Бетани поёт второй

Tekst
4
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Бетани поёт второй
Бетани поёт второй
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 31,58  25,26 
Бетани поёт второй
Бетани поёт второй
Audiobook
Czyta Люба Петрова
18,79 
Szczegóły
Бетани поёт второй
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Моей семье —

Холли Вебб


Феликсу и Бейли, с любовью от мамы! —

Моника Донг

Глава первая
Кошмарное утро

Бетани Адамс сидела в автобусе, прислонившись виском к оконному стеклу. Глаза закрывались сами собой. Ей пришлось встать в шесть утра, и она не успела позавтракать – надо было закончить домашнюю работу по истории, которую она не доделала с вечера.

Когда Бетани уже выходила из дома, чтобы успеть на автобус, её старшая сестра Серена сунула ей в руки тост с арахисовым маслом. Серена больше всего на свете любила арахисовое масло, но никак не могла запомнить, что Бетани от него тошнит, поэтому тост полетел в первую же урну по пути к остановке. У Бетани было жуткое чувство, что мистер Таунсенд, их учитель истории, наверняка скажет, что её домашнюю работу надо было отправить туда же.

Это ужасно несправедливо. Бетани тратила столько времени на дорогу до школы (а сегодня ещё удачный день – ей удалось сесть в автобусе), что почти никогда не успевала нормально сделать домашнюю работу. Ей просто не хватало сил и времени. Её предыдущая домашка по истории мистера Таунсенда тоже не слишком обрадовала.

И, конечно, Бетани не успела выучить французские слова для проверочного диктанта. Она собиралась учить их в автобусе по дороге и честно открыла учебник, но никак не могла сосредоточиться. Строчки плясали перед глазами, её одолевала дремота, и в какой-то момент она действительно задремала, обняв свою сумку с одеждой для танцев.


– Извини, ты спишь?

Ну вот! Очередная сердитая пассажирка сейчас снова начнёт возмущаться, что Бетани понаставила сумок на соседнее сиденье, а людям негде сидеть. Она устало разлепила глаза и приготовилась переложить сумки к себе на колени.

– Извини, что пришлось тебя разбудить… Похоже, тебе правда нужно вздремнуть. Но ведь это твоя остановка? Ты всегда здесь выходишь. – Это была не сердитая пассажирка, пышущая огнём. Это была девушка с ярко-малиновыми волосами и десятком серёжек в каждом ухе, которую Бетани постоянно встречала в автобусе по дороге в школу. Она с тревогой взглянула в окно и повторила вопрос: – Это твоя остановка, да?

Бетани была абсолютно уверена, что девушка ошибается – ведь она закрыла глаза всего на минутку! Но на всякий случай всё-таки выглянула в окно. Ой! Девушка была права.

Автобус уже отъезжал от остановки.

– Остановите, пожалуйста! – крикнула Бетани водителю, хватая свои сумки. – Спасибо! – сказала она девушке с малиновыми волосами и со всех ног бросилась к двери.

К несчастью, сегодня работал сердитый водитель. Дверь он открыл, но возмущённо проворчал:

– Из-за таких вот рассеянных школьников автобусы вечно и опаздывают. Давно пора проснуться!

– Извините, – пробормотала Бетани, хотя извиняться ей было не за что. Этот водитель каждое утро по пять минут изучал её проездной, как будто она была злостным преступником в розыске, а не одиннадцатилетней школьницей, которую он давно знал в лицо. И автобус и так всегда опаздывал! Бетани пулей вылетела наружу и с благодарностью помахала рукой девушке с малиновыми волосами.

Автобус отъехал от остановки, Бетани поставила сумки на тротуар и с облегчением вздохнула. Как хорошо, что та девушка её разбудила – а то она уехала бы на другой конец Лондона!

Бетани сонно моргнула, забросила рюкзак на плечо и подхватила сумку с одеждой для танцев. И тут ей в голову пришла ужасная мысль. Её учебник французского!



«Пожалуйста, пусть он лежит у меня в рюкзаке!» Она принялась лихорадочно рыться среди учебников и тетрадок, убеждая себя, что наверняка положила учебник обратно и вот сейчас он найдётся… Но в глубине души она знала, что он не найдётся. Потому что она забыла его в автобусе. Мисс Лебрен её убьёт.

Тяжело вздохнув, Бетани поплелась в школу. День начинался кошмарно. Наверное, впервые за всё время учебы в «Дебюте», лучшей на свете театрально-музыкальной школе, куда Бетани так мечтала попасть, она позавидовала Серене: та училась в обычной школе у дома, до которой пять минут пешком, и из дома можно выйти за десять минут до звонка на первый урок. И ей не нужно почти час трястись в переполненном автобусе, чтобы только добраться до школы. Оно вообще того стоит?

