3 książki za 35 oszczędź od 50%

Мертвый мир. Форт Крут

Tekst
15
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Мертвый мир. Форт Крут
Мёртвый мир. Форт Крут
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 18,61  14,89 
Мёртвый мир. Форт Крут
Audio
Мёртвый мир. Форт Крут
Audiobook
Czyta Александр Чайцын
11,14 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Мертвый мир. Форт Крут
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава первая. Посланники наживы

Тел в камере хватало, спёртый воздух от нестиранной одежды, запах параши, в которую ходили шесть человек. Даже привилегированная шконка у окна не делала эту жизнь краше. Дмитрий Крутов – главарь банды вымогателей из Питера, авторитетный человек в преступном мире, облокотившись на локте, смотрел телевизор. Надо сказать, он был очень рад, что уже сидел. После того, как к власти пришёл новый президент, в стране начался прямо сталинский террор. Главарь вымогателей, промышлявший похищением детей крупных бизнесменов, с интересом следил за событиями на воле. Уже весь мир облетели кадры, снятые в Доме правительства и в Федеральном собрании, когда распахивались двери залов заседаний, и бойцы в масках с криками: "Все на пол, лежать, руки за голову", роняли подсечками людей, которые ещё несколько минут назад управляли страной. После чего их заковывали в наручники и пинками гнали к выходу, где запихивали в автозаки и везли в "Матросскую тишину". Новый президент начал чистку с верхов, занявшись теми, кто грабил страну долгие годы, обладая неприкосновенностью.

Надо сказать, такой подход нравился Круту. Почему он, бандит, гниёт на зоне, а эти сидят в Думе, хотя и воруют эшелонами. Братва шепталась, мол, "Матросская тишина" забита под завязку депутатами, экс-министрами, сенаторами, генералами от армии и полиции. Новости на федеральных каналах шли теперь почти двадцать четыре часа в сутки, дикторы зачитывали статьи, предъявляемые тем или иным известным людям, иногда даже показывали записи допросов. Теперь эти «господа» не выглядели небожителями, они были сломлены, подавлены, испуганы. Братва уже поняла, к чему всё идёт, и с нетерпением ждала их на зоне.

Через день после арестов объявили о возвращении государству предприятий, входящих в стратегический список. Владельцам, которые честно или не честно захватили контрольные пакеты акций, было предложено покинуть страну или остаться, но забыть о претензиях на собственность.

– Интересно, наш новый президент представляет, что будет на зоне с этими чинушами? – подал с соседней койки голос Мальборо.

– Ты думаешь, ему не плевать, – ответил Крут. – Вчера с воли малява пришла, не всё так просто, как кажется. Никто не знает, откуда шум, но ходят слухи, что этих людей будут высылать в какое-то особое место.

– В какое? – мгновенно заинтересовался Мальборо. – Уж больно хочется этих толстосумов за вымя подержать. Не верю я, что президентские ищейки смогут найти всё, что те наворовали.

– Без понятия, – отозвался Крут.

В этот момент на экране вспыхнула заставка "Экстренные новости". Мужчины удивлённо переглянулись, должно было произойти нечто совсем неординарное, чтобы появилась эти слова. Все обитатели камеры с жадностью впились глазами в экран старенького телевизора. То, что говорил президент страны, оказалось чем-то действительно запредельным.

Как и обещал, произнёс Быков, уверенным взглядом глядя в объектив телекамеры, я очищу страну железной рукой. При проведении научного эксперимента был обнаружен совершенно пустой мир, погибший в результате глобальной катастрофы. Там нет людей, есть огромные брошенные территории, которые я планирую заселить асоциальными элементами. Сейчас прокуратура и судебные инстанции занимаются проверкой уголовных дел. Все неблагонадежные, совершившие тяжкие преступления, покинут Землю навсегда, обратной дороги нет, канал односторонний…

Братва недоуменно переглянулась.

– Пахан, это чё значит?, – подал голос Глобус с нижней койки.

Дима продолжал пялиться в телевизор, где президента засыпали вопросами журналисты.

– Крут, – позвал Мальборо, – это что за сказочка про другой мир?

Крутов очнулся и посмотрел на лица сокамерников.

– Братва, похоже, мы скоро сменим прописку.

