3 książki za 35 oszczędź od 50%
BestselerHit

Академия (Основание)

Tekst
93
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Академия (Основание)
Академия (Основание)
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 71,22  56,98 
Академия (Основание)
Audio
Академия (Основание)
Audiobook
Czyta Maksim Sukhanov
38,55 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 8

Такси неслось по темным туннелям к Университету. Всю дорогу они молчали. Наконец Гааль спросил:

– То, что вы сказали Председателю Комитета, – правда? Действительно ли ваша казнь ускорила бы упадок?

– Я никогда не шучу с выводами психоисторических исследований, – улыбнулся Селдон. – В данном случае тоже. И Чен знает, что я прав. Он – тонкий и умный политик, а политики по роду своей деятельности инстинктивно чувствуют верность психоисторических выводов.

– Значит, им было нужно, чтобы вы выбрали ссылку?! – воскликнул Гааль. Селдон промолчал.

Когда такси опустилось на площадь перед Университетом, Гааля вдруг охватила страшная слабость. Селдон помог ему выбраться из такси и повел под руку.

Здание Университета сверкало так, что Гааль на мгновение забыл, что существует солнце. А ведь Университет стоял не под открытым небом. Его строения были покрыты огромным куполом из какого-то прозрачного материала. Материал был, видимо, поляризован, поэтому его блеск не слепил глаза.

Университетский комплекс выгодно отличался от остальных серо-стальных зданий Трентора. Цвет его построек был скорее серебристым. Металл отливал мягким сиянием слоновой кости.

Селдон шепнул:

– Похоже, солдаты.

– Что?

Взгляд Гааля опустился с небес на землю, и он увидел патруль.

Капитан обратился к ним низким, хорошо поставленным голосом военного:

– Доктор Селдон?

– Да.

– Мы ждали вас. Вы и ваши сотрудники с этого момента – на военном положении. Я уполномочен проинформировать вас о том, что на приготовления к отлету на Терминус вам дается полгода.

– Всего полгода! – воскликнул Гааль, но пальцы Селдона мягко сжали его локоть.

– Таковы инструкции, – подвел черту капитан.

Он удалился во главе патруля, а Гааль повернулся к Селдону:

– Но как? Что можно успеть за шесть месяцев? Это же медленная казнь!

– Спокойно, спокойно. Пройдемте ко мне в кабинет.

Кабинет был небольшой, но надежно защищенный от шпионажа. Лучи-шпионы, натыкавшиеся на его стены, не встречали ни подозрительной тишины, ни тем более подозрительного отсутствия движения. Наоборот, они улавливали беседу, состоящую из совершенно невинных фраз, произносившихся разными голосами.

– Ну, – вздохнул облегченно Селдон, – все хорошо. Шести месяцев нам хватит за глаза.

– Непонятно как!

– Мальчик мой, при таком плане, как у нас, даже Комитет, сам того не зная, нам помогает. Я ведь уже говорил вам, что стереотип поведения Чена мы изучили досконально. Процесс не начался бы до тех пор, пока в нашу пользу не сработали бы обстоятельства и время!

– Но как вы могли хотеть…

– Ссылку на Терминус? А почему бы и нет?

Селдон надавил пальцами на крышку стола, и часть стены у него за спиной отъехала в сторону.

– Там – видеотека. Возьмите ящичек на букву Т.

Гааль достал ящичек, подал его Селдону, тот вынул кассету и вставил ее в миниатюрный проектор. Перед глазами Гааля замелькали кадры фильма.

– Как же это… – пробормотал он.

– Что вас так удивляет?

– Вы… два года готовились к перелету?

– Точнее – два с половиной. Мы, конечно, не были уверены, что Чен выберет именно Терминус, но надеялись, что будет именно так.

– Но почему, доктор Селдон? Зачем вам ссылка? Разве не легче было бы остаться здесь, на Тренторе?

– Ну, есть целый ряд причин. Работая на Терминусе, мы заручаемся поддержкой Империи, которая больше не считает, что мы угрожаем ее безопасности.

– Но ведь вы сами вызвали эти опасения, для того чтобы отправиться в ссылку. Нет, не понимаю.

– Но согласитесь, двадцать тысяч семей по своей воле на край Галактики не полетят?

– Разве у вас есть право их вынуждать? Или я не должен этого знать?

