Маруся. Попасть – не напасть

Tekst
90
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Маруся. Попасть – не напасть
Маруся. Попасть – не напасть
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 40,54  32,43 
Маруся. Попасть – не напасть
Audio
Маруся. Попасть – не напасть
Audiobook
Czyta Екатерина Вечеркова
22,12 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Есть самоучки, есть самородки, но чаще или их находят и пристраивают, или они попросту погибают. Магия – это не картошка, хотя и ту сажать-растить непросто. А тут – стихии. Да звезданет такой необученный маг – и от него самого только ушки с тапочками останутся. Контроль не удержит, вектор повернет неправильно, все возможно…

Вот так вот.

Общество сословное, причем аристократы в основном маги. Бывают и другие, так называемые свободные маги, но их мало.

Больше ничего почерпнуть полезного не удалось, но для одурения и этого хватило.

«Альманах мод» не порадовал.

Какой там двадцатый век? Какая Шанель и эмансипация?

Для дам – строгие платья, воротники под горло, максимум допустимого – это вырез, затянутый сеткой, мода очень жесткая. Отрываются бедные дамы на шляпках, сумочках, туфельках… Одно облегчение.

Турнюров нет, кринолинов тоже, а платье может открывать лодыжки. Для удобства.

Чтобы мне в таком хорошо выглядеть, придется заводить своего портного. А лучше свое ателье. Это вам не джинсы с топиками… Кстати, брюки для дам здесь жестокий моветон. А за нарушение общественного порядка… Выпороли бы здесь Коко Шанель за ее идеи, и тем бы карьера кутюрье закончилась. Увы…

Длинные волосы тоже обязательны. Коротко стригутся только продажные девки, им можно. И это почерпнутое из «Альманаха». А так, не сомневаюсь, есть и еще куча условностей. Что плохо. Я-то их точно не знаю, а на моторную память, или как это правильно называется, тоже надежды мало.

Газета порадовала.

Сейчас начало двадцатого века. На троне Иван Четырнадцатый. Любят в роду Рюриковичей это имя, любят. А в остальном…

Не гожусь я в разведчики, наверное.

Ну, пишут, что новый мост построили. Что полк отправился на маневры. Что состоялись дуэли… Все равно я никого из перечисленных не знаю. Балы – то же самое. Кого я там знаю? Да никого.

Скачки, пари, забавные сплетни… Светская сводка, иначе и не скажешь.

Нет, из этой газеты я ничего полезного не почерпну. Мне бы атлас мира, книги по истории, политэкономике, да хоть бы и обществознанию. Я уж и на то согласна…

А пока мои знания о новом мире стремились к нулю. Причем – со стороны отрицательных величин. И что делать?

А что я могу сделать?

Только выживать. Для начала можно попроситься на прогулку и понаблюдать за людьми со стороны. Как одеты, как разговаривают, ходят, держатся… Да все! Может, хоть что-то получится?

А то у меня девять дней осталось, не больше. А вот что будет потом?

Не знаю.

Но что-то мне очень стремно.

Интерлюдия 1

Князь Горский вернулся домой в сложном расположении духа.

Да, сложном. И другого слова тут не подберешь.

С одной стороны, злость на дочь, злость за сорвавшуюся помолвку, даже ярость, гнев…

С другой… Он ожидал худшего. Криков, скандалов, истерик, угроз, но никак не вежливых равнодушных слов. От Марии такого ждать не приходилось.

– Устал, дорогой?

Теплые руки обвили шею, повеяло ароматом резеды.

– Да, друг мой Оленька. Устал…

Его позднее счастье.

Его Олюшка.

Первый раз Иван Горский женился рано. В восемнадцать лет. Родители настояли, да он и не возражал. Надо было заключить союз с юртом Алябьевых, брак для этого весьма подходил.

Первая жена, Ксения, подарила ему сына, но при родах умерла. Иногда и магия не может спасти человека. Увы…

Второй раз Иван женился только через семь лет. По большой любви.

Ах, как хороша была Лидия! Как очаровательна, как ослепительна… Она ударила в сердце словно кинжал, и Иван не смог защититься. Да и не хотел.

Тринадцать лет.

Тринадцать сладких лет, наполненных то неистовой страстью, то бешеной ревностью. Мария родилась только на восьмой год союза, да и не до нее было родителям.

