-20%BestselerHit

Дикая война

Tekst
Z serii: Старатель #2
79
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Дикая война
Дикая война
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 39,09  31,27 
Дикая война
Audio
Дикая война
Audiobook
Czyta Пожилой Ксеноморф
21,33 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Закончив с винтом, парень снова отправился в депо. Отобрав в брошенном хламе несколько длинных кусков толстой арматуры, старые ролики непонятного назначения и кусок тонкого металлического троса, он вернулся обратно и, свалив это добро в сарай, двинулся к реке. Очень хотелось посмотреть, что там с корпусом. Шагая по улице, Мишка с удивлением понял, что все встречающиеся не просто здороваются, а очень уважительно раскланиваются с ним.

Отвечая вежливыми поклонами, парень добрался до реки и, проскользнув в знакомый лодочный сарай, удивлённо замер. Корпус был почти готов. Оставалось только настелить крышу. Увидевший его мастер, заметив реакцию парня, довольно усмехнулся в усы и, выпрямившись, жестом указал на корпус:

– Вот, сам видишь, ещё пара дней, и можешь забирать. Как тебе?

– Здорово, – не сдержал восхищения Мишка. – Самому мне так никогда не сделать.

Тут и вправду было на что посмотреть. Гладкие, ровные обводы, острый нос конусом, четыре окна, как в старых самолётах, ещё ожидали стекла, но и так было понятно, для чего эти проёмы. Полукруглая крыша, плоское дно из толстых досок и пара дверных проёмов, на обе стороны. По договору, не обшивалась только корма. Её Мишка планировал закрыть после установки мотора и всех тяг. Но доска уже была напилена и подготовлена к установке на место. Всё это было набрано на крепкий шпангоут. По-другому этот каркас язык не поворачивался назвать.

Обойдя вокруг корпуса, Мишка восхищённо покачал головой и, разведя руками, высказался:

– Ну, мастер, слов нет. Вашим рукам, почтенный, цены нет.

– Благодарствую на добром слове, – польщенно улыбнулся мастер. – Работа интересная, вот и увлёкся. А с остальным как?

– Ну, мотор завтра обещают отдать. Редуктор через два дня. В общем, дня через четыре можно будет начинать сборку.

– А собирать где станешь? – осторожно поинтересовался мастер.

– На подворье. В сарае. Дело не быстрое, а у людей хлеб отбивать не след.

– А дозволишь мне прийти посмотреть, как оно там всё устроено будет? – неожиданно спросил мастер.

– Да бога ради. Милости прошу, – удивлённо кивнул Мишка. – Заодно, может, ещё чего интересного подскажете. Вы-то эту штуку лучше меня знаете.

– Это я всегда со всем нашим удовольствием, – быстро закивал мастер.

– В общем, через три дня я к вам с деньгами и телегой приду, – решил закруглить разговор парень.

– Сам приходи, – помолчав, решительно заявил мастер. – Телега подходящая у меня есть. Лошади тоже. Как придёшь, мои ребята его и погрузят. А там уж на подворье как-нибудь сами справимся.

– Это я уже придумал. В сарае на стены бревно положил и блок на него повесил. В общем, телегу в сарай загоним, корпус чуть приподнимем, а потом телегу выведем. Ну, а после корпус на прокладки опустим.

– Умно, – одобрительно кивнул мастер. – А здесь такую штуку сделать сможешь?

– Могу, – кивнул Мишка, осматривая стены сарая. – Вот так бревно положить, к нему на двух петлях, поближе к стенам канаты, а на них блок, и любую лодку поднять можно будет.

– А почему на двух? – тут же спросил мастер.

– А тогда на бревно нагрузки меньше будет. Если просто в центре вешать, оно сильно прогибаться станет. А так, чем ближе к стене, тем надёжнее. А ещё лучше, если не один, а два блока использовать. Тогда и вес больший поднимать можно будет.

– Делай. А я тебе сани твои внутри отделаю, – быстро предложил мастер.

– Так мне не красота, мне тепло внутри нужно, – задумался Мишка.

– Вот я его тебе и сделаю, – усмехнулся мастер.

– А чем? Вы меня поймите правильно, вопрос-то не праздный. Ежели сеном или опилками, так за лето там мыши гнездо устроят.

