тундра отсутствовала, но ее нам и не надо было совершенно. Вообще снег тут, можно сказать, в дефиците, он, по слухам, и у северных варваров далеко не каждую зиму выпадает и притом не везде. От Лары слышал, что в боевой магии есть заклинания с использованием мороза и льда, очень мощные, но сама она таковые творить не умела.

– Ты же боевой маг! – удивился я. – Причем, насколько мог понять, далеко не из последних.

– Ну и что? Именно этого не умею. И не только его.

– Почему-то думал, что умеешь все из арсенала боевой магии, только что-то лучше, а что-то хуже, в смысле, сильнее и слабее.

– Про лучше и хуже ты прав, – вмешалась в наш спор Эль. – А насчет всех заклинаний какого-то раздела магии – нет. Этим и архимаги похвастать не могут.

Вот так и заполнял пробелы в своих знаниях о мире и магии, время от времени делая глупые заявления и получая объяснения от жен. Все же лучше, чем попасть в подобное положение при разговоре с кем-нибудь посторонним.

В степи, по которой мы шли, жизнь била ключом, но только по сравнению с уже пройденной пустыней. А так та же пустыня, только без жары. Редкая, какая-то уставшая трава, такие же редкие животные, и уж точно – никаких стад травоядных от горизонта и до горизонта. Но в любом случае идти тут было намного легче. Вот так и шли.