– Пока – нет, – спокойно отозвался Селдон. – Пока достаточно того, что вы знаете: на Терминусе будет основано научное убежище. А на другом краю Галактики – еще одно, такое же.

Он улыбнулся:

– Что же до остального, то могу сообщить вам, что сам я скоро отправлюсь в мир иной, и вы увидите и узнаете больше, чем я. Ну-ну, не надо так переживать. Доктора говорят, что я протяну еще год, максимум – два. Так или иначе – я успел завершить то, к чему стремился.

– А… после вашей смерти, сэр?

– Ну, у меня будут последователи – возможно, даже вы. Именно им будет суждено поставить последнюю точку в разработанной схеме и спровоцировать Анакреонский бунт в нужное время и именно так, как надо. После этого все пойдет своим чередом.

– Не понимаю…

– Поймете.

Селдон устало сгорбился.

– Большинство улетит на Терминус, – промолвил он вполголоса. – Но кое-кто останется. Это будет легко устроить. Но что касается меня, – закончил он шепотом, так что Гааль едва расслышал последние слова, – то мне… конец.

Часть II
Энциклопедисты

Глава 1

ТЕРМИНУС – …отдаленное расположение планеты может вызвать законное удивление, если учесть роль, отведенную ей в истории Галактики. Однако в этом, как отмечают многочисленные авторы, была историческая неизбежность. Находящаяся на самом краю галактической спирали, планета Терминус – единственный спутник небольшой звезды, бедная полезными ископаемыми, не представлявшая никакой ценности с экономической точки зрения, была необитаема с момента ее открытия до высадки энциклопедистов…

…Когда выросло новое поколение – потомки первых переселенцев с Трентора, Терминус приобрел значение гораздо большее, чем убежище психоисториков. С начала Анакреонского бунта и прихода к власти Сальвора Гардина…

ГАЛАКТИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Время было позднее, но Льюис Пирен продолжал работать, склонившись над кипой бумаг при свете настольной лампы.

…Прошло пятьдесят лет после высадки на Терминус и создания поселения энциклопедистов – первой Академии. За это время был собран колоссальный подготовительный материал, и через пять лет должен был увидеть свет первый том Энциклопедии – самого внушительного издания в Галактике. А потом – каждые десять лет – том за томом, как часы…

Пирен раздраженно покосился на дверь – звонили. Он забыл о назначенной встрече, с головой уйдя в работу. Пирен нажал кнопку на краю стола, дверь открылась, и в кабинет вошел высокий грузный мужчина – Сальвор Гардин.

Пирен, не отрываясь, продолжал просматривать бумаги. Гардин мысленно улыбнулся. Он спешил, но прекрасно знал, как «гостеприимен» Пирен, когда ему мешают работать. Поэтому он молча уселся в мягкое кресло по другую сторону письменного стола и стал ждать.

Тишину нарушало только поскрипывание авторучки Пирена. Гардин от нечего делать вынул из кармана серебристую монетку, подбросил ее, поймал и снова подбросил. На Терминусе, куда все металлы поступали только по импорту, нержавеющая сталь была единственным средством бартера…

Пирен поднял глаза и часто заморгал.

– Прекратите! – раздраженно выговорил он.

– А?

– Прекратите кидать вашу чертову монету!

– А-а-а…

Гардин убрал монетку в карман.

– Сообщите, когда освободитесь, ладно? Я обещал вернуться на заседание городского Совета к началу голосования по проекту нового водопровода.

Пирен вздохнул и встал из-за стола.

– Валяйте. Очень надеюсь, что вы не станете надоедать мне с городскими делами. Займитесь ими сами, пожалуйста. Все мое время занято Энциклопедией.

– Вы новости слышали?

– Какие именно?

– Самые свежие. Поймали на ультраволнах два часа назад. Правитель Анакреона принял титул короля.

– Ну и что?

– Это означает, что мы отрезаны от центра Империи. Мы ожидали, что это может случиться, но от этого, как говорится, не легче. Анакреон встал на пути нашего последнего оставшегося торгового пути к Сантании, Трентору, Веге. Откуда мы теперь будем получать металлы? Уже полгода нет поступлений стали и алюминия, а теперь и ждать неоткуда, если только не воззвать к милости Его Величества – короля Анакреона.

Пирен нетерпеливо оборвал Гардина:

– В таком случае заключите с ним договор на поставку.

