3 książki za 35 oszczędź od 50%
BestselerHit

Академия мертвых душ. Нечаянная невеста

Tekst
159
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Академия мертвых душ. Нечаянная невеста
Нечаянная невеста
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 29,75  23,80 
Нечаянная невеста
Audio
Нечаянная невеста
Audiobook
Czyta Наталия Штин
18,61 
Szczegóły
Академия мертвых душ. Нечаянная невеста
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Почему вы решили использовать именно бирюзу для этого амулета? – прищурилась магистр Алия.

Отношения с преподавательницей не задались у меня с самого начала. На первом же занятии я умудрилась её поджечь, а потом случилось кое-что ещё хуже: мой амулет, который она раскритиковала в пух и прах, выкупили для королевского двора, да ещё и за кругленькую сумму. Так что на лояльность с её стороны я не слишком рассчитывала.

Программа-максимум была по итогам этого занятия хотя бы не получить новое наказание – дополнительные дни на расчистке подвала.

Сначала я хотела прикинуться дурочкой и сказать, что бирюза красивенькая и с ней амулет будет лучше выглядеть. Но потом подумала: какого чёрта! И ответила честно:

– Все камни синих оттенков в сочетании со змеиной кожей дают эффект защиты, не очень сильный, но всё же. Нам нужно было изготовить артефакт для усиления бытовой магии. То есть пользоваться им будут преимущественно в стенах дома. Вот я и подумала, было бы неплохо, если бы этот амулет заодно и сам дом немножко охранял…

По аудитории поползли смешки, и мои щёки стали пунцовыми. Сейчас, когда я сказала это вслух, идея сделать амулет чуточку лучше уже казалась не такой блестящей.

Магистр Алия вскинула голову, прочесала ровные ряды столов колючим взглядом, отчего весельчаки мгновенно уткнулись в свои амулеты, и в наступившей тишине едко сказала:

– Отрадно понимать, что хоть кто-то из студентов берёт на себя труд пораскинуть мозгами, а не просто хватает первый камень из списка.

У меня даже челюсть отвисла. Это что сейчас произошло? Она меня похвалила?

Я продолжала смотреть на магистра Алию, ожидая, что вот-вот она добавит «но» и прилюдно размажет меня по стенке. Но ничего такого не случилось. Строгая преподавательница просто забрала мою поделку и скомандовала:

– Садитесь. Следующий.

Из аудитории я вылетела словно на крыльях. Может, я и правда чего-то стою, раз уж даже магистр Алия готова признать это?

Первая хорошая новость за последние дни.

Впрочем, конечно, я преувеличила. Хороших новостей хватало. Во-первых, я осталась жива. Во-вторых, все остальные остались живы.

Но всего этого было недостаточно. Я так и не сумела подобраться к декану Хорвирету. Никаких больше подслушанных разговоров, никаких раскрытых тайн: мой ментальный дар, который вроде бы должен дать мне неслыханные возможности, больше себя не проявлял. И это было с его стороны просто непорядочно! Сейчас, когда он мне так нужен!

Магистр Рониур до сих пор не вернулся в академию, и с каждым днём мне становилось всё страшнее. Не случилось ли с ним что-то плохое? И тут ментальный дар, чтоб ему провалиться, тоже не помешал бы!

Я шла по коридору в столовую, когда меня остановил сэр Лорандис.

– Юлия. – Он осторожно тронул меня за рукав.

Я резко дёрнула рукой и, кажется, пребольно заехала ему локтем в живот. Во всяком случае, несколько мгновений заносчивый аристократ совсем неаристократично хватал ртом воздух. Чёрт! А ведь даже не планировала. Но сказать, что я огорчилась, было бы преувеличением. Он заслужил.

– Эй, зачем сразу драться? – наконец выдохнул сэр Лорандис. – Я же с мирными намерениями…

– Знаю я твои мирные намерения, – сердито ответила я. – Что ещё?

– Хотел пригласить тебя на вечеринку. Сегодня на факультете защиты собираемся, вроде как отпраздновать счастливое возвращение Майка. Твоя подружка будет – ну, с Майком. А ты могла бы пойти со мной.

А он не сдаётся! Поразительная упертость. Мне казалось, что все его поползновения должны были закончиться ровно в день нашей стычки в подвале, из которой он и его прихвостни вышли, прямо скажем, не победителями. Ан нет.