«Глупый вопрос, – твёрдо сказала себе Бетани. – Конечно стоит. Просто сегодня не самый удачный день».

«Вся неделя не очень удачная», – добавил унылый внутренний голос. И, к несчастью, он был прав. Ещё в понедельник, уже в автобусе по дороге в школу, Бетани с ужасом вспомнила, что сегодня им надо сдавать рефераты по естествознанию, а её реферат остался дома, толком даже ещё и не начатый. Неудивительно, что миссис Тейлор на неё рассердилась, а рассердить миссис Тейлор – это надо постараться. Она самая спокойная и добрая из всех учителей в «Дебюте», и чем-то похожа на мягкого плюшевого медвежонка. И вот сегодня Бетани должна сдать домашнюю работу по истории, которую она доделывала в полусне утром, а потом сообщить мисс Лебрен, учительнице французского, совсем не похожей на плюшевого медвежонка, что учебник уехал в автобусе на другой конец города.

Мисс Лебрен явно будет не очень довольна, особенно после того, как в прошлую пятницу Бетани заснула на уроке французского. Лили с Хлоей пытались её разбудить, но не успели – мисс Лебрен разбудила её сама, и это было ужасно. А сегодня у них контрольный диктант, и Бетани к нему не подготовилась.

Бетани ускорила шаг. Французский – первый урок, но до звонка время есть. Надо скорее прийти в школу и взять учебник у кого-нибудь из подруг: может, она ещё успеет хоть что-то выучить.

Бетани бегом поднялась по лестнице. Школа «Дебют» располагалась в старом лондонском квартале, в большом здании, состоящем из нескольких объединённых старинных построек с обновлённым фасадом, и представляла собой настоящий лабиринт. Для новых учеников это было как испытание на сообразительность: найти нужный класс и не заблудиться в процессе. Но за несколько месяцев учёбы в «Дебюте» Бетани и её одноклассники изучили всё здание – почти всё – и знали, где что находится и как быстрее туда добраться.

Бетани пулей влетела в класс и увидела Сару, склонившуюся над учебником французского.

– Можно я тоже гляну? – выпалила она.

– Да, конечно. – В голосе Сары слышалось лёгкое удивление. – А где твой учебник? Забыла дома?

Бетани покачала головой:

– Если бы дома. В автобусе! Сегодня опять совершенно кошмарное утро.

Сара сочувственно кивнула. Она сама ездила в школу на метро, но это было гораздо быстрее и удобнее автобуса Бетани. Сара не раз замечала, как эти поездки выматывают подругу, и искренне жалела её.

– Ты опять заснула?

Бетани молча кивнула и уставилась на страницу учебника, чтобы скрыть смущение.

– Даже страшно представить, как ты каждый день ездишь туда и обратно в этом автобусе! Я бы, наверное, не выдержала. – Сара зябко повела плечами. – В смысле, в метро тоже жуть, но там хотя бы недолго. Но ведь оно того стоит, да? – добавила она, улыбнувшись.



Тем же вопросом Бетани задавалась буквально пять минут назад, и на этот раз у неё не осталось ни малейших сомнений. Рядом с Сарой – её лучшей подругой в лучшей школе на свете – она немного успокоилась. И хотя утро выдалось кошмарным, Бетани была рада, что её мечта учиться в «Дебюте» исполнилась и ей удалось сюда поступить.

– Конечно стоит! Да, иногда я завидую старшей сестре – ей до школы идти пять минут. Но в её школе так скучно. И я бы тоже ходила туда, если бы не поступила в «Дебют».

«И если бы мне не дали стипендию на обучение», – добавила она про себя.

* * *

Обучение в «Дебюте» стоило дорого, потому что школа платила не только учителям по общеобразовательным предметам, но и преподавателям театрально-музыкальных дисциплин. У мамы Бетани, которая растила двух дочерей одна, потому что папа от них ушёл, просто не было таких денег. Ей и так еле хватало на оплату уроков игры на гитаре для Селены и занятий в танцевальной студии для Бетани.

Бетани всегда мечтала учиться в такой школе, как «Дебют». Они с сестрой были очень музыкальными. Серена пела и играла на гитаре в школьной рок-группе, а Бетани занималась танцами и пением и мечтала стать профессиональной певицей. Многие её любимые звёзды эстрады учились в школах вроде «Дебюта», и Бетани понимала, что для неё это была бы фантастическая возможность. Но она также знала, что у мамы нет денег на оплату обучения в такой школе, и даже не смела надеяться на чудо – просто заранее смирилась с тем, что придётся учиться в обычной средней школе. В той же школе, где учится Серена, и это был не самый плохой, хотя довольно скучный вариант. Там было множество музыкальных кружков и даже собственная театральная студия. Серена любила свою школу.