– Каким образом? Послушайте, Пирен: в соответствии с Хартией, подписанной при основании Академии, вся административная власть принадлежит Попечительскому Совету Комиссии по изданию Энциклопедии. У меня как у мэра города Терминуса власти хватит только на то, чтобы самостоятельно высморкаться, не спрашивая ни у кого разрешения, да на то, чтобы чихнуть, если вы соизволите подписать соответствующий приказ. Заключение торговых сделок – прерогатива ваша и вашего Совета. Я обращаюсь к вам от имени города, благосостояние которого зависит от устойчивой торговли с Галактикой. Созовите срочное заседание!

– Хватит! Не надо меня агитировать! Вы забываете, Гардин, что Попечительский Совет не был против установления муниципального правления на Терминусе. Мы считаем это необходимым, поскольку за пятьдесят лет со дня основания Академии население планеты выросло и большинство не занято непосредственной работой над Энциклопедией. Но это вовсе не означает, что первоочередной задачей Академии перестает быть ее создание. Мы – государственное научное учреждение, Гардин! Мы не можем, не должны и не будем вмешиваться в местную политику.

– В местную политику? Да это вопрос жизни и смерти! Наша планета просто погибнет без металлов! И потом – что станет с вашей Энциклопедией, если анакреонский царек вздумает напасть на нас?

– Вы забываете, что мы находимся под защитой самого Императора! Мы не являемся частью префектуры Анакреон, так же как и частью любой другой префектуры. Никто не посмеет нас пальцем тронуть. Империя нас не оставит!

– А почему же тогда Империя не помешала захвату власти королем Анакреона? Да разве только Анакреона! Как минимум двадцать отдаленных от центра префектур, то есть практически вся Периферия Галактики, теперь независимы от Империи. И я абсолютно не уверен, что Империя бросится на нашу защиту!

 

– Ерунда! Экзархи, тетрархи, короли – какая разница! Как будто раньше не было переворотов! К Империи это не имеет отношения. Хватит об этом, Гардин. Это не наша забота. Мы прежде всего ученые. Наше дело – Энциклопедия. Да, кстати, пока не забыл…

– Да?

– Вы собираетесь разбираться со своей газетенкой?

– Вы имеете в виду еженедельник «Городские Новости»? Он не мой, как вы изволили выразиться. Это частное издание. А что вас не устраивает?

– Уже несколько недель там публикуются призывы к шумному празднованию пятидесятилетия основания Академии.

– А почему бы и нет? Через три месяца сработает механизм радиевых часов и откроется Склеп Селдона. По-моему, это грандиозное событие. А вы так не считаете?

– В любом случае это не повод для идиотских спектаклей. Открытие Склепа – дело исключительно Совета Попечителей. То, что нужно будет сообщить народу, будет сообщено. Это не подлежит обсуждению. Будьте так добры, изложите это в «Новостях».

– Сожалею, Пирен, но Городская Хартия гарантирует-таки нам такую малость, как свобода печати.

– Хартия – да, но не Совет Попечителей! Я – представитель Императора на Терминусе, Гардин, и обладаю всеми полномочиями…

Было похоже, что Гардин про себя считает до десяти. Наконец он печально проговорил:

– Вот как раз потому, что вы являетесь представителем Императора на Терминусе, у меня есть для вас еще одна новость.

– Опять про Анакреон?

– Да. Через две недели нас посетит чрезвычайный посол Анакреона.

– ???

Пирен сглотнул слюну.

– Это… зачем еще?

Гардин встал и придвинул кресло к столу.

– А вот догадайтесь!

И ушел не простившись.

Глава 2

Ансельм, лорд Родрик, в жилах которого, судя по титулу, текла голубая кровь, вице-префект Плуэмы и чрезвычайный посол Его Величества Короля Анакреона, носитель еще двенадцати различных титулов, был встречен Сальвором Гардином в космопорту с подобающим случаю ритуалом.

С легким поклоном и натянутой улыбкой вице-префект вынул из кобуры свой бластер и вручил его Гардину. Гардин церемонно передал ему свой, специально для этого захваченный. Тем самым были продемонстрированы добрые намерения. И хотя правое плечо лорда Родрика как-то странно и подозрительно приподнималось, Гардин сделал вид, что ничего не заметил.

Машина в сопровождении эскорта других автомобилей медленно и торжественно тронулась к площади Энциклопедии. По пути посла Анакреона радостно приветствовали жители Терминуса.

