Морская свинка идёт в школу

Tekst
1
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Морская свинка идёт в школу
Морская свинка идёт в школу
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 19,76  15,81 
Морская свинка идёт в школу
Audio
Морская свинка идёт в школу
Audiobook
Czyta Люба Петрова
10,50 
Szczegóły
Морская свинка идёт в школу
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Еве и Фиби

С огромной благодарностью Энни – нам обязательно надо вернуться в Париж!


© Покидаева Т., перевод на русский язык, 2021

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2021

В большом городе в самом сердце Франции есть белая церковь, стоящая на холме. Из белого камня, с белыми же куполами, она похожа на свадебный торт, покрытый сахарной глазурью. Церковь очень старая и очень известная, и каждый день сотни людей приходят на неё посмотреть.

Они восхищаются её красотой, а потом, увидев длинную крутую лестницу, ведущую на вершину холма, тяжело вздыхают.



Это и вправду крутая лестница.

Но когда они поднимаются на самый верх, им открывается восхитительный вид на Париж. Весь город как на ладони: крыши, шпили, сверкающие купола, – поневоле засмотришься и забудешь о гудящих коленях.

Почти никто из залюбовавшихся чудесным видом не смотрит на белую лестницу и на крутые зелёные склоны холма. Никто не задумывается о том, что скрывается под холмом.

Что – или кто…

Лишь немногие знают этот секрет.

Глава первая

Софи смотрела на город, на блики солнца в оконных стёклах, на бескрайние крыши до самого горизонта. Своего дома отсюда она не видела – а может, видела, но просто не узнавала. Она плохо знала Париж, куда переехала совсем недавно. Город был очень красивый, но всё равно чужой. Софи вздохнула и облокотилась о балюстраду, положив подбородок на руки. Она скучала по Лондону, по своему старому дому, по своей комнате и по коту Оскару. Пока они живут в Париже, за ним присматривает бабуля, но Софи уверена, что Оскар скучает по ней почти так же сильно, как она скучает по нему.



– На что смотришь? – Дэнни встал рядом с ней и перегнулся через каменную балюстраду.

– Просто смотрю, – рассеянно отозвалась Софи. – Отсюда красивый вид.

– Скукотень, – пробурчал Дэнни. – Сколько всё это тянется! Я, между прочим, уже голодный. – Он схватился за живот и притворился, что умирает от голода. Он сморщил нос, крылья которого подёргивались как у кролика, и Софи стало смешно. Она скосила глаза к носу и высунула язык, чтобы рассмешить Дэнни. В конце концов даже самый красивый на свете вид может наскучить, если смотреть на него СЛИШКОМ ДОЛГО.

Все парижане искренне любят свой город, и многие пары в день свадьбы приезжают сюда, к белой церкви на вершине холма, чтобы сфотографироваться на фоне городских видов. Но чтобы сделать хорошие снимки, надо потратить немало времени, особенно в ветреный день, когда платье невесты, твоей родной тёти, развевается точно флаг, а не струится красивыми складками.

– Софи, Дэнни! Перестаньте кривляться! Вы смешите папу, а ему надо делать романтические фотографии! – Мама сделала строгое лицо, а папа закатил глаза и показал Дэнни язык. Софи подумала, что папе, наверное, тоже наскучило фотографировать.

Софи нравилась эта церковь – такая светлая и красивая. И сквер, разбитый на склоне холма, и фонтан. Ей нравилось даже название: Сакре-Кёр, что означает «Святое сердце». Ей казалось, что это прекрасно и трогательно, когда целая церковь возведена в честь любви. Свадебное торжество тёти Лу тоже было очень красивым, хотя из-за него Софи сегодня пришлось встать пораньше, чтобы мама завила ей волосы, да и фотосессия явно затянулась: тяжело так долго стоять неподвижно и улыбаться.

– Идите пока поиграйте, – предложила тётя Лу. – Немного побегайте, разомнитесь. Потом вернётесь, и мы сфотографируемся все вместе.

– Что значит «потом»?! – застонал папа. – Я думал, мы уже почти закончили!

Но Софи с Дэнни уже мчались по лестнице вниз и не услышали его.

– Надо было взять мяч… – выдохнул Дэнни, когда они остановились у фонтана под большим балконом. – Как думаешь, мама рассердится, если мы быстренько сбегаем домой за мячом? Тут всего пять минут.

– Думаю, очень рассердится. – Софи оглядела зелёный травянистый холм. – И потом, даже ты не сможешь играть в футбол на такой крутой горке. Мяч же сразу скатится вниз.



– А так даже интереснее. Горный футбол! Я его только что изобрёл. Теперь я прославлюсь!

Софи покачала головой:

– Людям, которые тут гуляют, вряд ли понравится, если ты будешь гонять по газону с мячом. Смотри, сколько народу. Кто-то наверняка будет ругаться.

– Да? – Дэнни огляделся по сторонам и понял, что Софи права. Люди, гуляющие в сквере, вовсе не походили на любителей футбола. На скамейке неподалёку сидела старушка очень строгого вида с зонтиком с ручкой в виде головы попугая и острым, как игла, наконечником, как будто специально созданным для того, чтобы прокалывать им футбольные мячи. И даже резной попугай, казалось, сердито таращился на Дэнни.

