3 książki za 35 oszczędź od 50%

Звёздный путь

Tekst
0
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава первая

Пассажирский лайнер совершал обычный рейс. Корпус корабля мелко-мелко завибрировал. По узкому проходу между креслами плавно двигалась стройная, затянутая в голубую униформу, бортпроводница. Она поправила локон, который выбился из-под пилотки. Профессиональная, заученная улыбка появилась на слегка бледноватом от постоянных перегрузок, лице.

–Уважаемые пассажиры! Пристегните, пожалуйста, ремни безопасности! Через несколько минут взлет! Уважаемые пассажиры, в целях вашей личной безопасности пристегните, пожалуйста, ремни! Анатолий вздохнул, и оглянулся вокруг. В основном, пассажирами этого рейса были люди преклонного возраста, студенты, подростки да коммивояжеры. Можно сказать, такая публика, не обладающая толстым кошельком для первого класса. Но имеющая достоинство, чтобы не пользоваться третьим классом для малоимущих, и переселенцев с кучей детей, багажа и визгливых шавок. Рядом с ним дремал седой мужчина лет под шестьдесят. Чуть поодаль сидел обрюзгший толстяк. Его соседкой была такая же полная дама. Они увлеченно поглощали бутерброды с копченой колбасой и сыром. Немного дальше приткнулась компания студентов. Это был его первый, и, как надеялся, последний, рейс на пассажирском перевозчике второго класса. До этого ему приходилось летать только на военных кораблях. Осмотревшись вокруг, он бросил небрежный взгляд в иллюминатор. Там все было в плотной дымке пыли, выхлопных газов. «Что я скажу матери? Что зря проучился пять лет, чтобы получить должность начальника космопорта на какой-то захолустной планетке третьего класса!». И не заметил, как около него приостановилась бортпроводница. – У вас какие-то проблемы? Вам помочь?

– Нет, все нормально. Извините, я немного задумался. Я сейчас пристегнусь! – Руки машинально взяли ремень безопасности. Замок защелкнулся с противным звуком, который напоминал скрип старого замка. – Вы довольны? Вежливая, но более теплая, улыбка, появилась на девичьих губах.

– Но это не моя прихоть. Поймите, это приказ командира.

– Понимаю! – Кивнул Анатолий. Он посмотрел в глаза девушки, такие темные, таинственные, как ночное небо над его домом. Ему хотелось еще что-то сказать, и он ничего не придумал, как попросить свежие газеты. – Принесите, пожалуйста, прессу. Думаю, я успею просмотреть до конца рейса!

– Более чем! Чуть позже у вас будут газеты. Когда корабль выйдет на постоянной курсе. И не помешают посторонние колебания. Сейчас могу разве что предложить вам лимонные леденцы, если вас мучает боль в голове и тошнота при взлете.

–Спасибо. Не откажусь! – Анатолий протянул руку. И бортпроводница, вынул из кармана длинный флакон, откупорила крышечку. И на его широкую ладонь упало два желтоватых шарика. – Благодарю вас!

– Не стоит благодарности! Это всё-таки моя работа!

– Пожалуйста, и мне парочку! – Приоткрыл глаза сосед Анатолия.

– Нет проблем! – Девушка ловко положила на протянутую ладонь мужчины ароматные шарики леденцов. И хотела, было убрать остатки обратно, но ее окликнул полный мужчина из соседнего ряда. Он быстро доел остатки бутерброда. И, смахнув крошки, выкрикнул голосом трагического актера:

– Мне уже плохо, дайте поскорее мне таких леденцов! «Вот жирная свинья, еще не взлетели, а уже жрет, боится вес потерять! Да с таким аппетитом он уж точно от него никуда не денется!». – Презрительно глянул в его сторону Анатолий. Он-то мог похвастаться своей фигурой. Мускулистый, подтянутый, ловкий, без единого грамма лишнего жира, всегда получал высший бал на физподготовке своего курса. И часто-густо обставлял закаленных во многих схватках однокурсников, за что его уважали.

