3 książki za 35 oszczędź od 50%

Проклятие на троих

Tekst
67
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Проклятие на троих
Проклятие на троих
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 34,21  27,37 
Проклятие на троих
Audio
Проклятие на троих
Audiobook
Czyta Екатерина Бранд
21,40 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Проклятие на троих
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

В камине сухо потрескивали дрова.

Электрический свет в комнате не горел. Огонь выхватывал из тьмы лишь мягкий диван в стиле барокко, на взгляд эстета, пожалуй, чересчур вычурный. Но среди постояльцев мотелей редко встретишь настоящего эстета.

На диванчике напротив камина полулежала красивая рыжая женщина. Она нервно затягивалась сигаретой в длинном мундштуке. Блики огня играли на светлой коже. Огонь отражался в прищуренных глазах. На лбу залегла суровая складка.

Маленькое черное платье – последний писк моды и  обязательный атрибут каждой уважающей себя дамы – висело на спинке кресла, такого же вычурного. Женщина совершенно не стеснялась своей наготы.

Она поправила рыжие волосы, длинные и густые, совсем не по моде. Мода предписывала дамам стричься коротко и укладываться гладко. Но эта женщина могла себе позволить не слушать ее предписаний – яркая, диковатая красота никого не оставляла равнодушным.

– Они идут… Завтра… Думаю, завтра они нас настигнут, – ее низкий хрипловатый голос прозвучал в тишине как предвестие беды.

Из темноты вышел мужчина, укутанный в черный шелковый халат с диковинными огненными зверями. Он был хорош собой.

– Ты уверена? – он обнял ее за плечи, и в этом простом жесте было так много: нежность, страсть, желание защитить. И обреченность.

Женщина аккуратно положила сигарету на столик и прижалась губами к его губам.

Это был долгий поцелуй. Словно прощальный. Последний. В череде таких же – последних. Она с неохотой оторвалась от его губ:

– Нам и так удавалось скрываться слишком долго. Время вышло. Теперь пора.

Он сжал ее в объятиях еще крепче, словно не желая отпускать. Новый поцелуй был еще дольше и нежнее предыдущего, если только это возможно. Но все когда-нибудь заканчивается.

– Я готов, – тихо сказал он.

Женщина мягко поднялась с дивана, взяла с каминной полки старинную книгу с потрепанными страницами и начала читать вслух на неизвестном языке, выкрикивая слова гортанно и низко.

1

– Но я не хочу в стрипклуб!

Маша сопротивлялась довольно вяло. Она понимала, что проиграла уже заранее. Когда у твоей лучшей подруги день рождения, а она влюблена в стриптизера, шансы на то, что этот день рождения будет отпразднован в тихом семейном кругу или в каком-нибудь небольшом кафе, минимальны.

И правда, что может быть лучшим подарком, чем узреть любимого? Тем более что зрелище это не очень-то и дешевое.

– Ну пожалуйста, – жалобно затянула Рая из телефонной трубки. – Это же один разочек! Мы долго не будем, – впрочем, умоляющие нотки быстро пропали и девушка перешла в наступление: – и вообще ты совершенно не интересуешься моей личной жизнью! Ты его даже ни разу не видела, а я в него уже две недели как влюблена!

Маша вздохнула: с предыдущими влюбленностями подруги все было гораздо проще. Сначала она страдала по Михееву из набившего всем оскомину реалити-шоу. Включай телевизор да любуйся! Но потом Михеев что-то такое выкинул совсем уж неподобающее и вылетел из шоу как пробка из шампанского. И почти сразу же был лишен теплого местечка в Раином сердце.

Потом началась эпоха страданий по преподавателю «зарубежки» из их университета. Тут тоже далеко ходить не надо было. Он являлся пред светлы очи студенток строго по расписанию. Эта любовь закончилась еще быстрее: на экзамене, когда бессовестный препод влепил девушке «трояк».

А вот со стриптизером вышла незадача: злачные места Маша не любила.  Даже кофе предпочитала пить дома, а не в студенческом кафе. Дома она сама моет кружки, и поэтому уверена в их чистоте. И кофе варит сама из тех зерен, что сама покупает и сама смалывает. А посуда в общественных местах не вызывает у нее ничего кроме брезгливости.

Так это в обычных общественных местах, где светло и, по крайней мере, видно, что на твоей кружке нет чужой губной помады! А ночной клуб – это прежде всего темнота. Так что единственный способ пережить это мероприятие, не получив инфаркта, – ничего там не есть и не пить. А еще лучше ни на что не садиться и ни к чему не прикасаться.

