3 książki za 35 oszczędź od 50%

Попутчики

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Ланкийские каникулы

Глава 1. Горячая путёвка

Я жила обычной русской жизнью. Проучилась 11 лет в школе без заминок и особых достижений. Легко окончила университет и пошла работать учителем географии. Меня увлекали неизведанные миры, вулканы, высочайшие точки, пустыни, джунгли, барьерные рифы, самобытные племена, экзотические культуры – одним словом всё, что было связано с разнообразием. Однако сама я ни разу не выезжала дальше границ Центральной России.

Моя семья не была богатой, но и за черту бедности мы не заползали. Родилась я в маленьком городе, окружённая советскими «панельками». Отец работал на предприятии, мама поваром в школьной столовой, а брат занимался «проведением увеселительных мероприятий». Эдакий тамада в элегантном костюме и с ослепительной улыбкой. Приятный парень с простой душой и редким обаянием. Мы отличались внешними данными, но не размахом мыслей. Однако в отличие от меня, он воплощал свои мечты в реальности, а я лишь лелеяла их глубокими ночами.

Помимо хорошей и крепкой семьи у меня были отличные друзья из того же города и любимый жених – мой одноклассник. Мы просидели с ним за одной партой 6 лет. Он у меня списывал все гуманитарные предметы, я у него физико-математические. Удачный симбиоз. Мы стали лучшими друзьями. Переехали в один город и поступили в университеты. Через несколько лет поняли, что хотим быть друг с другом. Полгода назад он сделал мне предложение. Все уже к этому были готовы. Далее шла подготовка к свадьбе.

Мой жених не отличался эмоциональностью и романтичностью, поэтому всей организацией занималась я. И приглашением гостей. И бытом. И работой. Много, чем я занималась. Он же был поглощён своей деятельностью. Разрабатывал фармацевтические препараты в научной лаборатории. Я не сомневалась, что когда-нибудь он совершит значительное открытие и получит Нобелевскую премию.

У меня была хорошая жизнь. Я любила свою работу, большинство детей любило меня. С коллегами отношения тоже ладились. Я приходила домой с приятным чувством удовлетворения и только тогда немного начинала тосковать по своему жениху, который с утра до позднего вечера пропадал в своей лаборатории.

Ночами мне снились леса Амазонии, пляжи Тосканы, горы Непала. Я все время куда-то бежала или плыла. Жених говорил, что это всего лишь сны, и не стоит обращать на них внимания.

Но в душе что-то копошилось. Словно когда-то очень давно и незаметно там завёлся маленький червячок, который медленно, но верно прогрызал путь через дебри моего подсознания к долгожданной свободе. Он стремился в далёкие дали и зазывал меня навстречу дерзким мечтам. Так продолжалось 24 года, пока в один момент всё не изменилось.

12 марта у меня был День Рождения. Я предвкушала подарки, поздравления и бесконечные пожелания. С утра пошла на работу в подавленном состоянии. На улице не было мартовских морозов, шёл промозглый дождь, и всё вокруг напоминало серую завесу. Коллеги поздравили меня с порога – день сразу заиграл яркими красками. В хорошем настроении я зашла в класс к пятиклашкам. Они не разделили моего праздника. Мой ученик решил устроить драку. В итоге, урок был сорван и один ребёнок побит. Мне пришлось писать объяснительную.

После рабочего дня я заглянула в телефон. Родители забыли меня поздравить. Они просто затерялись в числах. Дома тоже не стояло никакого букета, не лежало никаких записок. Лишь ближе к вечеру мне позвонил любимый. Вскользь он поздравил меня с Днём Рождения и попросил не ждать его к ужину, так как они с коллегой что-то испортили в очередном химическом синтезе, и им нужно было это исправить.

Я вздохнула и с подавленной обидой пожелала ему хорошего вечера. Позвонила подругам: одна была в командировке, другая на работе, третья уехала с мужем выбирать диван. Никто ко мне не пришёл.