– Секундочку! – Бортпроводница направилась к нему. Однако взгляд быстро, профессионально проверял, как пассажиры выполнили инструкции. Анатолий вздохнул, и с грустью взглянул на круглые шарики. Он никогда не страдал стартовой болезнью. И эти леденцы были только лишь простым предлогом перебросится парой фраз с удивительной девушкой, которая впервые заставила затрепетать сердце. «Ну что, умник, ведь сам напросился!». – Ехидно проговорил внутренний голос. – «А теперь жри эту желтую дрянь цвета детского дерьма!». «Ну и съем! Подумаешь! Люди едят, и никто не траванулся! Все живы и здоровы!». – Он слизнул с ладони желтоватые шарики. И ощутил приятный привкус лимонов и свежести мяты. В корабль слегка покачнулся, начал привычный взлет. Вибрация немного усилилась. А потом практически пропала, потому что космолет покинул зону взлетную площадку. И направлялся дальше, выходя на заданную траекторию. Седоватый мужчина странно взглянул на него. И грустно пробормотал:

– Да нет, это невозможно….

– Извините, почему вы так смотрите на меня?

– Да так…. Вы очень похожи на одного моего знакомого. Но его давным-давно нет в живых. Извините. – Мужчина откинулся на кресло, и закрыл глаза.

– Ничего, бывает. – Анатолий прикрыл глаза. И память отбросила на несколько дней назад. Анатолий на своем курсе был младшим. Окончив школу в шестнадцать, с золотой медалью, без особых проблем поступил в летную академию. Но на своем курсе был самым молодым, и на фоне двадцатипятилетних, крепких, повидавших многое в своей жизни казался случайно заблудившимся мальчишкой. И ему частенько приходилось доказывать свой авторитет с помощью силы, ловкости, и простой смекалки. Постепенно сокурсники начали его уважать, не обращая внимания на большую разницу в возрасте. Тем более, даже в академии Анатолий был одним из лучших студентов. Но не гордился этим, а часто помогал своим сокурсникам в решении задач, или делился конспектами. Но когда в уютном кабинете декана факультета сидел начальник кадрового управления летным составом, и давал назначения выпускникам летной академии, ему пришлось вспомнить, что, в отличие от других, ему всего двадцать один год. И слишком молод неопытен и для командира космолета первой межзвездной категории. Перед ним сидел седоватый, сероглазый мужчина в темно-голубой форме. И задумчиво вертел в руках красный диплом.

– Так, так, так…. – Проговорил после некоторой паузы кадровик. – Н да, ваш диплом довольно-таки впечатляет, курсант Николаев. Вы неплохо учились. Анатолий с трудом сдержался, чтобы не скорчить недовольную гримасу. И в голове промелькнуло: «Ха, если сказать, что «неплохо учился», то это сказать ничего! Да я один из лучших выпускников этой академии. А мой высокий средний балл позволял мне учиться бесплатно и даже получать стипендию». Но ни одно слово не сорвалось с губ, не одна мысль не отразилась на спокойном, лишенном эмоций, лице. – Так, так, – продолжил кадровик. – Ваш диплом довольно таки впечатляет, курсант Николаев. Ну что ж, могу предложить вам должность младшего пилота на сухогрузе «Анталия». Оплата по категории W2, полное социальное страхование, оплачиваемый двухмесячный отпуск и всё такое прочее. Услышанное заставило слегка побледнеть. Но все же огонёк надежды затлел в груди, и он робко поинтересовался:

– Надеюсь, это межзвёздный корабль? Скептическая улыбка отразилась на тонких губах кадровика.

– Нет, для своего возраста вы слишком замахнулись. Это простое грузовое судно. Оно доставляет на одну из малых планет руду с разработок в метеоритном поясе. Анатолий с горечью вздохнул. «Вот и результат: после пяти лет напряжённой учёбы на звёздного пилота мне предложили карьеру простого каботажника. А это то же, что заставить высококлассного программиста заниматься простым бухгалтерским учётом».

– А как насчёт межзвёздных кораблей? – Спросил почти обречённо, без всякой надежды.

– Вакансий, для вас, увы, нет. Вернее, они есть, но на должности, требующие определённого опыта. Вы для этого слишком молоды и неопытны. – Кадровик заглянул в папку с личным делом, – Вам всего двадцать один год! Да и стажа нет, который нужен для полетов такого класса. Вот если бы вы пару лет налетать в качестве пилота-стажера, то сейчас у нас был бы другой разговор. Мне очень жаль, молодой человек.

