Za darmo

Дьявол в твоих глазах

Tekst
Autor:
2
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 5

Через два дня Кирилл устроил меня на новую работу. Я должна была сидеть в красивом офисе с девяти утра до пяти вечера, где работали в основном женщины, и отвечать на звонки, а также разбирать бумажки, разносить кофе и всем мило улыбаться. За такие мелочи мне полагалась довольно приличная зарплата, о чем практически сразу мне сообщил Кирилл. Скорее всего, это было сделано для того, чтобы у меня не было соблазна вернуться обратно в клуб. Хороший ход, мне нравится.

После первого рабочего дня я отправилась в большой шоппинг, так как успела пожаловаться своему спасителю на отсутствие подходящей для работы одежды. Довольная и немного уставшая я вернулась домой (от этого слова я расплывалась в улыбке) только поздно вечером. Я бросила пакеты на пол и ринулась к Кириллу с объятиями и поцелуями.

– Как прошел первый день на работе? – он садится на диван и усаживает меня себе на колени.

– Неплохо.

– Почему только "неплохо"? Не понравилось ходить в одежде? – с ухмылкой спрашивает он. Я улавливаю в его голосе нотки сарказма.

– Зачем, по-твоему, я накупила себе столько шмоток? – резковато отвечаю я на его колкости.

– Ты очень обидчивая и иногда такая грубая, – он заправляет за ухо выбившуюся прядь. – С этим надо что-то делать.

– Просто весь день мне хотелось спать. Ты же знаешь, обычно днем я дрыхну, чтобы потом всю ночь работать, – оправдываюсь я.

– Ничего, скоро привыкнешь. Все остальное тебя устраивает?

– Ага.

– Не хочешь поблагодарить меня? – его пальцы скользят по моему подбородку и нежно поглаживают скулы.

– Конечно, – улыбаюсь я, гадая, что он удумал. – Чего ты хочешь? – я наклоняюсь к нему и мягко кусаю кожу на шее.

– Станцуешь для меня?

Я отстраняюсь от его лица и вопросительно сдвигаю брови.

– Ну же, смелее. Ты же так хорошо это делаешь.

– Ладно, – я встаю, немного смущенная его просьбой.

– Только на этот раз ты разденешься полностью.

В его глазах загорается огонек.

– Как скажешь.

Я выключаю свет, оставив гореть только лампу на столе. Надеюсь, Кирилл не будет возражать. Достаю телефон и включаю песню, под которую танцевала уже десятки раз. Мои движения автоматические, даже не приходится думать о том, что мне делать. Тем не менее, виляние перед ним своей задницей приносит мне большое удовольствие.

Вскоре почти вся моя одежда: платье, лифчик и даже два чулка, – оказывается возле его ног. Моя нагота, бесстыжие жесты и голодный взгляд Кирилла возбуждают меня до предела. Он, откинувшись на спинку дивана, с жадностью наблюдает за каждым моим движением, читая в моих глазах такое же дикое желание.

Большими пальцами я тяну резинку трусов вниз, и они падают к моим ногам. Совершенно голая я крадусь к Кириллу и усаживаюсь к нему на колени. Он продолжает смотреть на меня, но ничего не делает. Конечно, это же мой танец. Снимаю с него футболку и прижимаюсь к нему голой грудью.

– Тебе нравится? – я кусаю мочку его уха.

– Да, – хрипло отвечает он.

– Нравится на меня смотреть?

– Очень, – он нервно сглатывает, но так же сидит, не шевелясь. Что за игру он затеял?

– Тогда смотри, – я хватаю Кирилла за подбородок двумя пальцами и тяну вниз, чтобы он опустил голову. Пальцами другой руки я провожу по внутренной стороне бедра и тоже опускаю взгляд вниз. Мой клитор набух от возбуждения. Провожу пальцами по влажным складочкам. Боже, я мокрая настолько, насколько это вообще возможно. Начинаю водить круги вокруг чувствительного бугорка. Но мои пальцы не идут ни в какое сравнение с его членом и, возможно, языком. Как же я мечтаю сесть ему на лицо. Мы встречаемся уже целый месяц, а так и не дошли до орального секса. У меня не было никакого опыта в этом деле, но что не так с Кириллом?

