-20%BestselerHit

Дикая война

Tekst
Z serii: Старатель #2
79
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Дикая война
Дикая война
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 40,41  32,33 
Дикая война
Audio
Дикая война
Audiobook
Czyta Пожилой Ксеноморф
22,05 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Небось, себе всё оставил, – понимающе усмехнулся урядник.

– Что с бою взято, то свято, – ответил Мишка поговоркой из своей прежней жизни и осёкся, не зная, существует ли она в этом мире.

– Это верно, – неожиданно поддержал его урядник.

– Вот и я так решил, – усмехнулся парень. – В общем, мужики непростые. А уж когда он с перепугу и от боли принялся вопить, что офицер, тут вообще всё понятно стало. Такое только у британцев осталось, что любой за деньги может офицерский патент купить.

– Господи! Ну откуда ты всё это знать-то можешь? – изумлённо вздохнул урядник.

– Так говорил же, дядя Николай. Книжки всякие люблю, – развёл парень руками. – Даже на заимку несколько штук увёз.

– Да бог с ним. Это я так, от удивления, – отмахнулся толстяк. – Что теперь делать собираешься?

– Хозяйством пока займусь, – пожал Мишка плечами. – Охоты нет, так что в тайге делать нечего. Вот уж осенью надолго уйду.

– Вот ведь леший, – с добродушной улыбкой фыркнул урядник. – Тебе волю дай, так ты вообще из тайги бы не вылезал.

– Хорошо там. Спокойно, – кивнул парень с мечтательной улыбкой. – Вы мне вот что скажите. Как народ про то, что я пленного поймал, узнать сумел?

– А чего тут непонятного? Ты ж его за шкирку, словно кота нашкодившего, притащил. Вот народ и вскинулся, – развёл толстяк руками. – У тебя теперь авторитету, парень, раза в три поболее, чем у всех нас, вместе взятых, будет. Небось, люди в пояс кланялись, когда видели?

– Было такое, – смутился Мишка.

– А ты не смущайся, – одобрительно усмехнулся урядник. – За такое дело тебе теперь всё простят. Народ у нас добро помнить умеет.

* * *

Уже дома, плотно поужинав и не спеша попивая чай, Мишка прокручивал в голове события этих суматошных дней, пытаясь понять, что снова сделал не так. Но, к собственному удивлению, сообразил, что всё получилось как нужно. Даже его противостояние с неизвестным майором пришлось, что называется, в кассу.

Больше всего его напрягало то, что все попытки уравняться с общей массой закончились пшиком. Как ни крути, а менталитет человека конца двадцатого века не спрячешь. Ну не привык он кланяться непонятно кому и выслушивать оскорбления от всяких зажравшихся снобов. Сам Миша привык оценивать людей не по родословной, как породистых собак, а по мастерству и профессионализму. А прежде всего по тому, каков сам человек.

Так что его изначальное желание незаметно влиться в местное общество накрылось медным тазом. Но, с другой стороны, то, что получилось, не так уж и плохо. В их небольшом посёлке он имел своё имя, которое стало синонимом охотничьего мастерства, даже несмотря на юные годы. А теперь, после триумфальной разборки с наёмными убийцами, его вообще каждая собака в лицо знает.

Усмехнувшись собственным мыслям, парень грустно вздохнул и, покачав головой, налил себе ещё одну чашку чая. Один эпизод, и все попытки быть незаметным отправились коту под хвост. Но если разобраться, то сделал он то, что просто должен был сделать. Так уж сложилось, что знания самого паренька наложились на знания и опыт Мишки, который каким-то чудом оказался в этом теле, своим сознанием с полным комплектом предыдущих воспоминаний.

В общем, совокупный реальный опыт и знания оказались настолько полезны, что за неполных два года подросток стал местной легендой, хотя сам Миша к этому совсем не стремился. В очередной раз вспомнив лица кланявшихся ему людей, парень тряхнул головой и, вздохнув, принялся искать в сложившейся ситуации положительные стороны. Но выходило плохо.

Теперь, когда он стал известен в посёлке всем и каждому, любой его шаг станет предметом для обсуждения. А это означает конец любой скрытности. Уж что-что, а видеть и поболтать в посёлке умеют. В общем, дела не самые весёлые. Вздохнув, Мишка откинулся на стену и задумчиво покосился на дверь, в которую, едва касаясь пола, влетела Глафира.