Я провела вечер с бутылкой белого сухого чилийского вина в одной руке и с чипсами в другой. Включила телевизор и увидела передачу про путешествия. Главные герои забрались в мангровые заросли на Шри-Ланке – остров в Индийском океане. И толи мне вино так ударило в голову, толи обида одурманила разум, но мне вдруг стало так завидно. Я тоже захотела улететь куда подальше…

Уже почти в полночь без сил и подарка зашёл мой жених. Поцеловал меня в щёчку, разулся и сообщил новость: его отправляют в командировку на два месяца в Москву. Шестьдесят вечеров, подобных этому.

Хмельная кровь разгорелась в моих венах. Я не скрывала своего недовольства, но понимала разумом, как эта работа была важна для моего жениха. Поэтому, как только он лёг спать я села за ноутбук.

Под действием не крепкого алкоголя и чувства нереализованности я набрала в Google: «купить билеты Москва – Коломбо». Мне показалось, что самое время полететь на Шри-Ланку. Остров мечты. С 22 марта по 21 апреля были самые дешёвые билеты. У меня было в запасе около 90 000 рублей. Я всегда отличалась умением экономить и откладывать на «чёрный день». Деньги дождались своего часа. Плюс у детей в это время были каникулы на неделю. У меня скопились несколько отгулов, и ещё пару недель я могла взять за свой счёт. Это было дерзко и безответственно, но я не смогла противостоять ядовитому чувству обиды.

Я не рассказала о своем приобретении жениху. На работе предупредила, что мне нужно уехать по личным делам далеко за город. Коллеги испугались, что что-то случилось с моим здоровьем, а я испугалась, что что-то случилось с моей головой. Потому что я не только не чувствовала стыда или страха, но ещё и ощущала прилив какой-то небывалой энергии.

20 марта проводив любимого в Москву, я сама начала собирать чемоданы на другой конец света. Ни родители, ни друзья не знали о моей авантюре. Я боялась, что они начнут меня отговаривать, и я брошу все задуманное. Один брат узнал о моём плане и невероятно меня поддержал. Когда перед самым вылетом на моих глазах появились слезы, а сердце сжалось в колючий комок, он дал мне морального пинка и убедил, что пути назад нет. Он был безумен, как и я. В нас текла одна кровь.

И вот, впервые в своей жизни я сидела на борту огромного Боинга, вжавшись в кресло и абсолютно не понимая, что меня ждёт впереди.

Взлёт. Чувства невесомости, страха и радости смешались в моём животе в коктейль сильно действующих гормонов. Меня затошнило. Я закрыла глаза и проскулила. Женщина на соседнем сиденье начала успокаивать меня и рассказывать, как она тоже когда-то боялась самолётов, но преодолела свой страх ещё до развала Советского Союза. Позже она угостила меня маленькой шоколадкой.

Мне полегчало.

За 5 часов я увидела небывалые красоты. Афганские пустыни и горы, огромные реки, похожие на узенькие ниточки, и белые, как молоко облака. Я не знала, что, когда ты поднимаешься в воздух – так закладывает уши, и что на высоте более 8 000 метров небо становится практически чёрным.

Ночью я вышла в аэропорту Дубая. У меня была пересадка. Почти 8 часов мне пришлось торчать в мусульманском аэропорту. У меня сводил желудок от впечатлений. Всё было таким огромным и незнакомым. Я бегала в туалеты, в которых вместо бумаги были маленькие душевые насадки, поражалась женщинам, которые полностью облачились в чёрные одежды. Рассматривала мужчин в белых одеяниях и шлёпанцах. Гладила позолоченные перила и любовалась огромными фонтанами.

Восемь часов ожидания сделали своё дело. В сумме я уже не спала больше суток, поэтому, когда села в самолёт до Шри-Ланки тут же уснула. Меня разбудила стюардесса, когда мы начали приземляться. Я себя чувствовала помятой и убитой. Однако, как только посмотрела в окно, моё сердце застучало, словно Царь-колокол. Я никогда не забуду эту картину, будто изображение с обёртки шоколадного батончика «Bounty» перенесли в 3D пространство. Этот чудесный пейзаж.

Это утреннее солнце, что осветило райский остров с бесконечными пальмами и океаном. Я оказалась в раю. Мне так казалось до тех пор, пока я не вышла на трап. Рай резко превратился в удушливый ад.