Лидия блистала, кружила головы, очаровывала и покоряла. Иван трудился на благо семьи.

Кто сказал, что князья не работают? Да еще как! Иначе быстро остаются нищими и живут на государевы подачки. Это не для Горских.

Умерла Лидия так же, как и жила. Легко, внезапно, ярко. Яхта, на которой они катались, взорвалась. Иван чудом не оказался там, Мария сильно заболела и заразила отца. Казалось бы, маги болеть не должны. Но дети, у которых маноядро только формируется, иногда такое выдают…

Вот, пока они лежали, и остались. Он – вдовцом, ребенок – сиротой.

А еще через год в его жизнь вошла Олюшка.

Подарила еще одного сына и двоих дочерей, согрела теплом и заботой, словно после вулкана он оказался у теплого камина, стала матерью для маленькой Машеньки, железной рукой вела дом, не давала ни малейшего повода для ревности…

– Садись. Я сейчас принесу твой любимый чай…

Иван и не заметил, как его довели до любимого кресла, забрали пальто и трость, сменили ботинки на домашние тапочки…

Уютно, спокойно. И чашка с любимым чаем в руках, и Олюшка рядом.

– Как там Машенька, родной мой? Я волновалась…

– Все с ней будет в порядке. Доктор заверил…

– Так можно обрадовать Сергея Владимировича?

– Да, друг мой, напиши ему, будь любезна.

Олюшка кивнула.

Вот еще проблема. Где аристократы, там и союзы. А Машка, дрянь, выкинула такое! Видите ли, не любит она Демидова! Да плевать мне три раза на твою любовь! У него заводы! Рудники!

Подумаешь, старше! Переживет! Может, и в буквальном смысле слова! Трех жен Демидов пережил, Машка может его пережить, ничего страшного. Она же маг, срок жизни будет больше. А если сына подарит…

Не везет Сергею Владимировичу в этом плане, не везет. То плод скидывают его жены, то мертвых рожают… Вот он на Машку глаз и положил. Маг Земли как-никак, дети должны быть и здоровые, и сильные.

А эта дура кобениться вздумала. И где только «Искорку» достала?

И «Паутинку» тоже…

Драгоценностей князь в ее шкатулке не досчитался, продала наверняка. А вот что делать-то хотела? Сбежать? Наверное…

Дура.

Гнев стал опять разгораться. Ольга заметила это и поспешно скользнула к ногам супруга, обняла, посмотрела снизу вверх, погладила колени, переключая мысли в другое русло. И подумала: нет уж. Пусть на дурищу Машку орет, ей скандалы ни к чему.

Это ж надо, такие перспективы едва не сорвала, лошадь жирная! Ей бы не копытами бить, а кланяться, что хорошего мужа нашли. И для семьи какие горизонты открываются, Оля потом своих дочерей сможет и за бояр, и за князей пристроить. Или вообще за кого-то из юртов.

Ладно.

Сегодня она напишет Сергею Владимировичу. И даже пригласит его на чашечку кофе. Не стоит пренебрегать таким мужчиной, нет, не стоит.

А муж?

А что муж?

Чего он не знает, то ему и не повредит.

Потрескивал огонь в камине, рука мужчины гуляла по светлым волосам женщины, прильнувшей щекой к его коленям, и каждый думал о своем.

Кто-то любил, кто-то изображал любовь, оба строили планы и учитывали княжну Марию только как разменную монетку. Ее желания в расчет не принимались.

Наконец Иван протянул руку жене, помогая встать, и кивнул в сторону спальни. Та понятливо подхватила юбки – так, чтобы обтянуть отдельные завлекательные части фигуры, – и поспешила вперед.

Жизнь продолжалась.

Глава 2
Первые шаги

На следующее утро я сообразила, что все дело в неправильном подходе.

Читать газеты можно и нужно, и информацию из них выловить можно, но газет должно быть больше одной штуки.

Для начала штук пять. Или за разные периоды, или просто разные издания…

Вот возьмите «Спид-инфо». Какие выводы можно сделать из ее прочтения? Если у вас другого источника, кроме «Спид-инфо», просто нет?

Что ты попал в бордель.

Или из «Комсомолки». Привет коммунизму?