– Мишенька! Да как же это! Один! Двух душегубов взял! Да куда ж этот ирод толстопузый смотрел?! – заголосила она, едва успев остановиться.

– Мама Глаша, не голоси, – выдал Мишка фразу, уже ставшую коронной. – Сама же знаешь, так нужно было. Да и взял я не двух, а только одного. Да и того раненым. Так что всё нормально.

– Да где ж нормально-то, Мишенька?! Где ж нормально?! – взвилась Глафира. – Мальчишка против душегубов матёрых!

– Уймись, – рыкнул Мишка, начиная терять терпение. – Кто ж знал, что это не просто бандиты, а убийцы матёрые? Да и чёрт сними. Разобрался, и ладно, – вздохнув, отмахнулся парень. – Тут другое.

– А что не так, сынок? – насторожилась женщина.

– Да вот никак в толк не возьму, как дальше жить. Народ ведь теперь станет за каждым шагом следить да обсуждать. А оно мне надо? И так многие косились, а теперь вообще проходу не станет, – подбирая слова, пожаловался Мишка.

– Не бери в голову, сынок, – чуть подумав, отмахнулась Глафира. – Поговорят да забудут. Сам знаешь, у нас всегда так.

– Как так? – не понял парень, погружённый в собственные мысли.

– Любую новость обсуждают, пока что-то новое не случится. А если вправду, то посидел бы ты пока дома. Так оно и мне спокойнее, и тебе лучше будет, – подсказала Глафира, поглядывая на него с каким-то затаённым интересом.

– Мама Глаша, ты чего опять задумала? – внимательно посмотрев на неё, осторожно поинтересовался Мишка.

За прошедшее время он успел уже как следует изучить тётку, чтобы научиться понимать её маленькие хитрости. Вот и сейчас она опять что-то придумала. Сообразив, что попалась, Глафира смущённо улыбнулась и, вздохнув, потупилась.

– Мама Глаша, рассказывай, – нажав голосом, потребовал Мишка, моментально насторожившись.

– Да тут дело такое, сынок, сговорить тебя хотят, – смущённо пробормотала женщина.

– Не понял. Куда сговорить? Зачем? – растерялся Мишка.

– Так женить, значит, чтобы, – развела Глафира руками.

– Да ты сдурела, мать?! – взвыл Мишка не своим голосом. – Куда мне жениться? Ни кола ни двора! Импотент без прописки…

– Чего?

– Забудь! – отмахнулся Мишка и, вскочив, принялся расхаживать по избе. – Ты ничего умнее не придумала, как женить меня? Нашла время.

– Так пора бы уже, Мишенька, – пролепетала Глафира, явно испуганная его реакцией.

– Куда пора?! Мама Глаша, да мне даже семнадцати нет. Ну какой из меня муж?

– Так ведь тут не в годах дело-то, сынок. Ты не годами, ты умом для своей семьи созрел, – выдала женщина, и Мишка, не удержавшись, от всей души грохнул кулаком в стену так, что с потолка извёстка посыпалась.

– Каким умом, мама Глаша?! Да я домой возвращаюсь только потому, что в тайге летом делать нечего. Скучно мне в посёлке. А ты мне хомут на шею навесить хочешь, – проворчал Мишка, беря себя в руки и успокаиваясь. – Нет. Не нужно мне пока этого. Рано.

– Ох, Мишенька, – скукожившись, вздохнула Глафира. – Я уж и не знаю, как мне дальше быть.

– Ты о чём, мама Глаша? – не понял парень.

– Так ведь уйдёшь. В тайгу уйдёшь. Сам сказал, скучно тебе тут. Уйдёшь ты, а мне что делать тогда? Как быть? А так бы семью завёл, детишек народил, я бы внуков нянчила, – всхлипнула женщина.

– Господи, кто про что, а вшивый про баню, – схватился Миша за голову, не зная, плакать или смеяться. – Мама Глаша, ну куда я от тебя денусь? Я ж сюда только ради тебя и возвращаюсь. Уймись. Не до женитьбы сейчас.

– Ты опять про войну ту клятую? – с укоризной вздохнула женщина.

– А сама как думаешь? – посуровел парень. – Или забыла уже, за кем мне охотиться пришлось. А ведь это не просто бандиты.

