Ромашка: лепесток за лепестком

Tekst
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

Прошла неделя, а он рассчитывал на несколько дней… У меня сомнения, ведь не знаю, что с ним. Всё ли в порядке? Почему не шлёт какой-либо весточки? Те ромашки, подаренные им, всё ещё цветут, но вот… Упал первый лепесток.

Глава 1

На столе стоит букет ромашек, а рядом с ним лежит конверт.

«Дорогая Дженнифер, пишу тебе это письмо, как ты уже догадалась, не просто так. Ты давно уехала из нашего города. Многое изменилось с тех пор. Могу соврать тебе, что всё хорошо… Но ты поймёшь эту фальшь. Нет сил описать те эмоции, которые наступают на меня, ведь только представь. Наш любящий отец Брэндон Харрис покинул этот мир. Кто бы мог подумать, что в один, совсем обыденный день, у него случится инсульт. Мы с мамой не успели… Не смогли вытянуть. Не смогли спасти. Мы не оказались рядом в нужный час, момент.

Я не знаю, что мне делать, Джен. Только ты и наша няня Габриэлла Вилсон могли искренне поддержать меня и помочь в трудную минуту. Даже когда что-то не получалось, благодаря тебе я никогда не теряла надежду на лучшее. Но сейчас, мне этого не хватает от тебя. Потому что ты отдалилась от нас, а именно от отца. Я понимаю, он был горд, никогда не отступал, но в каких отношениях вы бы с ним не были, не забывай… Он пытался, он хотел и любил. Если бы не его надменность и самолюбие, всё было бы иначе, я уверена! Но он сделал такой же выбор, как и ты.

Хочу сказать, что ты всегда была для меня той самой мудрой старшей сестрой у которой хватило духу противостоять тому, что тебе не в интересе. Однако я, не сумела сделать так. И уверена, если бы не твоя глупая любовь, ты бы поступила точно так же, как и я, ведь была на полпути к вершине, но сдалась. Ушла туда, куда желает сердце. Но при этом, больше всего это задело отца, а теперь его нет. Что бы не случилось, ты должна вернуться. Хотя бы на похороны, попрощайся с ним хоть таким образом. Отпусти то, что держала все года. Приедь к нам, навести, расскажи о том, что мы пропустили. Ведь мне тоже хочется наверстать упущенное.

С любовью, твоя единственная младшая сестра Ариана Харрис.»

Прочитав строки этого письма, внутри меня возникла борьба. Противостоять которой мог только мой разум. Внутренняя буря бушевала во мне, когда я вспоминала тот момент… То, что кардинально изменило меня.

Шесть лет назад, всё было иначе. Я только закончила медицинский университет, начала строить карьеру в этой отрасли. Грубо говоря, пошла по стопам родителей. У меня был потенциал, как мне говорил отец, ведь сам он был хирургом. Он страстно желал, чтоб мы с моей сестрой продолжили, так называемую династию врачей. Но мне это не приносило удовольствия… Папа яро настаивал на своём, не давая мне выбора. Моё мнение никогда не учитывал и делал только по-своему! Упорно говорил с самого детства, что будущее зависит только от этой профессии и другого быть не должно… Однако, с появлением одного человека, моя жизнь изменилась на 360 градусов, и я пошла по своему пути. Решила противостоять его гордыне. Отец же выгнал меня из дома и велел не возвращаться, пока не передумаю и не приму его позицию. И с тех пор мы не общались. Он предпочёл забыть родную дочь, чем принять её интересы и взгляды на жизнь. Ведь на тот момент, для меня это было сильным ударом, даже если учесть, что я была готова к бою.

– Отец… Гордыня… Инсульт… Похороны, – перечислила слова, которые выскочили из моих уст.

После этого, как неожиданно самой для себя, у меня потекла слеза, а потом другая, третья.

Мои мысли были сумбурны. Что делать я далеко не знала, ведь то, что произошло, не изменить. Но может… Отец не хотел для меня зла? Он всегда старался делать всё для моего счастья. Всегда пытался порадовать. Может видел перспективу только в этой отрасли и хотел для меня обеспеченную дальнейшую жизнь? Видел во мне луч и талант, желал его развить? Не знаю, все его мысли были недоступны. Но где-то в глубине души, я знала, что мой отец всегда хотел для меня добра, счастья и благополучия. И твёрдо решила, что пора навестить семью и провести в последний путь моего отца Брэндона Харрис.