Чувствуя приближение оргазама, я быстрее двигаю пальцами, представляя, что это его язык и губы. Бедра инстинктивно двигаются вперед-назад, пальцы свободной руки впиваются в плечо Кирилла. Я закрываю глаза и запрокидываю голову назад.

– Посмотри на меня, – его большой палец проникает в мой рот. Наши взгляды встречаются. В его глазах я вижу бурю эмоций: экстаз, восхищение, неутолимый аппетит и вожделение. Я кончаю, не отрывая от него взгляда. Безумие какое-то. Он наклоняется ко мне и покрывает поцелуями мои плечи. Его губы находят мои, и я растворяюсь в сладком поцелуе.

Кирилл отстраняется первый.

– Продолжай.

Я провожу языком по его шее и, наклонившись, целую ключицы и грудь.

– Опустись ниже, – все с той же хрипотцой в голосе приказывает он мне.

Поднимаю голову и читаю по его глазам, что никакие отказы не принимаются. Я продолжаю целовать кожу, которая вкусно пахнет гелем для душа, и опускаюсь вниз к его животу, сползая на колени. Его мышцы напрягаются при каждом прикосновении. Расстегиваю ширинку и немного опускаю брюки вниз вместе с трусами .

– Кир, – тихо произношу я.

– Что?

– Я не знаю… Не умею, – виновато поднимаю на него глаза.

– Уверен, ты справишься, – он убирает волосы с моего лица и собирает их в кулак.

А вот я не уверена. Но я же видела такое в порно? Должна справиться.

Я беру его член в руку и провожу языком по его головке. Кирилл шумно выдыхает, и я продолжаю чуть увереннее. Обхватываю его плоть губами и скольжу ими вниз, продолжая ласкать головку языком. Все это сопровождается не очень приятными звуками.

– Возьми глубже, – командует Кирилл и толкает мою голову вперед. Его член чуть ли не упирается мне в глотку, я вожу рукой по его оставшейся части. При всем этом я молюсь, чтобы меня не вырвало. Зачем я вообще подумала про оральный секс? Минет точно придумали не для меня, теперь я точно знаю.

– Еще глубже, – руки Кирилла ритмично толкают мою голову вперед и назад, с каждым разом делая это быстрее, до тех пор, пока он не кончает мне в рот с громким стоном. Я глотаю сперму с мыслями о том, что мне придется к этому привыкнуть.

Все еще стою на коленях, наблюдая за Кириллом. Он опрокидывается на спинку дивана и закрывает глаза.

– Мне нравится, – слышу его довольный голос.

– Оу. Я старалась.

– Я не о том. Тебе еще учиться и учиться, – улыбается он и начинает одеваться. Затем встает и нежно проводит пальцами по моим губам. – Мне нравится то, как ты сейчас голая стоишь на коленях, – в его глазах загорается пугающее пламя.

Я встаю и быстро одеваюсь, краем глаза замечая усмешку на его губах.

Глава 6

Уже больше недели я трудилась на новой работе. Я быстро освоилась и привела в порядок распорядок дня. Иногда, когда я заканчивала все дела, намеченные по плану, я уходила пораньше. Сегодня был такой день.

Пребывая в хорошем настроении (в моем распоряжении была вся квартира), я решила приготовить ужин. Готовить я любила, а в холодильнике была целая куча разных продуктов. К тому времени, когда Кирилл должен был вернутся, стол уже был накрыт. Я прождала его полчаса, позвонила пару раз и начала есть одна, раздраженная тем, что меня игнорируют. Я понимаю, мы не женатая пара, чтобы закатывать истерики из-за пропущенных звонков и опозданий на ужин. Но так как мы жили вместе, мне бы хотелось немного уважения к себе с его стороны.

Я все еще сидела за столом, попивая вино и листая журнал, который прихватила со столика на работе, когда вернулся Кирилл. Он подошел ко мне и чмокнул в щеку.

– Привет, дорогая.

– Привет, дорогой, – копирую я его интонацию, делая акцент на втором слове, и при этом не отрываюсь от журнала. Кирилл вырывает его из моих рук и поворачивает меня к себе вместе со стулом.

– Пол поцарапаешь, – я скрещиваю руки на груди и смотрю ему прямо в глаза. А вино придает храбрости.

– И из-за чего ты так рассержена?