Меня сплющило от жары и духоты. После мартовских «морозов» здесь было крайне неуютно. В самолёте сообщили, что за бортом плюс 28 градусов. Хотя было ещё утро, и солнце даже не выпустило свои когти, чтобы растерзать мою кожу. Я была в джинсах, а в руках держала зимнюю куртку. Нас поместили в душный автобус и повезли до входа в аэропорт.

Я растерялась. Индусы расползлись как швы на брюках после новогодних каникул, и я не могла понять, что к чему. Какой-то иностранный язык, духота, непонятные закорючки вместо надписей, а над ними английские буквы. Я встала в какую-то очередь за синюю линию на оформление визы. Простояла минут 30, в итоге оказалась не в той очереди. Пошла в другую – за красную линию. Простояла минут 40. Оказалось, сначала надо было заполнить бумажку на соседнем столе. Заполнила. Проматерилась. Простояла ещё около часа.

В паспорте мне поставили печать и пустили забирать багаж. Я оказалась последней в своём рейсе.

Как только вышла на улицу, меня тут же окружили местные таксисты. По натиску и назойливости, они превосходили наших. Вот только их транспорт несколько отличался. Они имели миниатюрные машинки без окон и дверей, больше похожие на скутера с самодельными крышами. Азиаты нежно их прозвали «тук-туками». Я села в один из них.

Было здорово. Спустя сутки я ехала на тук-туке в совершенно чужой стране, разглядывала пальмы, разноцветные автобусы, фрукты, что буквально валялись по обочинам дорог, людей, что не походили на привычных обывателей русских глубинок. Я доверяла какому-то незнакомому водителю и не имела другого выбора. Мне некуда было ехать. Я не бронировала отель. Впервые в жизни пустила всё на самотёк. Ланкиец сразу сообщил мне, что дядя его друга сдает комнату в пригороде Коломбо, прямо на берегу океана. Меня это устроило, и вот мы мчались по пыльным дорогам в то место, где я собиралась жить целый месяц.

Через 40 минут мы прибыли. Казалось, солнце высасывало мою душу. Мне становилось нечем дышать. Я кое-как сделала несколько шагов в сторону «коттеджа», что напоминал мне обычный дачный домик где-нибудь под Курском, и собиралась уже оформить своё проживание, как водитель потребовал оплату труда.

 

– 3000 рупий, – сказал улыбчивый мужчина.

Это 1500 рублей по нашему курсу. Я слышала, что Шри-Ланка – страна недорогая, поэтому меня смутила эта сумма.

– Дам 2000 рупий, – сказала я по-английски (там все разговаривали по-английски).

– Что? – оскорбился ланкиец и начал качать головой и цокать языком, – Садись, я отвезу тебя обратно!

– Но тогда это будет ещё дороже для вас.

Водитель ещё больше оскорбился, вытащил мой чемодан из тук-тука и прижал к себе, намекая на то, что мой багаж останется у него в залог до тех пор, пока я не отдам всю сумму.

Мне стало не по себе. Я так быстро вляпалась в какую-то неприятную историю, что не успела даже подумать о последствиях. На моё спасение я услышала мужской голос за спиной.

– Осанка, подлец, отдай девушке чемодан!

Я повернула голову и увидела белого высокого мужчину лет 45. Он был похож больше на исследователя, чем на туриста.

Худой и высокий, с темно-серыми, посидевшими у висков волосами. Длинным носом, выразительным подбородком и пронзительным голубоглазым взглядом. Он чем-то напоминал ястреба в бежевой свободной рубашке и клетчатых льняных брюках. Загорелый, уверенный и спокойный.

Мой водитель тут же прислушался к нему и с обидой поставил чемодан на землю.

– Дай ему 1000 рупий, – на русском обратился ко мне мужчина.

Я невольно подчинилась. Ланкиец неохотно принял вознаграждение, опустил голову, как провинившийся подросток и пролепетал:

– Добро пожаловать, мэм.

Новый знакомый мне улыбнулся, взял чемодан и помог донести его до порога.