Стриптиз!

Может быть, кто-то другой, думая о разгоряченных мужских телах, и представляет себе что-то эротическое, а Маше на ум идут только пот и микробы. Ну и, пожалуй, ЗППП, но они воздушно-капельным не передаются.

Только разве можно отказать подруге, когда у нее практически юбилей – исполняется двадцать один. И не спрашивайте, почему двадцать один – это юбилей. Рая так сказала, и точка.

Единственное, что радовало, – после университета можно было успеть выспаться, убрать в квартире, устроить постирушку и только потом начинать краситься. Раньше 22:00 в ночном клубе появляться нет смысла. Да и насчет подарка можно особо не переживать: достаточно оплатить приватный танец Раиного возлюбленного, и та будет на седьмом небе от счастья.

Маша вздохнула: все-таки это неправильно. Но «юбилей» у Раисы, так что ей и решать.

– Хорошо-хорошо, – согласилась она. – Куда и во сколько?

– Ой, за это не переживай, – радостно защебетала Рая. – Ко мне сестра приехала, троюродная, или что-то вроде того. Она нас и в клуб завезет, и там с нами потусит, я ей культурную программу обещала.

Маша хотела сказать, что культурная программа – это скорее музеи, театры и осмотр достопримечательностей, но промолчала. В конце концов, у каждого может быть свой взгляд на такие вещи.

Ладно, раз уж времени вагон, нужно хоть открытку сделать, чтобы у Раи после этого вечера осталась не только головная боль и усталость, а еще и несколько теплых слов на память. Скрапбукинг – наше все.

***

К подруге при всей ее взбалмошности Маша всегда относилась с определенной нежностью. Как к младшей сестре, которой у нее никогда не было. И то, что они ровесницы, на это никак не влияло.

Они вместе выросли, вместе ходили в школу, вместе поступили на филфак и вообще всегда были вместе. Сорвиголова и вертихвостка Рая и серьезная, вечно занятая учебой Маша.

Родители поначалу надеялись, что они как-то будут друг на друга влиять: Рая станет посерьезнее, а Маша, наоборот, чаще будет бывать в компаниях и не закончит жизнь старой девой. Но девчонки продолжали дружить и оставаться при этом сами собой, более того, на фоне друг друга становились еще более разными…

С открыткой Маша провозилась долго. Что поделать, привыкла вкладывать душу во все, чем занимается. В общем, когда открытка была закончена, времени на сборы осталось всего ничего.

И это был явный просчет, потому что одежды, в которой обычно ходят в клубы, у Маши просто не было. А если она натянет на себя свою привычную юбку-карандаш и что-то белое сверху, да еще и заколет рыжие волосы в пучок или заплетет косу, ее того гляди примут за свою: решат, что пришла исполнять номер «Строгая училка у шеста».

Маша покопалась в шкафу, извлекла из него джинсы и короткий белый топик. Да здравствует демократичная одежда, в которой можно и в колхоз с группой съездить, и в дорогой ночной клуб сходить! Меняешь кроссовки на лодочки – и вуаля! Вечерний образ готов.

Она чуть тронула тушью ресницы – и больше ничего сделать не успела. Пока искала, куда же запропастился блеск для губ, под окном уже засигналили, а громкий Раин голос на весь двор оповестил соседей об их сегодняшних планах:

– Маруська, выходи скорее, а то всех мужиков без нас разберут!

***

В стрипклубе было душно и холодно. Вот такое вот чудесное сочетание. Кондей морозил вовсю, но воздух от этого не становился менее спертым, он просто был холодным. Или, может быть, Маше казалось душно в этом царстве мягких диванов, изящных столиков и полураздетых лоснящихся от масла тел. Фу!

Рая с такой гордостью указала на своего возлюбленного, словно он уже сделал ей предложение и трижды свозил на Мальдивы. Маша из вежливости присмотрелась и не увидела никакой разницы между ним и остальными другими. Те же широкие плечи, те же бицепсы, те же «кубики» на животе, та же неестественная сексуальная улыбка. Поначалу, когда они выходят в костюмах, их еще можно различать – тот пожарный, тот доктор… А потом, когда остаются в стрингах – все на одно лицо. Впрочем, что-то Маша не заметила, чтобы кто-то из посетительниц вообще смотрел на их лица.

