Тайны не умирают

Tekst
1
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Посвящается Энн Вальрадт,

неподражаемому преподавателю писательского мастерства, моей наставнице и подруге, которая (крайне тактично) пролила свет на мои писательские недостатки и помогла мне их исправить.


Глава первая

Почему в доме погашен свет?

Эван, сидевший на пассажирском месте в приятельской «Хонде Аккорд», посмотрел на часы. Половина первого ночи. Маминой машины у дома не было. Наверное, она еще не вернулась из реанимации, где работала медсестрой. Пол, отчим Эвана, обычно оставлял для нее свет.

Но сейчас в доме царил мрак.

Все окна были черными. Даже фонарь у дорожки, ведущей к крыльцу не горел.

По спине Эвана пробежал холодок. Пульс подскочил. Выброс адреналина растормошил его не хуже банки «Ред Булла», хотя он был крайне измотан. Он не спал несколько дней – с последней навязанной судом встречи со своим настоящим – точнее, биологическим – отцом. Настоящий отец заботится о своем сыне. Чего никак нельзя было сказать о Кирке.

– Ты выходить собираешься? – осведомился Джейк с водительского сиденья и выдохнул струю дыма в открытое окно.

– Ага, – отозвался Эван и распахнул дверь. Порыв ветра едва не сорвал ее с петель. Ухватившись за ручку покрепче, он выбрался из машины. – Спасибо, что подвез.

– Ну, бывай, – взмахнув сигаретой, попрощался Джейк.

Эван захлопнул дверь. Джейк включил задний ход, отъехал от дома и унесся в ночь, оставив его в одиночестве.

Эван оглядел ночную улочку. На черном асфальте то тут, то там поблескивали золотистые круги фонарного света. Небо было плотно застлано тучами. Грозовой фронт двигался прямиком к северу Нью-Йорка, и воздух был точно пронизан электричеством. По прогнозу сегодня ожидалось усиление ветра и ливни, не исключались даже град и торнадо. Эван очень надеялся, что мамино дежурство вот-вот закончится и она успеет добраться до дома, пока стихия не разбушевалась.

Порыв горячего, влажного ветра взъерошил волосы у него на затылке. Ему вдруг показалось, что за ним наблюдают. Несмотря на июньскую духоту, его до самых костей прошиб леденящий холод. Взгляд упал на лобовое стекло темно-синего седана, припаркованного на противоположной стороне улицы. Но водительское кресло пустовало.

Нет, это просто глупая паранойя. Из-за недосыпа он ведет себя как дурак. Может, в доме выбило пробки – поэтому и света нет.

Он включил фонарик на телефоне, подошел к дому, поднялся на крыльцо, сунул ключ в замочную скважину, но не смог повернуть его. Дверь что, забыли запереть? Не может быть. Ему наверняка показалось. Пол ни за что не оставил бы дом открытым.

Эван стал торопливо подыскивать себе оправдания. Заходить в дом и встречаться с отчимом совершенно не хотелось. В конце концов, он вернулся на целых два с половиной часа позже, чем обещал, а днем умудрился поссориться с Полом и наговорить лишнего, да еще нагло проигнорировал взволнованные смс, которыми отчим его засыпал, когда Эван не вернулся домой вовремя.

Орать на него Пол, конечно, не станет. Он вообще мужик что надо. Но он непременно захочет обсудить отвратительное поведение Эвана и его истинные причины. Наказание и домашний арест Эвана не страшили, а вот осуждение отчима – очень.

Надо, наверное, поторопиться. Лучше, чтобы разговор закончился до маминого возвращения. Уж она-то, в отличие от Пола, закатит настоящую истерику, а этого Эвану совсем не хотелось. Он распахнул входную дверь и шагнул в дом.

А потом услышал чьи-то голоса. Звучали они приглушенно, – видимо, в дальнем углу работал телевизор. Значит, в доме точно вышибло пробки, ведь в «логово» отчима электричество поступало совсем из другой сети. Пару недель назад Пол сам показывал Эвану, как обращаться с электрощитком, висевшим в гараже.

Эван несмело направился прямо по коридору. Выходит, Пол решил его дождаться, несмотря на их сегодняшнюю ссору. Парню стало вдвойне стыдно.

