Свидание с морским дьяволом

Tekst
9
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Свидание с морским дьяволом
Свидание с морским дьяволом
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 22,93  18,34 
Свидание с морским дьяволом
Audio
Свидание с морским дьяволом
Audiobook
Czyta Светлана Сенчева
11,29 
Szczegóły
Свидание с морским дьяволом
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Дедушка Мороз, в этом году я была хорошей девочкой, даже спасла жизнь невинному человеку. Пожалуйста, пошли моему начальнику хорошее настроение, чтобы он сохранил мне работу… и жизнь, – я стояла у входа в офис и по очереди молилась всем богам и мифическим существам, что могла вспомнить.

– До нового года ещё надо дожить, – раздался у меня за спиной недовольный голос босса, – А насчёт продолжительности вашей жизни у меня есть большие сомнения.

– Виктор Степанович, – я резко обернулась и затарахтела, как сломанный радиоприёмник, вместо того, чтобы смиренно замолчать, и гордо принять очередной удар судьбы, – Вы же знаете, что мне пришлось действовать по обстоятельствам. Мне вообще-то даже грамоту выписали за отвагу, – я побежала вслед за шефом к лифтам, – Вы должны гордиться, что в вашей фирме работают такие самоотверженные сотрудники.

– Ваша отвага обошлась мне в кругленькую сумму, Родникова, – босс недовольно сверкнул глазами, зашёл в лифт и почти незаметно покачал головой, давая понять, чтобы я даже не смела заходить в кабину, – Через тридцать минут жду вас у себя. Будем решать, что нам дальше с вами делать.

– Как скажете, – громко вздохнула я, ссутулилась, как старая бабка, и показала язык уже закрывшимся дверям лифта.

Дождавшись своей очереди, я поднялась на седьмой этаж, где расположился наш не в меру помпезный офис. Первые дни, когда я только устроилась сюда на работу, меня не покидало ощущение, что я – золушка, которой посчастливилось попасть во дворец. Но с течением времени эта сказка, впрочем, как и любая другая, рассеялась в пыль. Король оказался злобным, алчным монстром, а я совсем не принцессой, а так подсобной феей-крестной, которая только и делает, что выполняет разношёрстные, порой даже унизительные желания клиентов компании. И вот одно из них я с треском провалила. Казалось бы, удача, наконец, заметила такую скромную девочку, как я, и послала мне шикарного, платежеспособного клиента с не менее шикарным заданием. Нужно было устроить мистические выходные в старом замке. Я там такого навертела. Были и призраки, и гадалка, и спиритический сеанс. Но почему-то всё закончилось убийством с последующим лишением меня оплаты, корпоративной машины и теперь видимо уже работы. Ну, хоть подружку в хорошие руки пристроила.

Стоило мне переступить порог офиса, как сразу же запустилась незамедлительная, цепная реакция. Начиная от секретаря и дальше по коридору, из кабинетов стали вылезать одна за другой головы сотрудников с круглыми от ужаса глазами и лишь безмолвно мне кивать то ли в знак поддержки, то ли траурного прощания. Проигнорировав всех, я пулей пролетела к моему рабочему месту, кинула на стол пальто и плюхнулась на кресло.

За соседним столом сидел Егор Звездин – единственный из офиса, с кем я соглашалась работать, если организация мероприятия была слишком сложной. Самый милый из всех сотрудников компании. Во всех смыслах. Внешне он, будто бы сошел с экранов диснеевских мультфильмов, эдакий брат Рапунцель. Вечно молодой, свежий, с копной золотых волос. Он был лидером по продажам детских праздников и сам работал там аниматором. Его внешность и бархатный голос растапливали не только детские сердца, но и истосковавшиеся души их матерей. А я же часто было его партнёром в спектаклях, но, увы, не в качестве его очаровательной невесты, а скорее олицетворяла собой всех злых персонажей, которых наш бравый Егор храбро побеждал. Каждый детский праздник заканчивался для меня позорным изгнанием под истеричный детский хохот. Это и была основная причина, почему услышав о задании с призраками, я ураганом пронеслась по офису в кабинет начальника и словно огнестрельной очередью расстреляла шефа своими идеями. Он был повержен и отдал мне этот проект. О чём сейчас нестерпимо жалеет.