В их компании было пятеро. Маша, Рая, две их сокурсницы (не то чтобы близкие подруги, просто они были не против сходить в стрипклуб, а повод мог быть любым), ну и обещанная сестра, которая их сюда и привезла. Привезла! Мягко сказано! Она, недолго думая, заказала для любимой сестрички лимузин, так что поездка в клуб сама по себе была приключением.

Во время приключения было выпито хороших полведра шампанского, поэтому по приезде в клуб девушки пустились в пляс. Только Маша, забившись в темный угол, надеялась, что ее никто не станет оттуда извлекать, и втихаря наблюдала за весельем, которое кругом творилось.

Надо сказать, веселье это ее не особенно веселило.

Конечно, если бы здесь было чуть светлее, музыка играла чуть тише, а у Маши с собой была книга, пережить этот день рождения было бы куда проще. Впрочем, следовало признать, что могло быть и хуже. По крайней мере, ее никто не трогает и не принуждает окунуться в веселье. Это уже что-то.

Не успела она так подумать, на диванчик рядом плюхнулась сестра Раи. Как же ее зовут – Вера, Валя, Вика… Все равно не вспомнит, что-то на «В». Судя по всему, эта девушка чувствовала себя в таких заведениях как рыба в воде. Радостно визжала, смеялась, засовывала купюры в стринги, весело отплясывала и небрежным жестом просила бармена обновить содержимое бокала.

– Я знаю, почему ты не пьешь, – не слишком трезвым голосом заявила она.

– Ну и почему? – Маша приготовилась выслушать какую-нибудь шуточку на тему воздержания.

Но ошиблась.

– Мне Райка рассказала. Брезгуешь чужой посудой.

Маша пожала плечами. Подруге, конечно, следует сделать внушение за болтливость, но в принципе никакой страшной тайны она не выдала. Оставалось понадеяться, что тема себя исчерпала и сестра именинницы вернется к развлечениям.

 

Но девушка не унималась:

– А еще я знаю, как твоему горю можно помочь.

– Телепортировать меня отсюда домой? – насмешливо спросила Маша.

Дамочка начинала напрягать.

– Нет, намного лучше!

Она достала из-за спины две закрытые бутылки пива, а затем открутила им пробки. Маша услышала характерный щелчок. Одну бутылку девушка на «В» протянула ей, другую взяла себе. Как же все-таки ее зовут?

– Заводская упаковка, практически стерильно, – радостно объявила то ли Вера, то ли Вика.

Маша сначала хотела вежливо отказаться, но потом не стала.

В конце концов, эта общительная дамочка – единственная, кто о ней позаботился, пусть и таким оригинальным способом. Что-что, а заботу о своей персоне Маша ценить умела.

– Спасибо, – она взяла бутылку и сделала глоток прямо из горлышка.

Через полчаса они уже болтали с новой знакомой так, будто знали друг друга всю жизнь. Кстати, звали ее Вита, Виолетта значит. Она работала в каком-то там банке, судя по всему, недостатка в деньгах не испытывала и с удовольствием тратила их на веселье, причем не только свое.

С ее подачи Рая уже, наверное, в десятый раз ушла в приватный кабинет со своим возлюбленным. За это время и правда можно было до руки и сердца договориться.

Эта мысль почему-то показалась Маше забавной, и она поспешила поделиться ею с Витой.

– А давай и тебя в кабинку отправим!

Похоже, эта идея только пришла ей в голову и ужасно понравилась.

А вот Маше – нет.

– Они все липкие и противные, – она брезгливо поморщилась. – Не хочу я с ними в кабинку.

– Ты просто не пробовала, тебе понравится, – с улыбкой заявила новая подруга.

Много она знает! Совместно распитые две бутылки пива еще не делают ее экспертом по Машиным предпочтениям.

– Ни за что не понравится!

Но Вита, похоже, не из тех, кто легко сдается:

– А я выберу такого, который понравится. Спорим?

Маша рассмеялась:

– Как же ты будешь выбирать, если они все одинаковые…

– А вот это уже мое дело. Так спорим?

Маша махнула рукой: а что, собственно, она теряет? По крайней мере, потом сможет с уверенностью говорить: «Пробовала я этот ваш стриптиз, ерунда полная!».

– Хорошо. Куда идти?

Вита с лицом змея-искусителя указала в сторону двери:

– Вон туда.

И Маша пошла вон туда.

2

Приватный кабинет выглядел, как и все остальное в этом зале: приглушенный свет, мягкие диванчики, столик, на котором одиноко ютилась бутылка пива – наверняка Вита позаботилась.