– А кто ж?

– Наёмники. Понимаешь, мама Глаша, этих людей сюда специально отправили.

– Зачем?

– А затем, чтобы людей разозлить. Испугать. В общем, сделать так, чтобы народ или ушёл отсюда, или против власти взбунтовался. Как бы ни вышло, им всё на руку. А под эту марку можно свои шкурные интересы соблюсти.

– Это откуда ж у тебя такие мысли?

– Думать умею, – вяло огрызнулся парень. – Мама Глаша, ну что за странный вопрос? Знаешь же, я ничего просто так говорить не стану.

– Прости, сынок, – смутилась женщина. – Забылась я.

– Бог простит, – отмахнулся парень. – Ты лучше скажи, что у нас по хозяйству не сделано?

– Так всё уж налажено, – подумав, улыбнулась Глафира. – И огород вскопали, и дров заказано, и уголь. Сарай ты ещё в прошлом годе поправил.

– Может, лошадь купить? – задумчиво уточнил Мишка.

– А куда она нам? – вполне резонно спросила тётка. – На огороде с ней не развернёшься, земли под пашню у нас нет. Да и ты с ней возиться не станешь. А кормить просто так – лучше уж корову ещё одну.

– Ну, давай корову, – пожал Мишка плечами.

– А сена? – тут же щёлкнула Глафира его по носу.

– Так накошу.

– Угу. В тайге, ружьём, – рассмеялась женщина. – Сиди уж, косильщик. Не крестьянин ты, сынок. Лесовик. Добытчик, но не ратай.

– Это верно, – смутился парень.

Их разговор прервал стук в дверь, и на пороге возник урядник в сопровождении того самого майора, с которым у парня вышел конфликт. Едва увидев этого индюка, Мишка подобрался, словно перед прыжком, и, резко поднявшись, прошипел:

– Чем могу служить, господа?

– Не хами, – зарычал в ответ майор. – Ты не арестован только потому, что твой урядник документы арестованного принёс. В противном случае уже бы давно у меня в холодной сидел.

«Если бы ты до этого момента дожил», – фыркнул про себя Мишка и, пожав плечами, ответил:

– Мне они не нужны. А из-за шума сразу отдать забыл. Так зачем вы сюда пришли?

– Арестованный продолжает утверждать, что среди бумаг должны были быть их офицерские патенты. Ты их брал?

– Нет, – качнул парень головой. – Да и как бы я их взял, ежели там всё не по-нашему писано?

– А-э, ну да, – стушевался майор, сообразив, что снова попал впросак. – А ты уверен, что собрал там все бумаги?

 

– Что были, все, – решительно кивнул Мишка.

– Я должен в этом убедиться лично, – помолчав, заявил майор.

– Убеждайтесь, – равнодушно отозвался парень. – Я-то тут при каких делах?

– Ты меня туда отведёшь.

– Нет.

– Что значит нет?! – взъярился майор.

– Нет – это значит нет. Я на полицию работаю за половинное жалованье, а уж к военным вообще никакого касательства не имею. Так что хотите проводника, нанимайте, как положено, и деньги вперёд.

– Да я тебя…

– Он прав, ваше благородие, – оборвал рычание майора урядник, до этого молчавший. – Хотите проводника нанять, нанимайте, как по закону положено. А водить вас по тайге просто так никто не обязан. Не военный он.

– Вот, значит, как, – глядя на толстяка с нескрываемой угрозой, прошипел майор. – Кумовство развели, значит.

– Ерунду говорить изволите, ваше благородие, – усмехнулся Мишка. – Господин урядник начальник мне, а не кум. Да и сыновей у него нет. Две дочки только.

– Так и есть. И, как начальник, просто так оружейника своего отпустить не могу, – неожиданно отрезал толстяк. – А проводников из местных подобрать не долго. Те места многие знают.

– Знают, но не нашли. А этот, значит, сразу нашёл, – тут же прицепился майор.

– Не сразу, – качнул парень головой. – Да и то только после того, как бандита допросил. Тот распадок дурной славой пользуется, вот никто в те места и не ходит. А так, да, про него многие знают.

– Ладно, посмотрим, – выдохнул майор, не найдя что ответить, и, развернувшись, вышел.

– Откуда только такие берутся? – мрачно спросил Мишка.