– Войлоком, что на валенки идёт, обобью. Точнее, на смолу посажу. И мыши не заведутся, и тепло будет.

– Это где ж у нас столько войлока делают? – насторожился Мишка, которому этот вопрос тоже был интересен.

– Есть у меня купец знакомый. Давно приятельству-ем. Вот он и возит, – туманно пояснил мастер. – А тебе что до того? Или нужно чего?

– А у вас-то он куда идёт? – вдруг озадачился Мишка.

– Так на катерах и баржах каюты им утепляем. Купцы до поздней осени по реке ходят, вот и просят каюты обивать. Осенью на реке, сам знаешь, простыть запросто можно.

– Это верно. А обрезков у вас много остаётся? – осторожно поинтересовался парень.

– Этого добра… – мастер, скривившись, отмахнулся.

– И вам он никуда не идёт?

– Нет. Да что такое-то?

– Отдайте, – неожиданно потребовал Мишка.

– Что, весь?! – охнул мастер.

– Весь.

– Да забирай. Вот станешь корпус увозить, велю тебе в него все обрезки сложить, – удивлённо махнул мастер рукой.

– Вот и слава богу, – обрадованно кивнул парень, протягивая ему ладонь.

* * *

Рёв мотора заставил Глафиру испуганно присесть и перекреститься. За последнее время она повидала всякое, но чтобы из собственного сарая самоходом вылезло странное чудовище на лыжах, да ещё и со странной штукой на заднице, такого не бывало. Но разглядев довольную физиономию племянника, выглядывавшего из этой штуки, Глафира немного успокоилась и принялась внимательно рассматривать странную штуку, которой и занимался столько времени Мишка.

Парень скинул обороты мотора и потянул за рычаг перекрытия подачи топлива. Чихнув пару раз, мотор заглох, и Мишка, выбравшись из машины, радостно объявил:

– Работает, мама Глаша. Работает!

– Ещё б у тебя не работало. Ты пока это собирал, мат такой стоял, думала, в огороде все посадки пожухнут, – ехидно отозвалась женщина.

– Ну, бывало, – смутился Мишка. – Механика – дело такое. С первого раза не всегда получается.

– И чего ты с ней делать теперь будешь? – уточнила тётка, осторожно подходя поближе.

– Как что?! – возмутился парень, но потом, вспомнив, что с санями инженера она его не видела, принялся пояснять: – Это, мама Глаша, называется аэросани. На них по снегу ездить надо. Так что, как снег выпадет, я на них на заимку уеду.

– Погоди. Так это ты на той тарахтелке, что инженер собрал, по реке прошлой зимой носился? – сообразила тётка.

– Я, – рассмеялся Мишка. – Только у него машина попроще будет.

– Неужто сообразил, как настоящего инженера переплюнуть? – не поверила Глафира.

– Угадала, – рассмеялся парень. – Всё. Сейчас затолкаю машину обратно, и обедать пойдём.

– А он у тебя её не отберёт? – вдруг спросила тётка.

– Ещё чего, – фыркнул Мишка. – Свои сани он сам собирал. А эти я без него делал. Это любой мастер в депо подтвердит. А начнёт ерепениться, так быстро управу на него найду.

Мишка только успел закрыть ворота сарая, как у калитки словно из-под земли появился урядник. Увидев знакомую фигуру, парень тихо велел тётке поставить ещё одну тарелку и разжечь самовар, а сам отправился встречать нежданного гостя. С улыбкой поздоровавшись с толстяком, парень пошире распахнул калитку и, принимая у него фуражку, негромко спросил:

– Случилось чего, дядя Николай?

– Тихо всё, слава богу, – покачал толстяк головой. – Но поговорить мне с тобой надо.

– Проходите в дом, дядя Николай, пообедаем, чем бог послал, заодно и побеседуем.

Кивнув, урядник не спеша проследовал в избу и, перекрестившись на образа, вежливо поздоровался с суетящейся Глафирой. Присев к столу, он с благодарным кивком принял тарелку щей и, прихватив кусок хлеба, с явным удовольствием принялся за еду. Глядя на него, Мишка ощутил, что крепко проголодался, и с ходу принялся отдавать должное тёткиной стряпне. После щей Глафира выставила перед гостем тарелку с жареной рыбой.