Я выглянула из-за монитора и посмотрела на своего соседа, который усердно делал вид, что меня даже не замечает.

– Даже не скажешь мне пару слов напоследок? – я оперлась щекой на руку, – Неужели тебе не будет меня не хватать?

Егор медленно повернулся ко мне, просверлил недовольным взглядом и, наконец, сказал:

– Как ты могла не взять меня с собой? Такое веселье и всё мимо.

– Я знала, что всё закончится плохо, – хмыкнув в ответ, я снова распласталась по столу, – Мне осталось жить ещё пятнадцать минут, не будь ко мне так суров.

– Ты должна любой ценой остаться здесь, – Егор вскочил со стула, перегнулся через мой монитор и завис надо мной, – Пока ты там убийство раскрывала, мне пришлось ехать на детский праздник с Верой Васильевной. А из неё злодейка, как из телепузика трансформер. Дети меня конфетами закидали, когда я попытался её приструнить. И одна из них попала мне прямо в глаз. В итоге я разрыдался, как девчонка, от боли посреди толпы хохочущих засранцев.

– Так тебе и надо, – пробурчала я, – Нечего из женщин вселенское зло делать.

– Кроме тебя ни с кем и не выходит. Только ты внушаешь страх и ужас всем детям этой планеты одним своим видом, – вздохнул Егор и уселся на край стола.

– Ну, спасибо! Чем еще добьешь в утешение?

Я уже было отыскала взглядом свой тяжёлый степлер, чтобы отвести душу и кинуть им в своего слащавого соседа, но тут зазвонил рабочий телефон, а на экране загорелась фамилия босса.

– Всё! Час настал, – прошептала в ужасе я и подняла трубку.

Услышав короткий приказ, я подскочила со стула и на всех порах понеслась в кабинет к начальнику. Егор неспешно пошёл за мной, намереваясь долго и упорно стоять у двери и разбираться, почему же принтер не печатает его несуществующий документ, пока мне выносят приговор.

– Садитесь, Екатерина, – шеф махнул рукой, даже не взглянув на меня, – Только что звонил ремонтник, оценил ущерб, который вы нанесли совсем новой корпоративной машине.

– Там всего-то пара вмятин и десяток царапин, но по сравнению со спасёнными жизнями, которые я сумела сохранить, слегка испортив машину, это же мелочи, – я судорожно развела руками и по-идиотски рассмеялась в надежде, что шеф проникнется моим героизмом.

– Я обязательно выпишу вам вторую грамоту вместе с увольнением и счётом, который вы должны будете оплатить компании.

– Виктор Степанович, не увольняйте меня! Я вас умоляю! Мне так нужна эта работа, я буду день и ночь играть старых ведьм и отработаю каждую копейку. Ну, я же не виновата, что в отеле оказался психованный убийца. Ведь могли убить и меня! А чтобы вы тогда делали? Ведь это смерть на рабочем месте! Представляете, какую компенсацию вам бы пришлось выплатить моим родственникам? И вообще мне нужна надбавка за опасность, – заверещала я, зажмурив глаза для уверенности, и чтобы не видеть дергающиеся от раздражения усы шефа.

– Всё сказали? – он буравил меня недовольным взглядом.

– Вроде бы, – мяукнула в ответ, соображая, какие ещё доводы можно привести в свою защиту.

– Теперь послушайте меня, – Виктор Степанович встал из-за стола, загородив своим огромным силуэтом свет из окна позади себя, – Вы должны были сразу же обратиться в полицию, а не устраивать уроки самодеятельности. И уж тем более не играть в спасателя за мой счёт.

– Я это сделала, чтобы клиент не отказался от нас.

– Великолепное решение. Что в итоге? Клиент благодаря вам оказался без копейки денег и не может оплатить вторую половину счета, а наша репутация загублена на корню.

– Мне кажется, вы слегка преувеличивайте, – я вжалась в кресло от страха, но всё же решилась пропищать в ответ, – В конце концов, не я же там всех поубивала.

– Родникова, вы вообще понимаете, что девяносто процентов нашей деятельности занимают детские праздники? Кто в здравом уме пригласить развлекать своих детей агентство, которое связано с убийством? – венка на лбу шефа вздулась до таких размеров, что казалось ещё чуть-чуть, и его череп треснет.