Вице-префект отвечал на приветствия сдержанным помахиванием руки – как истинный воин и аристократ.

– Этот город – и есть весь ваш мир? – спросил он Гардина.

– Наш мир молод, Ваше Превосходительство. За нашу короткую историю нас впервые посещает столь высокий гость. Отсюда и энтузиазм жителей! – прямо в ухо прокричал Гардин.

«Высокий гость», не уловив иронии, задумчиво проговорил:

– Поселение основано пятьдесят лет назад… Гмм-м… В таком случае у вас должно быть полно неразрабатываемой земли. Вы не собираетесь ее раздать под поместья?

– Пока в этом нет необходимости. Мы проживаем очень компактно. Нам нужно близкое взаимодействие. Это связано с работой над Энциклопедией. Возможно, когда-нибудь население станет больше…

– Странный мир! У вас что, нет крестьян?

– Нет, – ответил Гардин непринужденно. – И аристократов тоже нет.

Брови лорда Родрика поползли вверх.

– А… ваш правитель? Тот, с кем я должен встретиться?

– Доктор Пирен? Он Председатель Совета Попечителей и личный представитель Императора.

– Доктор? И больше – никаких титулов? Ученый? И его пост выше, чем ваш?

– Ну конечно, – дружелюбно ответил Гардин. – Да мы здесь все более или менее ученые. Ведь мы не просто – страна, мы – научное учреждение в личном ведении Императора.

Последние слова он произнес несколько подчеркнуто. Видно было, что вице-префекту они явно не по душе. Всю остальную дорогу он молчал.

Гардин жутко устал за вторую половину дня, особенно – за вечер, но его, по крайней мере, утешало то, что Пирен и лорд Родрик совсем неплохо поладили между собой.

Лорд Родрик тупо посматривал по сторонам, когда Пирен таскал его на «обзорную экскурсию» по Дворцу Энциклопедии. С любезной, но дежурной улыбкой он слушал торопливые объяснения Пирена, пока тот водил его по громадным хранилищам микрофильмов и бесконечным кинозалам.

В конце концов он начал зевать и глубокомысленно изрек:

– Все это очень интересно. Но… очень странное занятие для взрослых людей. Какая в этом польза?

Пирен от удивления только рот раскрыл…

За обедом же лорд Родрик монополизировал беседу, с мельчайшими подробностями и оживленнейшей жестикуляцией описывая свои боевые подвиги во время недавней войны между Анакреоном и соседним новоиспеченным королевством – Смирной.

Рассказ затягивался… Прием подходил к концу, а лорд Родрик, подогретый вином, все говорил и говорил… Мало-помалу присутствовавшие на обеде официальные лица разошлись. Последний, самый сногсшибательный рассказ – о разбитых всмятку смирнианских звездолетах – лорд Родрик закончил, выходя в сопровождении Гардина и Пирена на балкон под солнечные вечерние лучи.

– Ну а теперь, – сказал он с напускной непринужденностью, – давайте перейдем к более серьезным делам.

– Пора бы, – буркнул себе под нос Гардин, закуривая длинную веганскую сигару и с грустью отмечая, как мало их осталось.

– Ну конечно, – сказал вице-префект, устраиваясь в кресле, – все формальные переговоры, подписание документов и прочую нудятину мы оставим на завтра, когда ваш… Как вы называете ваше правительство?

– Совет Попечителей, – холодно отозвался Пирен.

– Странное название… Ну ладно, все равно – на завтра. А пока переговорим лично.

– Это означает… – проговорил Гардин, выпуская колечко дыма.

– Это означает вот что. Ситуация здесь, на Периферии, мягко говоря, несколько изменилась, и статус вашей планеты вызывает некоторые сомнения. Было бы неплохо, если бы мы достигли взаимопонимания в этом вопросе. Кстати, мэр, не найдется ли у вас еще сигары?

Гардин протянул ему коробку.

Лорд Родрик повертел сигару и восхищенно пощелкал языком.

– Веганский табак! Откуда?

– Из последней партии. Уже почти не осталось. Кто знает, когда еще прибудут. И прибудут ли вообще.

Пирен нахмурился. Он не курил и не любил, когда курили при нем.

– Позвольте поинтересоваться, Ваше Превосходительство. Ваша миссия заключается только в ознакомлении с Терминусом?