Я хмыкнула:

– Что, до сих пор подыскиваешь себе забитую невесту, за которую некому вступиться?

– Шутишь? – Он посмотрел на меня с искренним удивлением. – Это за тебя-то некому? Слышал я про твои подвиги, сама за себя постоишь. А уж гаяр… – Он передернул плечами. – Этот будет похуже целой толпы родственников, даже вооружённых.

Что же, тут он прав. Огнедышащий зверь, который по странной прихоти местной природы выглядит как безобидный котенок, действительно лучшая защита.

– Тогда вообще не понимаю, что тебе от меня нужно. Продолжай свои поиски. В конце концов, иномирянки попадают сюда с завидной регулярностью, и рано или поздно тебе повезёт.

«Надеюсь, что нет», – добавила я про себя.

– А мне не нужны другие! – заявил он. – Мне ты нравишься.

Я окинула его взглядом, пытаясь понять, что вообще сейчас происходит. Лорандис никак не уймётся и снова готовит мне какую-нибудь каверзу? Я задумчиво покачала головой: нет, вряд ли. Рыжик и правда надежная защита.

Но не может же быть, что он так резко переменился? Или…

В последнее время я стала в Академии почти знаменитостью. Перешёптывания за спиной, попытки однокурсниц, которые раньше смотрели на меня исключительно с презрением, в лучшем случае – с недоверием, набиться в подруги…

Да, скорее всего, дело в этом. Лорандис уже предвкушает, какой фурор произведёт, если мы явимся вместе.

Ну нет, такой радости я ему не доставлю.

– Извини, но вечеринки пока не для меня. Много учёбы.

– Да брось, – рассмеялся он. – От неё голова пухнет и цвет лица портится.

Похоже, Лорандис знал, что говорил, потому что его цвет лица был безупречен. Здоровый румянец свидетельствовал о том, что просиживанием за толстенными трактатами этот студент не злоупотребляет.

– Вот поэтому я и учусь. Чтобы потом не приходилось надеяться только на личико и фигурку. Дай пройти!

Лорандис отступил, и я направилась в столовую. Там обязательно будут Эрмилина и Майк – они теперь стали неразлучны. Майк вернулся к учебе на факультете Защиты. Возможно, мне удастся выяснить хоть что-нибудь о магистре Рониуре.

Глава 2

Тварь не убивалась. Рониур уже который час яростно молотил её заклинаниями, но она, казалось, становилась только больше и сильнее.

Огромный сгусток серой материи, лохматая туча надвигалась, давила, напрочь вышибая из головы мысли.

От неё веяло ледяным ужасом.

Не тем страхом, который неизбежно охватывает новичков, когда они впервые оказываются на поле боя, и от которого, если признаться честно, не могут избавиться даже опытные вояки. Сталкиваясь с опасностью, бояться – нормально. И работа воина – всякий раз преодолевать этот страх, идти сквозь него. Привычная работа.

Но тут было другое – магический насланный ужас. Что-то сродни ночным кошмарам, только многократно усиленное, обострённое, доведённое до предела. Тварь заставляла леденеть душу, парализовала волю.

Даже ему, опытному бойцу, приходилось прилагать нечеловеческие усилия, чтобы с криком не броситься наутёк. Но он стоял, не позволяя себе сделать даже мелкий шажок назад, и методично наносил удары – один за другим. Этого хватало, чтобы удерживать тварь на месте, но победой тут и не пахло.

Подмоги тоже ждать было неоткуда: все бойцы гарнизона сражались. Из огромной прорехи среди ясного солнечного неба продолжали ползти всё новые и новые твари, правда, привычные и знакомые, тоже мерзкие, но они ни в какое сравнение не шли с тем, что сейчас противостояло ему.

Рониур метнул мощный огненный поток. Тварь поглотила его и разве что сыто не рыгнула. Нет, магия огня не годится.

Значит, магия подземелий… Он не любил ею пользоваться. Ему, огневику, она давалась труднее всего. Слишком разный характер магического воздействия.

Всё внутри сопротивлялось, чуждая, холодная, вязкая магия не желала слушаться. Но сейчас это было неважно: другого выхода всё равно не оставалось.

Рониур активировал сразу четыре накопителя энергии, чертыхнулся про себя: слишком много. Волна отдачи запросто снесёт его самого, ещё неизвестно, кто пострадает больше – неведомая тварь или он.