– Но как же Пирогов, который поступил в университет в четырнадцать, а закончил его в двадцать? Саркастическая улыбка появилась на губах кадровика.

– Да вы еще Македонского приплетите, который командовал огромной армией в четырнадцать лет. Это не то время, да и не та техника. Межзвездный кораблю и конь, даже породистый, не одно и то же. Вы получили распределение, и ваша обязанность отработать пять лет, чтобы вернуть средства, которые затратило государство на вашу подготовку. Анатолий угрюмо кивнул, и поднялся.

– Ваши документы и направление в канцелярии курса. Желаю вам удачи!

– Я все понял. – Уныло проговорил Анатолий. В этот момент тревожно зазвенел звонок мобильного. Кадровик вытащил трубку.

– Да! Его лицо внезапно приобрело подобострастное выражение. И он только испуганно, словно попугай, говорил, – да, да. Так точно!

– Я могу идти? – Анатолий остановился у двери.

– Погодите! – Нетерпеливо махнул на кресло кадровик. Выслушав указания от своего собеседника, устало вытер пот со лба. И положил мобильник перед собой. – Анатолий Алексеевич, обстоятельства несколько изменились. Есть вакансия начальника космопорта на малой планете Мышка. Да, планета молодая, недавно освоенная. И условия работы довольно-таки тяжелые. Но год работы засчитывается за два, а потом вы сможете воплотить свою мечту. И стать простым стажером. Но потом и капитаном межзвездного корабля. Выбирайте, то ли таскать руду пять лет, то ли через два с половиной года выйти свободным человеком.

– Я согласен на последнее предложение! – Выпалил Анатолий, практически не задумываясь.

– Вот и отлично! – Странные огоньки вспыхнули в глазах кадровика. – Я вам даю три дня, чтобы повидаться со своими близкими. Вы женаты?

– Нет, не успел. Вы же сами знаете, что слишком молод.

– Хм, не подумал…. По документам у вас мать и сестра. А где ваш отец? Анатолий слегка поморщился, потому что кадровик затронул болезненную струнку.

 

– Я своего отца практически не помню. Мама рассказывала, он был командиром космолета, и не вернулся из какой-то дальней экспедиции.

– Алексей Николаев…. Слышал о таком капитане. Н да…. – Лицо кадровика стало грустным. – Через три дня, нет, через четыре, отправляйтесь к месту назначения. Есть еще вопросы?

– А почему именно планета названа так странно, Мышка? – Брови Анатолия слегка вздрогнули от удивления.

– Так назвали эту планету первооткрыватели. То ли от цвета планеты, то ли от постоянного покрова серых облаков, точно не знаю. Это их прихоть. Вопросы у вас еще у вас есть?

– Нет.

– Тогда вы свободны. Документы и направление вам исправят, и все получите в канцелярии….

– Свежие газеты! – Анатолий слегка вздрогнул и открыл глаза. Возле кресла стояла стюардесса, и держала в руке крохотный чип. – Извините, я вас разбудила?

– Нет, я не спал. Просто задумался. Девушка нагнулась, чтобы вставить чип-карту прессы в специальное приемное устройство. Верхняя пуговица расстегнулась, и когда бортпроводница наклонялась, Анатолий заметил соблазнительную округлость груди. Он вдохнул странную смесь ароматов парного молока, меда и ромашки. Сердце забилось, зачастило пульсом в висках. А щеки слегка покраснели. Девушка скользнула по лицу странным взглядом. Но, и, слегка нахмурив брови, проговорила, подавая крохотный пульт. – Надеюсь, вы знаете, как пользоваться галогазетами?

– Да, я в курсе дела.

– Стюардесса, принесите воды с лимоном! – Простонал толстяк, сам цветом лица напоминавший этот фрукт. Уголки губ его мелко задергались. Анатолий ехидно взглянул на него. И подумал: «Вот размазня! Настоящий маменькин сынок!».