– Ух, – выдохнул урядник, отдуваясь и отодвигая тарелку. – Благодарствую, Глафира Тихоновна. От души. Вкусно ты готовишь. А моя чего-то совсем разленилась. Даже пирога от неё не дождёшься.

– Так это она о вас беспокоится, – осторожно подсказал Мишка.

– Это как так? – не понял урядник. – Заботится, а готовит так, что есть неохота?

– Так в том-то и дело. Помните, я вам советовал к доктору сходить? Из-за веса.

– Было такое, – смущённо кивнул толстяк.

– Вот, видать, она и решила, если невкусно готовить, то и есть вы меньше станете, и вес сбросите.

– Вот ведь лиса, – растерянно покрутил головой урядник. – Добро, хоть знать буду.

Мишка быстро принёс с крыльца самовар и, заварив свежий чай, принялся расставлять на столе чашки. Глафира, забрав свою чашку и пару пряников, ускользнула в свой закуток, а парень, разливая чай, тихо спросил:

– Так что за беда опять, дядя Николай?

– Спросить хочу, Миша. Ты за свою машину сколько денег отдал?

– Половину от того, что при вас получил, – еле слышно ответил парень, глазами указывая тёткин закуток.

– Дорого, – вздохнул урядник, кивнув.

– А вы никак решили в службу такую машину сделать? – высказал догадку парень.

– Так ловкая штука получилась. Видел я, как ты по льду на ней носишься. И это ещё на той, что инженер увёз. А тут сразу видать, что ещё быстрее будет.

– Так-то оно так, да только топливо на неё заказывать в Екатеринбурге придётся, – вздохнул Мишка. – С привозом дороговато встанет. Да и куда вам на ней носиться? У нас тут пешком за три часа всё обойти можно.

– Так-то оно так, да всё одно иногда приходится выезжать.

– Для иногда и у инженера машину взять можно будет, – отмахнулся парень.

– Ну, может, и верно, – подумав, вздохнул урядник.

– Дядя Николай, – помолчав, тихо произнёс парень, – вы чего-то темните. Я же вижу, что что-то не так. И дело тут не в машине.

– Сам не очень понимаю, Миша, – скривился урядник. – Вроде и спокойно всё, а на душе словно кошки скребут. Беда будет, Миша. А вот где…

Он удручённо вздохнул и, машинально откусив половину пряника, принялся жевать так, словно не замечал вкуса свежей выпечки.

– Я давно говорю, что войны не миновать, – пожал Мишка плечами. – И ваша задача, дядя Николай, сделать так, чтобы при любом раскладе для людей как можно меньше урону было.

 

– И как это сделать? – повернулся к нему толстяк.

– Ну, прежде всего надо, чтобы в каждом дворе вода была, если вдруг подожгут чего.

– Зимой – вода? – иронично хмыкнул урядник.

– Сам голову сломал, как это сделать, но пожарная бочка всегда наготове должна быть, – понимающе кивнул парень. – Сами знаете. Тут ежели чего заполыхает, так всем достанется.

– Ну, положим, большую бочку я могу в депо поставить, чтобы всегда наготове была. А везти её как? Да ещё так, чтобы быстро. Где таких лошадей взять?

– Так вы что же, предлагаете мне машину грузовую вам собрать? – удивлённо вскинулся Мишка.

– А сможешь? – тут же последовал вопрос.

– Да теперь-то, пожалуй, что и смогу. Да только дорого это встанет. Мне такое ни в жизнь не потянуть. Тут серьёзные деньги нужны. И доступ в мастерские такой, чтобы с порога не гнали.

– А сколько денег требуется? – помолчав, спросил урядник.

– Ну, тут, пожалуй, вся сумма уйдёт, да ещё и не хватит, – кое-что прикинув, ответил Мишка.

– А чего так много-то? – возмутился толстяк.

– Так много деталей придётся отдельно делать. В депо таких не пользуют. А за это людям платить надо. Да и станки в нашем депо ещё от царя Гороха остались, – махнул Мишка рукой.

– Это выходит, там всё из железа делать надо? – не унимался толстяк.

– Не только. Там ещё и стали много, и ещё всякого, – ушёл Мишка от прямого ответа. – Я и сам толком не знаю. Тут думать, считать надо. А это уже не моего ума дело. Тут инженера запрягать надо.