И почему он вообще разрешил Кирку приехать?

Почему какой-то там судья, черт бы его побрал, заставляет Эвана проводить воскресные вечера с этим придурком?

Эван стиснул кулаки от злости.

Отец не только пробуждал в нем самые гадкие чувства, но и взращивал в его душе злобу и обиду. Каждый раз Кирк искусно забалтывал сына, надеясь переманить его на свою сторону и поквитаться с его матерью. В этом он был мастер. Каждый раз он находил способ зацепить Эвана.

И тот поддавался на его провокации, как полный идиот.

– Это из-за него вы переехали в такую глушь, где у тебя даже друзей нет, – как-то раз заявил Кирк. – Думаю, он положил глаз на твою маму, еще когда мы с ней были в браке. Нашел, кому сесть на шею. Он ведь уволился сразу же после свадьбы, так? Теперь-то он на всем готовеньком, славно устроился, что тут скажешь!

Кирк откровенно искажал факты. На самом деле, Пол оставил должность помощника шерифа несколько месяцев назад и взял на себя все домашние хлопоты – даже уборку, в отличие от Кирка, который домом никогда особенно не занимался. И все же Кирк продолжал бить сына по больному, пока не находил у Эвана ту душевную рану, что кровоточила сильнее всего. После этого Эван, вернувшись домой, обычно вымещал злость на Поле – а ведь ровно на это Кирк и рассчитывал. Эван с нетерпением ждал восемнадцатилетия – уж тогда-то он пошлет куда подальше и Кирка, и судью-недоумка.

– Глупые ошибки совершают все, – заметил Пол в их последнюю ссору. – Но важно признать их и извиниться.

И Эван твердо решил все исправить. Он ни за что не уподобится своему папаше.

Он направился к комнате Пола, замедлив шаг у двери, чтобы придумать, с чего же начать извинения. Но его мысли прервал громкий хлопок. Парень застыл как вкопанный. Что это?! Интуиция подсказывала, что выстрел, но разум твердил, что это совершенно исключено.

Он осторожно заглянул в комнату. Отчим распластался на полу. Вся футболка у него была красной от крови, которая пропитала и ковер под ним.

Как же много крови…

Эван ничего не чувствовал, даже ужаса. Он не понимал, что происходит, и не сводил глаз с лица Пола, искаженного болью и страхом.

Не стой как столб! Сделай что-нибудь! Помоги ему!

Стряхнув с себя оцепенение, Эван кинулся к отчиму. Пол заметил его, испуганно округлил глаза и едва заметно мотнул головой. А потом прошептал одними губами:

– Беги.

Но Эван не мог его бросить. Казалось, его ноги прилипли к ковру, завязли в нем, точно в трясине. Он ощущал полное бессилие. Пол перевел взгляд на кофейный столик, застеленный газетой, на которой лежал его пистолет и набор для чистки оружия. Рука Пола заскользила по ковру к столику, но тот был слишком далеко. Отчим попытался перекатиться поближе к пистолету, но стоило ему шевельнуться, как на ковер вновь полилась кровь. Он устало откинулся на спину.

И тут из полумрака вынырнул незнакомец и подошел к Полу. На нем был деловой костюм – явно не по размеру, – а в руке он сжимал пистолет. Когда он вскинул руку с оружием, полы пиджака приподнялись, и Эван увидел у него на ремне золотую пряжку. Кто это? Коп?! Он прицелился отчиму в лицо. Руки у незнакомца были затянуты в фиолетовые перчатки, очень похожие на те, в которых работала мама. От мысли о том, что будет дальше, парня охватила паника. Незнакомец снова выстрелит. И отчим умрет. Ноги у Пола дернулись, точно он собрался бежать. Он тоже прекрасно понимал, что с ним будет, но из-за тяжелейшего ранения оказался почти обездвижен.

А Эван? Что предпринял он?

Ничего. Трусливо застыл на месте, наблюдая за убийцей и дрожа от страха.

– Что вам от меня нужно? – еле слышно прошептал Пол.

– Чтобы ты сдох, – ответил незнакомец и нажал на курок. Эхо от выстрела разнеслось по комнате.

Эван подскочил. Сердце испуганно замерло. Паника сковала легкие, да так сильно, что он даже вздохнуть не мог. Ноги Пола застыли, и Эван безошибочно понял, что это конец.