– Тогда давай бегать по парапету! – предложил Дэнни. Он схватил Софи за руку и потащил вниз по ступенькам к подножию лестницы.

Софи поморщилась. Парапеты – два каменных бордюра, широких и гладких – тянулись по обеим сторонам лестницы. Дэнни любил бегать по ним вверх-вниз. В первый раз он это сделал, когда они пришли посмотреть на Сакре-Кёр сразу после приезда в Париж, поскольку дорога от дома до школы проходила как раз мимо Монмартра, Дэнни тренировался почти каждый день. Но Софи опасалась бегать по парапету, особенно после дождя, когда полированный камень делался скользким. Она боялась упасть.

– Давай, Софи! – Дэнни уже забрался на парапет. – Вставай на другой стороне. Спорим, я первым добегу до верха!

Софи с тревогой смотрела на гладкий мраморный склон. Ей совсем не хотелось бежать наверх, но если она откажется от состязания, Дэнни будет дразнить её до самой старости.

– Маленькая бояка, – насмешливо фыркнул Дэнни, и Софи скривилась. Никакая она не маленькая. Всего на год младше Дэнни! Она осторожно вскарабкалась на парапет. В конце концов тут не так уж и высоко… И Дэнни, похоже, удивился, что она не побоялась! Софи улыбнулась брату.

– Бежим! – крикнул Дэнни и рванул вверх по парапету. Софи тихо ойкнула и бросилась следом за ним, пожалев, что на ней не кроссовки, а праздничные туфли с блестящими бантиками.



Она поскользнулась и, опять тихо ойкнув, раскинула руки в стороны для равновесия. Здесь даже не за что ухватиться: у парапета не было ни единого деревца – только зелёный газон и редкие кустики, подстриженные в виде конусов и похожие на перевёрнутые рожки для мороженого.



Где-то на середине подъёма Дэнни заметил на склоне холма Бенджамина, своего одноклассника, и сразу же потерял интерес к гонке. Он спрыгнул с парапета и, забыв о Софи, помчался к приятелю. Девочка сердито уставилась ему вслед. Он просто взял и убежал – и это после того, как Софи всё-таки набралась смелости и забралась на парапет! Разве так можно?! Скрестив руки на груди, она возмущённо топнула ногой. Старшие братья – это кошмар!

Наблюдая, как Дэнни и Бенджамин носятся друг за другом по зелёной траве, она уныло вздохнула. Нет, так нечестно: Дэнни уже успел завести друзей в новой школе, а она ещё нет. Впрочем, ей и самой не хотелось дружить ни с кем из её класса. Хотя Софи знала французский с самого раннего детства – сколько она себя помнит, мама всегда и с ней, и с Дэнни разговаривала по-французски, – у неё всё равно было чувство, что она делает что-то не так. Учителя говорили, что она отлично справляется, но каждый раз, когда она открывала рот, девочки в классе тихонько хихикали. А потом уходили и не обращали на неё внимания. Софи уже начала опасаться, что, если так пойдёт дальше, она и вовсе разучится говорить.

Дома всё было иначе. Мама сказала, что Софи может общаться с лондонскими подружками по электронной почте, и Софи, конечно же, с ними общалась, но письма – это совсем не то. Тем более что в письмах Зары и Элизабет было столько весёлых рассказов, что Софи не покидало гнетущее ощущение – всё самое интересное происходит без неё.

Из всех девочек в новом классе с Софи разговаривали только Хлоя и Адриана, да и то лишь потому, что учительница попросила их уделить внимание новенькой девочке. В первый же день Софи решила, что без такой заботы лучше обойтись. Хлоя не делала ничего – только морщила нос и хихикала, что было скучно, но терпимо, а вот Адриана… Софи ещё никогда не встречала такой противной девчонки. У неё был тихий сладкий голосок, и поэтому всё, что она говорила, поначалу казалось вполне приятным. И только потом до Софи доходило, что ей сказали какую-то гадость.



– И зачем вы сюда переехали? – вроде бы вежливо спрашивала Адриана, но при этом смотрела на Софи как на какую-то мокрицу.

– Ты неплохо говоришь по-французски. В смысле для англичанки…

– Это, наверное, английская юбка. Она… интересненькая.

Софи невольно поёжилась, хотя на улице было тепло. Даже жарко для сентября. Но при одном только воспоминании о приторно-сладеньком голоске Адрианы у неё возникло явственное ощущение, будто по спине стекают струйки ледяной воды.



Софи снова вздохнула, наблюдая, как Дэнни и Бенджамин мчатся наперегонки вниз по крутому зелёному склону.

 

А потом она упала.

Она и сама не поняла, как это случилось. Она стояла на месте, никуда не бежала. Но ноги вдруг заскользили по гладкому камню, Софи испуганно взмахнула руками, почувствовала глухой удар – и вот она уже лежит на траве, растянувшись на животе рядом с одним из этих странных кустов в виде конусов.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?