В памяти сами собой всплыли слова заклинания…

Он выкрикнул их, и горло словно разорвалось от боли. Рониура отбросило на несколько шагов назад, хорошенько приложив о землю. Голова кружилась, мутило так, словно он сожрал всю испорченную еду в худших харчевнях королевства. Тело отказывалось слушаться, но он поднялся на ноги.

И почти с облегчением выдохнул. Тварь буквально всосало в землю, хотя на поверхности оставалась ещё довольно большая часть.

Надо добивать! И добивать тем же заклинанием,  повторить то, что он сделал, и, возможно, даже не один раз… Подкатила тошнота, организм будто кричал, что скорее предпочтёт сдохнуть. Но кто бы его слушал?

Магистр Рониур приблизился к твари, снова активировал четыре накопителя. И снова выкрикнул заклинание. На этот раз его отшвырнуло ещё сильнее, руку резануло болью. Скорее всего, перелом. Плевать!

Он с трудом поднялся. Тварь почти полностью ушла под землю. Теперь она не выглядела грозной, а то, что ещё совсем недавно было плотной, непроницаемой тучей, болталось жалкими рваными ошмётками.

Оставить как есть? Освободится кто-нибудь, кто выбрал путь подземелий, и с легкостью добьёт гадину.

А если эта дрянь опять начнёт набирать силу? С таким монстром они сегодня столкнулись впервые, так что никто и понятия не имел, сколько времени ему понадобится, чтобы восстановиться.

Нет, придется самому.

Активировать накопители, выкрикнуть заклинание. И снова – волна отдачи. Она скрутила ослабевшее тело, как ветер подхватывает лёгкое пёрышко, и швырнула назад.

Рониур приподнялся на локте только для того, чтобы убедиться, что тварь исчезла под землёй, накрытая тяжёлой толщей. И тут же упал.

Где-то рядом всё ещё шёл бой, но прореха затягивалась, и новые твари больше не появлялись. Такие прорывы никогда не были долгими.

Рониур чувствовал себя отвратительно. Наверное, попади он в измельчитель мусора – и то было бы лучше.

 

– Всё, ребята, – тихо пробормотал Рониур. – Дальше сами.

И провалился в вязкую темноту.

* * *

Перед тем как прийти в штаб, он успел принять душ и переодеться. Лекари поколдовали с рукой, она всё ещё болела, но это его не слишком беспокоило.

Целители королевского гарнизона свою работу знали, а значит, через неделю всё срастётся, без всяких последствий.

Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы проглотить пару восстанавливающих эликсиров. После сегодняшнего боя желудок отказывался принимать хоть что-то, так и норовя вывернуть всё обратно.

Генерал Каргретт, нахмурившись, сидел за своим столом. Перед ним стояла чашка, но от нее не поднимался ароматный пар, как от чая или от кофе.

– Проходи, садись, – по-свойски сказал он. Достал откуда-то вторую чашку, початую бутылку рома и щедро плеснул туда напитка. Да и в кружке генерала точно был не чай.

Формально на время боевых действий Рониур был подчинённым Каргретта. Но когда-то они вместе учились в академии, так что, когда рядом не было никого из бойцов, Каргретт плевал на субординацию и говорил с ним как со старым другом.

Да он и был старым другом.

– Потери есть? – спросил Рониур.

– Двоих крепко поломало, но лекари вытащат. Ну и так, по мелочам помяли.

– Что это была за тварь? Раньше не встречалась, – сказал Рониур. – Устойчива ко всем видам магии, кроме магии подземелий.

В глазах Каргретта мелькнуло понимание и сочувствие. Ему ли не знать, каково это – использовать чуждую магию. Да еще и с накопителями.

– И как ты? – спросил он.

– А как может быть? – усмехнулся Рониур. – Паршиво.

Но он сейчас думал не о том, что в ближайшие несколько дней будет или валяться полутрупом, или взбадривать себя нечеловеческими дозами зелий. Его волновало другое: получилось бы у них отбить атаку тварей, если бы все гарнизоны были заняты упокоением восставших мертвецов? Наверняка нет. И случайно ли очередной прорыв произошёл как раз тогда, когда сумасшедшая старуха решила поэкспериментировать с темной магией?

– Бросал бы ты в своей академии штаны протирать. Здесь ты нужнее, сам видишь, – Каргретт снова вернулся к теме, которая обсуждалась уже не раз. – Прорывы идут один за другим, а эти твари умнеют.