– Здесь хорошо, – сказал он и зашёл со мной в дом.

Нас встретил тучный господин в соломенной шляпе, сидящий за столом в прихожей. Он встал, пожал мне руку и представился:

– Анкл.

Я пожала руку в ответ и не успела ничего сказать, как мой новый компаньон «по-хозяйски» забронировал мне номер, сбив цену на пару нулей.

В итоге просторная комната на берегу океана с двуспальной кроватью обошлась мне 400 рупий в сутки (200 рублей). Даже по нашим меркам, это была смешная сумма.

– Располагайтесь. Сейчас советую на улицу не выходить до четырёх вечера, солнечный удар обеспечен. Если что, меня можно найти в девятой комнате, – казалось на прощание, сказал мужчина, и хотел было куда-то двинуться, как я его остановила.

– Как же вас зовут?

– Дима.

– Вы из России?

Лицо мужчины выдало какую-то презрительную гримасу.

– Нет.

– Но вы прекрасно говорите по-русски!

– Я прекрасно разговариваю на четырёх языках, – нескромно ответил он.

– Так откуда вы?

– Я и сам уже не знаю, – улыбнулся он и все же ушёл.

После того, как я сходила в душ и оправилась от шока, тут же направилась к океану. Я впервые увидела это огромное чудо природы с большими волнами и солёной водой. Я любила плавать, а потому, не задумываясь, забежала в чуть прохладную освежающую воду.

Я впервые купалась в океане! Как ребёнок, испытав невероятный восторг. Бегала по пляжу и просто танцевала. Я была счастлива. Удивительно счастлива. Будто, наконец, мне дали вдохнуть. Будто я исполняла свою старую мечту. Будто я окатила себя ледяной водой и пробудилась после долгого сна.

Глава 2. Райские каникулы

То, о чем я читала, то, что видела в любимых передачах про путешествия, то, что представляла в полуночных мечтах – здесь! Прямо передо мной. Я зарывала ноги в песок и кидалась на солёные волны. Я хорошо плавала, мне не было страшно. Пляж был диким, людей было мало, а местные жители искоса поглядывали на меня, как на безумную туристку.

На следующий день я решила осмотреть окрестности. Накупила кучу фруктов. Объелась ими. Сгорела. Снова прокатилась на тук-туке и вечером пошла к океану. Я шла вдоль него, пока не наткнулась на какой-то хлипкий деревянный ресторанчик ''Jani Rest».

Там сидели какие-то местные парни, громко разговаривали и смеялись. Из кухни шёл приятный аромат жареной рыбы, у них на столах стояли тарелки с рисом и морепродуктами.

Позади всей этой цветной компании сидел мой знакомый сосед, которого мне так и не удалось пока больше встретить в доме.

– О, здравствуй! – поприветствовал меня он, – Я знал, что ты найдёшь это место!

Меня немедленно заметили мужчины, усадили рядом с собой, начали разглядывать и дружелюбно лепетать на английском, что-то вроде «бьютифол герл». Под натиском комплиментов официант принёс мне супчик.

– У меня нет сейчас с собой денег.

– Это за счёт заведения! – ответил длинноволосый парень с идеальной смуглой кожей, красными глазами и маленьким пузиком, несоразмерным с худенькими ножками и руками.

– О нет, я не могу, – скромничала я.

– Видишь вывеску, – обратился ко мне длинноволосый ланкиец, – «У Джани». Я – Джани. и у меня все счастливы!

Эта простая мысль действительно была жизненным девизом этого парня. Я поразилась его гостеприимству и не смогла отказать.

Дмитрий заказал ещё креветок в томатном соусе, убедив меня, что это коронное блюдо Джани. И он был прав. Ближе к вечеру, дружелюбные мужчины налили мне вина, а потом перешли на тяжёлую артиллерию. Они разлили арак (кокосовую водку) и затянулись «марианной». Что это за травяная смесь я догадалась сразу и оценила щедрость, с которой меня пытались «накурить» недешёвым (для них) «табаком».

Отказавшись от арака и дурманивших веществ, я всё же весело провела время. Танцевала, горланила английские песни, валялась на песке, наслаждалась жизнью, как почему-то не наслаждалась ранее.