– Минуточку! Я сейчас принесу вам холодного лимонада! Подождите только одну минуточку!– Девушка направилась в хозяйственный отсек. Анатолий нажал на клавиши, и перед ним развернулась галогазета. Замелькали заголовки, какие-то лица, фигуры. Но больше интересовали события на его родной планете. Хотя родился на Земле, но больше любил Целесту, крохотную планету, больше похожую на Луну по своей форме и объему. Именно здесь прошли его лучшие годы детства. Но ничего не было, ни малейшей строчки. Возникло ощущение, как на гигантской электростанции, будто воздух наэлектризован и вибрирует. Неожиданно строчки задрожали, расплылись. И галогазеты исчезла. Казалось, в живот впились изнутри десятки заноз. В этот момент бортпроводница принесла стакан воды с лимоном капризному толстяку.

– Девушка, почему-то изображение исчезло….

– Секундочку! – Девушка подала стакан с напитком толстяку. Тот схватил стакан, и опорожнил несколькими глотками человека, умирающего от жажды.

– Благодарю! – Процедил сквозь зубы, откидываясь в кресле. Бортпроводница повернулась к Анатолию.

– Увы, помочь не могу. Мы попали в зону какого-то странного радиосигнала, он и подавил все. Подождите немного, и чуть позже попробуйте ознакомится со свежей прессой.

– Спасибо! – Анатолий ощутил, что боль в животе усилилась. – Пожалуйста, принесите мне что-нибудь освежиться.

– Вам подойдет апельсиновый сок? Или вы желаете лимонад?

– Лучше апельсиновый сок. Где-то снаружи громыхнуло. Внезапно корабль тряхнуло, и толстяк истерично завизжал, тряся тремя желеобразными подбородками:

– В чем дело! Почему так трясет? Стюардесса, нас не подбили случайно? Мы не падаем вниз? Бортпроводница оглянулась в его сторону.

– Не волнуйтесь, ситуация под контролем! Все в норме! Щелкнул громкоговоритель, и хрипловатый голос проговорил:

– По некоторым причинам космопорт на Целесте отказывается нас принять. Приземляемся на малой планете Мышка.

– Почему на именно на этой захолустной Мышке, где нет ни единого кустика травки? Ни одной зверюшки? Мне нужно срочно попасть на Целесту! Я опаздываю на очень важную деловую встречу! – Занервничал толстяк. Его лицо побагровело от нервного напряжения. – На лбу выступили мелкие бусинки пота.

– Очевидно, какие-то изменения в атмосфере. – Растерянно пожала бортпроводница плечами. – Извините, ничем помочь не могу. Это компетенция капитана. Девушка направилась по проходу в сторону хозяйственного отсека.

– Что, мы летим на Мышку? Довольно занятная планетка. – Сосед Анатолия открыл глаза, и потер виски. – Хоть относится к третьему классу, но ничего, после терроформации на ней можно жить.

– А вам хорошо известна эта планета?

– Конечно, известна. – Улыбнулся его собеседник. – Я один из тех, кто был в экспедиции, открывшей эту планету. Я и назвал ее Мышкой. А теперь я работаю в космопорту диспетчером.

– А почему такое странное для планеты, Мышка?

– Потому что там огромные залежи редкоземельных металлов, которые практически выходят на поверхность. Вот они дали серый цвет. После минимальной терроформации, начались разработки этих залежей. Все затраты окупились практически за год.

– И как там живут люди?

– Эта планета – идеальный сырьевой ресурс. На полюсах мы, первооткрыватели, установили специальные генераторы, создающие дополнительную гравитацию. Там вполне достаточно искусственной атмосферы. Это раньше была мертвая, безжизненная планетка. Ее терраформировали только из-за огромных залежей руды. Вода, и некоторые продукты синтезируется. Кое-что можно вырастить в гидропонных теплицах. Ну, если хочешь выпивку, то для этого есть контрабандисты. Только свисни, да денежку покажи, сами привезут, на выбор. Хоть виски, хоть крепкую водку или качественный бекон или кофе. «Теперь понятно, в какую дыру меня направили! И почему год тут идет за два». – Огорченно вздохнул Анатолий, откладывая пульт в сторону.

– Да, тут еще одна есть накладка. – Загадочно улыбнулся собеседник.

– И какая же?