Именно в этот момент открылся глазок в двери камеры, после чего раздался голос вертухая:

– Крутов, на выход.

Крут спрыгнул со шконки и пошёл к двери, лязгнул замок. Конвоир привёл заключённого в маленькую камеру без окон, голые бетонные стены, два стула и стол, прикрученные к полу. Крута втолкнули внутрь и заперли за ним дверь. Внутри его ждал высокий мужчина, по повадкам бывший военный, он оглядел довольно крепкого уголовника, словно коня себе выбирал, разве, что в рот не заглянул.

– Короче, – начал он, – Крут, ты можешь уже завтра выйти отсюда. Твой срок – двадцать лет, это не считая того, что ты отсидел. Если откажешься, отправим на урановые рудники, где через полгода тебя замотают в простыню и сожгут. Перспектива понятна?

Крут соображал быстро. Его путь до командира бригады был очень короток: рядовой-бычок-бригадир. Кого купив, кого подставив, он расчистил себе дорогу наверх. А когда внезапно Коля, по кличке Солдат, бригадир вымогателей, попал в засаду вместе с заместителем, Крут только усмехнулся и быстро провёл демократические выборы. Достав два ТТ, он просто обвел стволами собравшихся боевиков и поинтересовался: "Кто против?". Возражать никто не стал, кроме брата покойного Солдата, штатного палача банды. Он был из контрактников, много воевал, пока не лишился кисти левой руки. Крут тогда вскинул пистолет и всадил пулю в лоб, после чего повторил вопрос. Желающие качать права кончились, и в бригаде настал мир и порядок.

– Что от меня надо, начальник? – мгновенно среагировал Крут.

– Значит, согласен?

Крут никогда не отличался медлительностью, любое решение принимал быстро, не взирая на последствия, лучше ошибиться, чем долго размышлять, и в итоге не решиться ни на что.

– Что нужно? – спокойно повторил он.

«Костюм» выдержал паузу.

– Учёные нашли мир, он погиб. Завтра ты и ещё десяток твоих шестёрок отправитесь туда. Дороги обратно нет, это навсегда. Ваша задача – собирать всякие полезные вещи, драг металлы, камни, украшения, сносить всё в одно место, из которого мы будем забирать. За эту работу вы будете получать некие бонусы. Список прилагается.

– Значит, правда, – задумчиво произнёс авторитет.

– А, уже новости посмотрел, – усмехнулся вербовщик, – это облегчает мою задачу.

– Что мы будем иметь с этих трофеев? – поинтересовался уголовник, он уже принял решение.

– Справедливо, – согласился собеседник. – Конкретно вы сможете получить оружие, боеприпасы, топливо, продукты, транспорт и многое другое, и, конечно, бабы – но за это нужно платить. Например, на килограмм золота вы сможете получить дизельный генератор. Добавите сверху тонну меди, получите тонну дизельного топлива. Решай, Крут, времени осталось мало, мне не только с тобой разговаривать. Но скажу прямо, кто окажется там раньше, получит больше. Для вас уже упаковано несколько ящиков с оружием и боеприпасами. Они перейдут вместе с вами, только сложат их чуть в стороне, дабы у вас не появилось желание пострелять. Ты всё понял? У тебя десять секунд.

– Я согласен, начальник. Но со мной пойдут мои люди.

– Хорошо. Вот список тех, кого мы предлагаем, выбери сам.

Крут быстро подчеркнул карандашом фамилии бойцов своей бригады, мотающих срок на этой же зоне, добавил четверых корешей.

– Все, Крут, – направляясь к дверям, подвёл итог встречи вербовщик, – теперь ты официальный искатель. Сейчас вас перевезут в спецзону, откуда завтра на рассвете выкинут из этой реальности. Пора почиститься от вашей мрази, и поиметь с вас хоть какую-то пользу.

– С тебя бы пользу поиметь, – буркнул Крут вслед уходящему «костюму», но тот услышал.

– С меня? – удивлённо спросил тот, обернувшись. – Да я только что избавил страну от десятка отморозков, на которых собираюсь заработать. Мало того, что страна прекратит кормить десяток ублюдков, так ещё вы мне кучу полезных вещей принесёте. Всё, Крут, мне пора, а тебя ждёт далёкий новый дом. Если выживешь в первые дни, хорошо, сдохнешь, туда тебе и дорога.