Отчим мертв.

С губ Эвана сорвался какой-то жуткий, утробный, почти звериный всхлип – он даже не узнал своего голоса. Он стоял, не в силах отвести глаз от изуродованного тела, лежащего посреди комнаты.

Пол раскинулся на ковре, а тело его походило на остров, дрейфующий посреди кровавого озера.

Парень вдохнул. Приток кислорода вывел сердце из ступора, и оно вновь застучало в привычном ритме. Эван рефлекторно шагнул к отчиму, но разум тут же ударил по тормозам.

Ничего уже не поделать. Пол мертв. Убит незнакомцем с пистолетом в руке.

Нет. Не убит даже.

А казнен.

Незнакомец повернулся к парню и посмотрел на него. Ужас разлился по жилам Эвана, заструился по венам, точно ледяная вода. Желудок сжался в болезненном спазме. По рукам побежали мурашки. Парень покосился на черный ход – вторую дверь в дальнем конце комнаты, но та была надежно заперта. Опасаясь «домушников», Пол установил на ней вместо обычного засова – замок с ключом, когда они только сюда переехали. Но где ключ?

Эван кинулся в коридор – тем же путем, каким пришел. Страх, смешанный со злостью, подгонял его и безбожно путал мысли. Парень метнулся на кухню, но там поскользнулся на кафеле и влетел в сервант. Тарелки полетели на пол, разлетаясь на осколки. Со стены посыпались застекленные свадебные фотографии в рамках, разбиваясь от удара об пол. А сам Эван упал на пятую точку. Копчик заныл от столкновения с кафелем, а ноги на несколько секунд онемели.

– Где ты?! – спросил голос.

Торопливо вскочив, Эван кинулся к входной двери. Надо быстрее уносить из дома ноги. Он был одним из самых проворных игроков в своей хоккейной команде – как на льду, так и за его пределами. Только бы вырваться из этих стен – тогда его будет не догнать.

– От меня не уйдешь, – заверил голос. На этот раз он прозвучал где-то совсем рядом.

Пока Эван поднимался со скользкого пола, убийца пересек столовую и первым оказался у входной двери, опередив парня.

 

Эван замер, стараясь не выдать себя ни единым звуком. Но колени у него подрагивали, а неровное, сбивчивое дыхание эхом отдавалось в ушах. Он постарался дышать потише и помедленнее, чтобы убийца его не услышал.

Его ждет смерть. Незнакомец выстрелит ему в голову, как Полу.

Сердце испуганно заколотилось.

– Сдавайся. Я тебя, так и быть, пожалею – и твоя смерть будет быстрой, – заверил голос. Теперь он был еще ближе.

Эван попятился. Под ногой хрустнул осколок. По шее заструился пот. Он в ловушке. Надо скорее найти ключ от черного хода.

Он меня сцапает.

– Пойми одно: что бы ты ни делал и куда бы ни пошел, я тебя разыщу и убью, – сообщил незнакомец с тем же ледяным спокойствием, с каким пристрелил отчима.

В коридоре послышался слабый скрип половицы, и Эван едва не обмочился от страха. Он напряженно навострил уши, но звук затих. Тогда парень тихонько, на цыпочках зашагал к выходу в коридор, надеясь проскользнуть в комнату Пола.

Ему это удалось. Отчим невидящим взглядом смотрел в потолок. Захлебываясь соплями и слезами, Эван шагнул на окровавленный ковер, подошел к телу отчима и обыскал его карманы. Вот они, ключи! Эван выудил связку, крепко сжав ее в кулаке, чтобы металл не звякнул.

– Да где же ты? – с растущим нетерпением спросил голос. – Хватит время тянуть.

Эван осторожно приблизился к двери черного хода и принялся выискивать дрожащими пальцами нужный ключ, а, отыскав его, осторожно вставил в замочную скважину, придерживая остальные ключи, чтобы не шуметь. Замок поддался, но, когда парень приоткрыл дверь, петли тихонько заскрипели.

– Тебе крышка. От меня не скроешься, – заявил незнакомец, остановившись в дверном проеме кухни, и вскинул пистолет. – Прощайся с жизнью.