– Полное отсутствие женщин. Работают мужчины. Поэтому на этой планете из нормальных, кто любит дамский пол, долго никто не задерживается. Бешенная текучка кадров, не смотря на приличные заработки. Вот на днях и начальник тамошнего космопорта слинял. Нашел теплое местечко, и дрыснул с транспортником-рудовозом. И как только умудрился договориться с командой? Ведь те крутые ребята, и лишние уши им не нужны. Через несколько минут вернулась бортпроводница, она принесла большой стакан апельсинового сока.

– Спасибо вам! Не ожидал, что на таком второразрядном рейсе будет отменный сервис.

– Ну, многое зависит от нашего капитана! – Улыбнулась бортпроводница. – Он очень много лет проработал на первоклассных рейсах. Но потом его перевели вот сюда, на этот рейс.

– Понятно. – Анатолий сделал глоток напитка. Вкус был превосходный, но чуть-чуть кисловатый. Выпив сок, вернул пустой стакан. – Еще раз вам спасибо.

– Это моя работа! Может, вам подать легкую закуску? Есть бутерброды с колбасой, котлетами, сыром и зеленью.

– Спасибо, пока не хочется.

– Может, вы что желаете? Напитки, бутерброды, все свежее. – Вежливо поинтересовалась бортпроводница у соседа.

– Нет, спасибо, девушка. Я не привык что-либо есть и пить в полете. – Вежливо отказался мужчина.

– А мне принесите мне пять бутербродов с колбасой! – Заверещал толстяк. – Я когда нервничаю, всегда хочу есть.

– И мне прихватите столько же! – Подхватила его довольно тучная дама, которая сидела рядом с ним.

– Минутку! – Стюардесса проскользнула в хозяйственный отдел. «Странные эти люди, такая непонятка, тут кусок в горло не лезет, а они есть надумали!». – Удивленно хмыкнул Анатолий, и попытался просмотреть галогазету. Но ничего не получалось. «Ну и фиг с этими новостями. Прибуду на место, постараюсь связаться со своими!».

– Скажите, скоро мы будем на месте назначения? Мужчина посмотрел на часы.

– Минут через сорок пять.

– Так долго? Собеседник удивленно пожал плечами.

– Ну, это же вам не первый пассажирский класс, и не военный корабль, где можно использовать гиперпереходы. Здесь вовсе другая система. Здесь используется серия прыжков, хоть и медленно, зато незаметно, без перегрузок. Теперь вам понятно, почему здесь так много пожилых людей?

– Да…. И бывший курсант, новоиспеченный начальник космопорта, закрыл глаза и задремал. А полет продолжался, хотя и не по запланированному маршруту.

Глава вторая

Какое-то неожиданное чувство, такое непонятное и необъяснимое, как кошмарный сон, заставило вздрогнуть всем телом. Как будто тысячи мелких иголок пронзили кожу. И сотни голосов, далеких, и слабых, едва уловимых, вскрикнули в один миг от невыносимой, страшной боли. И так же внезапно умолкли. Это заставило сжаться сердце, и приоткрыть глаза. Анатолий огляделся вокруг. Внешне вроде бы совсем ничего не изменилось. Сосед, что сидел рядом, безмятежно посапывал, улыбаясь чему-то во сне. Толстяк, и его спутница уничтожали непонятно какой по счету бутерброд с копченой колбасой и голландским сыром. А студенты, как веселая стайка птиц, весело перебрасывалась смешливыми фразами. Один из них что-то наигрывал на гитаре, наивно-трогательное, и романтическое. Полет продолжался своим чередом.

– Уважаемые пассажиры, наш рейс приближается к завершению. Большая просьба ничего не пить, и не принимать никакой пищи! – С улыбкой обратилась миловидная стюардесса, бросив слегка иронический взгляд в сторону полной дамы и ее спутника. Парочка быстро дожевала бутерброды, и принялась стряхивать крошки, прилипшие к груди. Со стороны это выглядело довольно комично, и девушка едва-едва сдержала улыбку.

– Что, мы уже подлетаем? – Встрепенулся сосед Анатолия. И широко зевнул спросонья.

– Да, вроде бы как. – Кислая улыбка отразилась на лице мужчины. В его душе зрела неясная тревога о матери, и сестре. «Что могло случиться, что нас завернули на эту Богом забытую планету с таким идиотским названием, как Мышка?». – Он взглянул в округлый иллюминатор. И увидел там плотную пелену серых облаков. «Недаром назвали Мышкой, такая же маленькая и серая. Надеюсь, что не кусачая!».