– Так, может, с военным инженером поговорить, пока нашего нет? – тут же нашёлся урядник.

– Погодите, дядя Николай. А сейчас как пожарная охрана проводится? – вдруг вскинулся Мишка, сообразив, что нигде не видел пожарной каланчи или депо.

– А никак, – развёл урядник руками. – Случись чего, сами всем миром и справляемся. Слава богу, река рядом.

– И смех и грех, – фыркнул Мишка, про себя добавляя: «Мать вашу, и как вы только дотла ещё не сгорели?»

– И не говори, – вздохнул урядник. – Поначалу я всё майора нашего теребил, чтобы он с головой городским на пару генерал-губернатору писал про пожарную часть. Положено нам, потому как станция узловая. Да только всё так и заглохло.

– Ну, нашими силами это дело не решить, – подумав, заявил Мишка.

– Так что же, всё просто так бросить? – возмутился толстяк.

«А ведь ты и вправду о посёлке беспокоишься, – подумал Мишка, задумчиво глядя на него. – Да только не выйдет у тебя ничего. Начальство всё сделает, чтобы губернатор ничего не узнал. А через голову ты лезть не посмеешь. Чином не вышел. Да и не станут тебя слушать. Вот ведь гадство! Но и машину мне самому не собрать. При местном станочном парке это нереально. Если только что-то совсем примитивное. Но примитивное и ездить толком не будет».

– Чего молчишь, Миша? – раздался вопрос.

– А что тут скажешь, дядя Николай. Без инженера мне самому этот вопрос не решить. Ну, положим, мотор нам в депо соберут. Даже мощнее того, что я в сани поставил. Раму и кабину тоже сделаем. Благо литейка есть. Управление склепать тоже можно. Не такая там и система сложная. А вот что делать с тем, как мотор с колесом соединить, ума не приложу. Тут ведь не просто винт на ось насадить надо. Надо сделать так, чтобы вращение с мотора на колёса передавались. Система редукторов нужна.

– Мать твою, Мишка. Я и слов-то таких не знаю, – растерянно выругался толстяк.

– Ну я знаю, а толку? Тут всё высчитывать надо, а мне для этого знаний не хватит, – пожал Мишка плечами, попутно думая: «А может, ему на цепной передаче грузовичок собрать? Там всё проще пареной репы. Да только эта турындыка в первом же сугробе завязнет. Да и цепь большой вес не потянет».

– М-да, задачка, – грустно вздохнул толстяк. – Да, чуть не забыл. Там ещё полковник твоими санями интересовался.

– А ему-то до них какой интерес? – растерялся парень.

– Ну, он про всё со своей колокольни судит, – усмехнулся урядник.

– Это в смысле, можно ли их для войны использовать?

– Угу.

– Ну, есть пара вариантов, но не с нашим оружием, – задумчиво протянул парень, почёсывая в затылке. – А вообще, с этим делом пусть к инженеру идёт. Я сани себе для езды на заимку сделал. Вот ещё салазки для груза лёгкие соберу, и всё. По первому снегу – в тайгу.

– Ох, лесовик, – рассмеялся толстяк. – Хлебом не корми, дай по тайге побродить.

В ответ Мишка только усмехнулся. Ну а что тут ещё скажешь? Ему и вправду было гораздо лучше одному в тайге, чем в деревне, среди людей. Даже возня с оружием и боеприпасами не доставляла ему такого удовольствия, как походы по тайге. Хотя вроде бы оба этих занятия очень даже взаимосвязаны. Собеседники замолчали, погрузившись в собственные размышления.

– Ладно, Миша. Понял я тебя. Видать, и вправду придётся инженера ждать, – вздохнул урядник, тяжело поднимаясь из-за стола.

– Я вам правду сказал, дядя Николай, – вздохнул Мишка. – Не знаю я, как те механизмы правильно сделать. Говорю же, тут расчёт нужен. Эх, мне бы знаний побольше по точной механике…

– Знаю, Миша, – кивнул толстяк. – Сам жалею, что не ты у нас инженером служишь и что учить тебя никакой возможности нету, – закончил он, крепко хлопнув парня по плечу. – Ну, благодарствуй за хлеб-соль. Пойду я. А ты подумай ещё. Может, чего и придёт на ум.