Дверь за «костюмом» с лязгом захлопнулась.

Всё было так, как рассказал фраер в дорогом пиджаке. Мёртвый город, ящики с оружием в десяти метрах. Крут, бывший бригадир жестокой банды, занимающийся киднепингом в Петербурге, вдохнул воздух свободы. Рядом с ним удивленно вертели головами пятеро его бойцов и ещё четверо, что были в дружбе с Крутовым. Пять лет назад полковник Малинин, великий спец, уважаемый даже среди уголовников, упрятал половину бригады на пожизненную каторгу, «на свежий воздух и физические упражнения в лесу», вторая часть бригады погибла при попытке смыться. С ними никто не церемонился, постреляли в спины, правда, тела братве для похорон всё-таки отдали. Братва обещала мстить ментам. Полковник Малинин, узнав эту новость, ухмыльнулся:

– Что ж, лишнее место на кладбище и на нарах мы всегда найдём.

В тот же вечер машину полковника изрешетили из трёх автоматов, погибли жена и дочь. Вот тогда и начался террор. ОБЭП совсем с катушек съехал, за двое суток было разгромлено семь бригад, две уничтожены полностью. За месяц менты, сорвавшиеся с цепи, фактически уничтожили организованную преступность Петербурга. Кто спрятался, кто бежал, но большинство были арестованы, очень многие ликвидированы. И вот вчера в маленькой комнатке со столом и двумя прикрученными к полу стульями ему рассказали, как можно выйти на свободу.

Крут смотрел на новый мир. Рядом застыли ошеломлённые бойцы. Ящики с оружием, как и обещал Ильин, расположились рядышком. Всё вокруг было мертво и безжизненно. Крут даже не представлял, где они.

– Ну, бригадир, чо дальше? – спросил крепкий невысокого роста украинец, весь в синеве наколок, носивший погоняло Тухлый.

– Вооружаемся, – рыкнул Крут, – и быстрее, быстрее! Сдаётся мне, здесь не рай, а то бы они сами сюда свалили, а не нас отправили. Пошевеливайся! – И первым побежал к знакомым зелёным ящикам.

Набор, лежащий внутри, был не слишком впечатляющим. Первые модели Калашниковых, известные в простонародье как АК47, хотя единственный автомат с таким номером хранится в музее, образец изготовленный для конкурса 1947 года. Три карабина СКС в пушечном сале и пять ППШ. Три ящика с боеприпасами, старые, снятые с вооружения, афганские лифчики и афганская песчанка. Два ящика тушняка, мешок макарон, два котелка, старые сидоры. Вот и всё, на что расщедрились их "благодетели".

 

Молодые уголовники удивлённо вертели в руках карабины и ППШ, не зная, как с ними обращаться. К счастью, внутри каждого ящика нашлась инструкция по обслуживанию.

Крут разобрался быстро: себе, лучшим стрелкам – автоматы, всего три штуки, ещё троим СКС, четверо с ППШ. Тех, кому достались карабины и старые пистолеты-пулемёты, он усадил изучать мат часть, а сам с подручными взялся за охранение. Хоть и прошло почти десять лет, как он служил в армии, но кое-что помнил. И теперь сидел и снаряжал магазины к автоматам, попутно внимательно поглядывая по сторонам. Служил он в стройбате под Нижним, но кое-чему и там научился, во всяком случае, дачу генералу он не строил. Зато умел возводить мосты и даже принимал участие в больших учениях, где мост нужно было не только возвести, но ещё и охранять, и даже сам обезвредил диверсанта, сойдясь с ним в рукопашную. Впрочем, оказалось, та победа его стоило немного, спецназер был вымотан марш-броском, с выбитой рукой и вывихнутой ногой. При этом он умудрился навалять двоим дозорным, и если бы не слишком честный удар прикладом по затылку, то, скорее всего, навалял бы и Круту.