– Внимание, внимание! Багажное отделение вам укажут работники космопорта, вы там получите свой багаж. Всех пассажиров, кто летел на Целесту, большая просьба собраться в диспетчерской аэропорта. Большое спасибо за внимание к нашей космокомпании! – Дежурная улыбка осветила слегка осунувшееся лицо от перегрузок бортпроводницы. Анатолий услышал, как тихо, неназойливо заработали тормозные двигатели. Космолет совершал мягкую посадку. Через несколько минут стюардесса открыла дверь. И, отстранившись в сторону, наблюдала, как вереница пассажиров покидала салон. Никто из них не знал, что это был только ее третий рейс. Анатолий остановился на несколько секунд у выхода. В его лицо пахнул легкий ветерок. И он уловил неприятный, своеобразный запах, чем-то похожий на запах земных апатитов. И поразило полное отсутствие ароматов зелени, цветов, деревьев и травы. «Мертвая земля и то не так пахнет!». – Кольнуло неприятно в груди. «Не то, что у нас, на Целесте! Трава, деревья и кусты. Настоящая планета-сад! Сколько чудных цветов растет у моей мамы в оранжерее!». – Он взглянул на бортпроводницу.

– Девушка, скажите, почему нас не принял космопорт Целесты? Та виновато опустила взгляд вниз. Анатолий почувствовал, как в ее душе происходит странная борьба, но чувство долга, как всегда, победило. Ее щеки странно порозовели.

– Там понимаете…. В общем, вам все объяснят в диспетчерской. Я всего лишь простая бортпроводница.– Проходите, не задерживайте других пассажиров. – Сухо проговорила она.

– Ну что ж, узнаю в диспетчерской! – Анатолий прошел по трапу. И остановился на серой бетонной кромке. Прямо перед ним высились здания ангаров. А сзади поднимался космопорт. Ни травинки, ни цветочка, ни кустика, ни деревца. Ничего, кроме унылого, мышиного цвета бетона, зданий и странной серой поверхности планеты. Он поднял взгляд вверх, и увидел плотную пелену грязно-серого цвета. Казалось, это было взволнованное море. «Скучная планета! Все серо, и однообразно. Как здесь только живут и работают люди?». – И обратно душу охватила необъяснимая тоска.

– Эй, парень, хватит мечтать, автобус ждать не будет! – Толкнул легонько в бок попутчик.

– Да, малость замечтался! – Анатолий оглянулся, и заметил в маленький микроавтобус. Пассажиры с этого неудачного рейса заняли места. И микроавтобус, весело заурчав, покатил по бетонной дорожке. И обратно вокруг лишь только серый цвет. «Ужасно, как только тут живут люди? Не удивляюсь, почему начальник космопорта сделал ноги, не дожидаясь завершения контракта!». – Анатолий взглянул на своего попутчика.

– Извините, я так понял, что вы здешний?

– Да, я уже давненько работаю здесь. Лет эдак с десять. – Настороженно взглянул на него попутчик.

– Это уже проще.– С облегчением выдохнул Анатолий. – Вы подскажете, где тут диспетчерская?

– Нет проблем! Конечно! Тем более что я там работаю. И мне нужно туда заглянуть по делу. Напарнику кое-что его родные передали. Порадую сейчас парня. В этот момент автобус начал плавно тормозить, и остановился у самых дверей. Пассажиры, недовольные, хмурые и сердитые, вошли через турникет в серое здание космопорта.

 

Анатолий последовал за своим спутником, оценивающе разглядывая прекрасную осанку, и удивляясь легкости его походки. Со спины ему нельзя было дать более двадцати пяти. Миновав билетные кассы, спутник остановился в дальнем углу зала. «Почему мне кажется, что я встречал этого человека? Не могу понять, но мне кажется, что этот старый диспетчер – именно тот самый ключ, который откроет хотя бы часть моих непонятных снов!». Эта мысль неуловимо промелькнула в голове.