– Придержал бы ты при нём гонор, Миша, – вздохнул урядник. – Знаю я таких. Что не по ним, сразу жалобы писать кидаются.

– А мне с его жалоб не жарко и не холодно. Я охотник, а не солдат, – отмахнулся Мишка. – Пусть хоть до посинения жалуется.

– А ну как и вправду начальство решит наказать тебя? – не унимался урядник.

– Дядя Николай, ну вы ж знаете, – жёстко усмехнулся парень. – Уйду в тайгу, и будут эти олухи свой хвост ловить. И кто с того больше потеряет?

– Вот потому полковник и старается тебя прикрыть. Да только гусь этот не наш. Его из Екатеринбурга прислали. А зачем, неизвестно.

– Погодите. Он приехал, пока я в тайге был или раньше? – насторожился Мишка.

– Пока ходил, – кивнул урядник, уже знавший, что на вопросы парня лучше отвечать. Проблем потом меньше.

– А вы или начальство ваше помощи оттуда не требовали?

– Нет.

– И докладов не слали, что бандиты объявились? – продолжал допытываться парень.

– Ещё чего!

– Тогда очень странно.

– Что странно? – не понял толстяк.

– С какого перепугу его в нашу глухомань пригнали? И вообще, с чего это он вдруг в полицейские дела полез? Ведь это дело изначально полицейским было.

– Так-то оно так. Да только с тех пор, как этот бандюга заявил, что он офицер другого государства, тут должна разведка заниматься.

– А может, контрразведка? – задумчиво поинтересовался Мишка. – Может, есть смысл с тем мужиком связаться, что за японцами приезжал?

– Интересная мысля, – озадачился урядник.

– У вас его адрес есть? – быстро спросил Мишка.

– Угу.

– Вот и отпишите. Думаю, хуже не станет.

* * *

Забив очередное окошко пластом слюды, Миша осторожно вставил готовую раму на место и, аккуратно закрепив, отступил назад, любуясь работой. А посмотреть тут было на что. Старый туалет, давно уже покосившийся и требовавший замены, навёл его на очередную задумку. Если уж ставить скворечник, то делать это надо так, чтобы можно было перетаскивать его с места на место.

– Блин, скажи мне кто раньше, что я со скуки такой фигнёй заниматься…

Парень с растерянной усмешкой покрутил головой в тон своим мыслям. Помня свой разговор с тёткой, Мишка решил вплотную заняться хозяйством. Приведя двор в идеальный порядок, он вспомнил, что туалет давно уже требует замены, и взялся за лопату. Выкопав яму метра в два глубиной, не далеко от прежней уборной, он отправился на лесопилку, где договорился на покупку воза тонких брёвен, хлыстов.

Заполучив материал, он взялся за инструмент. Аккуратно обрезав брёвнышки по размеру, он ошкурил их и принялся творить. Обычная будка его не устраивала. Немного подумав, Мишка вспомнил, что однажды в прошлой жизни видел роскошный туалет. Не в смысле цены, а в смысле исполнения. Крошечный теремок, с настоящими окошками выше посадочного места.

Такой он и решил сделать. А главное, что теремок этот должен быть мобильным. Так что начал он с основы. Сбив крепкий щит из толстых досок, он принялся собирать на нём сам корпус. Отверстие было прорезано заранее, и над ним парень сколотил настоящий унитаз, не забыв как следует просмолить его. Теремок получился настоящей сказочной избушкой. Двускатная крыша, небольшие окошки и даже небольшой конус от основы к коньку. Над дверью ещё одно окошко.

Рубил он избушку как положено, в лапу, а для прочности стен использовал деревянные шканты. В итоге стены получились действительно крепкими настолько, что, когда Мишка, пару раз подцепив всё сооружение ломиком, начал переставлять его на место, даже скрипа не послышалось. Вкопав по краю ямы четыре длинных полена, он настелил на них доски, на которые и затолкал избушку. Потом, обсыпав низ туалета землёй и обложив дёрном, он обошёл его по кругу и, почесав в затылке, констатировал:

– А ведь получилось.

Вернувшаяся от подруги Марфы тётка, сообразив, что именно он сделал, тихо ахнула и, осторожно открыв дверь, с интересом заглянула во внутрь.

– Сынок, а это чего такое тут? – тут же последовал вопрос.