– Кто-то же должен готовить новых бойцов, – так же привычно ответил Рониур. – Больше учёбы – меньше трупов потом. Сам знаешь.

– Это да, – согласился Каргретт. – А ещё там можно щупать молоденьких студенточек! – У генерала явно было хорошее настроение, и понятно почему: выиграть такую тяжёлую битву без единого погибшего – это большая удача. – Или ты запал на какую-нибудь симпатичную училку?  – Он подмигнул Рониуру.

Магистр помрачнел, его лицо словно закаменело.

– Извини, – тут же посерьёзнев, сказал Каргретт.

И мысленно себя обругал.

Расслабился. Задел то, что задевать совершенно не стоило.

Как вообще он мог забыть?

Лиара.

Они с Рониуром были красивой парой. Начали встречаться, наверное, на третьем курсе Академии, и поженились сразу, как только её окончили.

Жуткий скандал был. Наследник древнего и могущественного рода, что не уступал, пожалуй, и королевскому, женился чуть ли не на простолюдинке. Да еще и оказался от весьма привлекательного места при дворе, а следом за женой отправился на войну. В самое пекло.

В одном из первых боёв Лиара погибла. Так бывает, удача на мгновение отвернулась – и всё, ничего уже не исправишь.

Но Рониур тогда винил себя в её гибели.

И, похоже, до сих пор винит.

– Мне пора, – сказал магистр, поднимаясь. – Пока мои олухи не разнесли Академию.

Глава 3

Я всё-таки пошла на вечеринку: Эрмилина и Майк уговорили.

Раньше подобные сборища проходили под открытым небом возле какого-нибудь из домиков, но теперь, когда всех студентов переселили в здание Академии, кто-то сумел найти подход к Гариетте, и та на каждом этаже устроила комнаты отдыха. Я шагнула внутрь и ахнула.

Да это не комната отдыха, а целый полигон! Огромный такой, уютный полигон с заманчивой полутьмой, загадочным мерцанием крошечных светильников на круглых столиках, что тянулись вереницей вдоль одной стены, с мягкими креслами и диванами вдоль другой, с чем-то напоминающим барную стойку вдоль третьей… И с внушительным свободным пространством посередине.

Целая толпа студентов самозабвенно колыхалась под музыку.

От пола, словно пузырьки в аквариуме, поднимались разноцветные огоньки, сначала совсем махонькие, едва заметные, они росли, наливались… А потом ярко вспыхивали над головами и осыпались миллионами радужных искр, выхватывая из полутьмы довольные лица, вскинутые руки, изогнутые в движении тела.

Я зачарованно застыла.

Надо же… А танцуют-то в этом мире точь-в-точь как у нас. Видимо, при всей нелюбви местных к заморышам, кое-что они все-таки позаимствовали.

Входная дверь хлопала и хлопала, впуская очередных студентов, на импровизированной танцплощадке уже яблоку негде было упасть.

Боюсь, с такими «комнатами отдыха» успеваемость в Академии снизится до небывалого прежде уровня.

– Пойдём? – встрепенулась Эрмилина, перехватив мой взгляд.

– Я, вообще-то, не очень люблю танцевать… – поспешно отказалась я.

Эрмилина вздохнула.

– Тогда двигаемся в сторону бара. Там Майк. И коктейли… – последнее слово она произнесла особым тоном.

– Алкогольные? – удивилась я.

– Магические, – подмигнула Эрмилина. – Лекари со старших курсов постарались. Никакого хмеля, а настроение повышают.

Она подхватила меня под руку и потащила к стойке, которую уже осаждали желающие «поднять настроение».

– А это не опасно? – на всякий случай уточнила я.

– Обычно нет.

Успокоила так успокоила!

– Сюда! – Из-за кучи спин взметнулась рука.

Эрмилина шустро заработала локтями, и через пару секунд мы плюхнулись на высокие барные табуреты рядом с Майком. С другой стороны стойки несколько девушек – видимо, те самые лекари с факультета заботы – наполняли бокалы и шептали заклинания.

– Вот, специально для тебя, – подмигнув, одна из них подвинула ко мне бокал, в котором покачивалось что-то вроде коктейля: разноцветные полоски жидкостей не смешивались.

Но, в отличие от обычных коктейлей в барах нашего мира, этот ещё и сиял. Подозрительно сиял, между прочим!

Я осторожно посмотрела по сторонам. Все радостно пили из стаканов. Никто замертво не упал, ничем лишним не обзавелся, на запчасти не рассыпался.