– Вот и диспетчерская – Показал на деревянную дверь. А сам скрылся за другой, бронированной дверью, на которой было написано крупными буквами: «Посторонним вход строго воспрещен!». Анатолий уверенно толкнул бронированную дверь, входя за своим спутником внутрь. Дыхание слегка перехватило от крепкого, ядреного запаха табака и дешевого пива. Диспетчер, мужчина неопределенного возраста, как видно, довольно изрядно потрепанный жизнью, затушил окурок в простой фаянсовой пепельнице. Его лицо было очень бледным, а под глазами темнели черные круги. И говорил, пряча какой-то небольшой пакет в ящик стола, обращаясь к своему напарнику:

– Сегодня точно какой-то слегка долбанутый день. То возникли проблемы помехи в аппаратуре. То со связью началось твориться черти что. То вот этих вот пассажиров мне подкинули! И теперь придется нянчится с ними, думать, каким рейсом их сбагрить на Землю. – Он сердито кивнул в сторону стеклянного барьерчика, который отделял эту часть диспетчерской от всех посетителей. Там столпились все пассажиры с только что прибывшего рейса. Толстяк и его полная спутница о чем-то спорили, размахивая руками. Студенты столпились стайкой, похожие на испуганных птенцов. И только двое, которые стояли у самого терминала, никого не замечали. Они были поглощены только друг другом. И все то, что происходило вокруг, вся та бытовая суета, казалось, их совсем не трогала. – Из-за этой кутерьмы я почти что сегодня не спал. Кофе накачался под завязку. Но чувствую, еще немного, и просто сейчас упаду от усталости.

– Давай, немного тебя подменю! – Предложил напарник. – Пойдешь, вздремнешь немного.

– Степаныч, спасибо! Но сейчас нужно было решать судьбу этих людей, куда кого направлять! А потом можно и отдохнуть. – Почесав начинающий лысеть затылок, дежурный диспетчер взял микрофон, и хрипло проговорил:

– Кто родом с Целесты? Тут выяснилось, что студенты летели туда на какой-то музыкальный фестиваль. А толстяк и его спутница хотели попасть на Целесту только по коммерческим делам. И все они выходцы с Земли. Только лишь Анатолий имел родных на Целесте, и направлялся туда. Когда вопрос этот затронули, он выступил вперед, и остановился у стола.

– Я родом с Целесты. А там у меня осталась мать и сестра.

– Понятно. – Лицо диспетчера странно посерело. – Ладно, то, что вы нарушили правила, и вломились в это служебное помещение, вам по некоторым причинам прощается. Но, – Мужчина странно сглотнул слюнную. – Но вам нужно вернуться следующим рейсом на Землю. Там вы получите все объяснения.

– Что? – Переспросил Анатолий – Вернуться назад? Я не понимаю, о чем вы говорите! Абсолютно ничего не понимаю. Я ведь только с Земли, и меня вы направляете обратно? – Он внезапно почувствовал, как быстро забилось сердце, а в висках запульсировала, забилась молоточками горячая кровь. – А почему вы ничего не можете пояснить? Что случилось? Немедленно дайте мне межпланетную связь, я сам выйду на космопорт Целесты. – На щеках взыграли, забурились желваки. И внезапно почувствовал, что весь дрожит. Он сжал руки в кулаки, и дрожь переместилась куда-то в низ живота.

– А на каком основании я должен допускать простого пассажира к межпланетной связи? – В глазах диспетчера промелькнули колючие искорки злости.

– Вот, вот! Ворвался в служебное помещение, и еще тут права качаешь! Знаешь, паря, иди отсюда подобру-поздорову. А то ведь я могу охрану пригласить. А эти ребята шутить не любят! – Подхватил своего напарника второй диспетчер. Но эта прямая угроза наоборот разозлила, раззадорила.

– На том основании, что я ваш прямой начальник. И назначен сюда командиром космопорта! – И Анатолий с победным видом игрока, который вытаскивает козырного туза, положил на стол бумаги, полученные в канцелярии космической академии. Это было эффектом разорвавшейся бомбы.

– Вы??? – Глаза обоих диспетчеров округлились от удивления. Один поспешно засунул пепельницу с окурками подальше под стол. И растерянно пробормотал. – Но мы вас ждали через три дня. А второй подхватил:

– И встречу готовили. Как водится…. Как все нормальные люди….

А вы появились вот так неожиданно, сегодня. Как снег на голову. – Растерянно бормотал, покрываясь нервными красными пятнами, дежурный диспетчер.