Эван распахнул дверь настежь. Послышался оглушительный выстрел, и на мгновение чуть ниже плеча вспыхнула боль. Он рефлекторно схватился за бицепс – на пальцах осталось что-то липкое и влажное. Рука онемела. Боли он больше не чувствовал.

– Даже не думай, что сможешь у кого-нибудь спрятаться, – выкрикнул в дверь незнакомец. – Я тебя разыщу. Я тебя выслежу.

Эван стремглав пересек задний дворик, перемахнул через забор и спрыгнул на землю.

Не бежит ли убийца следом?

Проверять это он не стал, чтобы не тратить время, и со всех ног бросился прочь, продираясь сквозь густой подлесок, точно испуганный олененок. В темноте он толком ничего перед собой не видел. Колючие ветви репейника цеплялись за ноги, мешая двигаться, а в какой-то момент он налетел на корягу и рухнул на колени, но боли опять не почувствовал и заставил себя подняться и продолжить путь.

Вскоре он выбежал на охотничью тропу, по которой они с Полом часто добирались к озеру. Этим же путем олени и другие лесные обитатели ходили на водопой. Здесь надоедливых зарослей уже не было, и Эван смог поднабрать скорость, хотя земля под ногами была на редкость неровной. Он дважды споткнулся, но сумел устоять на ногах. Он не знал, сколько уже бежит, но замедлить шаг позволил себе лишь тогда, когда легкие начало нестерпимо жечь от усталости. Казалось, они вот-вот взорвутся.

Движение приносило облегчение. Как всякому трусу, Эвану проще было сбежать, чем дать отпор.

Он остановился посреди тропы. Все кругом было объято мраком. Ветви тревожно зашелестели. Что это, ветер? Он внимательно оглядел лес, но небо было затянуто тяжелыми тучами, не пропускавшими лунного света. Эван напряг слух, но не услышал ничего подозрительного.

Он ощупал карманы. Телефон пропал.

Но какая разница? Кому бы он позвонил?

Копам?

Пол в прошлом служил в полиции и был человеком сноровистым, да и с оружием обращаться умел. И все же незнакомец его убил. Эвану вспомнилось, как блеснула пряжка у убийцы на ремне. Нет, полиция вряд ли его убережет.

Ведь убийца, судя по всему, коп.

И Эван без труда может его опознать. Маме звонить тоже не стоило. Она непременно попыталась бы защитить сына, подставив этим себя под удар. Рисковать ее жизнью он никак не мог. Надо было переждать в стороне.

Тропа вывела его на дорогу. Эван остановился и замер, глубоко дыша и прислушиваясь.

Но чужих шагов так и не услышал.

Парень задумался, не зная, что делать. Если он перейдет дорогу и продолжит идти по тропе, то в итоге придет к заброшенному туристическому лагерю. Они с Полом уже бывали в тех местах несколько недель назад. Он точно помнил, что видел в лагере несколько каноэ и каяков. Возможно, одна из лодок цела и удержится на плаву. А уж по воде он уплывет отсюда гораздо быстрее. Вот только куда?

С другой стороны, если пойти по дороге, то рано или поздно ему встретятся машины. Можно будет попросить помощи. Боль в плече ритмично пульсировала в такт стуку сердца – такая сильная, что его аж замутило. С раной надо что-то делать. Но кому можно довериться?

Послышался шум мотора. Стоило машине приблизиться, Эван сразу испуганно нырнул в лесную тень.

На дороге вспыхнул свет фар. Автомобиль приближался неспешно, точно водитель выискивал что-то.

Или кого-то.

Парень боялся пошевелиться. Привлекать внимание совсем не хотелось. Машина приблизилась настолько, что он разглядел, что это темный седан. Неужели тот самый, что стоял неподалеку от его дома? Сердце снова тревожно забилось, а когда седан затормозил, заметалось под ребрами, точно олененок, пытающийся устоять на ногах на обледенелой земле.

Эван услышал, как позади распахнулась и захлопнулась дверь машины. Его заметили. Он кинулся бежать, а в голове вновь пронеслись слова убийцы.

Я тебя выслежу.