Я вздохнула и осторожно потянула коктейль через соломинку. Он оказался вкусным, с приятным фруктовым запахом. Перед Эрмилиной и Майком появились похожие.

– За то, что всё закончилось хорошо! – объявил Майк, подняв бокал одной рукой, другой обнял Эрмилину и чмокнул её в щёку.

Эрмилина смущенно покраснела. Боже, какие же они всё-таки милые.

– И за тебя, Юлия! – добавил Майк. – Ты просто отчаянная. Не ожидал.

Теперь пришла моя очередь смущаться и краснеть. Мы звонко чокнулись бокалами и тут же осушили их.

– Ух ты!

Волосы Эрмилины засияли ярко-розовым. Я потянулась за своей прядью: то же самое. Только мои светились голубым, как у Мальвины.

– Побочный эффект, – рассмеялась Эрмилина. – Тебе очень идёт.

Синий? Мне? Идёт? Вот уж неправда. Но спорить совсем не хотелось.

Настроение взлетело до небес, во всем теле появилась лёгкость, а в голове не осталось ни одной грустной мысли. И я даже не подумала сопротивляться, когда Эрмилина и Майк потащили меня танцевать.

Судя по тому, что волосы остальных студенток сияли всеми цветами радуги, они тоже отдали должное коктейлям будущих лекарей.

– Значит, вечеринки не для вас? – раздался над ухом голос, обладателя которого я совсем не хотела видеть. Лорандис! – Разрешите пригласить?

Ну почему бы ему просто не оставить меня в покое?! Но, прежде чем я успела что-то ответить, его рука уже легла мне на талию, а вторая легонько обхватила ладошку.

Я хотела послать его к чёрту, но вдруг обнаружила, что двигаться вместе с ним в такт музыке – это даже приятно.

Лорандис здорово танцевал, вёл меня уверенно и бережно. Он не отвешивал гнусных шуточек, не говорил сомнительных комплиментов и вообще не делал ничего такого, в чём его можно было бы упрекнуть. Он просто кружил меня в танце, а я бездумно следовала за ним.

Шаг, шаг, поворот, еще шаг, поворот…

Знакомое, давно забытое ощущение, словно привет из той, прошлой жизни, родной и понятной. Полутьма окутывала во всех сторон, над головой вспыхивали искры, в душе колыхалась светлая теплая грусть.

Боже, как же давно я не танцевала вот так вот, во всем полагаясь на партнера. Как безумно давно…

На самом деле, говоря, что не люблю танцы, я кривила душой. В танцевальную студию мама отдала меня ещё лет в пять, и мы даже участвовали в конкурсах, а в некоторых побеждали. Я не бросила танцы и тогда, когда началась учёба в университете.

А потом все так закрутилось…

Музыка закончилась, заиграла новая, но Лорандис не спешил выпускать меня из объятий. А я… Я, кажется, тоже не спешила из них выворачиваться.

К нам подлетела Эрмилина. Видимо, она решила, что меня немедленно следует спасать. А вот я в этом вовсе не была уверена. Не то чтобы что-то изменилось и теперь Лорандис начал мне нравиться. Просто я очень, очень давно не танцевала…

– Извините, я вынуждена украсть вашу даму, – непримиримо объявила Эрмилина, подхватила меня под руку и потащила за собой.

– Не стоило, – пробормотала я в ее спину, – он вроде бы вёл себя вполне прилично.

– О да, – расхохоталась Эрмилина, затормозила и развернулась ко мне. – Он весь вечер пожирал тебя глазами. Видимо, некоторым нравятся девушки, которые периодически швыряют их о стены. Успеешь ещё натанцеваться. У нас есть кое-что поинтереснее. – Она потянулась к моему уху и заговорщически прошептала: – Кассия, старшекурсница с факультета ясности, будет гадать. Допущены только избранные. И ты приглашена!

Прекрасное настроение тут же улетучилось. Мне совсем не нравилось слишком пристальное внимание к моей персоне. Я никогда не стремилась в какой-то там круг избранных и уж точно не хотела, чтобы эти «избранные» звали меня на свои узкие тусовки из любопытства.

– Брось, – рассмеялась Эрмилина. Кажется, она с лёгкостью прочитала это всё на моём лице. – Мы с Кассией из одних краёв. Знаем друг друга с детства. И она разрешила взять тебя.