В этом уютном «ресторанчике» я заметила одну прекрасную вещь. Джани и его друг Асанка разговаривали со всеми, кто прибывал к ним отужинать. С ними же они могли выпить.

В перерывах между разговорами они ещё кое-как умудрялись готовить новые блюда (и получались они все равно отменными) и разносить их. Но главное, ребята так увлекались беседами, что просто забывали брать с туристов деньги, но те сами впихивали им мятые купюры и сами же шли на кухню, чтобы помыть за собой тарелки! Никакого пафоса, всё мило и по-семейному и домашнему.

Любой, кто попадал в эту атмосферу, заражался ей. Просто потому что к любому гостью здесь относились, как к лучшему другу. И хоть я была всего второй день в этой чудесной стране, в этом маленьком городке я уже чувствовала себя частью какой-то безумной весёлой семьи! Я влюбилась в этих парней с первого взгляда, во француженку, что пришла ближе к ночи, в старого латвийца и украинскую семью. А больше всего, с первых же минут, меня влюбили в себя работники «ресторанчика» у моря.

Прихмелевшая и счастливая я отыскала в темноте свои сандали и начала прощаться с парнями. Мой сосед – Дмитрий вызвался меня проводить, все одобрительно закивали. Я поняла, почему ещё ни разу не видела гуляющих женщин в одиночку. Оказалось, по традициям этой страны, девушка не могла себе позволить находиться одна вне стен собственного дома или общественного места (не говоря уже о прогулках поздними вечерами). Я не слышала здесь ничего о насильниках или грабителях, но и местных девушек без компании не видела тоже. Особенно это касалось «белых девушек», к которым было чрезвычайно повышенное внимание со стороны мужского населения. Здесь, в целях безопасности, за каждую местную девушку отвечал её отец, дядя, брат или дальний родственник, а потому чужеземцам было особенно важно заручиться поддержкой кого-то из местных мужчин.

Таким образом, с этого дня я начала привыкать к тому, что каждый раз находилась под личной защитой Дмитрия и Джани. Они не могли продолжить веселиться до тех пор, пока не проводят меня до самого порога.

На следующее утро мне захотелось поесть фирменного супа от Джани, и я сразу же пошла на пляж. Когда пришла к ресторанчику и к маленькому дому на пальме рядом, где жили сам повар и официант, то оказалось, что они ещё спят. Сами себе хозяева. Потом я узнала, что открывались они только после полудня, потому как каждый день развлекались до поздней ночи или раннего утра. Просыпаться раньше палящего солнца было для них энергетически не рациональным решением.

Я хотела было уже развернуться к океану, как услышала стук. Мне стало любопытно. Я зашла за ресторанчик и увидела своего знакомого.

– Доброе утро, Дмитрий! Вы что тут делаете?

Я застала мужчину за работой. Он приколачивал доски к фундаменту. Казалось, у ресторанчика должна была быть ещё одна пристройка.

– Джани мечтает сделать у ресторана мини-отель, – пояснил мужчина и попросил меня подать ему бутылку с водой.

Ещё было ранее утро, а он, кажется даже не ложился спать. Будто до полуночи танцевал, а потом начал работать. Мужчина выглядел вспотевшим, уставшим, но жутко довольным.

– Как спалось? – любезно поинтересовался он, не отвлекаясь от работы.

– Отлично, а вам?

– Хорошо, скоро начнёт жарить солнце, посплю ещё.

– Вам помочь? – спросила я, не зная, как дальше продолжить разговор и куда направиться.

Мужчина заулыбался и посмотрел мне в глаза. Он был не очень красив, но его взгляд, его глаза … они были чудесными. Цвета глубокого океана.

– Отдыхай, наслаждайся!

– Хорошо, давайте, я искупаюсь, а потом приду к вам и помогу! – сказала почему-то решительно я и, не дождавшись ответа, убежала к океану. Благо, далеко бежать не пришлось.

Как я и обещала, через полчаса присоединилась к мужчине. Я помогала подавать инструменты, таскала лёгкие брёвна, и даже смогла покрыть лаком несколько деревянных деталей.