– Я не рассержена.

– Да из тебя пар идет. Горячая штучка, – он ослепительно улыбается.

– Ужин остыл, – я продолжаю смотреть на него с укором.

– Я уже поел. Но думаю, что попробую десерт, – он тянет меня за руку, заставляя встать, затем усаживает на стол и раздвигает мои ноги. Его руки гладят мои бедра, заскальзывая под сорочку, и теребят резинку трусов. Под таким натиском мое тело начинает сдаваться.

– Мог бы предупредить, – пытаюсь говорить так же сухо, но голос выдает меня.

– Только не строй из себя заботливую хозяйку.

Его пальцы начинают гладить клитор прямо через ткань трусиков. Я хватаюсь за край столешницы обеими руками, изгибая спину и шире раздвигая ноги.

– Ты скорее сойдешь за любовницу. Мы оба знаем, зачем ты здесь. Ради этого, – он отодвигает ткань трусов и проникает в меня сразу двумя пальцами. Из моих губ срывается стон. Два пальца грубо двигаются во мне, большой палец продолжает водить круги вокруг клитора. – Правда?

Я лишь мычу в ответ. Его глаза прикованы к моей груди, соски которой торчат из-под светлой ткани сорочки. Он наклоняется к одному из них и мягко кусает, затем облизывает его прямо через ткань, сжимая вторую грудь свободной рукой. Я уже чувствую приближение оргазма.

– Знаешь, я так не люблю презервативы. Начнешь принимать противозачаточные таблетки.

Сложно трезво соображать, расплываясь в экстазе, однако его вопрос сбивает весь настрой.

– Кир, не хочу я пить таблетки. Мало ли, что от них может случится. Это же влияет на гормоны…

Кирилл резко убирает руку и хватает меня за подбородок, заставляя смотреть ему в лицо.

– Ты говоришь мне "нет"? – его глаза презрительно сужаются, взгляд темнеет. – Я не спрашивал твоего разрешения.

Кирилл резко переворачивает меня спиной к себе и поднимает подол сорочки до талии, ногами шире расставляя мои ноги. Через несколько секунд он входит в меня с такой силой, что я врезаюсь тазовыми костями в края столешницы. Он входит резкими движениями и во всю длину, при этом до боли сжимая мои ягодицы. Но мне плевать, это то, что мне сейчас нужно. В моей голове не остается ничего, кроме пелены похоти.

 

Я чуть наклоняюсь вперед, сильнее прогибая спину, и впиваюсь ногтями в поверхность стола. Его бешеный темп не дает возможности на передышку, я вот-вот взорвусь от волны оргазма.

Я быстро кончаю и в этот момент чувствую, как Кирилл кончает вместе со мной. В меня. Подождите, что?

– Что ты сделал? – я упираюсь локтями на стол и кладу голову на ладони.

Кирилл выходит из меня, застегивает брюки и наклоняется к моему лицу.

– Теперь-то точно будешь пить, – с ядом в голосе шипит он мне на ухо, куда-то отходит и возвращается ко мне, чтобы бросить на стол упаковку таблеток.

Конечно же, теперь буду. Беременеть я еще не собиралась.

Я надеваю трусы и на дрожащих ногах иду к раковине, чтобы налить себе воды. За тем, как я запиваю таблетку, Кирилл наблюдает с высокомерной ухмылкой. Кое-как сдерживаюсь, чтобы не показать ему средний палец. Он молча уходит в душ, а я закуриваю у открытого окна.

Нужно было ожидать, что на своей территории он будет предъявлять свои требования. Стоит ли это того? Пока что, да. Я достаточно терпелива, спасибо Свете. Но до какого момента я готова это терпеть и почему так уверена, что подобное повторится снова? До того, как мы съехались, Кирилл вел себя как настоящий джентльмен, вызывая у меня лишь восторг. Да и сейчас все было нормально, не считая одного неприятного инцидента и его одержимости контролировать меня.

Позавчера я встретилась с Миланой, и мы посидели в кафе. Мой телефон (все тот же, который мне купил отец три года назад) разрядился, что сейчас было обычным делом. Домой я вернулась довольно поздно. Кирилл встретил меня не в самом лучшем расположении духа и отругал меня как маленькую девочку. Мне даже было немного стыдно. А вчера он купил мне новый телефон и попросил впредь всегда отвечать на его звонки. Подарку я была рада, а вот его просьбе не очень.

