3 książki za 35 oszczędź od 50%

Моралисты

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Что это значит? – ничего не понимая, спросил Даниил.

Он чётко помнил, что в объявлении ничего не было написано про восьмичасовой рабочий день, однако был регламент. Каждый педагог знал, что по закону РФ ему положены 35 часов в неделю, с учётом всей нагрузки. Даже меньше, чем у простого рабочего!

– Это значит, – переставая смеяться, низким голосом, ответила девушка, – Что все мы здесь одна большая дружная семья.

На этих словах Алиса нежно дотронулась до предплечья учителя и быстро поцеловала его. Конечно, это не был поцелуй в полноценном смысле этого слова. Скорее неожиданный «насильственный» акт. Губы Даниила не разжались, а девушка даже не попыталась продолжить. Учитель резко и испуганно отскочил. Девушка тоже испугалась этой реакции, дёрнулась, но быстро сделала вид, будто бы ничего не произошло.

– Я пошла, – захихикала она и выбежала прочь, словно её кто-то позвал.

Даниил остался неподвижно сидеть над закрытым ноутбуком и анализировать, что сейчас было.

Тем временем Виктория разрабатывала поурочные планы на неделю. Она искала в интернете шаблоны, копировал их и переделывала под своим нужды. Попутно ей приходилось читать про Древний Египет, шумерские города, Древнюю Русь, Рюрика и Франкское государство. Хорошо, что она вела историю только в 5х-8х классах, иначе её голова бы разорвалась от такого количества ненужной информации на мелкие порциальные кусочки. К восьми часам вечера, когда её бедра затекли, а желудок начал требовать быстрые углеводы, она решила прогуляться до автомата со снэками в соседнем крыле школы. Проходя мимо кабинета английского языка, она услышала детский крик. Любопытство взяло верх и она заглянула в класс. Было восемь часов вечера, но в этой школе, кажется, занятия не заканчивались никогда.

За партами сидели дети в возрасте примерно 11ти-12ти лет. Перед ними, присев на уголок своего стола, стоял невысокий рыженький мужчина. Виктория уже видела его сегодня на какой-то перемене, и он даже любезно с ней поздоровался, приспустив на нос свои квадратные очки и улыбнувшись. Судя по обстановке это был класс английского языка.

Учитель имел детские мягкие черты лица, небольшое пузико и рыжие несчастные волосы, которые через лет 5 поредеют и образуют заброшенный пустырь где-то на затылке. Его движения были плавны и несколько манерны, а голос достаточно высоким.

Женщина осмотрел класс, прикинула, что на вечерние занятия ходит около 10 учеников, и хотела уже продолжить свой путь, как мужчина с ней снова любезно поздоровался:

– Hello new pretty teacher!

Женщина не знала английского языка, но поняла, что с ней поздоровались.

– Здрасте, – ответила она, когда все дети на неё обернулись.

Она заметила, что среди них было много маленьких затюканных очкариков, что в свои неполные 12 лет носят свитера поверх рубашек и выглядят, как многодетные родители с ипотекой и лабрадором на плечах. Ей казалось, что отпрыски богатеньких политиков, прокуроров, бизнесменов и зажиточных инженеров, должны выглядеть иначе. Но времена меняются…

– Рад вас приветствовать …

– Виктория Александровна, – представилась женщина и подошла к учителю, чтобы протянуть ему руку.

– Аркадий, – коротко ответил он.

Женщина покосилась на детей, намекая на то, что перед ними следует называть себя по отчеству. Учитель это сразу понял и добавил:

– Меня зовут просто Аркадий, мы здесь все обращаемся друг к другу на «ты». Мы не терпим фамильярности. Лучше учтивое "ты", нежели лицемерное "вы".

Виктория приподняла брови от удивления. В её мире учителей на «ты» называть было крайне дико.

– А это мои лучшие ученики, – добавил он и показал на свою стаю гадких утят, – Восемь мальчиков и две девочки.

– Приятно познакомиться, – искренне улыбаясь сказала она и развернулась, чтобы выйти.

– Nice to meet you, – хором ответили ребята и повернулись к своему учителю.

– У вас занятие в столь поздний час? Детям не пора домой?

– Это и есть наш дом. Не хотите ли с нами … – заторопился учитель сказать что-то женщине в след, но она просто скрылась за дверью.

«Странные они» – подумала Виктория на пути к еде.