Атаку бойцы Крута проспали. Дозорные исправно пялились по сторонам, вглядываясь в руины домов. Причём то, что добыча здесь есть, стало ясно после первого шага. Крут вертел в руках два массивных золотых кольца, в одном из которых был вставлен нехилый камень. Уголовник ни хрена не смыслил в камнях, но решил, что если в подобную гайку вставили такой булыжник, то стоит она очень много. Размышления, как обменять это на различные ништяки с той стороны, оборвал панический крик и хлопанье кожистых крыльев. Птица спикировала сверху на скорости гоночного автомобиля. Крылом она ударила сидевшего с краю Тимоху и одним щелчком клюва откусила голову Тухлому, после чего ухватила Тимоху огромными когтями и с лёгкостью взмыла в воздух, унося с собой семьдесят килограммов мяса, которое даже брыкаться от страха перестало, только вопило. Один из бойцов вскинул автомат, но Крут положил руку на цевье, заставив опустить оружие.

– Не стрелять, ему уже не поможешь, – выкрикнул приказ бригадир. – Быстро вооружаемся!

Все засуетились. Тухлого, получившего погонялу за то, что у него мерзко пахло изо рта, просто отволокли в сторону. На глупый вопрос зачем, Крут посмотрел на остальных, как на идиотов.

– За тем, что сюда на хавку бесхозную прибежит ещё десяток тварей, а поскольку Тухлого им не хватит, то они решат нами закусить. Хватаем всё добро и валим, быстро валим. Вы тащите, мы прикрываем, бежим вон к тому дому, – он указал на магазин с чудом уцелевшими витринами.

Шестеро уголовников схватили ящики, бросив два пустых, и что есть духу рванули прочь, унося с собой оружие и боеприпасы, обмундирование, запас жрачки. Крут подхватил СКС Тухлого, ППШ Тимохи и, пятясь и вертя головой, двинулся следом за братвой. Его правая рука – высокий и тощий мужик по кличке Шрам, был рядом с босом, словно верный пёс.

– Пахан, что это было? – шёпотом спросил он.

– Шрам, не зли меня, птеродактиль это был. Сука, «костюм», я ведь его спрашивал, что есть, а он мне – мир брошен, людей нет, только про тварь забыл рассказать!

– Теперь ясно, – ухмыльнулся Шрам, водя стволом по руинам и изредка оглядываясь, – людей нет потому, что их сожрали вот такие птеродактили.

– Тут что-то большее, – не поворачивая головы, ответил Крут. – Твари не проблема – очередь в брюхо, и она на земле. Людей убило, что-то другое, но это было очень давно. Ладно, позже разберёмся. Парни магазин взломали?

Шрам бросил быстрый взгляд назад.

– Да, и даже имущество внутрь заволокли.

– Здесь перекантуемся и пораскинем мозгами, похоже, не всё так просто, – приказал Крут.

Какое на хрен просто? Подстава голимая, пять минут в мире, а Крут потерял уже двоих. Так к концу дня останется он и Шрам. Уже закрывая двери, пахан услышал, как где-то в паре кварталов от них вспыхнула ожесточённая стрельба, кто и по кому шмаляет, было совершенно неясно. Но то, что они тут не одни с огнестрелом шарятся, факт.

– Пахан, эт чё было? – спросил Чёрный, получивший погоняло за цвет кожи, слишком уж смуглая рожа у него была.

– Ты про что? – усевшись на ящик и оглядывая помещение, поинтересовался Крут.

– Я не понял, что с Тухлым и с Тимохой случилось? Это что за птица, которая здоровенного парня, как щенка унесла?

– Орлы могут человека унести, – влез в разговор уголовник по кличке Бомба, получивший погоняла за то, что бомбил ночные ларьки.

– Ты орла-то хоть раз в жизни видел? – спросил Шрам.

Бомба отрицательно покачал головой.

– А я видел, так вот эта тварь в два раза крупнее орла. У неё клюв чуть меньше ковша небольшого экскаватора. Раз, и Тухлый без башки. Попали мы, кореша, и сильно попали. Пахан, давай рассказывай, что за жопа, и как мы сюда угодили?

– Я знаю не больше вашего, вы же со мной смотрели пресс-конференцию президента. Пришёл вертухай, отвел в кабинет, там мужик в костюме, сказал, что нас перекинут в другой мир, будем тащить из него всё ценное и обменивать на всякие полезности с той стороны, дал прейскурант. Сказал, что мир погиб, людей нет.