Глянув в указанном направлении, Мишка усмехнулся уголками губ и, отодвинув её, принялся пояснять:

– Это, мама Глаша, крышка, чтобы летом мух меньше было и не воняло сильно. Приспичило, зашла, крышку подняла, вот сюда села и думай. А как закончила, крышку закрыла и пошла. И чисто, и не воняет.

– Так это вроде табурета с дыркой? – уточнила Глафира.

– Ага.

– Господи, ну вот скажи мне на милость, как ты до такого-то додумался? – развела тётка руками.

– А я такой в чистой части видал, у купца одного, – тут же нашелся парень. – Только там он из чего-то вроде чугуна сделан, а потом чем-то белым покрыт. Как называется, даже не спрашивай, не знаю. Но штука удобная.

– А ты, значит, решил и нам господский сортир соорудить? – поддела его тётка.

– А что, если мы не богатые, так уже и не люди? – пожал Мишка плечами.

– Ох, Мишенька, – покачала Глафира головой.

– Шестнадцать лет Мишенька, – фыркнул парень. – Нет, мама Глаша. Не знаю, кто там чего думать станет, да только я ни у кого ничего не краду и живу своим умом. Уж на своём подворье я сам хозяин. Что хочу, то и ставлю. Да и скучно мне, – под конец признался он, уводя тётку от опасных мыслей.

– Это что ж, ты от скуки механизмы всякие придумываешь? – удивилась Глафира.

– Да чего я там придумал, – отмахнулся парень.

– Бога побойся, Мишенька! – вскинулась женщина. – Станок для припаса охотничьего сделал? Сделал. Станок для того, чтобы дрова пилить, сделал? Сделал. Лампу ту, кесариновую…

– Керосиновую, – машинально поправил её Мишка. – Да то смех один, а не лампа. Вон, я с бандитов тех настоящую, заводскую принёс. Сама видела, и светит лучше, и с виду красивее.

– Зато стоит, небось, столько, что зарабатывать на неё устанешь, – нашлась женщина. – Нет, Мишенька. Есть у тебя искра божья, махины всякие придумывать, да только не судьба нам была тебя в учение толковое отдать, – пригорюнившись, вздохнула Глафира.

– Бог с тобой, мама Глаша. Я и так проживу, – улыбнулся Мишка, обнимая её за плечи. – Пошли домой. Обедать пора. Да и чаю хочется, – намекнул он на свежую выпечку.

Теперь, когда его усилиями в доме появились деньги, Глафира регулярно баловала его разными пирогами со сладкой начинкой. Улыбнувшись в ответ, женщина кивнула и, развернувшись, быстрым шагом отправилась в дом. Мишка же, оглядев фронт оставшихся работ, только рукой махнул. Дел часа на два, не больше. Старый скворечник развалить да яму засыпать.

Они успели поесть и уже наслаждались свежим чаем, когда раздался стук в дверь и на пороге появился урядник с тем самым главарём контрразведчиков, у которого Мишка позапрошлой зимой пристрелил японца. Увидев урядника с каким-то военным, тётка моментально изобразила джинна. В смысле, что испарилась, не вставая с места. Как у неё это получается, Мишка так и не понял, но исчезала она просто мастерски.

– Милости прошу, господа, – сказал парень, поднимаясь гостям навстречу и указывая на стол.

– Мир дому сему, – пробасил урядник, снимая фуражку и крестясь на образа.

– Благодарствую, – кивнул офицер, повторяя его жест.

Рассевшись, они приняли по чашке чая и, сделав по глотку, уставились на парня непонятными взглядами.

«Так, не иначе арестовывать пришли, – мелькнула быстрая мысль, и парень локтем коснулся висящего в кобуре револьвера. – Этому волчаре горячим чаем в рожу, уряднику револьвер под нос. Потом связать обоих, ходу на заимку. Обидно, но лучше так, чем в тюряге или дурдоме».

– Ты это, Миша, расскажи, с чего решил уговорить меня про того майора господину… – урядник запнулся, потом, скривившись, мотнул головой и продолжил: – В общем, его благородию вот сообщить, – закончил он.

– Неужто угадал? – включил дурака Мишка.

– Не просто угадал, – вздохнул офицер. – Считай, настоящего лазутчика на чистую воду вывел. Так что, расскажешь, что тебя так насторожило?