А обстановка-то немного другая, обстановка диктует правила игры…

Так что сиделке я заявила, что хочу почитать газеты. И побольше. Та покосилась на меня, но согласилась поговорить с доктором. Ладно. Можно и так.

Сделала жест рукой.

– Если господин Иванихин согласится уделить мне время, я объясню ему причины своего желания.

Красивые обороты легко слетали с языка. Ладно, я и раньше не жаловалась, но теперь они вовсе привычны. Как родные.

А память… Памяти как не было, так и нет. Реципиентка махнула хвостом и утащила все за собой.

Андрей Петрович пришел через десять минут. Как раз хватило дойти, поговорить и прийти сюда, я так полагаю. Значит, я не полностью брошена на произвол судьбы, я выгодный клиент.

– Доброе утро, ваша светлость.

– Доброе утро, господин Иванихин.

– Для вас, ваша светлость, просто Андрей Петрович. Как мы себя чувствуем?

Ненавижу этот вопрос! Во всех мирах! Какие, на фиг, «МЫ»?! Еще сюсюкать начни, л-лекарь.

– Не слишком хорошо.

– Давайте я вас посмотрю.

Этот осмотр был похож на прошлый как две капли воды. Тот же кругляш, те же манипуляции, доктор доволен.

– Я бы сказал, княжна, ваше выздоровление идет просто замечательно.

– Маноканалы восстановятся?

Вот фиг его знает, зачем они мне нужны. Но если что-то есть, то нечего разбрасываться.

– Думаю, да. Уверен, что восстановятся, ваша светлость.

– Замечательно. Доктор, вас не затруднит распорядиться прислать мне газет?

– Газет, ваша светлость?

– Свежих и за прошедшие… дней десять.

На меня посмотрели с удивлением.

– Я распоряжусь, ваша светлость. Но… к чему?

Ответ у меня уже был готов.

– Хочу убедиться, что мой поступок не вызвал лишнего… резонанса.

Объяснение вызвало понимание.

– Полагаю, газеты будут уже через час или около того, ваша светлость.

– И… Могу ли я выйти погулять?

– Да, думаю, от этого вреда тоже не будет. Главное, не пропускайте процедуры. Ну да Инесса Ивановна об этом позаботится.

Последовал взгляд на сиделку, та кивнула и только что не поклонилась.

 

Инесса Ивановна.

Запомним.

* * *

Газеты доставили быстро. И я принялась их листать.

Княжна Мария. Сергей Владимирович.

По совокупности имен я наткнулась на коротенькую заметочку о помолвке юной княжны Горской М. И. с господином и дворянином Демидовым С. В.

Вот что-то мне кажется, что это оно. По датам вроде как совпадает.

Демидов…

Ну, не знаю, как в этом мире, а в том были такие. Владельцы заводов, газет, пароходов… Понятно, чего папаша взбесился. А вот что делать мне?

Собственно, вариантов всего два.

Либо я принимаю жизнь ее светлости со всеми вытекающими, либо рву отсюда когти. А что? Все попаданцы их рвали. Сперва убегали, потом куда-то пристраивались… Будь мне действительно лет пятнадцать, я бы так и поступила. А сейчас – нет, мозги не позволяют.

Знания об этом мире мне не перекачали, навыков – ноль… Даже сколько стоит буханка хлеба – и то неизвестно. Где ее купить, как попросить, как торговаться, как выглядят местные деньги, блин!

Ничего не знаю!

И о таких вещах в газетах не пишут, это вживаться надо, быть в среде.

Да даже элементарные жесты! Я кому-то большой палец покажу в знак одобрения, а он в разных странах по-разному трактуется. Кажется, где-то и неприлично…

Побег отпадает как таковой. Вляпаюсь и не вылезу. И потом…

А КЕМ я могу быть в этом мире?

Нужны документы, деньги, профессия… Нужны ли здесь проектировщики? Кто ж его знает. Лечат тут магией, может, и строят с ней же. И мои знания тут на туалетную бумагу не сгодятся…

В общем, сбегать глупо. Лучше самоубиться здесь и сразу, оно быстрее будет и безболезненней. Если у Машки и есть кто-то, к кому она может сбежать, то у меня, у Маруси, ни контактов, ни адресов, ни телефонов… ничего нет!

Точно пропаду.