Глава вторая
Уроки управления

Зарина Эдемовна встала 5:30 утра. Как и любая успешная женщина, это время она использовала для себя. Записывала планы, занималась пилатесом и принимала смягчающие ванночки для ногтей. Вечером ей некогда заниматься собой, обычно она приходила около полуночи и сразу ложилась спать.

Еë полупустая, в выдержанных строгих серых тонах квартира, как бы намекала о том, что хозяин проживает здесь крайне редко. В холодильнике лишь валялся набор продуктов для завтрака, а кровать являлась единственной мебелью, которая здесь использовалась на протяжении многих лет. Только сон и утренняя ванна.

На стенах висели дорогие картины современных художников, во второй комнате стоял рояль, на котором играли лишь в праздники и "особые дни". В третьей комнате висел большой кинотеатр. Последний раз его включали на благотворительном вечере. Зарина Эдемовна когда-то очень давно любила смотреть старые фильмы.

Несколько чëрных изящных скульптур, размером с человеческое предплечье радовали глаза гостей. Женщина давно их не замечала. Единственное живое существо в этой роскошной по российским меркам квартире был многолетний фикус. Он один не завял без заботы хозяина.

Когда-то в этой квартире жил её муж. Однако супруга быстро уличила благоверного в распутстве, но решила не давать ход судебным разбирательствам. Им обоим был финансово выгоден этот союз. Единственное общее, что у них было – это суровый брачный договор и конкретные бизнес-задачи. Несколько раз в год они объявлялись вместе где-нибудь на званном ужине среди инвесторов, и раз в год пересчитывали свои активы с юристами и адвокатами. В остальном каждый был волен делать всё, что захочет. Мужчина не скрывал своих любовниц, а Зарине Эдемовне давно были не интересны романтические похождения. Последние десять лет в квартире лишь раздавался громкий лай. Женщина часто спешила домой только для того, чтобы еë встретил Чарли. Маленький Бишон-фризе (французкая болонка). Пушистое белое облачко счастья и энергии налетало на суровую женщину и в миг топило еë усталое сердце. Она с ним разговаривала перед сном, а ночами они спали на одной подушке. Он будил еë ровно в 5:30, тыкая в щëку мокрым носиком и слегка топчась на месте. Он ждал еë, как только она уходила. Целый день, переминаясь с лапок на лапки, наворачивая круги по огромной квартире и запрыгивая на диваны. Иногда он даже злился и скидывал что-то на пол. Женщина никогда его не ругала. Вызывала уборщицу и продолжала проводить вечера со своим единственным верным другом.

Полгода назад он умер и это был худший день в жизни Зарины Эдемовны. Те дни, когда она разочаровалась в муже, и когда узнала, что не может иметь детей, не были столь печальными, как тот. Еë сердце было разбито, даже работа несколько недель не спасала. Она плакала в перерывах на обед и со всех сил старалась скрывать свои эмоции.

Жизнь наладилась, чувства подстыли. Зарина Эдемовна вернулась к тому, что умела лучше всего – руководить. С самого детства она доставляла дискомфорт окружающим своим властным характером. Она хотела иметь лучшие игрушки, лучшие платья и даже лучших друзей. Она не испытывала к людям особой любви, однако гордилась, когда рядом с ней оказывалась значимая фигура. Так, ещë подростком она подружилась с главным хулиганом в школе, который еë защищал ото всех недоброжелателей. Позже записалась в бесполезный кружок, чтобы находиться среди самых популярных девчонок в колледже. Еë не особо принимали с теплотой и любовью, однако к каждому она находила свой подход. Нередко это были дешëвые манипуляции, она использовала сплетни и грозилась раскрытием человеческих тайн взамен на услугу. И делала это так изящно, что все всë понимали, но никто не говорил ни слова.

Поэтому, когда она решила закончить университет и стать управляющим, никто не удивился. В еë телефонной книжке уже числились деканы, активисты, местные депутаты и известные общественные деятели. С каждым днëм она пробивалась на ступеньку выше к важным людям, начиная с их третьестепенных секретарей. Никогда не жалела времени и денег на нелюбимые бары, посиделки, корпоративы и чьи-нибудь похороны. Там чаще всего можно увидеть тех, чьë имя было бы неплохо иметь у себя в записной книжке.