– А что там будет?

– Гадание на картах. На любовь там и на всякое. Очень интересно!

– И ты во всё это веришь? Ну, в гадания…

– Смотря кто гадает,  – серьёзно сказала Эрмилина. – У Кассии дар.

– Пошли, – решительно согласилась я.

Нет, я вовсе не возжелала послушать прогнозы  про «любовь и всякое», но вдруг получится выяснить что-нибудь про магистра Рониура? С тех пор как он уехал, про него никто ничего не знал. Даже самые заядлые сплетницы академии молчали как рыбы об лед – иначе подруга точно поделилась бы новостями.

Едва мы добрались до нужной двери, под которой уже изнывала стайка «избранных», оттуда донеслось:

– Входите.

Мы все просочились внутрь, миновали небольшую прихожую, в темноте которой виднелись входы в ванную и соседскую комнату, и тихо вошли в призывно распахнутую дверь.

Комната Кассии была похожа на мою и на сотни других студенческих комнат: тот же шкаф, та же кровать…  И все же выглядела совсем иначе.

Зыбкий свет множества свечей рассеивал полутьму, дрожал на потолке, теплыми всполохами плясал на бесчисленных амулетах, которыми были увешаны стены.

Темноволосая красавица с огромными чёрными глазами неподвижно сидела за столом. Я увидела колоду чёрных с золотым тиснением карт возле ее руки…

Никогда не относилась серьезно ко всяким предсказаниям и гороскопам, но тут здравый смысл испарился, накатила странная робость. Атмосфера таинственности в комнате, девушки, которые тихонько, почти испуганно перешёптывались рядом, и сама гадалка – всё это произвело на меня куда большее впечатление, чем я ожидала.

Кассия безошибочно выхватила меня взглядом:

– Решилась?

Я молча кивнула. Не было ни малейшего желания отказываться и выглядеть трусихой.

– Хорошо. Подойди. Только имей в виду: это не шуточки. Готова узнать свою судьбу?

– Готова, – сглотнув, выдохнула я и приблизилась к столу.

Она взяла в руки колоду и стала задумчиво её перетасовывать. А затем выкладывать по одной карте, сплетая из картинок замысловатый узор.

Я не отрываясь, словно загипнотизированная, следила за её пальцами.

Кассия вгляделась в карты, немного помолчала, а потом сказала:

– Твоё сердце не свободно. Ты страдаешь по мужчине. Он старше тебя.

Я ожидала, что сейчас раздастся хихиканье девчонок, допущенных в комнату для гадания. Но сзади стояла такая тишина, что было слышно, как потрескивают свечи.

 

– И что с ним сейчас? – осмелилась я задать вопрос, ради которого, собственно, и согласилась сюда прийти.

Кассия подняла взгляд от карт и несколько секунд смотрела на меня, словно припоминая, кто я такая и почему здесь стою. Затем снова всмотрелась в карты.

Я уже думала, что она не ответит на мой вопрос, но она пробормотала:

– Что бы с ним ни происходило, для него это обычное дело.

Я не торопилась облегчённо выдохнуть, потому что понятия не имела, что считается обычным делом для лучших воинов королевства. Сражаться, лежать ранеными на поле боя или умереть во славу короны?

– В твоей жизни появится ещё один мужчина, – заговорила вдруг Кассия, – влиятельный, сильный.

Я ошарашенно моргнула. Какой ещё другой мужчина, откуда бы ему взяться? Может, она толкует о сэре Лорандисе? А что, он вполне влиятельный и сильный.

Вот только, во-первых, он уже давно появился в моей жизни, а во-вторых, у него нет ни малейшего шанса надолго в ней задержаться.

– Беспощадный, – добавила Кассия каким-то совсем замогильным голосом.

Точно не Лорандис. Или я чего-то о нем не знаю.

Кассия выложила ещё пару карт и несколько бесконечных секунд молча всматривалась в них. А затем быстро смешала карты и объявила:

– Всё! На сегодня гадание закончено.

За спиной недовольно загудели.

– Что ты там увидела? – испуганно спросила я.

– Ничего особенного, – отрезала она, поднимаясь из-за стола и торопливо убирая колоду в коробочку. Бросила взгляд через мое плечо и повысила голос: – Вы не слышали? Все уходите!

Мы вышли в коридор, и я привычно поймала на себе несколько недовольных, а то и откровенно злых взглядов. Ну да, испортила развлечение.