Глава вторая

Морган Дейн разбудил телефонный звонок. Приподняв голову, она посмотрела на часы. 1:39. Ей, как адвокату, нередко звонили посреди ночи – людей арестовывают двадцать четыре часа в сутки. Но недавно в школе, где учились ее дети, разразилась эпидемия кишечного гриппа, и две ее старшие дочки заболели. Сегодня ночью девочки уснули впервые за несколько дней – от усталости и недосыпа голова у Морган была тяжелая, точно шар для боулинга.

Она потянулась к прикроватной тумбочке, где стоял на зарядке ее мобильник, телефон завибрировал с новой силой, и стало понятно, что шум доносится с противоположной стороны кровати, значит звонят вовсе не ей, а ее жениху, частному детективу Лансу Крюгеру.

Морган пихнула Ланса локтем и опустилась на подушку, но тот уже и так потянулся за телефоном. Свесив ноги с кровати, он сел на край матраса.

– Ланс Крюгер, – сказал он, взяв трубку, и сосредоточенно выпрямился. – А в 911 позвонила? Вызови их. Прямо сейчас. Я скоро буду.

Тревога в его голосе передалась и Морган. Она приподнялась на локте.

Ланс положил мобильник на прикроватную тумбочку, включил ночник и встал. Хлопковые пижамные штаны сползли на самые бедра. Французский бульдог по имени Соня поглубже зарылась под одеяло. Вторая собака, дворняжка по имени Молния, вкинула голову и навострила ушки.

Морган села на постели.

– Кто звонил?

– Тина, мать Эвана Мида, – сообщил Ланс по пути в ванную, прилегавшую к спальне. Он захватил с собой брюки, висевшие на спинке стула. – У тебя есть планы на утро?

– Ничего такого, что невозможно перенести, – отозвалась Морган, отбросив в сторону одеяло.

Ланс начал тренировать хоккейную команду трудных подростков ещё до того, как шальная пуля положила конец его полицейской карьере. После ухода из отделения Скарлет-Фоллз он продолжил заниматься с ребятами – это были не просто тренировки, Ланс опекал «проблемную молодежь». Морган брала на себя решение большинства юридических проблем, возникавших у его юных подопечных с тех пор, как они начали встречаться – минувшей осенью.

– У Эвана неприятности? – спросила Морган.

Ланс выскочил из ванной, застегивая на ходу ширинку на своих черных брюках карго. Волосы у него были светлыми и достаточно короткими – можно было их просто пригладить рукой.

– Так что случилось с Эваном? – переспросила Морган, предположив про себя, что парня, видимо, арестовали за какой-то дурацкий проступок – обычно именно по этой причине родители юных хоккеистов и звонили Лансу. Она метнулась в ванную, а спустя тридцать секунд уже распахнула дверцу шкафа, достала из него черные брюки и натянула их.

Ланс торопливо надел серую футболку. Этот намеренно неброский наряд удивительно шел к его высокой и мускулистой фигуре.

– Вернувшись домой с работы, Тина обнаружила Пола мертвым. Его застрелили. А Эван пропал.

– Пол мертв?! – в ужасе переспросила Морган. Ее пальцы на мгновенье замерли на ремне, который она в тот момент застегивала, но вскоре вновь пришли в движение. С новым мужем Тины она общалась всего несколько раз – на хоккейных матчах и когда Пол заезжал за Эваном на каток.

Ланс опустился на стул и начал обуваться.

– Да. Больше она ничего толком и не сказала. Когда я велел позвонить 911, она бросила трубку.

– Неужели она сразу этого не сделала? – спросила Морган, натянув белую хлопковую блузку, и сунула ноги в черные туфли на каблуке.

– Нет. Она была очень напугана, – отозвался Ланс, доставая пистолеты из сейфа, спрятанного в шкафу.

Найди Морган чей-нибудь труп, она первым делом вызвала бы полицию.

Он спрятал свой пистолет в кобуру, висевшую на поясе, и прикрыл ее рубашкой.

– Пойду заведу машину.

Морган взяла свой глок и последовала примеру Ланса, а потом вытащила из шкафа черный пиджак и схватила свою вместительную сумочку.

– Буду через минуту, – пообещала она Лансу.

Комната няни, которая жила в их доме, находилась чуть дальше по коридору – напротив детской спальни. Она тихонько постучала в дверь. Услышав в ответ сонное «да» Джанны, Морган сунула голову в комнату и сообщила ей о своих планах.