– Думалось так, а получилось, как всегда. Так вот! Всех пассажиров немедленно отправить на Землю. А мне лично доложите, что случилось на Целесте! – В глазах Анатолия сверкнула сталь, и они резко потемнели до серого цвета.

– Да, да, конечно. Так и сделаю. – Пробормотал оторопело дежурный диспетчер. И, оглянувшись, обведя глазами столпившихся у стеклянного барьера пассажиров, хрипло проговорил в микрофон. – Подходите к автобусу. Он вас ожидает у выхода. Там посадка на космолет. И отправляйтесь обратно на Землю.

– Но у меня срывается важная сделка! – Начал ворчать толстяк.

– Все жалобы в главное космическое управление! Надеюсь, всё ваше имущество застраховано. – Холодно проговорил, словно обрезал, диспетчер. Пассажиры, уныло опустив головы, перебрасываясь короткими фразами, побрели к выходу. Наконец-то за последним студентом закрылась дверь.

– Так что случилось на Целесте? – Анатолий подошел к диспетчеру, настолько близко, что уловил тонкий перегар дешевого пива, запах крепких сигарет. И аромат хорошего кофе.

– На планету была совершена странная биологическая атака. Все так быстро произошло, что не сработал щит биологической защиты. И…. – Мужчина странно сглотнул слюну, и рванул верхнюю пуговицу, словно ему не хватало воздуха.

– И что же? – Сердце сжалось в груди от какого-то странного чувства тревоги. Легкий озноб прошел по телу. На лбу выступила мелкая испарина. А между лопатками потекла струйка горячего пота. Анатолий расстегнул верхнюю пуговицу, словно воротник мешал дышать.

– В общем, пришлось провести кардинальную чистку, чтобы зараза не распространилась на другие планеты. – Выдавил из себя дежурный диспетчер. Спутник Анатолия тяжело опустился в другое кресло.

– Не понял. А как же поселенцы? Что с ними? – Спросил он у напарника. Седые брови нахмурились, образуя глубокую вертикальную складку. Долгая минута ожидания… Она показалась вечность.

– Планету стерилизовали…. Губы задрожали, и дежурный диспетчер на минуту замолчал, сглатывая слюну. – Сами понимаете, что с ними …. Атомная пыль. – Глаза их встретились. И мужчина виновато опустил глаза. На его щеках выступили красные нервные пятна. Губы задрожали, а пульс забился чаще.

– Что??? – Анатолий застыл с раскрытым ртом, словно своими словами диспетчер ударил его ниже пояса. Гримаса страдания исказила лицо. В висках резко застучало. Дышать было трудно, словно воздух стал тяжёлым и густым. – Как это возможно? – В глазах мелькнуло непонимание, и вспыхнул огонь возмущения.

– Но там же люди …. При чем очень быстро, буквально за несколько часов мутировали в Бог весть во что. Поэтому пришлось все уничтожить…. Все, даже выжгли основательно атмосферу. И вряд ли кто будет в ближайшее время проводить терраформацию. Даже простейшую.

– Да не волнуйся, парень, тебе оплатят страховой полис, и возместят убытки…. Даже если ты ничего не застраховал! – Попытался успокоить его спутник.

– Да что вы понимаете! Ведь жизнь заключена не только в страховом полисе! И мою маму, мою младшую сестренку мне уже никто никогда не вернет! Господи, как вы не поймете, что кроме их, у меня больше никого нет! – Закричал Анатолий. Огромная боль рвалась из его груди, билась, клевала сердце. Внезапно на него нахлынула горечь, слезы подступили к горлу. «Возьми себя в руки. Ты ведь мужчина, а не слизняк! Может, что этот обкуренный до чертей мудак все напутал?» – Прозвучал трезвый голос рассудка. Он вдохнул поглубже, посмотрел в окно. Там было видно, как стартовал космолет. «Им повезло. Все близкие и родные живы и здоровы. А мне как дальше жить? Как? Мама и сестренка превратились в соединения атомов. Их тела разнесло по всей планете, смешало с пылью, глиной и песком. И я остался один в этом мире. Совсем один!». Острое чувство одиночества холодной волной захлестнуло душу. – Боже правый! – Простонал, закрывая лицо руками.