– Обязательно подумаю, – закивал Мишка, про себя добавив: «Если б я мог сейчас обычный редуктор заднего моста начертить и собрать без головной для себя боли, он бы уже тут был. А так, извини. Вы ж меня потом наизнанку вывернете».

Проводив урядника, парень вернулся в дом и едва успел переступить порог, как на него накинулась Глафира.

– Мишенька! Это что же, этот бес толстый решил заставить тебя ему ещё одну махину собирать?

– Не ему, мама Глаша. В посёлке у нас пожарной части нету. А дома все деревянные. Случись беда какая, так все и сгорим. Вот он голову и ломает, как это всё сделать. Да только мне ему и помочь нечем. Знаний для этого не хватает.

– Начальство пусть думает. На то оно тут и поставлено, – неожиданно заявила Глафира, сердито гремя посудой.

* * *

Той ночью Мишке не спалось. Из головы не шёл тот разговор с урядником. На фоне приближающейся войны и жаркого лета опасность возникновения пожара в посёлке уже не казалась такой мифической. Да и самого толстяка было откровенно жалко. Мишка вспоминал его усталый, мрачный взгляд и понимал, что урядник действительно душой болеет за эти места. Да, он был хитрым, иногда жадным, но он оказался патриотом своей земли. Настоящим.

Выходец из народа, пробившийся пусть и не в верха, но сумевший сделать микрокарьеру, при этом не оторвавшись от собственных корней. Сам же Мишка целиком и полностью поддерживал мнение тётки, заявившей, что для решения подобных вопросов есть высокое начальство. Но где оно, то самое начальство?

– До бога высоко, до царя далеко, – еле слышно проворчал Мишка, вздыхая. – Но ведь это действительно нужно. А значит, думай, голова.

Но ничего толкового на ум не приходило. Проблема заключалась в том, что парень просто не знал, из чего в этом времени делаются некоторые автомобильные узлы. К примеру, то же сцепление. Сделать такое, каким его используют в Мишкином времени, не долго. Но как тогда объяснить, откуда что взялось? Больше всего ему не хотелось раскрыться. И так все окружающие то и дело начинают коситься.

Ну не хотелось ему оказаться в тюремной камере или дурдоме. Совсем. А такое развитие событий вполне может случиться. Это не книжка и не сказка. Это обычная, реальная жизнь. С этой мыслью парень в очередной раз вздохнул и, усевшись на своей лежанке, бездумным взглядом уставился в окно. Сна не было ни в одном глазу. Сообразив, что своим бесконечным верчением с боку на бок только тётку разбудит, Мишка тихо оделся и, прихватив сапоги с ремнём, вышел в сени.

Быстро обувшись и поправив кобуру на ремне, он вышел на крыльцо. Заботливо смазанные петли не скрипели, так что соблюсти тишину проблемы не составило. Усевшись на ступеньку, Мишка в который уже раз вздохнул и, вскинув голову, всмотрелся в бездонную черноту неба. Бесконечный бархат сверкал мириадами звёзд. Такого Мишка раньше не видел. Да, он и раньше иногда поглядывал вверх, но такой красоты не видел никогда.

Из созерцательной задумчивости его вывел выстрел. Вздрогнув всем телом, парень вскочил и, сбежав с крыльца, принялся вслушиваться. Следующий выстрел заставил его зарычать от злости и выскочить со двора. Стреляли в стороне чистого посёлка. Там обычно дежурила пара рядовых полицейских при дежурном десятнике. Несясь по улице, парень пытался понять, кто стрелял. То, что выстрел был сделан не из револьвера, точно. Звук не тот. Но это был и не привычный грохот трёхлинейки.

Выстрел не такой резкий. Выходит, это что-то вроде всё той же «Арисаки». Блин, никогда бы не подумал, что это такая модная в этом времени винтовка, мелькнула у Мишки мысль. Подбежав к участку, парень остановился и, не удержавшись, в голос выругался. На крыльце с открытым освещенным проёмом стояли дежурный и один из полицейских.

– Мужики, вы совсем ума лишились? – глухо зарычал парень, выныривая из темноты. – Вы же тут как утки на открытой воде. Знай стреляй.

– Мишка, а ты чего принёсся? – повернулись они к нему.

– Так стреляли же, – развёл парень руками от их спокойствия.

– Да это, похоже, на подворье у кого-то. Купцы веселятся, – отмахнулся дежурный.