Глава 2

Мои вещи были почти собраны. Взяла самое необходимое, для приезда домой. Туда, где только начиналась моя история, первая любовь, дружба, успехи и разочарование…

С уверенным, на первый взгляд, видом, я вышла с чемоданом из дома. И прямиком отправилась на такси к автобусной станции. Погода была прекрасная, лучи солнца так и хотели меня ослепить своим блеском, а водителем оказался разговорчивый и добродушный мужчина, который постоянно о чём-то говорил. Но, я не слушала его. Мои мысли были далеко. Постоянно думала и переживала о том, как же быть? Что будет? Как исправить?

***

Я села в автобус и попыталась расслабиться. Путь мне предстоял недолгий, но и не лёгкий. О представлении, что будет, меня кидало в дрожь. Поэтому, решила заняться своим любимым занятием, дабы успокоиться и поднять себе настроение. А оно заключалось в прочтении разных книжных романов. Именно этим я занималась на протяжении всего пути. Благодаря книгам моё время пролетело незаметно быстро и интересно. Настроение стало лучше, но где-то вдалеке, приглушённо эти чувства преследовали меня.

***

Вот я и дома, в своём родном городе Гейдельберг. Для меня, он всегда отличался своей тонкой красотой и изумительностью. Гейдельберг это спокойный, старый городок, который был наполнен мыслителями, интеллектуалами, романтиками, героями. Его покрывали уютные дома, роскошная зелень, а также разные достопримечательности. Одним из них был Гейдельбергский замок, который возвышался над рекой Неккар. Он является символом моего города. С самого детства, замок запал мне в душу, оставив приятный привкус волшебства. Смотря на него, у меня всегда появлялся единый вопрос, не попала ли я в сказку? Ведь его необычность заставляла задуматься над этим. При том, сколько себя помню, здесь постоянно проводились ярмарки, фестивали, праздники. Жизнь была наполнена старинной и яркой атмосферой, не давая грустить, а особенно печалиться.

Город запомнился вечнозелёным уголком нашей планеты. Природа представляла из себя выразительную изюминку, которая дополняла и восхищала.

Когда начинаю вспоминать Гейдельберг, то в памяти всплывает моё беззаботное детство, в котором я всегда любила гулять в парке вместе со своей лучшей подругой Оливией Морган. Её помню, как милую девчушку со светлыми волосами (почему-то всегда она заплетала их в косы). Вдобавок к её отличительным признакам были крепкие карие глаза, веснушки на румяных пухлых щёчках, тоненькие розовенькие губы, расплывшиеся в постоянной нежной и счастливой улыбке. Её боевому характеру я могла только позавидовать. Кто бы мог подумать, что она мягкая снаружи, но волевая и стойкая внутри? С ней мне всегда было хорошо, как и ей со мной. Нередко нам приходилось искать приключения, инициатором которых была именно моя подруга. Вместе мы познали настоящую детскую дружбу, которая продолжалась достаточно долгое время, пока она со своей семьёй не переехала в другой город. Помимо нашего общения с Оливией, которое приносило лучик света в мою душу, всплывают ранимые воспоминания и ассоциации с этим городком. А именно, моя первая любовь. Её испытывать всегда прекрасно, чудесно, но она бывает пленительной. Однако хуже, когда это превращается в предательство. Так у меня и произошло. На тот момент мне было шестнадцать лет, а ему девятнадцать. Его звали Райан Вольф, он считался бесподобным образцом романтика. Я пропущу моменты, как произошло наше знакомство, времяпровождение, ведь настолько глубоко вспоминать о нём мне не хочется. Его лесть я была готова только слушать и слушать, но до определённых пор. Пока этот так называемый рыцарь не начал увлекаться азартными играми. Видела, что это медленно убивает его, он как будто начал гнить изнутри. Перестал ценить меня, уделять какое-либо внимание, поэтому поняв, что он предпочёл игры, а не меня, нам пришлось забыть друг друга. Однако и Райан оставил немалый след в моём сердце. Хотя на тот момент, я действительно любила его, была готова на многое, но этот удар сокрушил меня. Осталась только боль, которую мне пришлось просто-напросто выдержать, как временную болезнь. Это было сложно, однако я смогла. И далее продолжила: жить, мечтать, развиваться, любить…

***

Через несколько часов, я встречусь с теми, кто меня любил и любит. Почему я уверена в этих словах? Не знаю, но внутреннее чувство кричало всем сердцем, что это так.