Меня не покидало странное ощущение. Наверно, это была интуиция. Стоило ли к ней прислушаться и потерять все, что я сейчас имею и, еще хуже, что могу получить? Ну уж нет, поиграем еще. В конце концов, я могу уйти от него в любой момент.

Пока я стояла в размышлениях, докуривая сигарету, Кирилл вышел из душа и подошел ко мне.

– Крис, как только я вижу, как ты куришь, мое впечатление о тебе тут же портится, – он одной рукой обнимает меня за талию и целует в плечо.

– Да, ты говорил. Хочешь, чтобы я бросила?

– Это слишком большая просьба. Постарайся при мне не курить. Сойдемся на этом? – мягким голосом спрашивает он. Я киваю. – Пойдем спать.

– Идем, – я тушу сигарету, закрываю окно и мы вместе уходим в спальню.

– Кстати, забыл сказать. Не строй никаких планов на субботу.

– Как я буду что-то планировать без тебя? Ты и есть мой план, – с я смотрю на Кирилла, фальшиво улыбаясь. – Или нет?

– Будет небольшой банкет.

– В честь чего? – спрашиваю я скорее из вежливости. У таких людей, как он, наверно, жизнь состоит из одних банкетов. Когда он не занят на работе, конечно.

– Моего дня рождения.

Я замираю с подушкой на руках, вызывая своим неподдельным удивлением улыбку у Кирилла.

– А когда у тебя день рождения?

– Послезавтра.

– И ты говоришь мне об этом только сейчас? – я начинаю злится, потому что не люблю подобные “сюрпризы”. И что мне делать с этой информацией?

– Извини, ты не просила анкету при знакомстве.

– А как же праздник и подарки?

Кирилл демонстративно закатывает глаза.

– Крис, все, что мне нужно, я могу купить себе сам.

– И сколько же лет тебе будет?

– Сорок.

Я удивленно вскидываю брови. Он и вправду вдвое старше меня. А я с ним трахаюсь. Это нормально?

– И много людей там будет? – продолжаю допрос.

– Нет. В основном все по работе. Может быть, пару родственников. Но я хочу, чтобы ты пошла со мной. Развеешься немного.

– Хорошо, – я, наконец, ложусь рядом с Кириллом. – Знаешь, что?

– Что?

– Выглядишь максимум на тридцать шесть, – честно говорю я.

Кирилл заливается смехом.

– Ладно, спи, – он целует меня в лоб.

– Доброй ночи, – я поворачиваюсь к нему спиной и прижимаюсь к его груди, чтобы он обнял меня. В такие моменты складывается впечатление, что мы счастливая пара. Но так ли это на самом деле?

Глава 7

Послезавтра наступило довольно быстро. Я так и ничего не придумала с подарком, поэтому просто решила устроить небольшой романтик. Купила немного ягод и сливок, открыла бутылку вина, зажгла свечи и надела свой лучший комплект нижнего белья. Да, банально, но мы не парочка влюбленных, чтобы устраивать друг другу сюрпризы с шариками, тортом и кучей подарков. И вообще, мой сюрприз должен ему понравиться, он же мужчина. К тому же, я предварительно выпила несколько бокалов вина (последний точно был лишним), чтобы быть более покладистой и соглашаться на любые эксперименты.

Я лежала на кровати лишь в нижнем белье. Комнату освещал тусклый свет маленьких свечек, простыни были усыпаны лепестками красных роз. Сама атмосфера нагнетала обстановку, я с нетерпением ждала Кирилла, который опять опаздывал. Я была уже достаточно пьяна для того, чтобы названивать ему или обижаться. Мне было лишь слегка обидно за то, что я обломалась с таким красивым сексом. Хотя…

Я провела пальцами по животу, и по телу тут же пробежались мурашки. Теребя кружевной низ лифчика одним пальцем, другой рукой я гладила внутреннюю часть бедра. Щелкнул замок и открылась входная дверь, которая тут же тихонько закрылась. Неторопливые шаги приближались к спальне, где был единственный источник света во всей квартире. Кирилл на пару секунд остановился возле двери, затем зашагал в мою сторону.