– Мужики, это не охотничье оружие было, – мрачно выдохнул Мишка.

– Как не охотничье? – насторожились стражи порядка.

– Кто в посёлке? – быстро спросил парень.

– Так Лексей на обход пошёл. Я ногу натёр, вот и остался, – принялся смущённо пояснять рядовой.

– Обуйся, оружие к бою, – скомандовал Мишка, чувствуя, как атмосфера вокруг начинает сгущаться до желеобразного состояния.

Такое с ним уже было. В прошлой жизни. Их взвод был отправлен на патрулирование. Поначалу всё шло нормально, но в какой-то момент он вдруг почувствовал то, что чувствовал сейчас. Спустя пару минут из небольшой рощицы ударил пулемёт. Тот бой он запомнил навсегда. Встряхнувшись от накативших воспоминаний, Мишка нашёл взглядом растерянно замерших бойцов и вдруг, окончательно разозлившись, рявкнул в стиле прожжённого сержанта:

– Кому сказано было? Бегом разобрать оружие и привести себя в порядок. И свет погасите. Не хватало ещё участок спалить к дьяволу.

От этого рыка обоих полицейских просто внесло вовнутрь. Спустя минуту оба стояли перед ним с винтовками и в полностью приведённой в порядок одежде.

– Ты – на место, оружие держать под рукой, огня не разжигать, – ткнул он пальцем в дежурного. – Ты – патрон в ствол и за мной.

Развернувшись, Мишка решительно зашагал по маршруту, прописанному в местном уставе, попутно слушая, как за спиной масляно лязгает затвор. Они успели отойти от участка на два десятка шагов, как вдруг в следующем переулке раздались канонада и пронзительный женский крик.

– За мной, – негромко скомандовал Мишка и, выхватив револьвер, ринулся в переулок.

Пользуясь темнотой, он свернул за угол и, прижавшись к забору, быстро двинулся вперёд. Словно специально, чтобы облегчить ему дело, из-за тучки выглянула ущербная луна, осветив странную картину. Десяток каких-то странных теней азартно обстреливали купеческий дом, из которого огрызались ответным огнём.

«Твою мать, они что, товар не поделили? – мелькнула у Мишки мысль. – Ну, и как тут разобрать, кто прав, а кто виноват?»

На его удачу, одна из пуль защищавшихся крепко зацепила кого-то из стана нападавших. Упав, тот завыл и принялся что-то кричать.

– Мама дорогая! Да это ж хунхузы! – выдохнул Мишка и не раздумывая вскинул револьвер.

Страх и волнение моментально отступили на второй план. Теперь, когда пришло время стрелять, все сомнения отпали. Держа оружие двумя руками, Мишка прижался плечом к забору и опустошил барабан одной серией. Шесть фигур молча повалились на землю. Подбив ноги растерянно замершему полицейскому, Мишка упал на брусчатку и, перекатившись, принялся перезаряжать револьвер. Опомнившись, рядовой навёл винтовку на бандитов, и переулок огласил выстрел.

«Твою мать, как из гаубицы шарахнул!» – подумал парень, тряхнув головой и быстро вставляя в барабан скорозарядник.

Перекатившись ещё раз, он попытался высмотреть оставшегося противника, но тут же был вынужден вжаться в землю. Отойдя от первого шока, бандиты принялись палить вдоль переулка, забыв про тех, кто засел в доме. Сделав ещё один перекат, парень оказался под соседним забором и, ориентируясь на вспышки выстрелов, плавно нажал на спуск. Ответом ему прозвучал очередной вскрик, прозвучавший словно музыка.

Следующий выстрел ушёл впустую, зато третьим он снова кого-то зацепил. Ответный огонь резко ослаб, и Мишка, не поднимаясь, повернулся к случайному напарнику и, окликнув его, спросил:

 

– Патронов много?

– Ещё три обоймы, – прозвучал страдальческий голос.

– Эй, ты чего? Зацепило, что ли? – всполошился Мишка.

– Ага, в плечо попали, сволочи, – прохныкал боец.

– Понятно. Снимай ремень с подсумком, оставляй винтовку и уходи в участок. Дальше я сам, – скомандовал парень, понимая, что это уже не боец.

– А ты как же? – нашёл в себе силы спросить молодой полицейский.