– Мы можем проводить детективные квесты, – всхлипнула я.

– Родникова, идите с глаз долой. Забирайте документы и постарайтесь не попадаться на моем пути, иначе я, и правда, заставлю вас оплатить весь ущерб, что вы нанесли компании.

– Но… – в моей голове уже нарисовалась картинка, как я подскакиваю, кидаюсь на шефа и что есть силы трясу его за грудки, умоляя оставить меня. Но мой отчаянный рывок прервал стук в дверь.

– Виктор Степанович, можно? – в двери появилась робкая, как маленький оленёнок, секретарша Настя.

– Что ещё? – буркнул шеф.

– У нас аврал, сотрудники просят вывести дополнительный штат.

– Зачем?

– Заказы сыпятся буквально каждую минуту. По новостям показали ролик про отель, где была наша Екатерина, и теперь все хотят нас.

– Что? – одновременно с шефом выпалила я.

– Не может этого быть, – пробасил Виктор Степанович и вышел в коридор убедиться, что телефоны, и правда, гудят без остановки.

Я же, не веря своим ушам, повернулась вслед за шефом, при этом чуть не упав со стула. Но в последнюю секунду смогла ухватиться за руку дрожащей секретарши.

– Это правда? – прошептала я одними губами.

Настя молча покачала головой в знак подтверждения. Я еле удержалась, чтобы не завизжать от радости. И вместо восторженного крика я лишь гордо подняла голову, расправила плечи и уселась обратно на стул, словно главная несушка, взлетевшая на свой насест.

– Что ж, – шеф вернулся в кабинет, довольно поглаживая свои усища, – Настя, идите работайте. Я разберусь. Скажите всем, чтобы не упустили ни одного заказа.

– Хорошо, – секретарша кивнула и выпорхнула из кабинета.

– Что до вас Екатерина, – Виктор Степанович подошёл к окну и какое-то время молчал, что-то очень усердно обдумывая, – Видимо, новый год для вас настал раньше срока, и Дед Мороз невероятным образом услышал ваше желание. Даю вам последний шанс. Если загубите ещё хоть одно мероприятие пеняйте на себя.

– Клянусь, такого больше не повторится! – заголосила я, так и не сумев сдержать вид серьёзной, деловой женщины.

 

– И предупреждаю сразу, никакие трупы больше не будут являться оправданием. Вы меня поняли? – шеф устало вздохнул и грозно взглянул на меня.

– Да-да, – я уже и не слушала его вовсе, – Можно идти?

– Идите. И заберите Звездина от принтера, а то он скоро своим стаканом пробьёт дыру в стене моего кабинета.

Вскочив со стула, я на всех порах понеслась прочь из этой комнаты издевательств и унижений прямиком в светлое будущее. По крайней мере, так мне казалось…

Спустя шесть месяцев

– Застегивайся, ирод, – кряхтела я, изогнувшись кренделем в попытках застегнуть новенькое платье, купленное мной в очередном из миллиона порыве придать себе строгости и профессиональной серьёзности, – Готово.

Удовлетворённо выдохнув, я распрямилась, изящно выгнула спинку, любуюсь отражением, и уже через секунду поняла, что вдоха в этом скафандре мне не сделать.

– Ну, и ладно! Главное, что я классно выгляжу. А лёгкая бледность лишь придаст мне благородства, – я пнула ногой дверь шкафа, из которого торчали, словно щупальца осьминога, рукава моих рабочих нарядов.

