Босс и (не)подчинённая

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Босс и (не)подчинённая
Босс и (не)подчинённая
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 31,24  24,99 
Босс и (не)подчинённая
Audio
Босс и (не)подчинённая
Audiobook
Czyta Валерия Савельева, Роман Попов
20,85 
Szczegóły
Босс и (не)подчинённая
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1. Игорь

Нет, что ни говори, а иногда служебный роман может пойти на пользу и телу, и делу.

Она сидела напротив меня, высоко закинув ногу на ногу. Эффектная, яркая, вызывающе сексуальная.

– Игорь, мы катастрофически не успеваем. Ты обещал дать мне еще людей, – красавица Софья глядела на меня томным взглядом через полуприкрытые глаза. Так же, как смотрит в ожидании бурного секса.

– Знаю. Очередной проект будет делать новый отдел, – кивнул я – Немного разгружу тебя.

Предстоящая работа обещала быть денежной и интересной. Разработка рекламы для элитного спортивного клуба – от логотипа, визиток и плакатов до видеоклипа, если пожелает заказчик. Давно планировал для особо искушенных клиентов создать небольшой отдел. Это не рутина, тут нужен грамотный, творческий и нестандартный подход.

– Отлично, – удовлетворенно кивнула Софья.

Я ни минуты не пожалел, что взял ее на работу четыре года назад. Амбициозная, упорная, дерзкая. Идет по головам, но своего добивается. Я поставил Софью Шаронову начальником сектора уже через год. И она оправдала мои ожидания. Ей двадцать девять, но заткнет за пояс любого опытного руководителя. Подчиненных держит в ежовых рукавицах. Зато результат блестящий – ни одного провала или сорванных сроков.

И кроме того, Софья заводит меня с пол-оборота. Даже дресс-код она ухитряется носить эротично. Длинные темные волосы аккуратно уложены на затылке. Изящные черные туфли на высоком каблуке, обтягивающая юбка за колено, светлая блузка. Вроде ничего особенного, просто и элегантно, если не сказать – сдержанно. Но сколько в ней шарма!

Перехватив мой изголодавшийся взгляд, Софья хищно ухмыльнулась в ответ и коснулась холеными наманикюренными пальцами верхней пуговицы блузки. Все схватывает на лету.

Вполне естественно, наши служебные отношения постепенно переросли в нечто большее. Молодая, напористая и уверенная в себе Софья смогла завоевать мое доверие не только в работе. Хотя я всегда считал, что отношения «босс – подчиненная» не лучший вариант. До Софьи свою личную жизнь я строил вне работы. Но не бывает правил без исключений.

Мы стали любовниками полтора года назад. Мне пришлось добиваться Софьи, я заваливал ее подарками, водил по клубам и ресторанам. Софья была холодна, как айсберг. Но я прекрасно понимал, что это всего лишь игра, охота. Она набивала себе цену и делала это очень умело. Но тем желаннее была награда.

Эта женщина знает, что она очень хороша. Не просто хороша – великолепна. Отличный экземпляр в моей коллекции. Умелая любовница, редкая красавица. Такая не даст скучать в постели. Никогда не знаешь, что она придумает на этот раз.

Время от времени мы крепко ругались, и тогда искры летели во все стороны. Она фыркала и уходила от меня, громко хлопнув дверью. Я бесился от злости и находил утешение с другими красавицами. Благо подобного добра, под пафосным названием «светская львица», вокруг пруд пруди.

После этого Сонька резко становилась покладистой, я заваливал ее подарками, мы мирились, и все продолжалось, как до ссоры. Острые ощущения только распаляли наши и без того горячие отношения.

Я снова взглянул на Софью. Ее откровенный взгляд манил и завораживал. Какая работа, когда рядом изнывает от желания такая девушка?

Возможно, не стоит ждать сегодняшнего вечера. Тем более неизвестно, как долго продлится ежегодный корпоратив. Нехорошо, если глава фирмы покинет вечеринку раньше положенного срока и уединится со своей подругой. Какой пример для подчиненных? Сейчас скажу секретарше, чтобы никто нас не беспокоил, и можно немного расслабиться в комнате отдыха.