– Явился. Еще немного, и ты бы опоздал, – мои губы растягиваются в чарующей улыбке.

Он присаживается на край кровати, и в мою голову приходит странная мысль: сейчас он выглядит так, как надо. Идеально. Без морщин вокруг глаз, без бороды, волосы коротко подстрижены. Это игра света или моего воображения?

– Кажется, я выпила лишнего или ты что-то добавил в вино? – я тянусь к его лицу рукой и провожу по нему костяшками пальцев. Кирилл продолжает молча наблюдать за мной, пристально разглядывая мое тело. – Нравится? – я усаживаюсь ему на колени и целую в губы. Его язык бесцеремонно вторгается в мой рот, руки сжимают ягодицы. Я трусь об него грудью, отчего твердеют соски под тонким кружевом лифчика. В воздухе витает приятный аромат его кожи, который обычно перекрывался запахом одеколона или гели для душа. Я улавливаю еще какой-то знакомый запах. Сигареты?

Я отстраняюсь и сползаю с его колен. Мой озадаченный взгляд не остается незамеченным.

– Что случилось, малышка? – он наклоняется ко мне так, что мне приходится лечь на спину, и нависает надо мной сверху. Его голос приятный, мелодичный, но чужой.

Я тянусь к тумбе, чтобы включить лампу, и вновь смотрю ему в лицо. Внимание привлекают глаза. Они другого цвета. Темно серого что ли?

Я резко толкаю его в грудь, встаю с кровати и накидываю на себя халат. Кажется, у меня галлюцинации. У меня кружится голова и я, спотыкаясь, дохожу до противоположной стены.

– Ты и правда много выпила, – он наблюдает за мной с хитрой улыбкой на лице, затем встает и подходит ко мне. – Не знал, что у отца дома спрятана такая прелесть. Как тебя зовут? – он тянется к моему лицу и проводит пальцами по щеке так, будто проверяет, из какого материала я сделана.

Я плохо соображаю, но все же улавливаю главную мысль: у Кирилла есть сын. Какого черта ублюдок не сказал мне этого?! Но, хотя бы, я не сошла с ума.

– Пошел ты! – я одергиваю его руку, на что он только смеется.

– Интересное имя. Так что ты тут делаешь?

– Живу, – слишком быстро отвечаю я. Незнакомец удивленно вскидывает брови. – А вот ты что здесь делаешь?

– Пришел скрасить твой одинокий вечер, – он осторожно тянет ткань халата, и тот сползает на пол, затем наклоняется к ключицам и проводит по ним языком. По телу пробегает новый разряд электричества, между ног уже все пульсирует. Но я была так возбуждена еще до его прихода, так?

– С ума сошел? Кирилл может вернуться в любой момент, – пытаюсь я протестовать.

– Он не придет сегодня, иначе меня бы здесь не было, – его рука ложится у меня между ног и я тут же цепляюсь за нее ногтями. Он хватает мои руки за лодыжки и заводит их мне за спину. – Думаешь, можешь подразнить меня и все? Будь добра, доделай свою работу.

– Я не какая-нибудь шлюха, – смотрю на него с вызовом.

– А кто ты? – шепчет он, едва касаясь губами моих губ. – Тебе не скучно со стариком? – он покрывает поцелуями мою шею, пробуждая очередную порцию мурашек. – Сколько раз в неделю он тебя трахает? – его рука вновь ложится у меня между ног, пальцы отодвигают ткань трусов и проникают внутрь меня. – Два? Три?

Я больше не сопротивляюсь, что является признаком неправильного, отвратительного, дурного поведения. Но я пьяная в хлам, и меня это вовсе не волнует. Я закрываю глаза и кусаю губы, наслаждаясь ритмичными движениями умелых пальцев.

Другой рукой он убирает несколько прядей волос с моего лица и два пальца останавливаются на моих губах. Я приоткрываю рот и касаюсь их кончиком языка, наблюдая за тем, как до предела расширяются его зрачки. Немного наклонив голову вперед, я беру пальцы в рот и начинаю их посасывать и мягко покусывать. Какое-то время мы неотрывно смотрим друг на друга. Никогда не видела людей с серыми глазами. Они такие… красивые. Кроме желания отыметь меня, я вижу в них озорство, дерзость и какой-то огонек. Но он не пугает меня, а, наоборот, сильнее завлекает к себе.