Сделав несколько глубоких затяжек, лорд Родрик кивнул.

– В таком случае ваш визит не займет много времени. Статус Терминуса и первой Академии такой же, как он был всегда.

– Да? А каким он был всегда?

– А вот каким: мы являемся государственным научным учреждением в личном ведении Его Августейшего Величества Императора.

Похоже было, что это заявление Пирена на вице-префекта особого впечатления не произвело. Он продолжал пускать дымные кольца.

– Очень мило, доктор Пирен. Догадываюсь, что у вас имеются на то соответствующие бумаги с императорской печатью. Но какова реальная ситуация? Как, например, насчет Смирны? Ее столица всего в пятидесяти парсеках от вас, а то и меньше. Как насчет Конома и Дарибо?

Пирен сердито ответил:

– Нам нет никакого дела до других префектур. Как учреждение, находящееся в личном ведении…

– Это не префектуры, – заметил лорд Родрик. – Это теперь королевства.

– Ну хорошо, пускай королевства. Все равно нам до них дела нет. Как научное учреждение…

– К дьяволу вашу науку! – по-солдафонски рявкнул лорд Родрик. – К чему она вам, когда Смирна в любой момент может захватить Терминус?

– А вы думаете, что в такой ситуации Император будет сидеть сложа руки?

Лорд Родрик немного поостыл.

– Ладно, ладно, доктор Пирен… Вы почитаете Императора, его собственность, его владения. Анакреон тоже. А вот Смирна запросто может пренебречь! Кстати, мы только что подписали соглашение с Императором, и завтра я буду иметь честь представить вашему Совету его копию. В нем, кстати, содержится пункт о том, что на нас возлагается ответственность за сохранение целостности границ древней префектуры Анакреон с санкции Императора. По-моему, все ясно.

– Ясно. Но Терминус не является частью префектуры Анакреон!

– А Смирна…

– И частью префектуры Смирна тоже не является! Терминус – сам по себе.

– А в Смирне знают об этом?

– Мне безразлично, знают ли там!

– А нам нет! Мы решили прекратить войну, но они, черт бы их побрал, до сих пор удерживают две звездные системы, исконно принадлежащие Анакреону. Ваш Терминус представляет собой важную стратегическую точку между двумя королевствами.

Гардину надоела перепалка, и он вмешался в разговор:

– Какие у вас предложения, Ваше Превосходительство?

Видимо, к этому моменту вице-префект исчерпал запас красноречия и был рад перейти к более конструктивной беседе. Он с готовностью откликнулся:

– Мы считаем совершенно очевидным, что Терминус сам себя защитить не в состоянии, поэтому – что вполне естественно – его и себя должен защитить Анакреон. А в ваши внутренние дела мы вмешиваться не намерены.

Гардин понимающе кивнул.

– Мы считаем, что вы не меньше нас заинтересованы в размещении на Терминусе военной базы Анакреона.

– И это все, чего вы хотите, – разместить военную базу на незанятом участке земли?

– Ну… в общем… возникает вопрос, как обеспечить контингент базы всем необходимым для жизни.

Гардин, до этого беспечно раскачивающийся в кресле-качалке, остановился и, наклонившись вперед, сжал под подбородком кулаки.

– Вот мы и добрались до самого главного… Давайте назовем вещи своими именами. Терминус должен стать протекторатом и платить дань.

– Почему «дань»? Нормальная оплата. Мы вас защищаем – вы за это платите!

Пирен с размаху стукнул кулаком по ручке кресла.

– Дайте-ка мне сказать, Гардин. Ваше Превосходительство, что касается меня, то все ваши Анакреоны, Смирны, ваши дурацкие войны гроша ломаного не стоят! Я еще раз повторяю, что вы находитесь в государственном, не облагаемом налогами научном учреждении и имеете честь беседовать с личным представителем…

– Его Августейшего Величества Императора, – насмешливо закончил лорд Родрик. – А я, если позволите, личный представитель короля Анакреона. А Анакреон находится чуть-чуть поближе, не правда ли, доктор Пирен?

– Давайте вернемся к делу, – поспешил вмешаться Гардин. – В каком виде вы думаете получать оплату, Ваше Превосходительство? Какими товарами – пшеницей, картофелем, овощами, скотом?

Вице-префект злобно уставился на него.