– О новом отделе я и хотела поговорить, – томный голос Софьи вернул меня на грешную землю.

– Да, слушаю тебя, – мне не хотелось отвлекаться от приятных мыслей. – Только давай покороче.

Я встал из-за стола и подошел к ней. Софья понимающе улыбнулась и поднялась мне навстречу. Моя рука невольно легла на тонкую талию. Я погладил ее спину, спустился ниже. Ах, как хороша, стервь! Хочу ее немедленно! Можно прямо на моем рабочем столе. Расстегнул верхнюю пуговку на ее белой блузке, но она перехватила мою руку.

– Сначала дело, развлечения потом.

– Ладно, говори, – я освободил руку, расстегнул ее вторую пуговицу и коснулся упругой груди. – Ну, что ты еще придумала?

– Новому отделу нужен начальник…

– Естественно… – погладил ее тугую задницу. Не удержался и вцепился в нее пятерней. – Есть несколько кандидатов. Собеседование в понедельник… Но давай не будем об этом сейчас.

– Не нужно собеседование… – томно протянула она и впилась в мои губы страстным поцелуем.

Через пару минут я с трудом перевел дух и нажал на кнопку вызова секретаря:

– Влада, я занят. Никого не принимаю.

– Хорошо, Игорь Юрьевич, – по голосу умницы-Влады не поймешь, догадалась ли она, что у меня за совещание?

Софья облизнула алые губы и призывно посмотрела на меня:

– У меня есть отличный кандидат на место начальника отдела.

Она дразнила меня, провоцировала, и я не мог думать ни о чем, кроме как об этой развязной девчонке.

– И кто же это?

– Дмитрий, – она снова впилась в мои губы.

– Ты с ума сошла? – отстранился я.

– Почему? – Софья потянула меня за галстук, но я убрал ее руку. Она перешла допустимую черту. Такого я не потерплю ни от кого. Это не поводок, да я и не Бобик.

– Я взял твоего младшего брата по твоей настоятельной просьбе, но не собираюсь оставлять его в фирме после окончания испытательного срока.

– Чем он тебе не угодил? – искренне удивилась Софья, вскинув черные брови. – Интеллигентный мальчик, умный, воспитанный.

Умный? Воспитанный? Это она о Диме? Серьезно? Неудачливый бабник и редкостный лентяй.

– В отличие от тебя, он не хочет работать вообще и не умеет работать в команде, в частности, – заметил я.

– Он еще очень молод, он научится, – ладонь Софьи легла на мое плечо. – Диме нужен карьерный рост.

– У меня солидная рекламная фирма, а не институт и даже не профучилище. Тут надо работать, а не учиться. Начальник отдела кадров доложила – на него жалуются девушки. Он к ним хамски пристает, говорит сальности и распускает руки.

– Старая сплетница! И ты ей веришь? Девок лапает – так это естественно. И они его сами провоцируют, – нетерпеливо отмахнулась Софья. – А у парня гормоны играют. Да и ты ко мне пристаешь, не так ли? И мне это очень приятно…

Происходящее нравилось мне все меньше и меньше. Я никому не позволю манипулировать собой. Тем более женщине-подчиненной.

– Дай ему шанс, – продолжала наступать Софья. – Дима будет отличным начальником отдела.

– Этот шанс у него был. Три месяца твой Дима протирал штаны и ничем не зарекомендовал себя. Одна более-менее приличная дизайнерская работа по наружной рекламе, и это все, на что он способен? У него нет ни умения, ни желания расти профессионально.

– Дима с отличием закончил художественно-промышленную академию Штиглица в Питере, – возмутилась Софья.

– Но рисовать не научился. Креативного мышления у Дмитрия я не заметил. То, что ваши родители купили ему красный диплом, ни о чем не говорит. Очевидно, поэтому он до сих пор ни в одной фирме долго не задерживался.

– Он очень талантлив, только скромность мешает ему проявить себя.

– Скромность? – возмутился я. – Скажи уж лучше – врожденная лень.

Но Софья не слушала меня. Она продолжала упорно идти в атаку.