Как же я мечтала, чтобы это были дорогие шёлковые блузки, кашемировые свитера, на ощупь, как топлёное масло, и изысканные, вечерние платья. Но мой гардероб грозил взорваться и выплюнуть прямо на меня кучу низкосортного тряпья, из которого были сшиты костюмы всевозможных героев детских сказок. Даже не пересчитывая, я могла точно сказать, что платьев бабы Яги у меня больше десяти. А на полке для украшений вместо бриллиантов и дорогого жемчуга лежат накладные бородавки и волосы для носа. По правде сказать, все эти вещи должны спокойно лежать себе в кладовой нашего офиса, но последние полгода работа превратилась в бесконечный калейдоскоп детских и не очень праздников и корпоративов. Ажиотаж, который поднялся вокруг нашей фирмы, до сих пор не утихал, а лишь набирал обороты. Первые месяцы я ужасно гордилась собой. Ведь именно я стала причиной, такого успеха. Деньги текли в компанию рекой, сотрудники ходили счастливые, как откормленные тюлени. Довольный босс с каждым днём становился всё шире. То ли от радости его брюхо распухало, то ли кто-то стал позволять себе много деликатесов на ночь глядя. Но это его ни сколько не смущало. Он вплывал в офис, как огромный сом, сканируя каждого сотрудника своими усами, что-то бормотал себе поднос и потом на полдня закрывался у себя в кабинете вместе с нашей финансисткой. Мы же упорно делали вид, что не слышим, как усердно они рассчитывают бюджет на будущий квартал.

Я же честно и верно выполняла своё обещание – работала без продыху, чтобы доказать начальнику свою компетентность. Меня закалывали, выталкивали в ступе в бассейн, обливали киселём, обстреливали из водных пистолетов. А уж про пейнтбол по мотивам истории о всемогущем кольце, я даже вспоминать не хочу. Естественно, Егор стал эльфом, даже можно было не сомневаться. А вот почему мне досталась роль рыжего, толстого гнома, я до сих пор не могу понять. Но я стойко принимала все эти пытки в надежде, что шеф, наконец, заметит курицу, несущую золотые яйца (кстати, такой костюм у меня тоже где-то есть, а яйца я использую для декора на кухне), и повысит меня. Был у нас один отдел, куда я отчаянно хотела попасть, словно в вип-зал ночного клуба или бизнес-зал аэропорта. Я грезила стать сотрудником отдела по работе с привилегированными клиентами. Никаких тебе детских соплей на парике и накладных бородавок, а только роскошь и богатство в каждой детали. Сотрудники этого отдела выглядели, словно боги Олимпа, иногда спускающиеся к нам, чтобы снисходительно пробежаться взглядом по смешным людишкам, копошащимся у них под ногами.

Но мой обожаемый начальник в упор игнорировал все мои старания, а однажды на внеочередном совещании он прямым текстом заявил, что роль бабы Яги – это полностью моё амплуа, и раз это приносит хорошую прибыль, то нет смысла менять сложившуюся ситуацию. Это был удар под дых. Ведь в отличие от остального мира я себя никак не связывала с образом вредной старухи, пусть даже ступа вместе с метлой стояли у меня в чулане. Наверно, именно поэтому я и купила это жутко тесное и невообразимо дорогое платье. Я решила, что необходимо менять образ, который видят окружающие, глядя на меня. Если я буду выглядеть, как работники занебесного отдела, то рано или поздно прорвусь туда. Логика слабовата, соглашусь. Но надо же с чего-то начинать. Всего лишь необходимо придать себе некой отстранённости, немного ехидства и гордо вскинутый подбородок – и вот меня уже не отличить от тех зазнаек. Осталось решить последний вопрос. Как сохранить лоск, гордость и, пожалуй, даже честь в метро в час пик?

Спустя два часа я пришла к однозначному ответу – никак. А заодно поймала себя на неутешительной мысли, что мне стало гораздо проще выйти на улицу в костюме старой ведьмы, чем прикинуться светской львицей. Но сдаваться я не собиралась и, расправив задравшееся до самых ягодиц платье, гордо зашагала, хотя скорее засеменила, в сторону офиса. Окинув взглядом стоянку, нашла в уголке своего любимого, жёлтого жука. Его уже давно починили, помыли и выпустили на волю наслаждаться жизнью. Но, увы, не со мной. Похоже, начальник внёс меня в свой чёрный список и теперь кроме детского, трёхколесного велосипеда не доверит мне никакой служебный транспорт. Волна неуверенности на мгновение снова захлестнула моё сознание, но я была бы не я, если бы пошла на поводу у своего страха. Лишь разозлившись на себя ещё больше, я вбежала по лестнице к входу в офис и, игриво виляя своей филейной частью, зацокала по мраморному полу.

У лифта собралась небольшая толпа. Все с нескрываемым хохотом ждали, когда огромная, розовая свинка с пухлыми ягодицами сможет проникнуть в лифт. Но беда была в том, что эти самые ягодицы застряли прямо между заклинившими дверьми.