И вновь я увижу мамину тёплую улыбку, почувствую её объятья, ласку, запах духов, которыми она пользовалась постоянно и маловероятно, что поменяла их. Также замечу бушующую радость в серых глазах сестры, но она сдержит её своей мягкой и обворожительной улыбкой. А может это мои фантазии? Вдруг всё будет иначе? Время покажет… Только оно мне даст знать.

***

Меня отделяло несколько шагов от долгожданной и волнительной встречи. Я стояла у порога тёмного кирпичного дома, который является хранителем моих давних воспоминаний и семейным гнёздышком семьи Харрис. Он ни капли не изменился. Всё так же перед домом растёт пышный и роскошный сад. Дорожка, уложенная в плитку, параллельно сливающаяся с угрюмым и одновременно элегантным зданием. Те же тяжёлые, белые двери, которые были украшены мрачными металлическими узорами. А светлые стёкла окон, как и прежде, приветливо встречали меня. Под простой черепично-складчатой крышей хранился очаг всех эмоций. От положительных и радостных, до отрицательных и горьких.

Я замерла в ожидании и не чувствуя себя, нарушила покой, твёрдо постучав в дверь. Мне открыла молодая, стройная брюнетка со смуглой кожей. У этой девушки был обольстительный облик, эстетический овал лица, яркие серые глаза, утончённая розовая ухмылка, курносый и ровненький носик. А вишенкой на торте оказались её шелковистые, бархатные и длинные волосы, которые опустились по самые бёдра. Она вся блистала и пахла дорогим парфюмом, однако была видна её озадаченность и нерешимость. Что-то тревожило эту до боли знакомую мне девушку, как вдруг я услышала…

 

– Джен? Неужели… Ты не представляешь, как я рада, что ты получила моё письмо и приехала к нам. Столько всего накопилось… Прошу, проходи в дом, нам есть что вспомнить и обсудить, – послышался звонкий всхлип моей сестры Арианы.

– Привет, родная. Ты права, обговорить действительно что есть,– сказала я с натянутой улыбкой и крепко обняла родную сестру, с которой мы долгое время не виделись.

Мы прошли в уютную залу, которая была наполнена пряным ароматом кипариса. Именно с этим запахом леса у меня в голове появляется образ матери, которую все называли миссис Марисса Харрис. Вспоминается её пухлое личико, на котором располагаются бездонные серые глаза, алые губы, брови с изломом, а образ завершается утончённой родинкой у уголков губ. При любой возможности она всегда старалась помогать людям и в этом я брала с неё пример. Также мама обладала сильным упорством и выдержкой. В моих глазах она казалась героем у которого нет страха и сомнений. Однако общение с ней у нас было нерегулярным. Мама более занималась карьерой, чем детьми. Всю рутинную работу переложила на нашу няню и ушла в медицину вместе с отцом (занималась гинекологией). Несмотря на то, что воспитанием занималась нянюшка, она всячески пыталась уделять нам с сестрой внимание. Поэтому у нас с ней сохранились тёплые и дружеские отношения.

Мои мысли прервала Ариана, принеся чашку зелёного чая.

– Как себя помню, ты всегда пила этот чай, говорила нравиться. Поэтому и принесла его. Надеюсь, что ничего не изменилось. Ах да, сейчас принесу шоколадное печенье, жди,– улыбаясь сказала сестра, протягивая чашку.

– В этом я действительно осталась неизменной, – взаимно улыбнулась Ариане и совсем ловко взяла в свои руки ароматную чашку зелёного чая.

***

С этой молодой брюнеткой мы о многом болтали. У обоих языки не останавливались даже на секунду. А время всё летело и летело, пока не раздался мобильный звонок. Ариану вызвали на работу, под предлогом, что это срочный вызов. Конечно, она была практически вынуждена меня оставить. Но я не теряла ни минуты, мои ноги побрели на веранду. Там я уселась на деревянный стул, обитый серой тканью, и собиралась почитать очередной роман. Как вдруг мой взгляд затронул одну картину, которая висела на стене. На ней оказалась обыкновенная ромашка, но для меня она стала особенной… Ведь в это мгновение я закрыла книгу и на меня нахлынула волна…