– Диме нужен размах. А твои сотрудники отнеслись к нему враждебно, – в голосе Софьи сквозила обида за брата. – Назначь его начальником отдела и не пожалеешь. Я помогу Диме на первых порах советом и делом. Ты знаешь, я смогу, – ее пальчики шаловливо пробежались по моей груди и расстегнули пуговицу на рубашке.

Подобного я от нее не ожидал. Одно дело крутить роман с боссом, другое – пытаться боссом руководить и навязывать ему свои желания. Досада накрыла меня с головой. Желание не прошло, но я понял, что не позволю себе сейчас прикоснуться к Софье. Ведь знал, что нельзя смешивать работу и секс! Знал, но все-таки наступил на грабли.

– Так или иначе, но не может быть и речи, что он останется в фирме. А уж тем более в качестве начальника отдела.

– Но я прошу тебя, – можно подумать, подобная просьба хоть чего-то для меня значит.

– Я не меняю своих решений, – отрезал в ответ.

Я поправил галстук, застегнул пуговицу и вернулся за стол. Но Софья не отступала. Ее настырность начинала реально злить. Она по-свойски уселась на край стола и тихонько ткнула меня кончиком туфли в бедро:

– Не будь букой. Что тебе стоит? Отдел-то будет небольшой, как я слышала. Дай Диме возможность проявить себя.

Так, значит, она за моей спиной уже и справки наводила о новом отделе. И, однозначно, все в конторе знают о наших отношениях. Я, конечно, секрета из этого не делал. Но вопрос, как именно Софья эти отношения преподносит? Возможно, дает понять, что вертит мной как пожелает.

– Закончим этот разговор, – я с трудом сдержал нарастающую злость. – И больше никогда не пытайся вникать в мои дела. Сядь в кресло и не забывайся!

Софья сердито соскользнула со стола и вернулась в кресло. Она нервно постукивала пальцами по деревянному подлокотнику.

– Я еще раз прошу тебя назначить Диму начальником отдела, – с нажимом произнесла она. – Для меня это дело принципа.

Ах, даже так? Ну, ну…

– Твой брат – дебил, прости за откровенность, – раздраженно бросил я. – А тебя я подобрал в загибающейся фирмешке и сделал тем, кем ты теперь являешься. Так что всегда помни об этом!

Последовавшей за этим реакции я не ожидал. Лицо Софьи покрылось пятнами, а голос задрожал от гнева:

– Как ты смеешь так говорить со мной?! – заорала она.

Натуральная истеричка. Такой я ее еще никогда не видел. Похоже, я сильно заблуждался по поводу Софьи. Не так уж она и умна. Обычная капризная стерва. Решила, что раз спит со мной, может вести себя подобным образом? Не на того напала!

 

– Или ты назначаешь Диму начальником отдела, или между нами все кончено! – взвизгнула она.

– Как пожелаешь, – пожал я плечами. Не думал, что наши отношения прекратятся так резко. Ну, видимо такова судьба.

– Я уволюсь! Меня давно приглашает Киреев! – продолжала верещать на ультразвуке Софья.

От ее воплей звенело в ушах, и я поморщился. Нашла чем напугать. Киреев мой конкурент. И что?

– Не ори. Увольняйся – твое право. Возражать не стану. Свято место пусто не бывает, – честно предупредил я. – Больше тебя не задерживаю, иди, свободна.

Досадно, что я так ошибался на ее счет. Все-таки не стоило заводить роман на работе. Да, иногда надо думать головой, а не другим местом.

Софья резко вскочила с кресла и, сердито стуча каблуками, покинула мой кабинет. И естественно, громко хлопнула дверью. Все в стиле жанра. Дура, обыкновенная дура! Хотя и с амбициями.

Вызвал Владу. Потребовал кофе.

Всегда подбираю персонал лично. Даже с уборщицей провожу собеседование сам. И никогда не ошибался. А Софью не смог раскусить за четыре года. Идиот! Где были мои глаза и мозги? Ясно где…

Влада, конечно же, по лицу Софьи догадалась, что произошел скандал. Она принесла мне чашку черного кофе, поставила ее передо мной и замерла, в ожидании дальнейших указаний. Они были просты.

– Запри приемную, – велел я.

Спустить пар все-таки надо. Я как-то очень сильно завелся.