А потом мисс Коллинз, учительница музыки в начальной школе, где училась Бетани – помимо уроков она ещё дополнительно занималась с девочкой пением, – предложила маме Бетани записать дочь на вступительные испытания в «Дебюте». Ей не хотелось слишком уж их обнадёживать, но поступающим, получившим самые высокие баллы на экзаменах, в «Дебюте» давали стипендию на обучение, так что можно попробовать…

Миссис Адамс раздумывала неделю, решая, стоит ли говорить дочери о предложении мисс Коллинз. Бетани, конечно, обрадуется. Но вдруг она не пройдёт эти вступительные испытания? Это будет трагедия. Или ещё того хуже: её примут в «Дебют», но не назначат стипендию. И она будет знать, что у неё есть способности, но это ничего не решает, потому что у неё нет денег. В конце концов миссис Адамс решила, что сказать Бетани всё-таки надо. Потому что нельзя упускать такой шанс.

 

В субботу после обеда, когда Серена ушла гулять с подругами, миссис Адамс вошла в комнату Бетани. Дочь лежала на кровати, читала музыкальный журнал сестры и слушала музыку на смартфоне, который ей подарили сразу и на день рождения, и на Новый год. Миссис Адамс присела на кровать рядом с дочерью и вытащила у неё из уха один наушник. Обычно ей тоже нравилась музыка, которую слушали её девочки. Вот и теперь она с удовольствием послушала песню в телефоне у Бетани, а когда та кончилась и откладывать разговор дальше стало уже невозможно, сказала:

– Бетани, нам надо поговорить.

– О чём? – девочка выключила музыку и вопросительно посмотрела на маму.

– Ты же помнишь, на прошлой неделе я была на родительском собрании?

– Да. И ты сказала, что у меня всё хорошо! И что миссис Томас мной довольна, – насторожилась Бетани.

– Да, солнышко. Очень довольна. Я говорила с мисс Коллинз. Насчёт твоего пения. И она… кое-что предложила.



Бетани лишь с любопытством смотрела на маму.

Миссис Адамс стиснула пальцы в замок:

– Мисс Коллинз считает, что тебе надо попробовать себя во вступительных испытаниях в музыкальной спецшколе.



Бетани сразу села прямее, её глаза загорелись:

– Да?! Она правда считает, что меня могут принять?! – Она секунду подумала и грустно нахмурилась. – В смысле, я знаю, что не смогу там учиться – у нас же нет таких денег… Но все равно очень приятно, что мисс Коллинз так думает, да, мам?

У миссис Адамс внутри всё просто кипело. Как же несправедливо устроен мир! Бетани всего десять лет – а она уже знает, что ей придётся отказаться от своей мечты только потому, что на это нет денег. Она ещё слишком мала, чтобы задумываться о подобных вещах. Миссис Адамс с трудом проглотила вставший в горле комок.

– Она считает, что у тебя есть шанс поступить, – осторожно проговорила она.

Бетани покачала головой:

– Ничего не получится, мам. Мы с Сереной смотрели на сайтах. Знаешь, сколько стоит учиться в такой музыкальной школе? Несколько тысяч фунтов за полугодие!

– Я знаю. – Мама не стала ей говорить, что тоже смотрела все эти сайты и уныло выписывала на бумажку неподъёмные суммы. Бетани права. Ничего не получится. Разве что… – Мисс Коллинз говорит, что можно подать заявление на стипендию. В таких школах некоторым ученикам дают стипендию на обучение. И компенсацию за покупку школьной формы. Нужно оплачивать только проездной. Мисс Коллинз предложила «Дебют». Она говорит, это очень хорошая школа. Там работает её подруга.

Бетани смотрела на маму, словно та предлагала ей поехать в Диснейленд:

– Мы с Сереной смотрели их сайт. Это же лучшая музыкально-театральная школа в стране! Там училась Джасмин Дэй! – Она взмахнула смартфоном, на котором они с мамой только что слушали песню из дебютного альбома Джасмин.

– Бетани, послушай. Это действительно лучшая музыкально-театральная школа в стране, и туда очень трудно попасть. Ещё труднее – получить стипендию. Мне очень жаль, солнышко, но ты права: обучение стоит дорого. Без стипендии мы не потянем. Так что это один шанс из тысячи. – Миссис Адамс беспомощно пожала плечами. – Хочешь попробовать?

Конечно Бетани хочет попробовать. Она всё понимает: поступить будет трудно, и даже если она поступит, вовсе не факт, что ей дадут стипендию – и даже скорее всего не дадут, – но попробовать всё-таки стоит. Просто для себя. Чтобы знать, что она хотя бы попыталась.