В попытках изолировать младшую из дочерей от вируса, Морган временно переселила трехлетнюю Софи в комнату к Джанне. Она устроила девочке уютную постель на надувном матрасе, но малышка перебралась на кровать к няне и заняла ее чуть ли не целиком. Даже странно, как такой худенький и маленький ребенок ухитрялся отвоевать себе столько пространства! Бедняжка Джанна ютилась на оставшихся сантиметрах двадцати.

Собаки юркнули в приоткрытую дверь, заскочили на кровать и довольно устроились у раскинутых ног Софи. Выслушав Морган, Джанна кивнула, перекатилась на бок и попыталась натянуть краешек одеяла себе на плечи, но девочка с собаками так его придавили, что у нее ничего не вышло.

Морган прикрыла дверь в спальню и заглянула к старшим дочкам. Пятилетняя Мия спала с кучей мягких игрушек, зажав подмышкой свою любимую плюшевую зебру. Шестилетняя Эйва, казалось, за всю ночь даже ни разу не шевельнулась. Одеяло укрывало ее так же опрятно, как и накануне вечером. Даже плюшевый мишка аккуратно выглядывал из-под ткани. Морган нежно поцеловала дочурок в лоб, проверяя температуру. У обеих жара уже не было. Ее вдруг накрыла волна нежности, и на глаза навернулись слезы, но она торопливо их смахнула. Ей определенно нужно выспаться.

Удостоверившись, что девочкам уже лучше, Морган торопливо прошла мимо раскуроченной и завешанной полиэтиленом кухни, в которой они еще не успели закончить ремонт. Она вышла на улицу, заперла дверь и нажала на брелоке кнопку, включив сигнализацию.

А потом поспешила к джипу. Теплый ветерок играл ее волосами. Воздух был тяжелым и влажным. Вдалеке угрожающе прогремел гром.

Ланс ждал ее на водительском месте. Морган села на пассажирское сиденье, пристегнула ремень безопасности, и машина отъехала от дома.

– Может, позвонишь Шарпу и расскажешь о случившемся? Как-никак, он тоже знал Пола и наверняка захочет помочь.

Частный детектив Линкольн Шарп, начальник Ланса, возглавлял собственное детективное агентство. Морган позвонила ему и изложила все сведения, которые были у них к этому часу. До открытия собственного агентства Линкольн Шарп добрую четверть века прослужил в полиции Скарлет-Фоллз в должности детектива. Пол Нокс же до ухода на пенсию служил помощником шерифа. В провинциальных городках полицейских часто не хватало, и потому правоохранители нередко объединялись, так что Полу с Шарпом не раз доводилось сотрудничать.

Выслушав новость, Шарп бросил короткое:

– Уже еду, – и отключился.

Морган положила телефон на колени. На темной, узкой дороге, по которой они с Лансом ехали, больше не было ни души.

– Поверить не могу, что Пола убили, – сказал Ланс, не обратив никакого внимания на знак «стоп», мелькнувший за окном.

– Это ужасно, – отозвалась Морган. Ей вдруг стало страшно за пропавшего подростка – как мать троих детей, она не могла думать ни о чем другом. – Бедный Эван…

– Трудно предугадать его реакцию. Он славный малый, но и так уже натерпелся всякого… Несколько лет назад его отца посадили за разбойное нападение, после этого родители развелись… Тогда-то парень и пустился во все тяжкие. Его постоянно арестовывали то за распитие спиртного, то за вандализм, то еще за какую-нибудь мелочь, – поведал Ланс и свернул налево. – Он стал в участке чуть ли не завсегдатаем, но потом все-таки взялся за ум. За следующий год он заметно подтянулся в учебе, а осенью его мать вышла замуж за Пола Нокса, и я рассчитывал, что у Эвана теперь начнется новая жизнь. Что появление Пола пойдет ему только на пользу.

 

– Но получилось совсем не так? – уточнила Морган, почувствовав по тону Ланса, что его надежды не оправдались.

– Точно не знаю, – ответил он. – Но в последнюю пару месяцев Эван был как будто на взводе, вот только со мной он особо не откровенничал.