– Джани – замечательный человек, но ужасный бизнесмен! – рассказывал мужчина, – Думаю, ты заметила, как он радушно готов бесплатно накормить всех и каждого, и забыть взять деньги с любого постояльца. Его бизнес держится на добрых людях. В 2014 году он выкупил одну деревянную постройку здесь на берегу океана за бесценок, потому что предыдущее кафе накрыло волной. Мы установили бетонные стены, и только год назад построили домик на дереве. Сейчас несколько семей, что гостят здесь ежегодно, скинулись ему на материалы для пристройки, и я не захотел остаться в стороне. Вношу свою лепту в общее дело.

– Вы здесь давно живёте?

– Нет, я периодически здесь бываю. Наткнулся на этот ресторанчик ещё 6 лет назад, когда здесь почти ничего ещё не было. Лишь одна плита да пару столиков. Меня поразила атмосфера дружелюбия и красоты. Здесь – настоящая Шри-Ланка.

– Поэтому, когда у вас есть возможность, вы помогаете воплотить в жизнь мечту местного бизнесмена?

– Я бы так не сказал, – засмеялся мужчина, – Я лишь делаю, что умею и помогаю чудесным парням, которые хоть и не сильны в экономике, но верят в людей и наслаждаются жизнью. Кроме того, они действительно прекрасно готовят!

– Ваша речь убедила меня, считайте в команде прибыло – уверенно сказала я.

– Но я не это имел в виду…

– Я знаю, Дмитрий, – улыбнулась я и продолжила работу.

К 11 часам, когда солнце начало жечь кожу, Джани так и не проснулся, а мы с Дмитрием пошли в дом. В это время у людей было лишь два варианта: расположиться где-то поблизости с мощным кондиционером, либо уткнуться лицом в вентилятор.

После 16 часов вечера и полуденного сна мы снова встретились с Дмитрием в холле нашего дома. Я поделилась с ним купленным пирожком, он отломил кусок от своей лепёшки. Мы распили кофе, а потом мужчина вдруг неожиданно предложил мне отправиться в Сигерию. В центр страны, чтобы посетить знаменитые достопримечательности и сафари парк.

Признаться, я даже не гуглила, что это и где это. Даже не открывала путеводитель и не пыталась разузнать подробности. За пять минут собрала рюкзак и отправилась к большой машине на восемь мест. Мы с Дмитрием оказались в компании иранских молодых ребят и девчонок. Нас довезли до Коломбо. Мы затерялись на вокзале, в городе-муравейнике, где пахло духотой, жаренными бананами, специями и пылью. Благо, уже темнело и жара спадала. В толпе меня кто-то схватил за руку и потащил к автобусной остановке. Благо это был мой сосед! Он как-то сумел отыскать мои потерянные глаза в толпе ланкийцев и бесконечных туристов.

Мы сели в автобус, в отличие от всех тех бедных людей, что зашли позже и остались без сидячих мест. Автобусы на Шри-Ланке были великолепными! Разноцветными, светящимися, пропитанными благовониями с яркими изображениями Будды и Шивы. Кроме того, неважно день был или ночь, в автобусах всегда играла индийская (или ланкийская) музыка. Однако для любого европейца она была ужасно монотонной и однообразной. Голоса мужчин, издающие волнообразные гласные звуки, и голоса женщин, которые по своей высоте превосходили назойливые регистры нелюбимых учителей в школе.

 

Оказалось, что ехать нам долго. Не меньше 5 часов, а если учесть бесконечные пробки на дорогах, то и того больше. Однако мне грех было жаловаться, многие из пассажиров всё это время стояли, потели и тёрлись об меня. Это раздражало. Стёкол в автобусах просто не было. Дул ветер, сначала он приятно освежал, но ближе к ночи мне становилось всё холоднее. В какой-то момент, когда я съёжилась в клубочек, кто-то похлопал меня по плечу. Оказалось, что Дмитрий, сидящий позади меня, передал свою ветровку.

Это было мило. Я уснула.