Маша плюхнулась на диван и приготовилась встречать в дверях мужчину, который ей точно не понравится. В том, что не понравится, она ни капельки не сомневалась.

Во-первых, что это за работа для мужика – голым задом трясти! Уже по одной этой причине,  как бы он ни выглядел, впечатление на Машу ему не произвести. А во-вторых… Она снова вспомнила полный список недостатков стрипклубов, и «негигиенично» встречалось там несколько раз, и все время красными буквами.

Дверь приоткрылась.

Парень, который застыл на пороге, отвращения не вызывал. По крайней мере, он не блестел, волосы у него были светлые и короткие, и насколько можно было судить при этом тусклом свете, все-таки вымытые. А еще на нем была одежда. Нельзя сказать чтобы много: шорты до колена, что-то вроде курточки, в руках – учебник физики. И очки на носу. Парень явно изображал ботаника…

Маша нервно хихикнула. Вита, видимо решила, что скромная зубрилка примет его за своего и не будет очень уж шарахаться.

Не то чтобы это сработало. Но уже то, что парень не светил тоненькой полоской стрингов, как-то успокаивало.

Зазвучала музыка. Что-то из современного – постоянно крутят по радио. Стриптизер подошел к ней поближе, и она предостерегающе выставила руку:

– Не прикасайся, – она старалась говорить строго, весомо, чтобы у него и мысли не было ослушаться, – и вообще держись подальше. Лучше там! – кивок в сторону дальнего угла.

Кажется, прозвучало не строго и весомо, а испуганно и беспомощно.

Парень удивился:

– А зачем ты тогда меня сюда позвала?

Маша вздохнула: если бы она знала.

– Да я не звала…  Это вроде как подарок.

Да уж. На деньги, которые были заплачены за этот «вроде как подарок», можно было стопку книг купить. Или хороший альбом с репродукциями. Причем действительно хороший. Или… Да какая разница, что, если вместо горы полезных вещей ей досталось пятнадцать минут с этим… Она бросила короткий взгляд на парня… С этим вполне симпатичным и воспитанным молодым человеком.

– Бывает, – понимающе улыбнулся стриптизер.

Улыбка у него была приятная, обычная. Не такая глупо-соблазнительная, как у остальных его коллег по цеху.

Неужели она проспорила, и этот парень действительно не вызывает у нее никакого отвращения? Ну тем лучше. Проще будет пережить отведенные на подарок минуты.

Она улыбнулась в ответ:

– Можешь считать, что у тебя кратковременный отпуск. Танцы танцевать мне не надо.

Он легко согласился, прошел вглубь кабинета, уселся на диван, кивнул в сторону пива.

– Твое?

Маша пожала плечами:

– Вроде бы да, но бери, если хочешь.

– Нет, мне на работе нельзя, – он опять улыбался, и эта его улыбка так и норовила распространиться на все вокруг и угнездиться на ее лице тоже.

Они помолчали недолго. Странно, но Маша не чувствовала неловкости. Ей было… Пожалуй, интересно. Только она собиралась что-то спросить, заговорил он:

– Ну начинай!

– Что начинать? – не поняла Маша.

Он продолжал улыбаться:

– Как же, расспрашивать, как я докатился до жизни такой!

– И в мыслях не было, – буркнула она.

Ей вдруг стало неловко, потому что он, кажется, угадал. Она собиралась спросить что-то похожее, просто он ее опередил.

– Было-было, – он опять улыбнулся. – И вообще тебе все здесь не нравится.

А теперь она рассердилась:

– А ты ясновидящий? Гадаешь по выражению лица?

Почему она стала задирать стриптизера, она и сама не поняла. Может, потому что его догадка оказалась неверна. Вообще-то ей тут уже почти нравилось.

После появления в картине этого вечера пива в безопасных бутылках, все здесь стало если не симпатичным, то, по крайней мере, сносным. А когда в кабинке нарисовался он, такой… человеческий что ли, ей даже стало любопытно. На какое-то короткое время. Очень короткое. Потому что он все испортил!

– Нам ведь необязательно разговаривать, да?– сказала она парню. – Если ты просто помолчишь… сколько там осталось времени?.. будет очень здорово.

Что-то в его глазах промелькнуло такое, что Маша тут же пожалела о своих словах.

Да и вообще, что это она? Нормальный парень. Ну работа у него такая. Да, Маше не нравится, но в конце концов это не ее дело!