– Коллеги, хватит ржать! – я возмутилась царящему вокруг веселью, протиснулась к дверям лифта и обратилась к повизгивающей от стыда свинке, – Пеппа, напряги булки и будь готова к удару.

Для верности я отошла на пару шагов назад и, слегка разбежавшись, что было сил, навалилась на пристыженную свинью. Раздался приглушенный вой, а затем мы буквально ввалились в кабину лифта. Двери моментально закрылись, оставив хохочущих до икоты сотрудников бизнес-центра на первом этаже.

– Вам на какой, мадам? – спросила я, нажимая кнопку седьмого этажа.

– Вообще-то я мальчик, – пробурчали мне в ответ.

– Оборки над вашей попой говорят о другом.

– Между прочим, я никогда не смеялся над тобой, даже когда тебе приклеили рыжую бороду гнома и дали в руки топор, – свинка обиженно скрестила руки на груди и дёрнула пятачком.

– Егор? – я подозрительно всмотрелась в поросячью голову, – Как ты оказался внутри этого розового безобразия?

– Не спрашивай. Этот позор будет преследовать меня ещё очень долго.

– Сними ты уже эту голову. А то говоришь, как из задницы.

– Нет уж. Чтобы весь офис надо мной ржал? Сейчас быстро прошмыгну в костюмерную, переоденусь, потом спущусь вниз через чёрный ход и приду на работу уже в нормальном виде.

– План супер, свинка ноль ноль семь, – хмыкнула я, – А почему сразу не мог приехать в нормальном виде и просто отнести костюм?

– Ещё раз говорю, не хочу, чтобы в офисе прознали, что я играл свинью.

– А как же они не узнают? У нас же всё под отчёт. Если только ты…

– Я взял без спроса. Так скажем, для личных целей.

– Ты открываешься мне с новой стороны порочный поросёнок, – я захохотала в голос, как раз когда открылись двери лифта.

– Всё, замолкни. Ты меня не знаешь, – зашипел Егор и ринулся вперёд, но снова застрял попой в дверях, – Ну, подтолкни же. Хватить ржать.

– Тебе это нравится, признайся! – с этими словами я врезала ему по плющевой заднице и вытолкнула из кабины.

Чуть не повалил, выходящую из-за угла секретаршу Настю Егор пронёсся по коридору и скрылся за дверью костюмерной.

– Что это было? – испуганно спросила Настя, отскакивая в сторону.

– А что? По-моему у нас по офису каждый день кто-то непонятный бегает, – я зевнула, изображая полное безразличие.

– Ты права. А у тебя, что за повод? – девушка прошлась по мне удивлённым взглядом.

– Ты о чём? – я сделала вид, что совершенно не понимаю, что она имеет в виду.

– Это платье, макияж. Ты словно на свидание собралась или в отдел к нашим божествам, – Настя еще раз осмотрела меня с ног до головы и слегка усмехнулась, – Перешла в наступление?

"Да-да-да! Сработало!" – пронёсся победный крик в моей голове.

– Нет, просто решила ходить на работу в более привычном для себя образе, – слегка надменно ответила я, – Ну ладно, пойду к себе, а то работы выше крыши.

– Давай, – кивнула Настя, слегка нахмурившись от моего высокомерного тона.

Я же, гордо вскинув подбородок, походкой львицы пошла по коридору офиса к своему рабочему месту. Мне даже удалось удержать невозмутимый вид, когда позади себя уловила тихий шепот Насти:

– К шефу что ли хочет запрыгнуть на стол?

Я лишь ускорила шаг, не желая больше слышать подобных высказываний. Почему-то вопреки всем моим надеждам план уже с самого начала пошёл не по той траектории. Я хотела вызывать восхищение, а в итоге это больше было похоже на безнадежность. Закинув вещи на свой многострадальный стол, я уселась на кресло, сразу же сбросила неудобные туфли и, растопырив пальцы, словно лягушка, выдохнула.