Умеет Софья довести мужика до нужной кондиции за пару минут. Но теперь у меня к ней интерес пропал. А желание осталось. Ладно, поменять любовницу не проблема. Да и надо ли иметь одну постоянную?

Влада вернулась через несколько секунд и сразу подошла ко мне. Без разговоров, без условий. Она знает, что сегодня ее ждет хорошая премия. И выдана она будет наличными. Раньше так было всегда.

Что ж, возобновим давние традиции. Влада всего лишь дневная любовница, девочка по вызову, секретутка, если угодно. Связь с ней я даже не считаю за служебный роман. С Владой можно быстро расслабиться, снять напряжение и все. Никаких продолжений вне кабинета. Она умеет держать язык за зубами и за это получает неплохие деньги.

Мы молча прошли в комнату отдыха, и я так же молча повалил Владу на огромный кожаный диван. Жадно ощупал ее тело. Впился губами в шею Влады. Скорее, скорее зацеловать, измять ее! Нетерпеливо расстегнул на Владе блузку, задрал юбку. Как всегда, в чулках. Умница, знает, что я люблю! Все просто и понятно. Влада призывно изогнулась и обняла меня за шею.

– О, босс… – простонала она.

И пошла Софья куда подальше со своими условиями и ультиматумами. Прекрасно обойдусь без нее! Ах, Влада, Влада! Ничем не хуже Соньки, только говорит меньше, знает свое место и мозги не выносит.

Но что-то в Софье есть, что не позволяет просто выкинуть ее из головы. Ладно, сейчас не до душевных терзаний. Об этом подумаю позже. Я резко перевернул Владу на живот и намотал ее длинные белокурые волосы на руку. Она гортанно рассмеялась:

– Скучали по мне?

– Да, – прорычал я. – Скучал.

Глава 2. Лина

Я отхлебнула черный кофе, воткнула флешку в комп и отправила файлы на печать. Принтер заурчал, немного подумал и начал нехотя исторгать из себя листы бумаги.

Вчера я взяла работу на дом, чтобы успеть закончить рекламные буклеты и баннеры для ателье авторской одежды одного очень популярного в городе модельера-дизайнера. Я проработала почти всю ночь, и теперь только крепкий кофе мог вернуть меня к жизни.

То, что получилось, мне очень понравилось. Выразительно, интересно, привлекательно. Лаконично и емко. Графика мне всегда хорошо удается.

Я распечатала все в двух экземплярах: для заказчика и для Софьи Павловны – нашей строгой и взбалмошной начальницы. Она любит делать поправки собственноручно на бумаге. Черкает безжалостно, но в итоге все равно остается то, что предложила я. Сыплет едкими замечаниями и сомнительными остротами. Начальнице нравится унижать подчиненных. Очевидно, в ее понимании это создает ей образ железной леди.

Налила себе вторую чашку кофе. Лишь бы успеть все подготовить до прихода начальницы, а то воплей будет как на пожаре. По мне, так она обычная курица с сильно завышенной самооценкой.

Я начала работу в фирме три года назад, пришла сюда сразу после института. Не то чтобы мне очень нравилось работать тут. Вечный аврал, нервная обстановка. Но с другой стороны, работа интересная и творческая. Если бы не Софья Павловна, все было бы просто замечательно. Но она любит изображать бурную деятельность. Ей нравится сталкивать сотрудников между собой. Руководит по принципу – разделяй и властвуй.

Начальница старше меня всего-то года на четыре, но сколько в ней гонора! Можно подумать, весь мир крутится вокруг ее персоны. А учитывая, что она официальная любовница нашего босса, спорить с ней и отстаивать свое мнение не стоит.

Поэтому я молча выслушиваю все ее замечания и вношу исправления. Потом она опять орет на меня, требует все переделать с нуля, и так несколько раз. В итоге возвращаемся к первоначальному варианту. Потом начальница беззастенчиво присваивает мою выстраданную работу себе. А я просто тупая девчонка, которой еще учиться и учиться. И учиться мне, естественно, следует у несравненной Софьи Павловны.