– Какого дьявола? У нас этого полно! Золото нам нужно. А лучше – хром или ванадий, если они у вас есть.

Гардин расхохотался:

– Ванадий! Да у нас даже железа нет ни крошки! Золото! Да вы взгляните на нашу разменную монету! – Он подал послу монетку. Лорд Родрик поднес ее поближе к глазам и изумился:

– Сталь?

– Вот именно.

– Но я не понимаю…

– На Терминусе практически нет металлов. Мы их импортируем. Разумеется, у нас нет и золота, и все, что мы можем вам предложить, – несколько тысяч бушелей картофеля!

– А… промышленная продукция?

– А станки, простите, из чего делают?

Наступила пауза. Пирен попытался вмешаться:

– Весь разговор представляется мне совершенно бессмысленным. Терминус – не просто планета, а научное учреждение, занятое подготовкой к изданию колоссального труда – Энциклопедии. Послушайте, неужели у вас нет никакого уважения к науке?

– С Энциклопедией под мышкой войн не выиграешь! – парировал лорд Родрик. И, нахмурившись, добавил: – Значит, вы ничего не производите? А свободной земли – хоть отбавляй! Тогда… расплачивайтесь землей!

– Что вы имеете в виду? – удивился Пирен.

– У вас полно незанятой и, наверное, плодородной земли. На Анакреоне найдется немало аристократов, которые будут не против прибавить ваши угодья к своим поместьям.

– Кто дал вам право делать нам такие предложения?!

– Не переживайте так, доктор Пирен. Хватит на всех. Если все наладится и вы станете с нами сотрудничать, все устроится. Никто не пострадает. И ваши люди получат поместья. И титулы, кстати. Надеюсь, вы меня понимаете?

– Искренне признателен, – процедил сквозь зубы Пирен.

Глядя в одну точку, Гардин изрек:

– А не мог бы Анакреон, в свою очередь, обеспечить нас необходимым количеством плутония для нашей атомной электростанции? У нас запасов осталось только на ближайшие несколько лет.

Пирен кашлянул и заерзал в кресле. Возникла неловкая пауза. Наконец лорд Родрик изменил тон:

 

– А у вас, простите, атомная энергия имеется?

– Ну конечно, – небрежно отозвался Гардин. – Уже пятьдесят тысячелетий все человечество пользуется атомной энергией. Удобная штука, знаете ли. Вот только плутоний добывать стало трудновато…

– Ну да, ну да… – закивал головой лорд Родрик и неожиданно выпалил: – Джентльмены, давайте вернемся к этому вопросу завтра. Прошу меня простить…

Он встал и торжественно удалился. Пирен, проводив его взглядом, пробормотал вслед:

– Непробиваемый, тупоголовый осел!

– Да нет… – перебил его Гардин. – Просто – продукт своего общества, в котором отношения с людьми строятся по принципу: «Я – начальник, ты – дурак. Ты – начальник, я – дурак». Вот и все.

Пирен возмущенно взглянул на него.

– А вы-то, вы-то хороши! Какого черта вы болтали обо всей этой чепухе – военных базах, оплате? Вы в своем уме?

– Вполне. Я просто дал ему возможность выложить все, о чем он думал. Вот он и проговорился насчет истинной цели своего визита – основать на Терминусе поместья для анакреонской знати. И, естественно, я не позволю ему этого.

– Вы не позволите! Вы! Да кто вы такой? И как у вас хватило наглости проболтаться про нашу атомную электростанцию! И этого достаточно, чтобы нас держали под прицелом!

– Но только не под прицелом, а совсем наоборот. Вы не догадались, зачем я завел этот разговор? Я просто проверил свое давнее предположение.

– Какое?

– Я предполагал, что на Анакреоне больше не существует атомной энергетики. Если бы я ошибался, наш высокий гость непременно заметил бы, что плутоний давным-давно не используется в качестве сырья. А это означает, что атомной энергетики нет на всей Периферии. Нет ее и на Смирне, иначе Анакреон проиграл бы войну. Интересно, не правда ли?

– Потрясающе! – восхищенно воскликнул Пирен, а Гардин только улыбнулся в ответ. Он выбросил окурок сигары и поднял взгляд к ночному небу.

– Они пользуются бензином и углем, не иначе!

…И больше он не сказал ничего, хотя ясно было, что ему еще есть что сказать…

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?