Уже к тридцати годам, благодаря влиятельным людям, спонсорам и своему небезызвестному богатому мужу, вдвое старше неë, она с нуля построила свою "империю". Однако, это была не корпорация, не бизнес центр, и даже не магазин бытовой техники. Это была школа.

Деньги никогда не были еë целью. Всë, что разжигало еë кровь и будило по утрам – власть, авторитет. Она хотела оставить след в этом мире. Чтобы еë помнили, о ней говорили, ей восхищались, о ней плакали. Фото на глянцевой обложке не останется в памяти надолго, но вот человек, который тебя практически воспитал… Ты будешь вспоминать о нëм снова и снова, передавать это знание своим детям, рассказывать внукам. Эта память останется навсегда.

Своих детей она иметь не могла, да и не хотела. Пару человек – не еë масштаб. Другое дело бесконечно обновляющий поток школьников. Маленькие дети, что приходят ещë с совсем неокрепшей психикой и разумом. День за днëм они проживают в еë мире и системе ценностей, формируются под еë влиянием, вырастая в верных подданных и приводя в «Эдемовскую колыбель» уже своих детей. Обычная образовательная школу для таких целей не подойдёт. Напротив, она убивает всякое стремление, и благодарные ученики обычно навещают учителей пару-тройку раз после выпуска и благополучно забывают о них.

Частная школа для детей небезызвестных состоятельных родителей совсем другое дело. Взрослые занятые люди готовы отдать сколько угодно денег, лишь бы их чадо хорошо образовывалось, ело и не мешало им жить.

Рассвет школы пришëлся на 90е, когда появилась неожиданная ушлая прослойка общества, что построила свою власть на насилии и воровстве. Зарина Эдемовна не растерялась и приманила все самые полузаконные сливки общества к себе. Дети местной мафии обучались экономике, праву, этике и эстетике. Их родители знали, что самое лучшее, если их отпрыски станут "воротилами в законе" политиками, бизнесменами и очень уважаемыми в обществе людьми. Никто не хотел, чтобы их чадо шло по отцовскому пути, пачкало руки и добывало себе на роскошное пропитание не роскошными методами. Даже тупоголовые негодяи понимали, что будущее за умными и образованными людьми. Только этот ум нужно было использовать в нужном русле.

 

В этом им помогала Зарина Эдемовна. И стоит признать, делала она это вполне успешно. Среди еë выпускников были полицейские, депутаты, министры, экономисты, бизнесмены, юристы, судьи. Ученики шли по стопам главного учителя – по крошкам власти добирались до вершин. Только у них был весьма высокий старт. Уже через десять лет это начало давать свои плоды. Зарина Эдемовна окружила себя верными, благодарными, а самое главное очень богатыми сторожевыми псами.

Всë остальное было лишь формальностью. Школьная программа откровенно игнорировалась, дети были избалованными и слишком свободными. Они сами выживали неугодных "наставников", почитая лишь одно "божество". Зарине Эдемовна нужны были верные люди, ими становили самые жадные до денег болваны и богатые, но не амбициозные ученики. Все остальные были для "фона». Было желательно, чтобы новые учителя ещё нигде не работали до этого, так в их головах не существовало осадка и чëткого представления о педагогической работе. Их не нужно было ломать и переделывать. Они сразу вливались в нетривиальную атмосферу и легче поддавались «эдемовским манёврам».

Даже выход в интернет в школе был очень выборочный. Странно, но богатые современные подростки практически не пользовались гаджетами. Они бы могли обойти любую защитную систему и учителям это было известно, но цели школы противоречили неосознанному потреблению больших объёмов информации, а потому телефоны и ноутбуки выдавались только в определённое время. Ведь давно доказано, что увлечённость смартфонами ведёт к рассеянности, социальной дезадаптации, тревожным расстройствам, снижению фантазии, нарушению воображения и так далее. Любой психотерапевт, учёный, учитель или врач скажет – чрезмерное потребление Tik-Tok вредит вашему здоровью. Это тоже самое, что сказать, что алкоголь – зло. Поэтому ничего не стоило убедить родителей забрать блага цивилизаций у своих отпрысков, а детёнышей в свою очередь отказаться от желания зависать во всемирной паутине.