– Как-нибудь, – скривился Мишка, быстро подползая к нему и забирая оружие.

– Прости, Миш, я и сам не понял, как получилось, – повинился рядовой.

– Бог простит. Ступай. Осторожно только. В какое плечо попали?

– В правое, – сквозь зубы всхлипнул боец.

– Револьвер в левую руку возьми и иди. Только пригнись, чтобы не сильно заметно было. И быстро иди. Быстро. Крови много потеряешь, до беды недалеко, – быстро пояснял парень, помогая ему достать оружие и взвести курок. – Всё, ступай.

Заложив ладонь за отворот мундира, полицейский согнулся почти пополам и, покачиваясь, поспешил к выходу из переулка. Проводив его взглядом, Мишка быстро передёрнул затвор и, встав на одно колено, навёл винтовку на угол забора, из-за которого по нему продолжали палить. Точнее, палили оттуда в белый свет, ещё точнее, тёмную ночь, но легче от этого не было. И пример тому – отправленный в участок полицейский.

– Пуля дура, а граната она вообще идиотка, – припомнил Мишка фразу.

Прикинув, где именно должен находиться стрелок во время выстрела, он дождался вспышки и тут же нажал на спуск. Звяканье упавшей винтовки сказало ему больше, чем любой другой сигнал. Метнувшись на противоположную сторону, парень отыграл метров десять и снова затаился. Как оказалось, очень вовремя. Из-за угла ударили в два ствола. Но в этот момент парень находился на той же стороне, что и неизвестные стрелки.

Хищно усмехнувшись, Мишка дотянулся до верхнего края забора и, подтянувшись, заглянул во двор. Ни собак, ни обитателей не обнаружилось.

Мягко спрыгнув во двор, Мишка снова опустился на колено и, дождавшись очередного выстрела, выстрелил в ответ. На этот раз раздался не только звук падения оружия, но и долгий болезненный стон. Не дожидаясь, пока противник сообразит, откуда стреляли, он пулей метнулся к той части забора, за которым прятались бандиты, на ходу закидывая винтовку за спину и выхватывая револьвер.

С разбегу взлетев на забор, он краем глаза заметил две согнувшиеся фигуры и тут же сделал два выстрела. Перемахнув ограду, он быстро провёл контроль и облегчённо вздохнул, когда на другом конце посёлка снова раздалась стрельба. На этот раз он успел отметить знакомый звук револьверного выстрела. Спустя несколько секунд к нему присоединилось рявканье трёхлинеек.

– Так. Похоже, наши сбежались, – с облегчением выдохнул Мишка, вслушиваясь в перестрелку.

Как человек, побывавший в серьёзных переделках, он отлично знал, что любая перестрелка неповторима. Это своеобразная музыка боя, и каждый раз она звучит по-своему. Этому его научили бойцы из разведроты, которая базировалась рядом с их батальоном. Парни там были опытные, матёрые, и Мишка не стеснялся задавать им вопросы. Жить хотелось. А подобные советы помогали именно выжить.

Быстро обыскав тела бандитов и собрав всё оружие, Мишка нагрузился, словно верблюд, и быстрым шагом поволок добычу в участок, продолжая прислушиваться к пальбе. Ввалившись в участок, он быстро спустил свой груз в мастерскую и, набрав патронов к своему револьверу, быстро поднялся наверх. Дежурный, занимавшийся перевязкой раненого, закончил дело и, повернувшись, вопросительно посмотрел на парня.

– Пока стреляют, – пожал Мишка плечами. – Наши винтовки. То ли наши, то ли военные подоспели. Непонятно. По такой темноте туда лезть – от своих же свинцовый подарочек получить.

– Это да, – нехотя согласился дежурный, осторожно выглядывая в окно. – Да только наших там быть не может. Кто не дежурит, дома сидит.

– Тогда военные, – снова пожал Мишка плечами. – Наших винтовок у хунхузов не бывает. Точнее, встречаются, но редко. Они или англичанок, или японок обычно берут.

– Это верно, – кивнул раненый, перебравшийся к ним поближе.

– Как плечо? – повернулся к нему Мишка.

– Болит, – поморщился тот. – Вот ведь не повезло. Вроде и не стоял посреди улицы. А всё равно схлопотал.