– Ну, и ладно! Пусть хоть весь офис думает, что я напрашиваюсь в любовницы к боссу. Плевать! – бормотала я себе под нос, перебирая кучу листков на столе, – Когда я добьюсь успеха, об этом уже никто и не вспомнит. Все просто будут кусать локти от зависти и набиваться ко мне в друзья. Вот только, что если… – от пришедшей в голову мысли меня тут же прошиб холодный пот, – босс тоже решит, что я для него так вырядилась и воспримет это, как разрешающий сигнал к нападению, – я нервно сглотнула, чувствуя себя крохотной чихуахуа, вокруг которой бегает озабоченный алабай, – Мне конец!

Я вскочила со стула и прямо босиком прошлепала до кулера. Налив себе стакан ледяной воды, залпом его осушила, чтобы попытаться остудить панику.

– Не факт, что он меня сегодня и вызовет к себе. Никаких интересных проектов у меня сейчас нет, так что просто отсижусь за столом до вечера и все дела. Обед я бы итак пропустила, это платье трещит уже от одного стакана воды, – я всё продолжала бубнить, пробираясь обратно к своему столу, по пути собирая все возможные бумаги, которые мне могут сегодня понадобиться.

– Доброе утро! Кофейку? – послышался сзади голос Егора.

Я испуганно обернулась и тут же почувствовала болезненный укол зависти. Егор выглядел, как из рекламы мужского парфюма. Костюм сидел так, будто его скроила для него фея-крёстная. Светлые волосы он небрежно зачесал назад, придавая себе ещё большей дерзости, что в купе с его язвительным взглядом работало всегда безотказно.

– Ненавижу тебя, – пробурчала я в ответ и уселась за стол, – Как ты можешь так выглядеть после такого… насыщенного утра!

– А что такого? По-моему, всё, как обычно? – он поставил передо мной большой стакан капучино и сверху положил маленькую, шоколадную печенюшку.

– Вот именно, что для тебя всё это, как обычно. Даже если тебе придётся пробежать пять километров в образе огромной свиньи, ты всё равно умудряешься выглядеть… как обычно.

– Ладно, хватит обо мне, – он прервал мои нервные излияния, – Лучше скажи, что случилось с тобой?

– А что? По-моему, я выгляжу, как обычно, – сделав ударение на последних словах, я положила ногу на ногу и небрежно махнула рукой.

Но Егор не повёлся даже на секунду. Он буравил меня удивлённым взглядом, то и дело, опуская его ниже дозволенного.

– Ну, ладно, – сдалась я, вскочила со стула и покрутилась вокруг себя, – Но сначала скажи, что ты думаешь, глядя на всё это?

– Что тебя срочно надо оттра…

– Я серьёзно!

– И я! Ты будто презерватив на себя натянула, и считаешь, что окружающие тебя мужики будут думать о чём-то другом?

– Вообще-то я хотела создать деловой образ успешной женщины.

– А получился образ дорогой проститутки. В общем и целом, это же тоже непростая работа. Так что ты попала в цель, – Егор ухмыльнулся и недовольно покачал головой, – Зачем всё это?

– Ты прекрасно знаешь, – я плюхнулась обратно на свой стул, – Мне надоело вечно быть клоуном. И надоело, что люди меня только так и воспринимают.

– Но в этом вся ты. Ни у кого другого так и близко не получается. Ты сгусток энергии, который носится по офису и сшибает всё на своём пути.

– А я хочу быть нежной богиней, как они, – я указала рукой на лестницу, ведущую на восьмой этаж, где расположился отдел моей мечты.

– Да там же скука смертная. Они же там все ни о чём, кроме дорогих шмоток и курортов, поговорить не могут. А уж о постели и говорить не стоит.

 

– Что? А ты откуда знаешь? – я подскочила, как ужаленная, со стула и полетела к столу Егора.

– Просто слышал, – отмахнулся он.

– Не ври! – я схватила его за ухо, – У тебя уши краснеют, когда ты пытаешься выкрутиться.

– Отпусти, – он ударил меня по пальцам и отъехал на своем стуле на безопасное расстояние, – Была у меня парочка свиданий с …

– С кем?

– С Анжеликой.

– Что? И ты молчал? Как ты мог?

– Ты тогда уехала без меня в тот отель. Мне было скучно на обеде, она стояла у кофемашины. И так слово за слово…

– Кобель! – я возмущённо надула губы.

– Ты что ревнуешь?

– Конечно!

– Что? – брови Егора поползли вверх.