Тина и Пол жили неподалеку от Скарлет-Фоллз, в городке Грейс-Холлоу. В 1:53 Ланс свернул в жилой район, состоявший из старых домов, окруженных просторными земельными участками.

– Кажется, мы опередили подопечных шерифа, – заметил Ланс, паркуя машину у обочины чуть в стороне от дома Тины. Он явно не хотел, чтобы его джип загораживал въезд экстренным службам, когда те прибудут. Они с Морган выбрались из машины. От полицейского департамента по округу Рэндольф сюда было добираться куда дольше, чем из дома Морган, так что не удивительно, что они приехали первыми. Но оставался один крайне важный вопрос.

Стрелок еще в доме?

Они побежали по тротуару. Морган, несмотря на широкий шаг, пришлось приложить немало усилий, чтобы не отстать от Ланса. В конце улицы показался причудливый двухэтажный дом с садом, обнесенным белым пластиковым забором. Сама постройка ютилась на задворках участка, в окружении деревьев.

Ланс достал пистолет.

– Если я попрошу тебя подождать в машине, пока я обыщу дом, ты же меня не послушаешь, да?

– Именно.

И они поспешили к дому по подъездной дороге.

Морган выхватила свой глок и решительно направилась следом за Лансом к крыльцу.

– Одного я тебя туда не пущу. Кто-то должен тебя прикрыть.

Смерть первого мужа стала для Морган огромным потрясением, от которого она оправилась всего год назад. Ее дети потеряли родного отца. И теперь, когда небеса подарили им Ланса, Морган никак не могла допустить, чтобы он вот так легко шел на неоправданный риск.

От притока адреналина пульс резко подскочил. Морган встала слева от Ланса, и они приблизились к двери. Та оказалась не заперта, и они нырнули в дом. Внутри все было залито ярким светом – казалось, все до единой лампочки включены.

Ланс оглядел столовую, располагавшуюся справа. Заглянул в украшенную аркой кухню.

– Все чисто.

Они вернулись в коридор и приблизились к нескольким стеклянным дверям. Ланс распахнул одну из них, вытянув руку с пистолетом. Морган тем временем обвела дулом коридор, прикрывая его.

– Тут тоже чисто, – сообщил он.

Они пошли дальше, вглубь дома. Сердце у Морган тревожно колотилось о ребра. Она попыталась затаить дыхание, но легкие обдало болезненным жаром. Пол на кухне был усеян осколками стекла и расколотыми тарелками, и Ланс с Морган осторожно их обогнули, пересекли комнату и вышли с другой стороны.

Потом прошли мимо ванной, в которой стояла стиральная машина. Ланс задержался у порога, чтобы проверить комнату.

– Чисто.

Следующая дверь была распахнута.

Ланс осторожно приблизился к ней и заглянул внутрь. А потом опустил пистолет.

– Тина?

Он зашел в «логово» Пола, а Морган скользнула за ним следом. Пол лежал на полу, рядом с квадратным деревянным столиком, широко раскинув ноги. Вся рубашка у него пропиталась кровью. Руки покоились на животе – видимо, именно туда попал по меньшей мере один смертельный выстрел. На лбу у него тоже темнела дыра от пули.

Морган с трудом отвела взгляд от тела. Тина сидела на полу, рядом с мужем. Все руки у нее были перепачканы кровью, которая была даже на лице – видимо, в какой-то момент она убрала непослушную прядь со щеки, позабыв об окровавленных пальцах.

Тина подняла на Морган и Ланса потерянный, полный горя взгляд.

– Я не могу найти Эвана.

– Побудь с ней, а я пока проверю остальную часть дома, – велел Ланс Морган и метнулся в коридор.

– Я пыталась его спасти… – чужим и каким-то нездешним голосом сказала Тина.

Одного взгляда на Пола было достаточно, чтобы понять, что его смерть была мгновенной. Морган вдруг живо представилось, как Тина тщетно пытается реанимировать мертвого мужа, и внутри у нее все сжалось.

Морган развернулась так, чтобы видеть все, что происходит в коридоре, и вскинула руку с пистолетом, напряженно вслушиваясь в скрип половиц на втором этаже. По спине ручейками бежал пот. С тем же жаром, с каким Ланс жаждал отыскать убийцу Пола, Морган молила небеса о том, чтобы его в доме не оказалось.