Попробовать остаться и хотя бы поглядеть на жениха? Ну… Тут шансов всяко больше. И вообще, удрать я всегда успею, дури хватит. Так что читаем, вживаемся, разбираемся.

Я зашуршала газетами уже более предметно.

Политика.

Его Императорское Величество Иван.

Конфликт с Францией, напряженность на границе с Китаем, который в этом мире именовали страной Хань, союз с Англией. Принцесса Александра Эссекская, невеста наследника, прибывает в Москву через десять дней, по сему случаю ожидается большой прием…

Интересно. Учтем.

Это стопроцентное появление всех приглашенных, это обязательный «засвет»… Если меня туда не потащат, зовите меня крокодилом. Такой случай показать всем, что дочка жива. Здорова, покорна семье, и вообще несчастный случай потому и несчастный… Если в ближайшее время меня кто-то из родных навестит, я в этом точно уверюсь.

Листаем газеты дальше.

А ведь прав был тот разведчик.

Вот и новая информация, что дворянин Демидов уже трех жен похоронил. Так и написано: «четвертой женой дворянина Демидова выбрана»…

А что еще интересно, я везде – княжна или ее светлость. А вот Демидов просто дворянин.

Не титулован? Или собирается прикупить себе титул? Как тут вообще с этим вопросом обстоит?

Я зарылась в газеты глубже. Читала. Все заметки, вплоть до самых мелких, вплоть до объявлений о работе, да, такое тут тоже есть. И, кажется, стала понимать…

Система противовесов, вот как это можно назвать.

Его Императорское Величество, будучи не дураком, понимал, что стоит на трех китах.

Церковь. Земли. Магия.

Ты можешь быть сколь угодно могучим магом, но на любую силу найдется другая. И если ты могучий, но безземельный и безденежный… Или если у тебя есть земли, но ты сильно поссорился с магом…

Хотя тут до определенного предела. Маг может сделать гадость, но ведь такого мага и заказать можно? Про киллеров еще в Библии говорилось, факт. Одна из древнейших профессий.

Или если ты умеешь все приспосабливать к получению денег?

Войска я не включаю, там как раз магов прорва. Обычно маги огня, воздуха, часто и воды идут воевать. Как легко догадаться, огневики предпочитают драться на земле, а водники – на флоте. Воздушники могут быть и там, и тут. Маги земли тоже могут идти в армию. Да, магия земли одна из самых тормозящих, но, к примеру, один маг земли может спокойно заменить роту стройбата. Или несколько рот. А окоп – он в любое время окоп.

Но, кроме императорской власти, были еще юрты. Сложные взаимоотношения, которые мне пока не удалось осознать…

Число юртов я назвать не могла, но так поняла, что их не очень много. То ли штук двадцать, то ли двадцать пять. На громадную страну.

Небогато. Или слишком много?

Если представить юрт как коза ностра? Свои боевики, силовики, финансы, связи, титулы… М-да. Невесело. Получается, их даже слишком много.

Почему они не подгребли все под себя? Пока загадка. Нет ответа. Но надо полагать, император старается держать их в узде.

Я так поняла, что элитные гвардейские части, как правило, сплошь маги.

А что по титулам?

А, нет.

Вот читаю: капитан Н. и поручик, барон Х изволили дуэлировать. У поручика титул указан, у капитана – нет. Дуэль разрешили, поручик погиб. В статье же сожалеют о гибели многообещающего военного, но и мимоходом, между строк, читается: думать, мол, надо, а маги огня на дуэли так и так сильнее магов воздуха.

То есть магия не обязательно дает титул.

И деньги не обязательно дают титул. А как его можно получить?

Пока неясно. Но я бы не удивилась, если только по праву рождения или высочайшему соизволению. То есть нехилая протекция плюс бешеные бабки? Хм… А не это ли имеет в виду мой планируемый супруг? Деньги явно есть, плюс жена – княжна, если и не он титулуется, то уж детям может баронство или графство обломиться? Чисто гипотетически – вполне.

И тогда складываем хвост с носом.

У папаши – титул. Может быть, проекты. У зятя – деньги. И планы. А у Марии? Свое мнение о всяких разных. А может, ей цифра четыре чем-то не понравилась?

Еще бы отец не бесился.

Помолвка.

Как тут проходит помолвка?