Это безусловно хорошо сказалось на их умственных способностях, но весьма неоднозначно на психических функциях. Потому как элитная школа «Рост» стала ещё более замкнутым и изолированным сообществом. Информацию нельзя было рассмотреть с разных точек зрения. Истина была одна. Зарина Эдемовна не терпела конкуренции, а потому разделила устав школы (а он приравнивался чуть ли не к Конституции Российской Федерации) на три уровня:

Законы первого уровня – личные распоряжения Зарины Эдемовны;

Законы второго уровня – правила внутреннего распорядка;

Законы третьего уровня – правила поведения вне стен школы.

Система казалась самоподдерживающейся. Несмотря на все ограничения, ученики были уверены, что именно в этой школе обладают максимальной свободой. Никаких тебе пресловутых звонков, унылых домашних заданий, бесконечных формальностей, учительских упрёков, ругани и сомнительных категорий. Подростковый нрав убаюкивала видимость самоуправления. Те, кто посильнее подчиняли слабых, устанавливали экономические отношения, собирали «профкомы», отбирали карманные деньги и изводили постоянными просьбами своих «протеже» из пятого класса. Те, кто поумнее создавал свои клубы, которые нередко выходили на международный уровень и зарабатывали всевозможные поощрительные награды. Среди них были спортивные группировки, журналистские работы, игровые клубы, творческие единицы и многие другие. Денег было много, связей ещё больше, возможности так и прорывались, лишь бы было желание. Нетрудно улететь танцующему подростку на соревнования в Париж, если есть деньги на взнос, перелёт, и на благосклонность судейской коллегии. Конечно, среди активистов были и действительно талантливые подростки. Директор сделала всё, чтобы способности каждого раскрывались в полной мере. Когда есть талант и деньги – это сделать куда легче, нежели, когда нет ни того, ни другого. Престиж школы держался на таких самородках. Остальные, как и полагается в любой общественной системе, пользовались «дарами умных и знаменитых». Приятно было принадлежать к «элитной школе Рост». Каждый школьник был уверен, что он особенный и может достичь чего угодно в этой жизни.

«Манипуляция – это не насилие, а соблазн». Зарина Эдемовна понимала это, как никто другой. Её школа пользовалась успехом благодаря тому, что она продавала золотую пилюлю с мифом о том, что «родители», которые привели детей в её школу уникальны, а их дети талантливы и неповторимы.

Она никогда не звонила уставшим бизнесменам, чтобы пожаловаться на их чадо, никогда не устанавливала чёткие границы и очень любила разглагольствовать о свободе. Однако дети знали, что «за территорией школы их не ждёт ничего хорошего», а потому не ходили туда, считая, что это их собственный выбор. Родители регулярно спонсировали своего благодетеля, уверенные в том, что это всего лишь маленькая щедрая благодарность за воспитание их детей, а не спланированное бизнес-решение.

Зарина Эдемовна буквально создала «свой маленький мир» со всеми его достоинствами и недостатками. Успешной империи требовался император (на его место даже никто не поглядывал), верная свита (за 30 лет она сформировалась), доносчики, любимые поданные и все остальные.

Сильные выживали слабых, обличали их характеры и закаляли. Только из таких и выходили лучшие политики, полицейские и бизнесмены. По иронии судьбы жертвы школьной травли со стороны «любимчиков» Зарины Эдемовны, нередко возвращались в школу работать учителями. Похоже, они хотели что-то изменить и уберечь другие поколения от «страданий» (ведь виноват не директор, а жестокие дети), которые пережили они, но сами не замечали, как идеально вписывались в систему.

В каждом поколении у Зарины Эдемовны имели «свои верные поданные».

В настоящее время главной была Алиса – девочка из 9 класса. Красивая длинноволосая блондинка, не слишком сообразительная, наивная и по сути своей добрая особа. Еë мать – директор небольшой, но прибыльной корпорации по пошиву одежды в центре Санкт-Петербурга, а личность отца – неизвестна. Бабушек, дедушек нет. Других родственников тоже. Только она и мама, что вечно пропадает на работе. Нетрудно догадаться, почему Алиса оказалась в этой школе. Никаких талантов и выдающихся знаний у неë не было, напротив – за что не бралась Алиса всë терпело крах. Девочке нужно было крепкое плечо. В седьмом классе она уже начала искать такое. Её считали весьма распутной девицей. Зарина Эдемовна вовремя это заметила и решила использовать сей образ в своих целях.