– Только про птичек забыл, – пробубнил Чёрный, – надо было послать этого фраера, куда подальше. Падла, в блудняк втравил.

– Его не пошлёшь, – отрезал Крут. – Пуля в затылок, урановый рудник или сюда, выбирать особо не из чего.

– Мда, встряли, – согласно прогудели братки.

– И чего делать, пахан? – спросил Шрам, поглаживая цевье калаша. – Может, обратно пробиться? Нам какую-то фигнюльку дали с инструкцией, вроде активируем, и ворота откроются.

– Там не лохи сидят, – отмахнулся Крут. – Вербовщик сказал, что обратно только неорганические материалы, тут билет в один конец.

– Чё? – не понял Глобус, самый сильный качок в их группе, стокилограммовый шкаф с мышцами, как у Шварценеггера, и с интеллектом, как у выкипевшего чайника, зато как ударная сила он был великолепен, достаточно показать пальцем, и он разорвёт любого, но при этом не рекомендовалось задавать вопросов сложнее – ты что будешь, водку или водку? Проблема выбора могла реально надолго подвесить мозг "неандертальца". Глобусом его прозвали за огромную и совершенно пустую голову.

– Неживые, – ответил Крут. – Если мы тебя впихнём в ворота, ты умрёшь. Если кинем кирпич, он пролетит, и ничего не будет. Понял?

Глобус радостно закивал. Присутствующие, ухмыляясь, опустили глаза, насмехаться над ним всё равно, что выйти в поле и отвесить пинка бешеному быку. Бык бежит быстрее, особенно в чистом поле.

– Так что ты предлагаешь, Крут? – спросил Шрам, он был с ним в одной бригаде четыре года, а до этого они вместе жили в детдоме.

– А что тут предлагать? – Крут повертел в руках два колечка, найденных на месте выброски. – Тут такого добра завались, нужно собирать, как можно больше, и требовать с той стороны разные полезности, только, чувствую, повоевать придётся.

– А что там в прейскуранте? – спросил Чёрный.

– Всё, начиная от техники и оружия, и кончая бытовой химией, бабами и водкой, – пробежав глазами список, прояснил ситуацию Крут. – Мы можем получить много, но и пахать придётся столько же.

– Бабы – это хорошо, – радостно сообщил всем Глобус.

"Вот мудак, – выругался про себя Крут. – Мы ещё в дело не вступили, уже двоих потеряли, а он о бабах". Но, судя по выражению лиц остальных, Глобус выразил общую мысль. Только Шрам иронично поглядывал из-под густых бровей, не дурак Валера, понимает.

– О бабах потом, – отрезал Крут. – Первое – нам нужна база, второе – нам нужен товар, третье – нам не хватает множество вещей, и бабы стоят на предпоследнем месте, на последнем стоит биосортир.

Все заржали.

– Я не шучу, – посуровел Крут. – Вы все видели, что случилось с Тимохой и Тухлым, здесь право щёлкать клювом имеют только вот такие птички.

– Зря ты мне, пахан, не дал выпустить очередь по пернатой, враз бы на землю её свалил, – уверенно заявил Косяк.

Погоняло получил за то, что взяли этого придурка в связи с отсутствием паспорта, когда он ускользнул во время задержания бригады, а он в кабинете у майора, пока тот вышел, прикурил косячок. Майор разозлился и впаял ему полный срок как дилеру, а потом всплыло, что он под Крутым ходит, да ещё должность штатного палача бригады имеет, заняв освободившееся от брата Солдата место. Вот и покатился Косяк за компанию с остальными. А мог бы соскочить. Раньше погоняло у Косяка было другое, но общим сходняком решено про него забыть.

– Иди, постреляй, – кивнув на дверь магазина, предложил Шрам.

Все повернулись, за мутной витриной рвали тело Тухлого две птицы, не уступающие в размерах той, что утащила Тимоху.

Косяк икнул и отвернулся.

– Что, желание пропало? – ехидно поинтересовался Слон, известный на всю северную столицу грабитель инкассаторов. Денег он унёс немало, оставив за собой три трупа, вот только потратить бабло не успел.

– Да что-то не больно хочется, – нехотя признался Косяк.