Блин! Такое обычно в газетах не описывают, разве что пир был на весь мир или кто-то очень высокопоставленный женился. Тут бы любовный роман посопливее! Там-то все укажут, вплоть до цвета белья на кровати.

И можно ли отказаться от помолвки?

Хм-м…

Я бы не была так оптимистична.

Я уже поняла, что здесь клятва – это ОЧЕНЬ серьезно. Иногда смертельно серьезно. Магический контракт, договор, обязательства, откат… Короче, пообещать и не выполнить просто не выйдет. Ответка прилетит нехилая. Надо полагать, не всегда и не везде, но я бы на месте папаши с женихом подстраховалась.

В юртах ведь как-то объединяют клятвами? Свяжут меня так же, и что делать?

Не хотелось бы чувствовать себя героиней пушкинских рассказов, вот никак. Кажется, «Метель»? Казалось бы, проказа и проказа, плюнь и забудь, пошутили и хватит, но ведь два взрослых человека искренне считали себя женатыми! Они клятвы дали перед алтарем!

И не перекрутишься.

А если вспомнить магию у нас в мире… Ладно, магии там нет, но болтают много. К примеру, возьмут у тебя кровь. Или что-то еще… Ладно. Это уже вуду пошло… Урезаем осетра. Пока я не знаю, что там с магией, я и не гадаю.

Играть с этим я точно не буду. Нафиг!

Ищем, как отвертеться от помолвки?

Ох-х-х… С моей-то больной головой!

* * *

После обеда сиделка вывезла меня в парк.

На улице – ранняя весна, на деревьях набухали клейкие листочки. И да. Именно вывезла, я не оговорилась.

Меня одели в кучу тряпок, причем явно не моих, больничных, намотали сверху толстую шаль, попону на ноги и усадили в кресло на колесиках. Пришел здоровущий мужик в форме санитара (тоже желтое и лилейное) и выкатил меня из палаты.

Я смотрела по сторонам.

Внимательно так, серьезно…

Это мой шанс на жизнь. Информация и только информация… Не хлопай ушами, Маруся! Пропадешь!

Итак.

Во что одеты люди.

Мужчины – в пиджаках, только удлиненных. И брюки у них более заужены, можно сказать, этакий вариант лосин. Не в облипочку, а чуть поширше, чтобы место для воображения было.

Рубашки разных цветов, галстуков нет, вместо них шейные платки. Красиво, кстати.

Дамы, похоже, не из самых богатых сословий. Моделей из «Альманаха» я не вижу, чаще встречаются юбки и блузки. Юбки однотонные или клетчатые, никакой цыганской пестроты, скорее, это вариант «Джейн Эйр», блузки – в зависимости от дохода. Сразу видно: что-то подороже, что-то подешевле… Кое-где кружево, кое-где броши. Перьев, стразов, алмазов нет. Все очень скромно. На плечах, как правило, шали. Есть плащи вроде того, что Констанция Бонасье носила в фильме про мушкетеров, но их маловато.

Что есть еще?

Обувь.

Высокие ботинки на шнуровке у дам, сапоги или туфли у мужчин. Причем сапоги такого облегающего варианта. Никаких ботфортов.

Пару раз я увидела и платья, но они выглядели подороже… Кажется, я читала, что платье было показателем статуса. Длинные рукава – я руками ничего не делаю, шнуровка на спине – помогает служанка, у меня есть слуги, длинный подол до земли – я по навозу ножками не гуляю…

Интересно, здесь мода шла тем же путем? Если да, то у миров намного больше общего, чем я думала.

На головах у мужчин что-то вроде котелков, только более приплюснутые. Или шляпы почти в современном варианте, узкие поля, лента…

Дамы в этом плане не ограничены, но предпочитают «таблетки», хоть и украшенные.

Мода?

Мода…

Сумки у дам – ридикюли, иначе и не назовешь. Ленты, цветы, четко в тон шляпкам. Перчатки тоже в тон.

Может, что-то я и упускаю, бывает. Все сразу не предусмотришь и не запомнишь. Но общее впечатление – строгость и спокойствие. Да, стиль «модерн» в этом мире можно будет применить только в одном месте.

В синем корпусе.

* * *

Парк большой, я попросила сиделку подкатить меня к пруду. Там, на темной воде, медленно расплывались круги.