Зато со стороны кажется, что именно она генератор всех гениальных идей. Софья Павловна использует сотрудников сектора как личных рабов. Но исполнителям неплохо платят, так что коллектив особо не возмущается. В конце концов, кому не нравится, может идти на все четыре стороны. Никого тут силой не держат.

А коллектив у нас очень даже хороший. Только затюканный жизнью и Софьей.

Принтер утробно хрюкнул и выплюнул последний лист. Что ж, я успела вовремя.

Где-то за час до обеда в кабинет энергично вошла Софья Павловна. Я ожидала пришествия начальницы раньше. Как правило, наша Фурия влетает в кабинет в районе десяти утра и устраивает всем без разбора разнос. Очевидно, профилактики ради, чтобы негры не расслаблялись.

Она прошла прямо к моему столу. Нервозность сквозила в каждом ее жесте.

– Так, что у тебя получилось? Успела все? Заказчик ждать не будет. Или, как всегда, провозилась и результат сырой? – не посчитав нужным поздороваться с подчиненными, наша железная леди энергично приступила к работе.

Она была взвинчена до предела и даже не пыталась скрыть этого. Интересно, кто ее успел так завести? Однозначно, не я.

– Вот, – я разложила перед ней листы с окончательным вариантом рекламы. Эх, хорошо получилось! Приятно ощущать удовлетворение от отлично выполненной работы.

– Что это? – вскинула черные брови Софья. – Что это, я тебя спрашиваю?

– Это – рекламный баннер… – начала я, слегка опешив от такого резкого начала. Похоже, опять железная краля не в духе. – Цветовая гамма выдержана с учетом пожеланий заказчика. Мы с ним это обсуждали. Он остался доволен. А это…

Но она не дала мне договорить.

– Вижу. Это не баннер, это – убожество! Где ты училась, в малярной мастерской?

Ну, началось… Сейчас будет орать, как торговка на рынке. Но все оказалось намного серьезнее.

– Ты получаешь деньги за то, что рисуешь совершенно бездарные вещи. У тебя нет никакого креативного мышления. Никчемный сотрудник, занимающий хорошее место! Гнать таких, как ты, надо из фирмы!

Она взяла мою работу и начала не торопясь рвать ее. Потом Софья скомкала клочки и швырнула их мне в лицо:

– Переделать, немедленно! Бездарность!

Я замерла от такой наглости. Бумажки закружились вокруг меня, опадая снежными хлопьями на пол. Моя отличная работа была безжалостно раскритикована. А меня смешали с грязью.

Это стало последней каплей. Все, хватит! Я аккуратно собрала бумажки с пола, сложила их как снежок и швырнула в лицо Соньке. Надоело терпеть ее хамство.

– Это – отличная работа. И только слепой этого не видит!

Сонька задохнулась от праведного гнева:

– Да как ты!… Да кто ты!.. Как посмела!!! Вон!!! – ее голос сорвался на фальцет.

Она вскинула руку, и дрожащий от гнева палец с длинным холеным ногтем указал в сторону двери.

– Вон отсюда, хамка!!! – взвизгнула Софья.

– От хамки слышу! – парировала я. – Самодурка, а не начальница! Курица надутая!

Мне вдруг стало все равно. Ну, подумаешь, уволюсь. Зато нервы целее будут. Больше я молчать не стану. Пусть только попробует еще оскорбить меня. Я тоже ругаться умею, когда достанут.

Меня накрыл кураж самоубийцы, и я была не прочь ввязаться в скандал. Очевидно, Софья это поняла. И, неожиданно стушевалась. Видимо, раньше никто не смел дать ей отпор.

Я обвела кабинет победным взглядом. Сотрудники замерли от неожиданности. И по их лицам я поняла – они на моей стороне.

Софья Павловна, наконец, взяла себя в руки и попыталась натянуть на лицо холодное светское выражение. Это у нее получилось плохо – рот кривился от злости, а глаза хаотично метали молнии и слегка дергались.

– Лина, ты уволена. Ты перешла все допустимые границы приличия, – зловеще прошипела она.

Я перешла? А мне казалось, это Софья орала как резанная и первая начала меня оскорблять. Но я промолчала. Больше не хотела опускаться до ее уровня.