– Ну раз с амбициями покончено, займёмся делом. – Встав, Крут достал пачку "Беламора", прикурил, едкий дым густыми клубами окутал его, а затем рассеялся, словно морок. – Итак, что мы имеем? Сначала плюсы: у нас есть оружие, немного еды, боеприпасы, которые храбрый Косяк решил потратить, но к счастью одумался, два трупа, но это уже в минусе, маяк, который откроет нам ворота, где мы сможем получить необходимое. У кого какие соображения? Чёрный, вопрос к тебе, ты один Москву знаешь, мы ребята питерские.

– Ну, можно по банкам полазить, – начал размышлять вслух уголовник, – там должны быть слитки и монеты на продажу. Можно в Кремль сходить, по музеям погулять, там до фига всяких коллекций, но Кремль, конечно, приоритет.

– Ювелирные магазины, – подал голос Слон. – Я свой первый срок мотал за ювелирку, там много рыжья и камешков, ещё богатые квартиры на Рублевке. Думаю, нам хватит пары дней, чтобы собрать не только на генератор, но и на тачку.

– На заводах можно поискать драг металлы, – предложил Шрам, – особенно тех, что занимаются электроникой, палладий там, иридий. Да и золото должно быть.

– Шрам, это на потом, – подвёл итог планёрки Крут, – сначала пойдём по менее мудрёным схемам. Вооружаемся до зубов, весь боезапас с собой, хавчик с собой, лишние стволы спрятать, может, пригодятся потом. На сборы двадцать минут.

Крут уселся на ящик из-под оружия так, чтобы видеть витрину и вход. В этом магазине было нечего ловить, какие-то модные шмотки, сильно уступающие афганкам, которыми их снабдили при заброске. Так что, вряд ли хозяев ворот заинтересует товар из этого бутика. Поначалу он хотел отправить пару человек на разведку, но, хорошенько всё взвесив, решил, что они быстрее подохнут, чем раздобудут хоть какие-то сведения. А ещё его очень интересовал вопрос – кто стрелял? То, что они не одни, вербовщик сказал прямо, вот только какое количество людей сюда забросили? Можно ли с ними договориться или объединиться?

– Готовы? – глядя на своё воинство, поинтересовался Крут.

– Не боись, пахан, всех порвём, – справившись с затвором СКСа, ответил Бомба.

– Тогда пошли, нужно выяснить в какую жопу нас засунули, – и, распахнув дверь, Крут первым вышел на улицу.

Птицы уже давно растерзали тело Тухлого и улетели, оставив переломанные кости с мелкими ошмётками мяса, над которыми теперь роились какие-то насекомые размером с шарик для пинг-понга.

– Чёрный, места узнаешь? – спросил Крут, не опуская автомат и разглядывая мир через прицел.

– Хрен его знает, – неопределённо пожал плечами смуглый уголовник. – Нужно из дворов выйти.

– Посмотрим, что за стрельба там была, – предложил Шрам. – Это направо в паре дворов. Мне, во всяком случае, так показалось.

– Посмотрим, – согласился Крут. – У нас патронов не густо. Если те, кто стрелял, бой проиграли, то, может, там трофеи остались? ППШ, конечно, хорошо, но лучше найти что-то более солидное. Я бы не отказался ещё от пары калашей, всё-таки более близкое. Кстати, можно пошариться по оружейным магазинам, если на СКС поставить оптику, получится средняя снайперка. А если повезет, то и разживёмся стволом типа Тигра. Всё, харе базарить, двигаем туда, где стреляли, смотрим под ноги и, вообще, головой крутим. Если что подозрительное – предупреждаем, затем стреляем.

Бывшие бандиты, а ныне вынужденные переселенцы, стоящие толпой на ступенях, покивали, соглашаясь со старшим.

"Блин, вот бараны", – подумал Крут, а в слух сказал:

– Разбились на пары. Шрам со мной, остальные, как придётся, вертим головой, прикрываем напарника, дистанция пять метров, все вперёд. Шрам, пошли.

 

Заместитель пристроился рядышком, отстав на шаг. Остальные немного пошушукались и двинулись следом. Порядка стало больше, но всё равно это напоминало стадо. Что ж, страна нашла хороший способ избавиться от армии уголовников, половина здесь сдохнет, а кто выживет, будет жить по законам Дикого Запада. А ещё Крут знал, что если кто-то атакует их, он, не думая, бросит атакованного на растерзание, уводя остальных. Из всей этой кодлы, топающей следом, он дорожил только Шрамом и Чёрным. Остальные – пешки, которые можно разменять.