И вообще, он вошел в положение, развлекает тут ее. Все для клиента. Не хочешь танцев – давай разговаривать… То есть ведет себя очень даже прилично… а вот она хамит.

У Маши у самой отвращение вызывали люди, которые не слишком вежливы с официантами, продавцами, уборщицами в присутственных местах. Казалось бы, человек работает для того, чтобы тебе было комфортно и уютно – так поблагодари, а не делай вид, будто ты пуп земли!

А теперь получается, что она сама та самая хамка… Некрасиво.

Маша уже набрала воздуха, чтобы извиниться, но не успела: парень поднялся с диванчика:

– А знаете, я передумал, – тон был уже не таким дружелюбным, а еще этот резкий переход на «вы»… – У нас по программе приватный танец, так что приватный танец и будет. А уж как он вам достался, нужен ли – это вы с тем, кто вам такие подарки делает, обсуждайте! Мое дело маленькое: заказ получен, должен быть отработан.

– Но я… Извини… – забормотала Маша, но было поздно.

Он подошел к двери, повернул что-то похожее на рубильник, и музыка стала громче, а полумрак в кабинке – гуще. Маша вжалась в диван. Сколько там времени еще? Вроде минут пять уже прошло, так что осталось…

Она не успела уловить момент, когда стриптизер оказался к ней слишком близко. Так близко, что она даже услышала запах его парфюма – что-то сладковато-терпкое… Ну уж нет, обнюхивать посторонних мужчин она не соглашалась. И вообще – никто не мешает ей уйти из кабинки.

Вернее, мешает. Дорогу преграждает этот самый посторонний мужчина.

Маша уже хотела оттолкнуть его и прошмыгнуть мимо, но тут же над ухом раздался его голос. Теперь он был не таким непринужденным, как в начале их встречи – появились нарочито бархатные нотки, от которых так млеют девушки:

– Предупреждаю, трогать артистов руками запрещено. Штраф такой, что лучше на это не нарываться, – этот текст он произнес томно и с придыханием, но угрожающий смысл от этого никуда не делся.

Маша в ужасе отдернула руку.

Парень повел плечами, глядя ей прямо в глаза и плавно двигаясь, начал снимать ученическую куртку.

Его глаза прожигали ее насквозь, но главное – они словно гипнотизировали и не давали никакой возможности отвести взгляд. Куртка улетела в сторону, и теперь уже прямо перед носом Маши оказались кубики пресса. Так близко, так рельефно, что она даже могла их пересчитать, но, кажется, она забыла, как считают…

Вот уж меньше всего на свете она предполагала, что эти самые кубики, вплотную приближенные к ее лицу, могут произвести на нее какое-то впечатление… А ведь произвели!

Маша попыталась выровнять дыхание.

И тут все завертелось.

Нет, не в том смысле, что от представшей великолепной картины у Маши закружилась голова. Кабинка действительно заходила ходуном, затрещала и стала разваливаться на куски. Причем видела это не только Маша: парень моментом вышел из образа соблазнителя:

– Что еще за черт возьми!

Дослушать она не успела: в эту секунду прямо под ней рассыпался диван. И опять же рассыпался – это не значит сломался. Он разлетелся мелкими сияющими искрами, оставив после себя лишь светящуюся пустоту.

Вот здесь она испугалась по-настоящему. Испугалась настолько, что ни обещанные штрафы, ни гипотетический пот с микробами ее больше не смущали.

Она из всех сил уцепилась в одну-единственную статичную фигуру во всем этом бедламе – в стриптизера. И почувствовала, что они куда-то падают.

3

Вначале была только темнота и тишина, потом сквозь тишину начали прорезаться звуки. Даже не просто звуки, а голоса. Мужские.

Один незнакомый и насмешливый:

– Что ты сюда приволок? Ты, может, неправильно понял задание? Нужно собирать энергию от озабоченных дамочек, а не притаскивать сюда их самих.

– Очень смешно, – мрачно отвечал второй. И этот голос был Маше знаком.

Стриптизер в ученической курточке, а потом уже и без, а потом… Воспоминания накатили на Машу: приватный кабинет стрипклуба, яркий свет и рассыпавшаяся мебель.

Где она? Почему-то открывать глаза и выяснять это не хотелось, и она продолжала лежать (да, кажется, она лежит) и прислушиваться.

– Как ты вообще ее сюда перетянул? – спрашивал первый.

– Если бы я знал! Все вроде шло по плану, а потом раз… И переход. Причем такой резкий и жесткий.