Я почти кончаю, но он убирает руки и тянет меня к кровати, а я послушно следую за ним и не замечаю, как оказываюсь под… сыном Кирилла.

– Как тебя зовут?

– Можешь называть меня, как хочешь, – он чувственно улыбается. – Ложись на живот.

Я встаю на четвереньки и выгибаю спину, широко расставляя ноги. Слышу, как расстегивается ширинка, рвется упаковка презерватива, и он входит в меня одним резким движением.

– Боже, да.

Он собирает мои волосы в кулак, тянет на себя, и я прогибаюсь еще сильнее. Я быстро кончаю, в то время как он продолжает все с тем же рвением проникать в меня.

– Подожди, – стону я, – не так быстро.

Он замедляется и некоторое время почти не двигается, давая мне возможность перевести дыхание. Передышка оказывается небольшой и он снова скользит во мне, постепенно ускоряясь, а я вновь включаюсь в процесс. Ягодицы болят от сильных и резких толчков, слишком быстрый темп. Он будто хочет вытрахать из меня всю дурь. От такого напора я вновь быстро настигаю самого пика. Он кончает вместе со мной, и мы вместе сваливаемся на кровать.

Мы лежим в тишине, которую нарушают только шум нашего неровного дыхания. Я закрываю глаза, меня уже клонит ко сну.

– Эй, я ведь только начал.

Открываю глаза и натыкаюсь на его взгляд, который не задерживается и две секунды. Его глаза бегают по моему телу и останавливаются на груди. Одной рукой он опускает лямки лифчика, освобождая грудь, и тянется к ней губами. Мои руки ложатся на его спину и заскальзывают под одежду, ощущая ладонями игру мышц. Я снимаю с него футболку и любуюсь его телом, пока он, стоя на коленях, не спеша снимает с меня чулки и целует освободившуюся кожу. Так же стоя на коленях, он полностью раздевается, надевает новый презерватив и поднимает мои бедра, что снова резко войти, каждый раз проникая в меня полностью.

– Потише, пожалуйста, – кажется, ногтями я скоро продырявлю матрас, – мне больно.

– Врешь, тебе нравится, – он поднимает одну мою ногу на свое плечо и кусает за лодыжку. Вот же ненормальный. Но я тоже такая, раз мне это показалось приятным.

Я вновь утопаю под новой волной экстаза. Оргазм обрушивается на нас почти в одно мгновение. Мои ноги дрожат, а по телу бежит приятное тепло.

– Ты куришь? – спрашиваю я, первая нарушая молчание.

– Ммм? – он смотрит на меня как сытый хищник.

– Ты куришь? – повторяю свой вопрос.

– Пытаюсь бросить.

– Дашь сигарету?

– Больше ничего не надо?

Это похоже на ворчание старика. Я невольно улыбаюсь.

– Да ладно тебе. Посмотри на меня. Я и с кровати то встать не могу, – я выдерживаю паузу, ожидая хоть какую-то реакцию, но ничего не происходит. – Ты можешь выполнить хоть одну мою просьбу?

Он недовольно вздыхает, но все же встает и уходит из спальни, а затем возвращается с сигаретами.

– Спасибо, – произношу я саркастическим тоном и закуриваю, пока он держит зажигалку. Кайф. Сегодня лучший вечер за последние годы.

– Я исполнил все твои просьбы, котенок. Даже больше, чем ты хотела, – он забирает сигарету у меня из рук, чтобы затянуться самому.

– Намного больше, чем хотела, – я презрительно фыркаю.

– Да брось ты. Когда больно, кричат совсем по-другому.

 

– Скажи это завтрашним синякам на моей заднице, – обиженно произношу я. – И если между ног у меня ничего нет, то это не значит, что и болеть у меня ничего не может, – сердито говорю я и обратно забираю у него сигарету. Он молча наблюдает за тем, как я докуриваю, а когда тянется к моим бедрам, я бью его по руке.

– Окей. Может, я и перестарался, – со смехом произносит он.

– Не “может”.

– Какая неженка, – он целует меня в плечо. – Ты здесь для красоты что ли?

Он прокладывает дорожку поцелуев вниз, пока его голова не оказывается у меня между ног. Я шумно выдыхаю, когда чувствую его язык на клиторе.