Место боя нашлось довольно быстро – огороженный забором участок стройки, о чём свидетельствовала многочисленная искорёженная временем и погодой строительная техника. Недостроенная высотка завалилась, раздавив попутно старую сталинскую семиэтажку. Именно на этих руинах и были атакованы неизвестные. Ошмётки окровавленной афганки свидетельствовали, что здесь нашли свой конец точно такие же уголовники, которых, как и группу Крута, выкинули мародёрить этот мир. Шрам вкарабкался по обломкам, нужно было выяснить, что же случилось.

– Ну, что там? – крикнул Чёрный, он, как и остальные, чувствовал себя неуютно.

– Все готовы, – ответил Шрам. – Порвали их, как тузик грелку.

Он поднял какой-то круглый предмет и швырнул его вниз. К ногам Крута упала оторванная человеческая голова, в глазах, подёрнувшихся едва мутной пеленой, застыл ужас. Крут узнал его. Хоть он и отсидел пять лет из двадцати пяти отмерянных прокурором, но о событиях на воле был осведомлён лучше, чем некоторые граждане. У его ног без сомнения лежала голова Апостола.

– Пахан, узнаёшь? – крикнул сверху Шрам, попутно подбирая оружие и боеприпасы.

Ящики с вскрытыми цинками и продуктовым пайком стояли прямо возле руин, ещё предстояло решить, что с ними делать, всё утащить не удастся.

– Узнаю, – пнув ногой голову, которая, подскочив, откатилась подальше, ответил Крут. – Я даже рад, что эта мразь сдохла, и сдохла в ужасе, как и его жертвы.

Дело Апостола повергло всю страну в шок. Почти полтора года в Тамбовской области действовала секта из тринадцати человек. Апостол был её гуру. Философия проста – нужно похищать людей, убивать с особой жестокостью и съедать их плоть. Апостол вроде бы верил, что тем самым приближает приход какого-то древнего бога. Число жертв перевалило за полторы сотни прежде, чем его удалось остановить, причём все жертвы – красивые молодые женщины, обязательно блондинки, похищенные в разных городах России. Этот ублюдок после ареста попал в книгу рекордов Гиннеса как самый кровавый маньяк двадцатого века. Зеки очень ждали Апостола на зоне, где ему готовили настоящий ад. Но его заперли в отдельную новую тюрьму, которую прозвали Амбой, там содержали таких маньяков, как Апостол и Московский душитель. Это была не больничка для сумасшедших, это был ад для ублюдков.

– Здесь все его подельники, – крикнул Шрам, – все двенадцать, ну и Апостол тринадцатый. Честно говоря, я совершенно не понимаю, что здесь произошло, их загнали сюда, а потом кто-то ворвался прямо в кучу и разорвал их на части.

Даже хладнокровный бандит и убийца, который пытал родителей на глазах детей и наоборот, на руках которого кровь десятка убитых людей, смотрел на месиво с брезгливостью и даже с отвращением. Конечно, эти ублюдки заслуживали смерти, причём именно такой, но, видит Бог, Шрам не хотел бы встретиться лицом к лицу с тем, кто разорвал сектантов-людоедов.

– Брось копаться в ошмётках, – скомандовал Крут, – давайте двигать отсюда прочь. Нужно прихватить как можно больше всего полезного и спрятать, нам по любому нужна база. Чёрный, ты места узнаешь?

– Пахан, могу ошибиться, но вроде Воробьевы горы. Это не наша территория была, тут хачи Гарика заправляли. Место здесь доходное, банков много, около десятка, либо на набережной, либо на проспекте Ленина.

Чёрный переметнулся в Питер, когда его родную бригаду разгромили Солнцевские. Надо сказать, что он оказался самым удачливым, из тридцати бойцов вырваться удалось только ему.

– Так, собрали автоматы, – начал командовать Крут, – ППШ бросьте, берём только АК, здесь их четыре, и у нас три. СКС тоже оставить, возьмём пару, как снайперки, может, оптикой разживёмся. Хавку не бросать. Якорь возьмите.