Рыба? Сомневаюсь. Лягушки, может, водомерки или еще какие головастики. Но думается у воды хорошо.

Да, бежать никуда нельзя, стоит вспомнить ту же классику. Джейн Эйр сбежала. И что? Не попадись ей добрые люди, померла бы в придорожной канаве.

Вероятность, что они попадутся мне?

Ничтожна.

Я не маг, не каратист, не… Короче, отбиться не сумею. Песец мне придет капитальный и быстрый.

Оставаться дома тоже не вариант. Замуж выдадут, и…

Господин Демидов, а отчего умерла ваша первая жена? Грибами отравилась? А последняя? Грибы есть не хотела?

Ну так, чисто гипотетически… Мой-то какой вариант?

А жить так хочется…

А может, мужику просто не везло?

Не знаю. Памяти вообще нет, посмотреть надо. А пока – набирать знания об окружающем мире, и побольше, побольше…

Я и наблюдала за людьми. Потом пришла сиделка и отвезла меня на процедуры.

* * *

Процедуры выглядели достаточно своеобразно.

Лежала я на кровати, на своей, вполне удобной, а у меня на организме размещали сложную систему из камней и металлических загогулин. И провалиться мне на этом месте, если вон там не рубин, вот эта кривуля не с сапфиром, а вон тот камешек не янтарь. Не то чтобы я была специалистом, просто поездила по миру, походила по музеям… Немного разбираюсь.

На голову тоже что-то такое надевали вроде шапочки. Потом приходил врач, проверял качество установки – и надо лежать.

Молча.

На спине.

Лежать скучно, поэтому я просила сиделку мне что-нибудь рассказать. Видимо, я не первая и не последняя с такой просьбой, потому что рассказывала она охотно.

Так я узнала и про то, что доктор Иванихин – врач от Бога, что сестричка милосердия Зиночка крутит хвостом так, что пропеллер позавидует, что дворник Коля напился в хлам, подлец, и не убирал территорию…

Все как у людей.

Наведя вопросы на сестер милосердия, с интересом прослушала лекцию.

Как такового младшего медперсонала здесь просто нет. Есть старший – врачи.

Есть средний – специально обученные сестры, вот как моя сиделка, она даже немного в магии разбирается. А есть санитарочки и прочие подай-принеси… Много ли ума надо туалет мыть?

Так вот, санитарочки здесь сплошь монастырские. То, что у нас некогда тоже называлось «сестры милосердия». Каждый монастырь, каждый храм обязаны выделять несколько человек для работы в медучреждениях. И направлять сюда стараются не худших.

И то же самое школы. Общим начальным образованием занимается исключительно церковь, и оно обязательно – четыре года. Тебя учат читать, писать, считать и закону Божьему. Потом можешь топать пахать землю или выносить горшки. Дело хозяйское.

Ну непригоден человек к учебе, так дворники тоже требуются. Иногда больше, чем академики.

Желающие учиться дальше могут пойти на восьмилетку. Это фактически наша средняя школа. После восьмилетки можно получить не очень сложную профессию. Можно пойти в армию. Можно выйти замуж… Женщины восьмилетку тоже заканчивают.

 

Преподаются и основы естественных наук. Физика, химия, биология, высшая математика – в современном понимании. Закон Божий обязателен для изучения на любой ступени, но если в начальной школе ты просто знакомишься с Библией и Евангелиями, то в средней тебе рассказывают и о других религиях. Можешь даже латынью заняться, если захочешь.

Третья ступень – уже высшая школа. Ровно два года, которые тебе отведены на дисциплины специализации. А потом ты поступаешь в университет. Или не поступаешь. Допустим, ты хочешь стать врачом. За эти два года в тебя впихнут столько химии, биологии, латыни, что из ушей полезет. Хочешь стать инженером? Пожалуйста, но в приоритете будут физика и математика.

Как правило, ученики высшей школы сплошь мужчины. Имеет место быть.

Учиться здесь начинают в шесть лет. Первая ступень – до десяти лет, вторая – до четырнадцати. А в пятнадцать в этом мире уже разрешено выходить замуж.

Жениться, правда, нельзя.

Для женщин брачный возраст иногда может быть отсрочен по решению доктора, если невеста к деторождению непригодна. Бывает, не все в этом возрасте созревают, дело физиологии.