* * *

Один шанс из тысячи оказался счастливым. Бетани решила, что это, наверное, потому, что она совершенно не нервничала на вступительных испытаниях – её поступление казалось настолько маловероятным, что переживать просто не было смысла. И теперь, когда она стала учиться в «Дебюте», всё оказалось даже лучше, чем она представляла: каждый день у них были занятия по пению, танцам и театральному мастерству, да ещё с замечательными педагогами, о которых можно только мечтать. Но вот дорога от дома до школы была настоящим кошмаром. Впрочем, Бетани не жаловалась: она не единственная ученица «Дебюта», кто ездит в школу издалека.

– Конечно оно того стоит! – убеждённо повторила она. – Но лучше бы не было ни сердитых водителей автобусов, ни сердитых учительниц французского. Мисс Лебрен меня убьёт!

Сара хотела сказать что-нибудь ободряющее, но пришлось ограничиться невразумительным «Ага». Их учительница французского не была такой уж злой, но и особым терпением не отличалась.

– Может, если ты хорошо напишешь диктант, а потом скажешь ей про учебник, и она не рассердится, – задумчиво проговорила Сара.

– Может быть. – Бетани пожала плечами. – Ключевое слово «если».

– Да ладно, у тебя с французским всё нормально. А пока можешь взять мой учебник. Я уже выучила что могла. Если я сделаю слишком мало ошибок, у мисс Лебрен будет сердечный приступ. Нельзя так пугать учителей.

– Они уже здесь! – В класс вихрем ворвались Лили и Хлоя и подбежали к Саре и Бетани.



– Нам дали роли! – объявила Хлоя, широко улыбаясь и приплясывая на месте. – В «Маленьких женщинах». Нам обеим! Представляете?!

– Круто! – воскликнула Сара, искренне радуясь за подруг. – Те роли, которые вы хотели?

Лили кивнула:

– Да, я буду Бет, а Хлоя – Эми. Я до сих пор не могу поверить![1]

Бетани обняла их обеих:

– Это же классно! Вы молодцы! Горжусь знакомством с будущими телезвёздами! – Бетани, как и Сара, искренне радовалась за Лили и Хлою, и всё же ей было немножко завидно. Она тоже хотела попасть на пробы, однако пока её никуда даже не приглашали. Но она никому не скажет о своих обидах: зачем портить подругам радость?

Хлоя продолжала приплясывать от волнения.

– Мы будем звёздаааамииии! – пропела она, крутнувшись на месте и взметнув огненно-рыжую волну кудряшек.

– Хлоя, спокойнее! Держи себя в руках! – хихикнула Сара. – Ты, наверное, всю ночь не спала. Кстати, а почему вы нам не позвонили ещё вчера?

Лили и Хлоя смущённо переглянулись.

– Ну… – медленно проговорила Лили. – Я не знала, получила ли роль Хлоя, а Хлоя не знала, получила ли я…

– Я спросила у миссис Шоу, но она мне не сказала, – вставила Хлоя.

– И я решила дождаться утра, чтобы всё выяснить, а потом сказать вам. – Лили секунду помедлила. – В смысле, если бы Хлое не дали роль, я бы, наверное, чувствовала себя странно.

Хлоя кивнула:

– Мне было неловко звонить Лили и спрашивать, поэтому я тоже решила дождаться утра. Но когда мы с ней встретились в раздевалке, всё тут же выяснилось!

– Кажется, я так и улыбаюсь с тех пор, как вчера позвонила миссис Шоу, – призналась Лили.

– А что говорит твоя мама? – осторожно спросила Бетани. До недавнего времени у Лили были конфликты с мамой. Её мама-актриса хотела, чтобы Лили тоже стала актрисой – любой ценой.

Лили улыбнулась, и Бетани подумала, что она уже очень давно не видела подругу такой довольной и счастливой.

– Мама за меня рада. Теперь всё хорошо. Мы с ней поговорили после прослушивания, и она обещала, что больше не будет указывать, как и что мне делать!

– То есть она на тебя уже не наседает? – уточнила Сара.

Лили с воодушевлением кивнула:

– Она сказала, что поможет с подготовкой – но только если я сама попрошу. А сама вмешиваться не будет. И знаете что? Теперь, когда она так сказала, я, наверное, попрошу её помочь мне с ролью. У неё есть отличные идеи.

– Может, она мне тоже что-то подскажет? – спросила Хлоя.

Бетани изумлённо покачала головой:

– Даже не верится, что мы говорим об одном и том же человеке! И это после всего, что ты рассказала нам в понедельник!

Бетани смотрела на Лили и Хлою, таких радостных и счастливых, и ей опять стало завидно.

Ну почему её не приглашают на пробы?!

1Об этой истории можно прочитать в книге Холли Вебб «Лили придумывает желание» (прим. ред.).
To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?