– Теперь ты первый кандидат на повышение. Ты же уже нашёл тот тоннель, который приведёт тебя наверх.

– Брось! Я об этом даже не думал.

– А мне теперь придётся думать, – буркнула я в ответ, – Может, тоже всё-таки пристроиться к кому-нибудь под бочок?

– Под бочок не совсем удобно, лучше залезай сразу сверху, – засмеялся Егор, за что сразу получил щелбан.

– Родникова, – хмурый голос шефа послышался за спиной.

Никогда моя фамилия не звучала так, будто с каждой новой буквой в меня вонзали по ядовитой игле. Я медленно развернулась к боссу лицом, успев заметить его заинтересованный взгляд на моих ягодицах, который спускался всё ниже и ниже, пока не дошёл до моих босых ног. Внутри меня пискнула испуганная чихуахуа, и я, повинуясь первому порыву, отступила в сторону и спряталась за Егора, который постарался и вовсе слиться с пейзажем.

– Доброе утро, Виктор Степанович! Вам что-то нужно? – пропищала я, удерживая ножку кресла Егора, чтобы тот не смог откатиться.

– Нужно, – шеф прокашлялся, затем подозрительно дёрнул усами и продолжил, – Зайдите ко мне, – он снова прошёлся по мне сальным взглядом, покрутив двумя пальцами кончик своих усов и добавил, – Только в обуви по возможности.

– Хорошо, – испуганно кивнула в ответ.

Дождавшись, когда он скроется за дверью своего кабинета, я истерично заверещала:

– Что это значит? Только в обуви. На что он намекает? Он хочет, чтобы я пришла к нему голая на шпильках?

– Просто обуйся, озабоченная дура! – Егор закатил глаза и оторвал мои руки от своего кресла.

– Может, мне переодеться? Ну, чтобы не нарываться. Ты же видел, как он меня разглядывал?

– Во что?

– Так, у меня есть плащ.

– Ну, это ещё интереснее. Разврат в чистом виде.

– А что тогда?

– Могу предложить тебе костюм свиньи. Через него он точно до твоих горячих точек не доберётся.

– Ну, это чересчур… или нет? – я задумчиво подняла бровь, прикидывая в какой момент нашего разговора начальник вызовет для меня санитаров, если я заявлюсь к нему в кабинет в поросячьем образе.

– Успокойся ты, наконец. Просто иди к нему. Не станет он на тебя нападать посреди бела дня.

– Скажи это нашей финансистке! – я отчаянно зарычала в ответ, но всё же надела туфли и медленно, оттягивая каждую секунду, двинулась в сторону директорского кабинета.

– Садитесь, – кивнул Виктор Степанович, стоило мне закрыть за собой дверь.

Я быстро юркнула в кресло и постаралась сжаться, словно печёное яблоко, чтобы босс не смог разглядеть во мне ничего привлекательного.

– Вы сегодня какая-то странная, – он снова прошёлся по мне взглядом, – Больше, чем обычно, по крайней мере. Не заболели?

– Нет, что вы. Со мной всё в полном порядке. Я по утрам всегда такая, к обеду буду, как огурчик, – ответила я, не разгибая сгорбленной спины.

– Ну что ж, ладно. Тогда о делах, – Виктор Степанович уселся на свой стул, достал из тумбы какую-то папку и положил её перед собой, – Какие у вас сейчас проекты?

– Да так, ничего масштабного. Три детских праздника и один девичник.

– Хорошо, передайте всю информацию по ним Насте, она раскидает дела по сотрудникам.

– П-почему? – испуганно воскликнула я, чувствуя, как последняя краска сходит с моего и без того бледного лица, – Я разве что-то сделала не так? Уже полгода пашу, как лошадь. Ни одного нарекания. Мне каждый раз бонусом дают ещё и пухлый конвертик за старания. За что вы меня выгоняете? Если за тот случай, когда я облила Пашу сиропом, то это было по сценарию. Он знал, на что идёт, когда соглашался помочь. А то, что рядом оказался улей, я и предположить не могла. И к тому же он успел прыгнуть в бассейн. Всего-то десять-двадцать укусов получил. Зато сколько впечатлений.