Для мужчин брачный возраст строго с восемнадцати лет. Не раньше. И то на таких юных женихов смотрят весьма неодобрительно. Но мало ли что?

Вот и получается: женщин выдают замуж, а мужчины имеют возможность еще поучиться.

Я загрустила.

Так мне, кажется, лет шестнадцать, и судя по формам… Выдадут. Незрелой меня не признают.

Как еще можно отвертеться от брака?

Высочайшим запрещением. Его Императорское Величество может запретить кому-то вступать в брак, бывало дело. Чтобы дурная кровь не продолжалась.

Таких людей откажутся венчать во всех храмах.

Еще варианты?

Слово, данное другому человеку. Вот если бы у того же Демидова была еще одна невеста… Нет, вряд ли, не дурак же он? Проверить, конечно, не помешает, но…

Еще есть варианты с изменой родине, дурной болезнью, близкородственным браком, психическим заболеванием…

Так легко я не откручусь. Хотя синий дом, то есть синий корпус, меня ждет в любое время.

* * *

На следующий день что-то произошло. Я так же лежала на процедурах, но…

Камни начали пульсировать.

Я это видела. Словно вспышки, слабые, но отчетливые. Внутри рубина плещется живая кровь, сапфир напоминает о морских волнах, янтарь рассказывает о побережье, с которого его забрали…

Безумие?

Но камни словно бы сообщали свои колебания кривулинам. По металлическим завитушкам бежали пульсации, словно на мне лежали джедайские мечи интересной формы.

И все это впитывалось в меня.

Впитывалось, стекало, и мне становилось тепло и приятно. Интересно, а если потянуть это свечение в себя?

Э, нет.

Цыц, Маруся.

Никаких способностей к магии ты проявлять не будешь. Даже два раза.

Не будешь.

Не потому, что не хочется или не интересно. Да еще как любопытно! Аж пальцы чесались. И мне казалось, что вон тот гранат совершенно не в тему. Зеленоватый. Сюда нужен совершенно другой камень, может быть, опал…

Откуда я знаю, что это именно гранат?

Не знаю. Но уверена.

Почему молчать? Потому что магии здесь не учат. А девочек тем более. Это я уже узнала.

Считается, что женщина-маг после обучения становится бесплодной. Бред, конечно, но большинство людей в это верит. А остальным верить выгодно.

Если встречаются магички, они не правило, они исключение. И встречаются они в Африке, Америке, там сейчас в разгаре эмансипация, Австралии… В европейских странах женщина-маг – идеальный инкубатор. Дети будут одаренными, даже если муж – самый простой работяга. Ну а если у него в роду уже был кто-то одаренный, тогда могут быть и сильные маги…

Да, вот еще разница.

Есть маги.

Есть просто одаренные.

Как в нашем мире, к примеру, есть те, у кого идеальный слух, те, у кого он просто есть, и те, у кого слух отсутствует.

Первые могут напеть или сыграть любую мелодию, вторые – как повезет, третьи… могут, но лучше не надо.

С магией тот же расклад.

Есть те, кто одарен способностями к магии, то есть у человека есть маноядро. Он видит магию, но применять ее… Разве что чужую, вот как эти артефакты.

Есть те, кто вообще ничего не видит и не чует. Ни маноядра, ни маноканалов. Обычный человек.

Есть те, у кого появилось и маноядро, и маноканалы. Могут и видеть, и использовать, и творить. Вот в моем случае есть и то, и другое. Это повышает мою ценность как невесты, но мне с того не легче.

Породистая корова, м-му-у-у…

Использовать?

Это не так просто. Вот Мария попробовала и чуть не лишилась жизни. Не выгорела, но и не обрадовалась.

А может, и выгорела. Или еще что похуже. В ее теле появилась я. И живу, и думаю, вот…

Грустно.

* * *

На следующий день у меня родственный визит. Явилась мачеха.

Я не сразу догадалась, что это за счастье мне привалило, но… по порядку.

Лежу я, отдыхаю после процедур, кстати, тот камень и правда заменили. Не на опал, на лунный камень. Опалит.

Тут дверь открывается, входит блондинка лет тридцати, и выражение у нее такое… словно ей под нос дохлую крысу привязали.

– Отвратительно выглядишь, Мария.