– Ничего. Не от пьяной шантрапы получил, а в бою. Гордись, – усмехнулся парень. – Может, ещё и наградят.

– Дождёшься от них, – скривился рядовой. – А если правду сказать, так это не меня, а тебя награждать надо.

– Это с какого перепою? – не понял Мишка.

– А кто первым сообразил, что это бандиты? Я? Мы вон стояли, как два глухаря, да глазами хлопали. А ты пришёл, и сразу дело пошло. Вот откуда, скажи, ты так командовать умеешь? Рявкнул так, что меня ноги унесли раньше, чем я вообще понял, чего делать надо, – с бледной усмешкой закончил полицейский.

– Жить захочешь, не так раскорячишься, – буркнул Мишка и тут же прикусил язык.

Но полицейские не обратили на его высказывание никакого внимания. Стрельба в посёлке нарастала. Быстро снарядив скорозарядники патронами, Мишка осторожно выскользнул на улицу и тревожно вслушался в происходящее в деревне. Но, к его удивлению, бой шёл именно в чистой части посёлка. В деревнях всё было тихо.

* * *

– Поздравляю, господа. Мы снова обосрались, – голосом далёким от теплоты произнёс полковник Белецкий. – Приказ начать патрулирование территории станции и прилегающих к ней посёлков был отдан ещё неделю назад. Сегодня выясняется, что данный приказ был не исполнен. Караульный взвод, вступивший с бандитами в бой, потерял трёх человек убитыми, пятерых ранеными и ещё шестерых легкоранеными. И это войска?!

Он не повысил голоса, но от прозвучавших в его интонации ноток вздрогнули все. Обведя собравшихся офицеров долгим, мрачным взглядом, полковник вернулся к своему столу и, присев, устало спросил:

– Какие будут предложения?

– Если дозволите, господин полковник, – откашлялся пожилой майор, командовавший вторым батальоном.

– Говорите, господин майор, – кивнул Белецкий.

– Осмелюсь доложить, патрулирование посёлка осуществляется силами полиции. Под наш контроль взяты станция и все прилегающие к ней производственные цеха. Жилые кварталы изначально считались второстепенной целью.

– Второстепенной? – удивлённо переспросил полковник. – Майор, вы в своём уме?

– Простите… – запнулся майор.

– Молчать, – зашипел полковник разъярённой коброй. – Я смотрю, вы, господа, окончательно забыли, в чём именно заключается ваша главная задача. Так я позволю себе напомнить.

Поднявшись, полковник выпрямился во весь рост и, глядя на своих подчинённых взглядом, от которого они начинали вздрагивать и ёжиться, еле слышно произнёс:

– Вы, господа, офицеры Российской империи, и святая ваша обязанность – защищать всех её жителей и подданных короны, какой бы национальности они ни были и какую бы веру ни исповедовали. Вы, господа, осмелюсь напомнить, присягу в том давали.

– Но, ваше высокопревосходительство… – снова заблеял майор.

– Я не закончил, – полковник сверкнул глазами так, что майор втянул голову в плечи и попытался спрятаться за спины остальных. – То, что вас уговорили взять под охрану депо за отдельную плату, не означает, что вы можете забыть о гражданских. Скажу больше. Вы глупцы. Без этих гражданских ваше вонючее депо потеряет весь смысл своего существования просто потому, что в нём некому будет работать. А что касается полиции, то по сравнению с вашими подчинёнными они потеряли одного человека убитым и одного раненым. При этом караульный взвод уничтожил всего семь бандитов, а они – девять. Подумайте об этом.

– Прошу прощения, ваше высокопревосходительство, о чём именно? – явно подрагивающим голосом уточнил молодой прапорщик.

– О том, что ваши люди ни хрена не умеют! – рявкнул полковник так, что в окнах стёкла задребезжали. – Трое – трое, господа! – один из которых ещё мальчишка, уничтожили девять человек, потеряв одного раненым и одного убитым. И это называется регулярные войска? Да ваши солдаты стрелять толком не умеют. Ничего. Я это исправлю, – беря себя в руки, многообещающе закончил полковник. – Все свободны. Через два часа я жду ваших докладов по установлению маршрутов патрулирования посёлка и систем связи и оповещения. И не забудьте обеспечить солдат боеприпасами. Голые винтовки хороши только на парадах, – добавил он, усаживаясь.