– Боже, – запускаю пальцы в его волосы.

От его ласковых и неторопливых движений языка я извиваюсь всем телом, сильнее толкая вперед его голову. Он то ускоряется, то замедляется, заставляя меня умолять его дать мне кончить. Клубок накопившегося удовольствия внизу живота разрывается и растекается по всему телу. Я чувствую это даже кончиками пальцев, которые все еще непроизвольно подрагивают.

– Ты так сладко стонешь, – мягкие губы поднимаются вверх шее, – что у меня снова встал.

– Нет, – я смотрю вниз, чтобы убедиться в его словах. Твою мать, сколько можно?! – Хватит, – я приподнимаюсь на локтях и ползу вверх к изголовью кровати, пока не прижимаюсь к ней спиной, беру подушку и обнимаю ее ногами и руками. Он тихо смеется, но совсем не собирается отступать, хватает меня за лодыжки и аккуратно тянет обратно вниз.

– Я буду нежным, обещаю, – он убирает подушку, за которую я хватаюсь, как за спасательный круг. Мое поведение явно его веселит.

– Нет, – я мотаю головой в знак протеста. – Я завтра с кровати встать не смогу.

– Последний раз, – наклоняется и коротко целует меня в губы, на которых остался вкус моих соков.

– Подожди. Тебе же без разницы, куда меня трахать?

– Допустим, – он смотрит на меня с энтузиазмом.

– Ложись на спину.

– Ладно, – он переворачивается на спину, и я на четвереньках сползаю вниз.

За эти пару недель, что я жила в здесь, Кирилл научил меня делать идеальный минет (по его словам). Надеюсь, мне удастся обуздать и этого зверя.

Я беру его член в рот и начинаю сосать, сжимая рукой оставшуюся часть. Он запускает пальцы в мои волосы и тихо постанывает. Никаких недовольных замечаний, а только "о да" и "боже".

– Я сейчас кончу, – он так сильно тянет меня за волосы, что я вынуждена поднять голову.

Доделываю работу руками, и он кончает мне на грудь. Теплая сперма стекает вниз к животу. Я стираю ее одним чулком и ложусь рядом с ним. Наблюдаю за тем, как поднимается и опускается его грудь. Лицо расслаблено, глаза закрыты, веки подрагивают. Я провожу пальцами по его губам, из-за чего он открывает глаза и смотрит на меня. Довольный, сытый, удовлетворенный. Ему, наверно, столько же, сколько и мне.

Несмотря на то, что я натворила, я чувствую себя в безопасности. Его взгляд успокаивает. Мы лежим, молча смотря друг другу в глаза. Моя рука все так и лежит на его лице.

– Ты ведь не скажешь ему, что я приходил?

– Поэтому ты меня трахнул? – догадываюсь я. С пониманием приходит и огорчение.

– Это ты первая на меня набросилась, – смеется он, затем встает, одевается и уходит из спальни.

Я с трудом встаю, накидываю на себя халат и иду на свет, который горит в кабинете Кирилла. Как-то раз я его спросила, зачем в такой большой квартире ему нужен отдельный кабинет, тем более, что он живет один. Кирилл мне шутливо ответил, что он любит большие пространства и это является следствием клаустрофобии. Я же считаю, что ему некуда девать свое непомерное эго.

Его сын копается в каких-то бумагах.

– Что ты делаешь?

Он поднимает голову и окидывает меня оценивающим взглядом.

– Сходи в душ и ложись спать. Я скоро уйду.

Я, недолго думая, послушно ухожу в душ. Мне совсем не хочется влезать в их семейные дела. У меня есть дела поважнее. Например, нужно позаботиться о том, чтобы Кирилл ничего не узнал.

Я изменила ему, но не считаю это предательством. Я не люблю его, как и он меня. Однако наше сожительство накладывало на меня определенную ответственность, и секс с его сыном сюда точно никак не вписывается.

Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. В конце концов, я ничего не обещала Кириллу.

Голова кружится, мысли путаются, все тело ноет, как после марафона, а холодная вода совсем не помогает. Когда я выхожу из душа, в квартире уже никого нет. Выключаю везде свет и с чистой совестью (да, я все еще пьяна) ложусь спать.