– Немедленно иди в отдел кадров и пиши заявление. Иначе выгоню по статье! – глаз железной леди напоследок дернулся. Сонька развернулась и спешно покинула поле боя. Бежала с позором. Типа, последнее слово осталось за ней. Ну, ну!

– Да пошла ты… – процедила я ей вслед сквозь зубы.

Она услышала и бросила мне через плечо:

– Дура деревенская!

Вообще-то я не из деревни, а из маленького и очень симпатичного городка. Да и в деревнях живут далеко не дуры. Повела себя Сонька не лучшим образом и показала свое гнилое нутро всем подчиненным. Хотя мы всегда догадывались, что за маской железной леди скрывается обычная хамоватая девица.

Все, можно собирать манатки. Ну и ладно. Надоело терпеть насмешки и унижения от гламурной овцы, единственное достоинство которой – умение плести интриги. Ах, да, и еще спать с боссом. Как я могла об этом забыть? Ведь именно так она построила свою карьеру в фирме.

Я скопировала все, что было на моем компе. Отформатировала диск. Возможно, что-то и смогут восстановить. Но не факт. Не доставайся же ты никому, моя интеллектуальная собственность!

Вокруг меня собрались коллеги.

– Ну, ты даешь! – восторженно выдал Антон, еще один молодой дизайнер. – Отчаянная!

– Молодец, не побоялась, – поддержала Елена Владимировна, дама бальзаковского возраста. Отличный художник и замотанная бытом женщина.

– Сама от себя не ожидала, – призналась я честно. – Просто достало ее постоянное хамство.

– Ты же не будешь увольняться? – с ужасом спросила моя подруга Инна. – Перебесится наша звезда и успокоится.

– Похоже, придется писать заявление. После такого она не успокоится. Я ее публично унизила. А Софья Павловна всегда считала, что это только ее право. Ну и пусть. Надоело вздрагивать каждый раз, когда Сонька подходит ко мне. Это же ненормально.

Но сначала я пойду к боссу и скажу все, что думаю о его паршивой фирме. Я собрала немногочисленные личные вещи в коробку из-под сапог, которую мне от доброты душевной выделила Елена Владимировна.

На меня смотрели как на народную героиню. Я даже загордилась. Видимо, тщеславие и мне не чуждо. Может, пора возглавить народное восстание? Объединить вокруг себя униженных и оскорбленных Сонькой? Нет, не стоит. Просто уйду красиво, громко хлопнув дверью в кабинете начальника.

Я зажала в руке флешку с моими работами и направилась к лифту. Через минуту он нес меня на Олимп, в обитель нашего всемогущего босса. Великого и ужасного. Он редко разговаривал с простыми смертными. Только при приеме на работу и на редких корпоративах. Там он изображал демократичного и справедливого начальника.

Именно сегодня господин Арбенин собирался пообщаться со своими верными подданными. Намечалась грандиозная вечеринка в честь дня основания нашей фирмы. На нее я уже не попаду. Ну, невелика потеря. Переживу.

Я разговаривала с Арбениным, когда проходила собеседование. По какой-то своей прихоти он с каждым претендентом на работу общается лично. Арбенин говорил мало, смотрел пронзительно, а я трепетала от ужаса, что меня могут не принять в фирму. Приняли. Теперь уже не знаю, хорошо это было, или плохо. Однако опыта я тут набралась. А это лишним не бывает.

Это было давно, и с тех пор я с боссом ни разу не общалась. Зато теперь я выскажу ему все, что думаю о нем, его руководстве, его любовнице и его фирме.

Двери лифта бесшумно распахнулись, и я очутилась в просторной светлой приемной, обставленной современно и очень функционально. За столом сидела роскошная пышногрудая блондинка. Секретаршу Владу знали все. Мужики тайно вздыхали по ее прелестям, женщины откровенно завидовали аппетитным формам.

 

Влада подняла на меня томные коровьи глаза:

– Что вам? – пропела она, естественно, не ответив на мое приветствие. Я же никто, в ее понимании.

– Мне надо видеть Игоря Юрьевича.

– Он никого не принимает, – устало произнесла Влада.

– Я увольняюсь.