– Да тут всё одно к одному, – немного успокоившись, вздохнул парень. – Я когда в тайгу за той парочкой уходил, его тут не было. Николай Аристархович в Екатеринбург про то, что тут люди пропадают, не сообщал, начальство его – тоже. Господину полковнику это дело не интересно, потому как военных не касается. А тут целый майор, да ещё и из разведки. Без вызова, без просьбы. Это первое.

Далее. Когда я того бандита приволок, он всё время старался меня во всём виноватым сделать. С чего? Я же не честного человека обвинил, а убийцу. А самое главное, он старался сделать всё, чтобы народ с военными лбами столкнуть, да только наших раскладов не знал. Думал, это как в большом городе. Взвод солдат с винтовками, и народ разбежится. А тут у каждого мужика оружие. И не одно. А если сильно прижмёт, то и бабы стрелять станут. Вон у меня тётка по молодости сама на утку ходила.

– Это да. Было, – кивнул урядник с неожиданной улыбкой.

– Вот я всё это в одну кучу и сложил, – развёл Мишка руками. – А зачем он вообще приехал?

– Для страховки. Прикрыть их, если что не так пойдёт, – скривился офицер. – Да только не учёл, что они на тебя нарвутся.

– Я и сам не думал, что всё так получится, – пожал парень плечами. – Шёл бандитов искать, а вышло, что вышло.

– Да уж, вышло, – задумчиво протянул офицер. – Я теперь и не знаю, что мне с тобой делать.

– А ничего со мной делать не надо, – зло усмехнулся Мишка.

– Миша, – попытался одёрнуть его урядник.

– А что Миша? – повернулся к нему парень. – Им помогаешь, а они норовят тебя под молотки подставить заместо гвоздя. Нет уж. Я лучше как-нибудь так.

– Злопамятный, – понимающе усмехнулся офицер. – Всё никак ту историю не забудешь.

– Я не злопамятный. Я злой. И память хорошая, – не остался Мишка в долгу и тут же мысленно выругал себя.

Но, к его удивлению, выходка эта офицеру понравилась. Глянув на парня с заметным удивлением, он вдруг широко улыбнулся и, покачав головой, одобрительно проворчал:

– Ловок, и за словом в карман не лезет. Жаль, образования никакого нет. Забрал бы я тебя в свою службу.

– Вот уж чего мне и даром не надо, – закрутил Мишка головой.

– А чего так? Стране своей служить не хочешь? – тут же поддел его офицер.

– Стране – с удовольствием, я тянуться перед всякими дураками, у которых из всех достоинств только дворянство, не желаю. Нет у меня к ним почтения. И никогда не будет, – ответил парень, глядя ему прямо в глаза.

– Мишка! – зарычал урядник, грозно топорща усы.

– А ведь он прав, господин урядник, – устало вздохнул офицер. – Что ни говори, а благородных дураков и снобов у нас столько, что считать устанешь.

– Но ведь, сударь, это ж… – начал было урядник, но офицер только отмахнулся.

– Это не это, а правду, её не скроешь. Да и скрывать тут давно уже нечего. Ладно. Раз уж так, то говори тогда, чем тебя наградить? – повернулся он к парню. – Чего хочешь?

– Денег дайте, сколько не жалко, да разойдёмся, – ответил Мишка, откровенно растерявшись от такого захода.

– Вот, значит, как. Не оружия особого, не амуниции какой интересной, а просто денег, – иронично хмыкнул офицер.

– С оружием у меня теперь всё в порядке, амуницию я себе нужную сам сделаю, а вот деньги никогда лишними не бывают, – выкрутился Мишка.

 

– Я так понимаю, оружие, взятое с братьев, вы добросовестно прикарманили, и теперь его даже искать бесполезно, – рассмеялся офицер.

– Что с бою взято, что свято, – отрезал Мишка, складывая руки на груди.

– Вы ж вроде не из казаков, – удивился офицер.

– А в чём разница? – не понял парень. – Бой он и есть бой.

– И не поспоришь, – усмехнулся офицер. – Ну да ладно. Забрал и забрал. Всё равно эту сволочь не сегодня завтра повесят.

– А вот это очень хорошо, – поспешил согласиться Мишка.

– Вот и я так думаю. Толку с него для наших дел нету, а за то, что они тут натворили, и три раза повесить мало будет. В общем, раз уж ты решил за свою помощь деньгами брать, дело хозяйское, – закончил офицер, доставая портмоне.