– Пахан, надорвёмся, – запихивая в сидр тушёнку, крикнул Слон.

– Не ной, – отрезал, Крут, засовывая к себе полный цинк семёрки. – Сейчас будем искать базу. Кстати, банк может подойти на эту роль, там должны быть крепкие двери.

– Есть тут одно здание: крыша металлическая, куполообразная, это не плоская, гудроном залитая, а металл оцинкованный, могла и уцелеть. Там банк ВТБ был, если, конечно, в этом мире точно так же, как у нас. Да и идти недалеко, всего километра полтора.

– Веди, – приказал Крут. – Всё собрали?

Гружённые, как ослы, уголовники кивнули. Морды были хмурыми, но точки кипения пока не достигли. Крут прекрасно знал, что будет, когда достигнут – он поднимет автомат и вышибет мозги тому, кто будет громче всех возмущаться. Сейчас самое главное – подчинение, добыча и товарооборот с большим миром. Без подарков оттуда не выжить.

Двигались они медленно, обшаривая машины, складывая в пакет найденную на скелетах ювелирку. Наконец, перебравшись через мост, Чёрный указал на место, которое он отводил под базу.

Здание банка находилось почти на самой набережной, зажатое между двух элитных высоток, и выглядело довольно неплохо: в пять этажей, круглое, с небольшим крылом, внешне чем-то напоминало Капитолий в Вашингтоне. Крут даже его видел, когда ездил в Штаты по приглашению очень уважаемого вора в законе. От высоток банк отделяли не меньше семидесяти метров и кованный забор с острыми прутьями высотой метра в три с половиной. Ворота были на замке и заперты на толстую цепь.

– Глобус, – скомандовал Крут.

Мордоворот скинул два рюкзака, которые тащил весь путь, фактически не напрягаясь, и, вооружившись монтировкой, которую добыл в багажнике брошенного автомобиля, подошёл к воротам. Замку потребовался один могучий удар.

– Пахан, апартаменты вскрыты, – доложил Глобус.

Видимо он посчитал, что подобное название, которое он когда-то слышал, подходит к месту. Этим он, как обычно, вызвал скрытые ухмылки у остальных братков, а Шрам демонстративно закатил глаза, пользуясь тем, что стоит за спиной громилы. Крута так и подмывало высокопарно произнести: "Благодарю", но он сдержался. Глобус не поймёт, а остальные издёвку просекут и могут не выдержать, и тогда кто-то огребёт по харе, а драки сейчас были не нужны. Когда они шли к банку, на них из полуразвалившегося дома прыгнули две твари, чем-то отдаленно напоминающие крыс, только раз в пять больше. Они были стремительны и несколько метров пространства пролетели по воздуху, свалив на землю Косяка. Глобус сбил одну пинком, а вторая вцепилась в ногу рухнувшего бандита, её пристрелил подскочивший поближе Бомба, но тварь успела выдрать из ноги Косяка приличный кусок мяса. Теперь бывший палач банды вымогателей сидел на земле с бледным лицом, ему становилось всё хуже, ногу перетянули, но крови он потерял много, и последние пятьсот метров Слону и Бомбе пришлось тащить его на себе.

Крут бросил на Косяка мимолётный взгляд, тот выглядел плохо. Похоже "командир" лишился ещё одного бойца. Времени осмотреть изувеченную ногу не было, нужно быстро добраться до намеченного места.

– Слон, бери Бомбу и Глобуса и обойдите здание, потом аккуратно заходите внутрь. Башкой вертеть, ушами слушать, хлебалом не щёлкать. Если что подозрительное, стреляйте сразу, а ещё лучше бегите.

Слон нехотя кивнул и, махнув рукой Глобусу и Бомбе, пошёл вперёд. Крут бросил взгляд на оставшихся. Шрам понимающе ухмыльнулся, Чёрный присел рядом с Косяком и резал штанину. Рядом с ним пристроился Мальборо, получивший погоняло за то, что зимой и летом рассекал по Питеру на "Мустанге" и в ковбойской шляпе. В бригаду Крута он не входил, был тихим, в разговоры вступал редко, но считался неплохим бойцом, для бандитов, конечно.