Моя последняя фраза оживила умирающую от переутомления секретаршу.

– И что? – возмущенно воззрилась она на меня. – Все вопросы по увольнению к заму по кадрам. Идите на второй этаж, запишитесь на прием, оставьте телефон. Вам позвонят и сообщат, когда Евгения Петровна сможет Вас принять.

– Я увольняюсь немедленно и мне нужно к Игорю Юрьевичу.

– Зачем? Не думаю, что он вообще в курсе, кто вы. Идите в отдел кадров, – томным голосом сирены возвестила Влада. – Вы мешаете мне работать.

– Мне не надо к заму или в отдел кадров, мне надо к Игорю Юрьевичу, – священного трепета я не испытывала и была готова прорваться к боссу во что бы то ни стало.

Я окинула взглядом помещение. Дверь в святилище справа от входа. Я доберусь до нее скорее, чем томная Влада выскочит из-за стола. Вряд ли дверь заперта. Ну что ж, вперед!

В два прыжка я очутилась у заветных врат, ведущих в святая святых нашей фирмы. Рванула на себя ручку, влетела в кабинет босса. Услышала за спиной возмущенные вопли секретарши и грохот отодвигаемого кресла. Быстро захлопнула дверь и повернула замок. Все, прорвалась.

Дубовая дверь содрогнулась под напором врезавшейся в нее Влады. Наступила оглушающая тишина.

В кабинете было прохладно. На стене, над большим столом из какого-то экзотического дерева, висела огромная абстрактная картина с цветными пятнами и полосами. Кожаные кресла цвета кофе с молоком, такой же диван в углу. Рядом с ним чайный столик. Хозяина роскошного кабинета я увидела не сразу.

Босс стоял у большого окна вполоборота ко мне, скрестив руки на груди. Он взирал на город, лежащий у его ног, с задумчивым видом триумфатора. Прямо Наполеон, только высокий, без пуза и, к счастью, без белых лосин. На вид лет тридцать пять. Молодой у нас босс. Но шустрый, вон как развил свою фирму. Сложен как античный бог. Широкоплечий, стройный, подтянутый. Идеальная стрижка, роскошный темный костюм. Не сомневаюсь, что дорогой, и наверняка какой-нибудь Армани или Гуччи. Увы, не разбираюсь я в брендах.

Босс оглянулся через плечо и пронзил меня ледяным взглядом темно-серых глаз:

– Кто вы и как сюда попали?

– Я – Полина Воронцова, работаю в вашей фирме и мне надо с вами поговорить.

Арбенин выгнул бровь:

– У меня нет на вас времени.

И этот туда же! Времени у него на меня нет? А в окно смотреть, значит, есть? Ничего, найдет! Видимо, отчаяние обреченной на увольнение придало мне наглости.

– Я никуда не уйду, пока вы меня не выслушаете, – заявила я и рухнула в кресло.

Босс обошел меня, с интересом заглянул в лицо.

– С чего бы мне это делать? – он уселся за стол и нажал на какую-то кнопку.

Замок сухо щелкнул, дверь распахнулась, и в кабинет ввалилась Влада.

– Я ее не пускала! – заверещала секретарша.

– Вызови охрану, – устало попросил ее босс. – Или, может быть, все-таки сами уйдете? – обратился он ко мне.

– А что, так сложно послушать, то, что хочет сказать вам сотрудник? – наивно поинтересовалась я. – Это займет меньше времени, чем разбирательство в суде. А я туда обязательно обращусь, если ваши гориллы прикоснутся ко мне. Уж будьте уверены!

– Ладно, – махнул рукой Арбенин. – Иди, Влада. Но если эта ненормальная выкинет еще какой фокус, вызывай не охрану, а полицию. А вы, девушка, имейте в виду, что в кабинете ведется видеозапись, – он кивнул на маленькую коробочку под потолком, в которой зловеще горел красный огонек. – Так что не пытайтесь раздеваться и вешаться на меня, чтобы потом обвинить в домогательстве.

– И не надейтесь, – отрезала я. Еще чего не хватало!

– Итак, коротко и по делу. У вас пять минут, – произнес босс и нагло ухмыльнулся, изучающе глядя мне в глаза.