– А что, нужно было солдатского Георгия просить? – не удержавшись, поддел его Мишка. – Так я для него годами не вышел. А помощь моя не службе всякой, а народу местному была. А с него я денег не просил.

– Интересный ты паренёк, Михаил, – покачал головой офицер. – Вот, держи. За риск и сообразительность твою. Пятьдесят рублей. Извини, всё, что могу, из фондов моей службы, без бумаг всяких.

– Благодарствую, – растерянно кивнул Мишка, ожидавший в лучшем случае пятёрки. – Вот уж не ожидал такого роскошества.

– Была б моя воля, я бы за это дело тебе и сотни не пожалел, – отмахнулся офицер. – Да только, как уже сказал, для таких сумм бумаг кучу оформить нужно. А это мне, так сказать, на расходы выдают и отчёта не требуют.

– Да господь с вами, сударь. Для меня и это сумма большая, – поспешил успокоить его Мишка.

– И вот ещё что, – кивнув, продолжил офицер. – Извиниться я должен за тот случай. Вот уж не думал, что подчинённый мой на такую низость пойдёт.

– Бог с ним, сударь, – помолчав, кивнул парень. – Прошло, и ладно. Вы, главное, в следующий раз арестованных от себя далеко не отпускайте.

– Вот уж в чём можешь не сомневаться, – грустно усмехнулся контрразведчик.

* * *

После того разговора с контрразведчиком Мишка пару дней маялся от безделья, а потом, вспомнив про наступающий сезон, принял неожиданное решение. Нужно сделать свои собственные аэросани. Инженер скоро должен был вернуться из своего вояжа в столицу, где демонстрировал изобретение, а ему требуется транспорт. Тем более что теперь и деньги на него имеются. Полученный от офицера полтинник рублей с лихвой перекрывал все расходы на подобный транспорт.

Прикинув кое-что к носу и сообразив, что самому нужный корпус соорудить будет довольно сложно, парень отправился в уже знакомую лодочную мастерскую. Встретившись с мастером, у которого в своё время приобрёл лодку, Мишка вручил ему лист бумаги со своими эскизами и принялся объяснять, что именно ему нужно. Внимательно выслушав парня, мастер задумчиво расправил вислые усы и, пожевав губами, с долгим вздохом произнёс:

– Это что ж получается, хочешь сделать такую же штуку, как у инженера из депо?

– Верно. Только больше, чтобы груза можно было много загрузить, – быстро кивнул парень.

– Так это тогда и мотор нужен большой, – с сомнением протянул мастер.

– Ненамного, – усмехнулся Мишка. – Есть такая штука, редуктор, вот его я и поставлю, чтобы с небольшого мотора большую мощность взять.

– Ишь ты. Хитро, – с уважением протянул мастер. – Добро. Сделаю я тебе такую штуку. Тем более что работа не сложная и доска сухая у меня есть.

– А по деньгам что скажете? – подобрался Мишка перед торгом.

– Ну, за доску как обычно, а вот за работу… – мастер задумался, продолжая рассматривать эскизы. – Ладно, – махнув рукой, вдруг заявил он. – Так и быть, за пятёрку всё сам соберу. Уж больно работа интересная.

– По рукам, – тут же согласился Мишка. – А если вдруг какие изменения появятся, то рубль доплачу за беспокойство.

– Уговор, – поспешил согласиться мастер, хлопнув его по протянутой ладони.

Оставив его готовиться к работе, Мишка поспешил в депо. Теперь, когда он знал всех мастеров, которые по чертежам инженера собирали ему моторы, договориться с ними о сборке ещё одного не составляло проблемы. Быстро объяснив, что именно хочет получить, парень поверг мастеров в состояние глубокой задумчивости. Что ни говори, а моторы, собранные для инженера, были попроще.

Да и редуктор на подшипниках заставил их крепко задуматься. Собравшись в кучу, мастера с полчаса что-то обсуждали, после чего, дружно развернувшись к парню, задали вопрос, от которого завис теперь уже сам Мишка.

– Это выходит, ты решил нашего инженера переплюнуть?

– А что не так? – насторожился Михаил.

– Не делали мы ещё такого, – задумчиво пояснил мастер.