Женщина дала девочке то, в чëм она так сильно нуждалась – поддержку. Начала с ней разговаривать вечерами, рассказывать истории из жизни, водить в музеи, а однажды они, словно мать и дочь ходили по магазинам и выбирали одежду "поскромнее". Алиса очень нравилась суровой женщине. Она была словно маленький наивный ребëнок в подростковой оболочке. Кроме того, Зарина Эдемовна знала еë семейную историю подробнее, и она отнюдь была не позитивной биографией. Потому женщина очень старалась скрасить жизнь молодой девушки.

Помимо благотворительных умыслов, Зарина Эдемовна преследовала свои цели. Алиса помогала ей быть в курсе школьной жизни, контролировать подростков, "пробивать им правильные мысли" через юного чревовещателя. Девушка помогала ей устраивают праздники, наводить порядок, накапывать компроматы на учителей и детей. Главное, что Алиса чувствовала себя нужной и "особенной".

Второй "помощник" был не столь наивен и глуп. Напротив, восьмиклассник Себастьян был строптив, дерзок и силëн духом. Его отец занимал неприлично высокую должность во Внутренних Силах Российской Федерации, а мать была "безликим" предпринимателем. Муж подарил ей салон красоты, чтобы та чем-нибудь занималась и не ныла по вечерам. Если маму Себастьян любил, но не уважал, то отца уважал, но не любил. Классический тургеневский конфликт. Сын помнил лишь физическое и психологическое насилие со стороны хозяина дома, а потому был безмерно счастлив, когда его "отдали в частную школу". В отличии от многих других детей, парень не отпрашивался на выходные домой, ненавидел, когда был "день открытых дверей", и уж тем более, когда раз в несколько месяцев к нему являлся отец.

Помимо этого, парень вëл весьма "разгульный образ жизни", за несколько месяцев он создал в школе свою "маленькую империю", начал вымогать деньги у младших, создавал "клубы для избранных", контролировал детей. По сути он делал то, что так любила Зарина Эдемовна и создавал ей конкуренцию.

Как говориться, держи друзей близко, а врагов ещë ближе. Директор видела в Себастьяне огромный потенциал. Если укротить подобное дикое животное, оно вполне тебе может остаться верным другом до конца жизни. Женщина подкрадывалась тихо, не особо мешая парню проворачивать свои аферы, но периодически показывая, кто здесь главный. Таким образом, хотел этого парень или нет, он стал "неофициальным" доносчиком внутренней информации. Когда Зарина Эдемовна вскрывала его очередную грязную игру, Себастьян рассказывал подробности внутришкольной жизни и подставлял своих "товарищей", которых к слову, у него осталось совсем немного.

Таким образом, предприимчивый парень, чтобы выслужится перед своим покровителем иногда преподносил ей некие «дары». Он плотно общался с Алисой, так как понимал, что директор питает к ней материнские чувства. Нередко они задумывали нечто «весёлое», но «неправомерное». Алиса могла с лёгкостью согласиться на маленькую шалость, если это как-то могло поднять настроение и укрепить дружеские связи с кем-нибудь из учеников или с Зариной Эдемовной.

Так, Себастьян присмотрелся к новеньким учителям и сделал вывод, что Даниил будет самой лёгкой добычей для старомодного шантажа.

В конце недели парень наведался в «клуб книголюбов», где Алиса и ещё несколько безликих аутсайдеров разглагольствовали о красоте. Себастьян стал «предводителем» этого клуба в свои 15 лет, так как предыдущий выпускник передал лично ему почётную миссию «возродить книголюбов и вдохнуть в них новую жизнь». Именно на этих собраниях решалась повестка будущей недели. Иногда ученики и правда обсуждали художественные произведения и делились своими мыслями, однако нередко к ним приходил Себастьян и сворачивал разговор в другое русло. Так и сейчас, он начал рассказывать о другой красоте – о красоте поцелуев.

– Ещё в Древней Индии поцелуй считался символом высшего доверия и даже власти. Знаменитая Камасутра выделила для описания поцелуя целую главу! В Библии поцелуй являлся типа символом предательства, а в Древней Персии …

– К чему ты ведёшь, придурок, – перебила его дерзкая одноклассница.

– Вы видели нового учителя истории? – казалось бы перевёл тему парень.

– Да, и что?

– Слабо поцеловать его?

Себастьян расплылся в улыбке. Девочки стыдливо опустили глаза, и кто-то произнёс «фи».

– А что нам с этого будет? – спросил кто-то из смельчаков.