– Родникова, замолчите уже, наконец! – шеф ударил кулаком по столу, – Неужели вы не умеете нормально общаться? Каждый раз выливайте на меня поток абсолютно ненужной информации.

– Простите, – я ещё сильнее сгорбилась и буквально слилась с креслом от стыда.

– В вашем профессионализме никто не сомневается. Вы одна из лучших.

– Правда? – я буквально воспряла из пепла.

– Но…

– Но? – и тут же обратно зарылась в свой уже родной и уютный пепел.

– Ваша эмоциональность и несдержанность не даёт вам шанса даже задуматься о повышении. Люди, с которыми вы хотите работать, не терпят такой клоунады. Они привыкли жить по жесткому графику. У них есть ровно пять минут, чтобы обрисовать свои желания и услышать от нас именно то, что они представляют в своей голове, иначе конец сотрудничеству.

– Я понимаю. Впредь буду вести себя сдержаннее. Виктор Степанович, то есть вы хотите сказать, что у меня есть шанс на повышение?

– Есть, – вздохнул начальник, – Каким-то непостижимым для меня образом, но вам снова улыбнулась удача. Один мой знакомый из очень влиятельного круга хочет устроить мероприятие в честь покупки бизнеса. Он обратился ко мне после просмотра новостей о вашей поездке в тот проклятый отель. Как я его не уговаривал поработать с профильными сотрудниками, но он хочет только вас.

– Почему меня?

– Скажем откровенно, он весьма часто плюёт на правила, религии и какие-либо моральные принципы. Ему понравилась вся эта суматоха, что вы устроили в отеле. Он хочет также.

– В смысле убийство? – неуверенно проговорила я.

– Нет, конечно, – недовольно покачал головой босс, – В смысле ему нужна такая же сумасшедшая идея и её исполнение. Вот папка со всеми материалами о нём и месте, где всё будет проходить. Изучите, придумайте и позвоните ему.

Я схватила папку и тут же открыла, бегло просматривая первую попавшуюся на глаза информацию, и тут же воскликнула от восторга:

– Это же на море! Вы отправляйте меня на курорт?

– Работать! Вы будете там работать! – босс пригрозил мне пальцем.

– Конечно, конечно.

– И возьмите с собой Звездина. Ваш тандем всегда хорошо выстреливает. Да и кто-то должен остужать ваш пыл.

В этот момент за стенкой послышался сдавленный вой, и в следующую секунду что-то стеклянное рухнуло на пол и разбилось с громким треском.

– Господи, спаси нас! Не дай этой парочке разорить меня, – шеф устало закрыл глаза и вскинул голову к потолку.

– Виктор Степанович, я обещаю, что сделаю всё в лучшем виде. Никаких проблем не будет, – я вскочила со стула и попятилась к двери.

– У вас нет выбора. Хоть одна ошибка и я вас уволю.

– Но если я справлюсь, вы меня повысите?

– Повышу, – буркнул шеф и отвернулся от меня.

– И машину вернёте? – с надеждой пропищала я.

– Родникова, уйдите уже. Сначала задание выполните, а потом начинайте клянчить.

– Слушаюсь, спасибо вам за доверие! – заверещала я от счастья и пулей вылетела из кабинета.

В коридоре никого не было. О присутствии Егора в качестве нашего немого свидетеля говорили только осколки гранёного стакана, разбросанные по полу. Этот девайс он всегда использовал, чтобы быть в курсе всех последних сплетен. Но видимо новость о предстоящей поездке на море так его шокировала, что дорогостоящее, подслушивающее устройство пришло в негодность.

Быстренько закинув краем туфли осколки под тумбу с принтером, чтобы не получить нагоняй от завхоза, я вернулась к своему столу. Егора не было и там.

– Куда этот чудик рванул? – я на секунду задумалась, а потом с головой ушла в изучение материалов о клиенте.

– «Маргариту» или «Секс на пляже»? – где-то поблизости раздался знакомый голос.

Затем из-за угла появился Егор. Раскинув руки в стороны, он прошёлся по кабинету, демонстрируя свой наряд. По всей видимости, решив уже сейчас прочувствовать атмосферу морского курорта, он нацелил на себя короткие теннисные шорты, гавайскую рубашку и соломенную шляпу, которую он, судя по всему, оторвал от пугала, что валялось у нас в костюмерной.