– Так всё когда-то в первый раз бывает, – развёл парень руками.

– Это верно. Но я вот чего понять не могу. Откуда ты про это узнал? – хитро прищурившись, вдруг спросил мастер. – Тут ведь как. Ежели инженер эту штуку придумал, а ты себе сделать решил, то натуральное воровство получается.

– Он про неё и знать не знает, – отмахнулся Мишка. – Эту штуку я сам придумал, когда механизм для пилки дров делал. Дров, сами знаете, много на зиму надо, а с тёткой какая работа? Вот и пришлось подходящий механизм придумать, чтобы одному спокойно бревно на чурки распиливать. Вот тогда и придумал.

– И как? Работает? – с явным интересом уточнил мастер.

– Конечно, работает. Да там и нет ничего сложного. Пара валиков сверху, для веса, четыре по бокам, чтобы пилу держали, и противовес через блок, чтобы пилу от меня тянул. Вот и вся механика.

– А основа из чего?

– Так деревянная. Где я столько железа подходящего наберу? – развёл Мишка руками. – Так что скажете, уважаемые? Сделаете?

– Ну, мотор собрать не долго, – вздохнул мастер. – Руки уж набили. А вот редуктор твой… Такого нам делать не приходилось.

– Так чего там сложного-то? – возмутился Мишка. – Станки есть. Углы на шестернях выдержать только.

– Да у нас станки такие, что доброго слова не стоят, – скривился мастер, огорчённо махнув рукой. – Старые они.

– И что делать? – мрачно поинтересовался Мишка.

– Ладно. Сам сделаю, – подумав, решительно кивнул пожилой мастер.

Очевидно, такое его решение вызвало у остальных специалистов удивление, потому что все они принялись дружно выражать ему своё одобрение. После короткого торга за материалы и работу Мишка оказался должен им двенадцать рублей. Выдав пятёрку аванса, парень ударил с мастером по рукам и побежал в кузнечный цех договариваться насчёт полозьев. Тут тоже большой проблемы не возникло. Закончилось всё тем, что там же, в мастерских, он выкупил целую бочку дизельного топлива.

Откуда оно тут взялось и куда используется, Мишка даже не поинтересовался. Главное, что есть. Полозья и тяги по его эскизам обещали сделать за три дня, так что домой парень привёз только бочку дизеля, и, закатив её в сарай, перевёл дух. Собирать аэросани он собирался здесь. Но сначала нужно было сделать самое главное. Найти подходящую древесину под винт. За этим он отправился на лесопилку. Выбрав из нескольких предложенных ему дубовых и буковых досок подходящую, парень поволок её домой.

Вообще, после своего попадания в новое тело и вливания в местные реалии Мишка стал замечать за собой некоторый хомячизм. Что ни попалось на глаза, всё в дом. Или, по крайней мере, внимательный осмотр с размышлением – а не пригодится ли? Но, с другой стороны, при местной жизни такое отношение ко всякой всячине вполне оправдано. В общем, дотащив доску до дома, парень быстро расчертил на ней нужную запчасть, стараясь сделать так, чтобы ещё и запас остался.

Дуб обрабатывать тяжело, особенно вручную, но дело того стоило. Вспоминая, как на том убожестве долетал до заимки за несколько часов, Мишка старательно вытачивал лопасти, выводя нужные углы. Винт у него получился больше, чем на санях инженера, а сами лопасти были чуть шире. Это должно было обеспечить транспорту повышенное усилие и, как следствие, возможность везти больше груза. Этого Мишка и добивался.

Самое главное было собрать станину под редуктор и двигатель так, чтобы всё толкающее усилие приходилось на опоры задних полозьев. Именно они и должны были стать той базой, вокруг которой и строился весь корпус. То, что собирали всё по отдельности, Мишку не волновало. Он уже продумал систему, которая будет передавать все нагрузки. Больше его беспокоила система управления.

То, что передние полозья будут поворотными, не обсуждалось, но к ним парень решил добавить ещё и управление воздушным потоком. И всё это должно было работать одновременно. И вот тут было самое сложное. Во всех когда-то виденных им чертежах и картинках управление осуществлялось ручкой. Это Мишке категорически не нравилось. По его мнению, тут просилось что-то вроде авиационного штурвала. Перемычка с двумя рогульками, на которые и собираются все тяги управления.