– Да ладно, – в насмешливом голосе недоверие, – переход полдня настраивать нужно. А уж на двоих!..

– Я не шучу. Приватка просто рассыпалась, развалилась, а девчонка уцепилась за меня. И вот что с ней теперь делать?

Маша замерла, стараясь не дышать. Этот вопрос ее волновал больше любого другого.

– А может, того? Стукнем ее, пока никто не видел, да прикопаем тут.

Маша сжалась от ужаса. Ничего себе, куда же она попала? Но говоривший такие страшные вещи вдруг расхохотался.

– Дурак, – сказал ему «ее» стриптизер. – Я серьезно спрашиваю.

– Да откуда я знаю, если серьезно. А давай оставим ее здесь, сделаем вид, что вообще ни при чем. Мало ли, откуда она здесь могла появиться!

Нет, этот вариант, конечно, был лучше, чем «стукнем и прикопаем», но Машу тоже не устраивал.

Только она собиралась открыть глаза и дать понять, что она уже в сознании, как к этим двум голосам присоединился третий – густой и строгий. Он явно принадлежал мужчине постарше.

– Что здесь происходит? – мужчина был недоволен. – Почему вы не на практике? Кто это?

Маша сразу передумала открывать глаза, лучше уж поваляться, прикинувшись бездыханной, и получить как можно больше информации. Кто знает, что здесь может пригодиться.

– Я уже все сделал, досрочно, – радостно отрекомендовал первый, тот, который предлагал ее стукнуть и прикопать. – А вот у Мориса, похоже, какие-то проблемы.

– Я не понимаю, как это вышло, – неуверенно залепетал «ее» стриптизер. – Я отрабатывал номер, все шло вроде бы неплохо, по крайней мере, энергия была, собиралась… а потом раз… и я здесь, и девушка тоже.

 

Маше захотелось подскочить и уличить его в бессовестной лжи. Что значит, «все шло вроде бы неплохо»? Все шло очень плохо! Какая там была энергия и куда она собиралась, сказать трудно, но без этих его танцев Маша бы точно обошлась.

– Девушка, поднимайтесь, – заговорил строгий и взрослый. – Прекращайте притворяться, я же вижу, что вы уже давно пришли в себя и слушаете, о чем мы тут говорим… Не нужно лежать на холодном.

После такого заявления продолжать валяться было попросту глупо.

Маша  открыла глаза и осмотрелась. Итак, она лежит на ступеньках какого-то здания. Здание вроде как старинное, белоснежное, с колоннами, ступени мраморные и достаточно широкие, чтобы на одной она поместилась практически полностью.

Она украдкой взглянула на собравшихся мужчин.

Первого она уже знала: стриптизер в образе ботаника. Он стоял в тех самых шортах и в очках. Вид имел крайне растерянный.

Рядом с ним улыбался явно его коллега – брюнет с голым торсом, как положено, в бицепсах и «кубиках». Тот, похоже, был не в сценическом образе – в обычных джинсах да кроссовках. Хотя в сценических образах стриптизеров она не очень разбирается.

Красивый! Оба красивые!

О чем она думает! Тут происходит какая-то чертовщина, а она не придумала ничего лучше, чем пялиться на стриптизеров.

Маша перевела взгляд на третьего мужчину – того, что подошел позже и вывел притворщицу на чистую воду. Этот на стриптизера был совсем не похож. Лет сорока, в мантии, со стопкой книг в руках… Скорее он тянул на преподавателя. Хотя – кто знает – может, единственное предназначение этой мантии – легко сниматься, обнажая мускулистое тело.

Маша поднялась.

Все трое разглядывали ее, будто какое-то диковинное существо. Они явно были удивлены ее присутствием на этих мраморных ступенях. Впрочем, сама она была этому удивлена не меньше.

– Где я и как я сюда попала?

Собственно, в этой ситуации вопросы понятные, логичные. И в принципе можно было рассчитывать, что на них ответят, если, конечно, не выберут вариант «стукнуть и прикопать».

– Добро пожаловать в Академию магического стриптиза, – торжественно проговорил главный. – А как вы сюда попали, нам еще предстоит понять.

– Кому это «вам»?

Возможно, прозвучало и грубовато, но в этой ситуации вряд ли кто-нибудь смог бы сохранить безупречную вежливость.

– Прежде всего, мне. Разрешите представиться: Лестар – ректор этого учебного заведения. А сейчас давайте пройдем ко мне в кабинет и попробуем выяснить, что именно произошло.