Мы вышли в полной темноте и не знали куда идти, а я по-прежнему ничегошеньки не понимала, и как хвостик бегала за толпой. Мы поймали тук-тук. Ночная азиатская трасса и машина без дверей. Я поняла, что если бы не ветровка мужчины, то давно бы начала сомневаться в своей морозоустойчивости.

Мы приехали в лес, атмосфера была, как в фильме ужасов. Передо мной стоял какой-то замок и толпа иранцев. Это должен был быть отель, где мы должны были переночевать, но в него нас по каким-то причинам не пустили… Кстати, там в лесу, глубокой ночью, почти на экваторе, я видела такие звезды, каких не видывала раньше… большие и яркие, такие удивительные и незабываемые!

В итоге один шофер тук-тука предложил поехать к нему. Шофёр второй машины (нас было восемь) сделал то же самое. У каждого жителя на Шри-Ланке оказывался друг или родственник, который приспособил свой дом для туристов. Мы разделились, потеснились, уселись друг на друга и поехали в их дома.

Я отправилась в дом с иранскими девушками, а Дмитрий с парнями. Я с Азель поселилась в комнате, приняла душ и сразу же уснула …

Итак, мы оказались в Сигерии. Проснулись полшестого утра (здесь это нормально), пошли завтракать. Нас ждали блинчики с ананасовым джемом, яичница, какие-то азиатские лепешки, бананы и папайя. После прекрасного завтрака мы отправились в путь. Воссоединились с мужчинами и направились к скале. Оказывается, на её вершине некогда был древний город.

Признаться, я не знала, какая там была высота, но горы, большого Будду и даже кусочек плантаций было видно. Забираться было несложно, только жара и толпы туристов сбивали с пути. Кстати стоило все это добро по здешним меркам дороговато (две тысячи с половиной рублей), так я начала незапланированно транжирить деньги в первую неделю.

После этого мы довольно быстро спустились (я до сих пор не понимала ни языка, ни направления, а потому одиноко плелась сзади) и пошли в маленький музей. Там не было чего-то особенного, но зато был кондиционер.

После мы немного погуляли, наслаждаясь великолепными пейзажами и укорачиваясь от макак. Они были напористы и агрессивны, и, похоже, собирались лишить меня обеда (банана), но я не сдавалась. Пнув, одну макаку ногой, остальные разбежались по пальмам. Я почувствовала себя победителем, пока одна из этих назойливых тварей не уцепилась своими лапками в мой рюкзак. Она сумела открыть нижний карман и даже что-то вытащить из него! Я погналась за ней и начала нелепо кричать (при том на русском языке!): «Держите вора!».

Однако люди смотрели на эту картину и лишь умилялись. Кто-то даже успевал достать айфон и направить камеру на сие действие. В конце концов, мне пришлось признать поражение. Макака забралась высоко на пальму и самодовольно поглядывала на меня, теребя в руках бумажку. Да, это как назло оказалась ланкийская купюра в 1000 рупий. Из всего барахла в кармане она откопала именно деньги.

Макака успела обвести презрительным взглядом толпу и умыкнуть с наличкой к своим собратьям куда-то на крышу храма. Ко мне побежали иранцы и Дмитрий.

– Что случилось? – спросил меня кто-то из них.

Я чуть ли не со слезами на глазах и с невероятной печалью в голосе ответила:

– Эта макака украла мои деньги!

Кто-то начал спрашивать, когда, как это произошло, почему её никто не остановил. Но где-то сбоку послышались чьи-то всхлипывания, которые переросли в смех. Мне даже стало обидно, что над моим несчастьем кто-то может смеяться. Я подняла голову и увидела своего соседа.

– Что здесь смешного? – словно обиженный ребёнок, с надрывом, спросила я.

– Тебя обокрала макака, ахаха, – разражаясь смехом, ответил он.

Некоторые иранцы присоединились к веселью. Через полминуты я сама не заметила, как сначала улыбнулась, а потом и вовсе начала хихикать. Заразительный же смех был у этого мужчины! Вскоре мысль о том, что меня обокрала макака в самом людном месте, в ответ на мой пинок, мне действительно показалась забавной.