– Я же говорю, поцелуй – символ власти. Разве не помните, как два года назад мы прижучили англичанина? Он после этого стал так мил с нашим классом и ничего не запрещал. Это лучший шантаж на свете. Любого учителя за такое поведение не просто уволят, но и вероятнее всего посадят за решётку.

– Чего тебе плохого сделал Даниил Павлович? – вмешался ученик из седьмого класса, у которого мужчина вёл уроки.

– Ничего, Джамал. Я не собираюсь его сажать в тюрьму, я говорю лишь о том, чтобы доставить парню удовольствие, благодаря которому он будет в нашей власти. Это же интересно, да Алиса?

Себастьян посмотрел на ту, которая никогда не давала отпор. Целоваться с кем попало для неё было не в новинку. Эта девушка известна всей школе за самое доброе безотказное … сердце. Эти двое не особо нравились друг другу, хотя и считались показной парой. Однако они держались вместе, потому что девушка в Себастьяне находила силу, решительность и предприимчивость, а парень в Алисе видел верную помощницу и заступницу. Потому девушка часто прислушивалась в нему и участвовала в его глупых затеях.

– Никто же не пострадает? – спросила она с кривой улыбкой.

– Никто, – уверенно ответил Себастьян и выпятил свою грудь.

Через несколько минут эти двое покинули «клуб книголюбов» в поисках самого наивного и ничего не подозревающего учителя истории. Найти его не составило труда. Даниил Павлович засиделся допоздна в своём кабинете и готовил внеурочные программы для своих классов.

 

– Даниил Павлович, разрешите войти, – уже войдя в кабинет, спросила Алиса, замечательно отыгрывая свою роль.

– Да, проходите… – учитель сделал паузу для того, чтобы девушка произнесла своё имя.

– Алиса, – улыбаясь представилась она.

Учитель представился в ответ и выглядел вполне дружелюбно. Себастьян потирал руки от предвкушения. Он уже настроил камеру на телефоне и был уверен, что всё получится.

Девушка начала заговаривать молодого педагога, а потом даже рассмеялась. Себастьян понял, что это был знак. Он аккуратно выглянул из дверной щели, и понял, что Даниил Александрович смотрел совсем в другую сторону. Это была двойная удача. Учитель даже не подозревал о том, что с ним вели игру.

Когда девушка подвисла над учителем, Себастьян начал делать серийные снимки. А когда её губы коснулись губ Даниила Павловича, Себастьян в широчайшей улыбке заснял каждую секунду сего действия.

– Я пошла, – захихикала она и выбежала прочь, словно её кто-то позвал.

Уже за дверью ученики дали друг другу пять и рассмеялись. Алиса чувствовала себя привлекательной и полезной. Она не беспокоилась о том, как этот поступок повлияет на её успеваемость, хотя Даниил был её учителем. Более того, она была уверенна, что эти снимки останутся между членами «клуба книголюбов», как и те, с учителем английского языка. Однако Себастьян уже знал, что будет делать с этой реликвией.

      В тот же вечер под дверью Зарины Эдемовна оказался запечатанный конверт. Она неспешно подобрала его и открыла. Там оказалось то, чего она и ожидала увидеть.

«Ещё одна жертва» – пронеслось у неё в голове, а на лице невольно расплылась блаженная улыбка.

Она понимала, чьих губ, то есть рук это дело. Конверт не был подписан и не имел никаких опознавательных знаков. Однако по молчаливому согласию они с Себастьяном вели свою «грязную игру» и делали вид, что не понимают друг друга. Алиса тоже старалась. Это немного пугало, но одновременно радовало женщину. В любом случае, всё это ей представлялось невинной детской шалостью, которая, однако служило её школе на пользу.

Она знала, что делать с этим конвертом. Он отправился в очередную красную папочку. Зарина Эдемовна была помешала на структуре и жить не могла без разноцветных файликов.

Конечно, у директора не всё было под контролем, однако для такой большой школы при вертикальной системе управления, она неплохо справлялась со своими задачами. Конечно, в её школе учились и простые добрые дети, которые просто поклонялись мудрому и справедливому наставнику. Большинство понятия не имело, что твориться за закрытыми дверями кабинетов. Женщина прекрасно понимала – толпа, что боготворит тебя бездумно, также легко может отречься при любой царапине на твоëм идеальном образе. Потому ей были так необходимы расчётливо преданные люди.