Я подняла брови. Вот что на такое ответишь? Но не спускать же?

– А ты, как всегда, преувеличенно любезна.

Что это за чувырла?

Дама скривилась.

– Если бы Ванечка не попросил меня заняться тобой, ноги моей бы здесь не было. Но твой отец желает, чтобы ты была на балу в честь ее высочества Александры и прилично одета. Учитывая, что у тебя к этому никаких способностей и не было, придется мне заниматься твоим гардеробом.

– Засос прикройте, дама, – ехидно посоветовала я. – Косыночкой.

Блондинка пошла некрасивыми красными пятнами.

– Не дерзи мне, дрянь!

Я прищурилась.

– Папенька вас попросил – с вас и спросит. А я больная, с меня взятки гладки… Мне тут нахамили, наорали, я сейчас вообще в обморок упаду…

Блондинка зашипела как жир на сковородке.

– Дрянь!

– Ах, мне плохо…

Дама заскрипела зубами, но сдержалась.

– Я пришлю сюда модисток, пусть снимут мерки. Смотрю, ты хоть и осталась коровой, но чуть-чуть похудела…

– Худая корова еще не газель.

– Вот-вот, и я о том же. И только попробуй еще раз подвести нас с отцом, дрянь такая! Я и так извинялась перед господином Демидовым…

– А, так это от него засос? – невинно уточнила я.

Блондинка побурела до состояния свеклы и завизжала. Из визга я узнала, что всегда была дрянью, что совести у меня нет, что она, бедная, со мной чуть не десять лет мается, что мечтает меня с рук сбыть…

Тут-то я и поняла, что это маман. Но концерт прослушала до конца.

Скучно. Неоригинально.

Нарвалась я по полной? Ну и плевать, можно подумать, меня тут раньше любили, аж видеть не могли. Если маман – стерва, то и черт с ней. Я все равно с ней жить не собираюсь и детей крестить не буду. Так что дослушала и уточнила:

– А кто фасон платьица выбирать будет?

Маман посмотрела с удивлением.

– Что хорошего ты можешь выбрать?

– Для разнообразия то, что мне будет к лицу и фигуре, – я окинула красноречивым взглядом свой бюст. Маман была им одарена куда как меньше, раза в два, так что…

– К твоей фигуре ничего приличного сшить не получится.

– Так отцу и скажем, – мирно согласилась я. – Папенька, фасон одобрен маменькой, а что я вас перед всем двором опозорю… Ничего, переживем как-нибудь. Главное – это взаимопонимание в семье!

Тетка взвыла уж вовсе злобно и вылетела за дверь.

Я откинулась на подушки.

Ну… Что тут можно сказать? Не прокололась? Вроде как нет. На морде у мадам было написано желание надавать мне пощечин, но делать это в больнице? Позора не оберешься. А до дома еще добраться надо. А платье действительно нужно приличное. В любом случае.

Если я остаюсь в свете, лучше создавать о себе хорошее впечатление.

Если я не остаюсь… А все равно! Чего чучелом-то ходить?

Так что я вытянулась поудобнее и уснула.

* * *

Проснулась примерно в час ночи.

Голова ясная, мозги работают, в таком случае в кровати лежать – одно мучение. Все равно не уснешь, только навертишься. Лучший выход – встать, можно что-то пожевать, почитать, можно просто погулять…

Ну, с первым и вторым у меня проблемы, а третье можно и попробовать.

Ночью в отделении было тихо. Я выскользнула из палаты и пошла по коридору.

Вот и сестринский пост. Папки с делами… А сама сестричка дежурная где?

Из кабинета врача доносились характерные скрипы дивана. Что ж, другой мир, не другой, а все как у людей. И здесь по ночам врачи с сестричками… романы читают.

И кто бы на моем месте удержался?

Моя история болезни нашлась на столе, почти в самом верху. Недолго думая, я спрятала ее под одежду.

Вернуться в палату? Можно и так. А можно…

Опять-таки ни в одном мире это не редкость. Кладовки уборщиц, которые завалены всяким хламом и никогда толком не закрываются. И тут ни миры, ни личности ничего не поменяют. Закон природы, вроде закона тяготения. Я эту кладовочку приметила, как ехала на прогулку, вот сейчас и проскользнула внутрь.