После насыщенного дня мы отправились в другой город, чтобы утром посетить сафари парк посмотреть на слонов, крокодилов, павлинов и каких-то ещё животных, что были отрекламированы турагентствами.

На этот раз наша компания поселилась в одном милом доме, у работников самого сафари. Мы сидели в достаточно тёмной, но прохладной комнате, попивали ланкийский чай и разговаривали. Я поймала Wi-Fi, и мне тут же позвонил мой жених.

Мне пришлось идти в другую комнату и делать вид, что я у подруги. Иностранный язык и странные голоса порой пробивались через тонкие стены, и я начинала кричать в телефон, что якобы из-за неполадок со связью не слышу своего любимого. Я врала. Нагло, напролом. Это было так не похоже на наши отношения. Я не знала, как смогу потом рассказать ему всё это. Как можно объяснить то, что его невеста, ни сказав ни слова отправилась неведомо куда, одна, познакомилась неведомо с кем, путешествовала с иранцами, строила ресторан с мужчиной и ночевала у таксистов. Но рано или поздно мне придётся признаться … от одной только мысли о том, какой мне предстоял диалог, бросало в дрожь. Это была единственная ложка дёгтя в бочке с мёдом.

Я поговорила и с грузным видом вышла на балкон. Там стоял мой сосед. Посмотрев на меня, он сразу же уступил место рядом и протянул стакан виски.

– Спасибо, слишком крепко, – ответила я и присоединилась к созерцанию звёзд под бесконечный монотонный треск цикад.

– Думаю, тебе и нужно чего покрепче, – ответил он и одним лишь взглядом дал «зелёный свет» на то, чтобы поведать ему свою историю.

– Вы когда-нибудь бежали от чего-нибудь в своей жизни?

– Ух, – вздохнул мужчина и утешающе положил свою руку мне на плечо, – Я это делаю по сей день.

– Как это? – удивилась я, – Ведь рано или поздно то, от чего бежишь, всё равно тебя настигнет…

– Верно, – согласился мужчина с лёгкой красивой улыбкой, – Запомни эту мысль.

Я склонила голову и посмотрела на своё помолвочное кольцо. Дмитрий это заметил, и, переместив взгляд снова на звёзды, уверенно спросил:

– Дела сердечные?

– Они самые.

– Почему путешествуешь одна?

– Жених работает. Он всегда работает. Кроме того, он не знает, что я здесь …

– Не хорошо. Такое уже бывало?

– Нет. Я впервые за границей. Купила билеты за неделю, очень спонтанно. И никому ничего не сказала…

– Почему?

– Боялась, что меня начнут отговаривать.

– А они бы начали? – мягко направлял мои мысли в нужное русло мужчина.

– Не знаю.

– Значит, ты бежишь от жениха?

– Нет… то есть да … Не в этом смысле… У нас всё хорошо! Я безумно люблю его … Правда люблю … очень …

– Но боишься рассказать о своих желаниях?

– Боюсь.

– Получается, ты бежишь не от него, а от себя. Знаешь, – повернулся ко мне Дмитрий и своими голубыми, как океан глазами пронзил меня в самое сердце, – Один не по годам мудрый человек мне однажды сказал, то от чего ты бежишь, рано или поздно всё равно тебя настигнет.

Я засмеялась:

– Вы совсем мне не помогли! А что насчёт вас? Где ваша жена? Дмитрий носил золотое обручальное кольцо.

– Она во Франции.

– Тоже путешествует?

– Можно и так сказать. Она – оперная певица. Знаменитая дива. Очередные гастроли…Тур по Европе. Потом по Латинской Америке, Кубе, Австралии. Типичная жизнь моей типичной жены.

– Ничего себе «типичная»! – восхитилась я, – А почему вы не путешествуете с ней?

– Пытаюсь. Иногда это у нас получается, иногда нет. Мы оба слишком … эксцентричны. Три месяца назад в Праге мы поссорились из-за невымытой тарелки, и я улетел в Бруней.

– Подождите, вы хотите сказать, что улетели на другой конец Света из-за того, что поссорились с женой? Ха, да вы чокнутый!