Зануда в Академии Драконов

Tekst
Z serii: Зануда #1
144
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Зануда в Академии Драконов
Зануда в Академии Драконов
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 24,96  19,97 
Зануда в Академии Драконов
Audio
Зануда в Академии Драконов
Audiobook
Czyta Людмила Быкова
15,61 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 3

– Очень приятно, – на автомате ответила женщина, – Алла Николаевна.

– Алла Николаевна, – повторил мужчина с явным акцентом, – скажите, прекрасная дама, хотели бы Вы изменить свою жизнь?

– Изменить жизнь? – женщина подозрительно посмотрела на седовласого мужчину.

«Неужели на сектанта нарвалась»? – подумала она, а между тем лорд продолжал смотреть на нее с интересом.

– Понимаете, – он задумался, словно подбирал слова, – я ищу персонал в одно учебное заведение. Моя…интуиция говорит, что именно Вы нужны нашей Академии.

– Интуиция? – Алла Николаевна встала и собралась уходить, разговоры с безумцами не входили в сферу ее деятельности.

– Вижу, Вы мне не верите, – вздохнул лорд. – Прошу Вас, не уходите, я не хотел Вас обманывать. Просто, по моему опыту, люди теряются, когда я рассказываю им, для чего я здесь.

Женщина приостановилась. Признание лорда удивило: мужчины, обычно, не склонны признавать ошибки.

– Мне помогла не интуиция, а магия, – продолжал седовласый. – Появившись здесь, я задал параметры поиска необходимых нам специалистов и сразу увидел Вас. Если я правильно разобрал руну, Вы мастер-библиотекарь?

– Как Вы узнали? – Алле Николаевне действительно стало интересно.

Мужчина зашуршал бумагой:

– Вот список, который мне дал Рангарр. Видите, – развернулся красивый фактурный лист, демонстрируя какие-то незнакомые значки. – Зеленые руны – вакансии. Красные – занято, – Пояснил лорд. – Там, где руны горят оранжевым, написаны должности специалистов, которых я могу найти здесь в радиусе пары миль. Взгляните, это заклинание поставило на Вас метку, вот сюда, на плечо…

Алла Николаевна с опаской покосилась на свое черное пальто и к собственному ужасу заметила какой-то оранжевый отблеск. Да нет, это просто у нее в глазах искрит от листопада, или кофе был лишним, а может, незнакомец просто отвлекает ее, чтобы …что?

– Понимаете, прекрасная госпожа…

Мужчина тоже встал и оказалось, что он выше нее на две головы! Высоченный, сухопарый, в дорогой одежде, а запах его парфюма, горьковатый и пряный, почему-то тревожил душу.

– Нашей Академии нужно много специалистов. Так случилось, что мне приходится собирать их по разным мирам, а магия помогает подбирать лучших.

– Почему я? – подозрительно спросила Алла, прикидывая, как бы вызвать «полицию» со своего смартфона, не привлекая внимания сумасшедшего.

– Вероятно, Вы сейчас свободны от обязательств и можете уехать в другой мир, по крайней мере, на год, – предположил лорд. – Магия это чует. Наша Академия предоставляет жилье, питание, форму, необходимые курсы повышения квалификации и жалованье, равное среднему по стране! – заторопился мужчина, видя, что Алла Николаевна упорно двигается в сторону выхода из парка. – Послушайте, я буду ждать Вас тут завтра, в это же время! – почти прокричал он. – Если надумаете, приходите!

Алла Николаевна уже практически не слышала его, она торопливо шла к библиотеке и ругала себя за разговор с приятным незнакомцем. Услужливая память тут же подсунула ассоциацию из знаменитого булгаковского романа. В ведьму бы не превратиться при таком раскладе. Она неожиданно рассмеялась и поспешила на работу, выбросив таинственного незнакомца и его идиотское предложение из головы.

В холл женщина почти влетела, громко цокая каблуками. Дежурная гардеробщица вздрогнула, поздоровалась и с любопытством уставилась вслед: чего это Николаевна так бежит? Вроде бы не опоздала?

День, начавшийся так необычно, продолжал удивлять странностями. Сначала выяснилось, что в самое ближайшее время отдел периодики закроют на ремонт. Через час уточнили, что закроют уже завтра, а сотрудникам стоит пойти в отпуск. Потом «обрадовали» тем, что отпуск может затянуться на неопределённое время. Но в этом нет ничего страшного: впереди зима, и освобожденных сотрудников может принять к себе местный краеведческий музей разбирать архивы. Две штатные работницы и стажерка содрогнулись, однако безропотно подписали бумаги «ознакомлены», «согласны», «получено». Отпускные пообещали перевести в ближайшие три дня и даже милостиво отпустили пораньше, сообщив, что собирать стопки журналов и газет в коробки их пригласят позже.

Выйдя в сгустившиеся сумерки, Алла Николаевна остро пожалела, что не прихватила зонт: начался дождь. Но деваться некуда, надо было идти домой. Ежась и хмурясь, она добралась до квартиры, зажгла свет и зачем-то обошла ее всю. Может, надеялась, что муж вернется? Принесет обратно раскормленного Барсика, позвонит детям, бросит у двери мокрые туфли и носки…

Снова подступали слезы, но плакать Алла себе запретила. Нет уж, у нее впереди отпуск! Ну и пусть в октябре, пусть без предупреждения и особых денег. Горящие путевки никуда не делись… Трель телефона прервала мысли об отдыхе. Звонила дочь. Неловко запинаясь на каждой фразе, попросила денег. Да, соревнования, да, надо ехать, будет сертификат, а ведь давно хотела и случай удобный. Пришлось обнадежить, коротко объяснив, что пока нет, но в течение трех дней… Не успела положить трубку – позвонил сын.

– Мам, все нормально, я здоров, только у нас тут семинар, нужно поехать, займи десятку…

Снова пообещала, а когда сбросила звонок, сама над собой посмеялась: вот и съездила в отпуск! Десятка туда, десятка сюда, а еще нужно закрыть коммунальные платежи, оставить хоть немного на питание и проезд… Похоже, отпуск она проведет на диване. Тоже неплохо, но в ее нынешнем состоянии – губительно.

Можно поехать к детям, но ее не ждут в скромных общежитских комнатушках. Можно рвануть к родне в деревню. По слякоти и сырости. Сидеть там в избе, топить печку, бегать в туалет на улицу и… нет, лучше родной любимый диван! К тому же есть целая стопка книг, ожидающих «ленивого часа», и вязание в корзинке и…Телефон зазвонил в третий раз, и Алла Николаевна опасливо нажала иконку с зеленой трубкой.

Звонил Борис. Сухо поздоровался, сообщил, что завтра зайдет за некоторыми вещами, причем бодрый тон подчеркивал: «У меня все хорошо, а ты там поди рыдаешь в подушку». Захотелось уязвить его в ответ. Просто показать, что она…может!

– Заезжай утром, пораньше, – неожиданно для себя самой сказала она, каким-то незнакомым грудным голосом. – Я завтра уезжаю.

– В деревню, к родне? – снисходительно спросил бывший муж.

Да, бывший! Внезапно вспомнилось, как свысока он разговаривал с ее тетей. Еще бы, деревенская бабка без образования. А то, что эта бабка родила и вырастила пятерых детей – не в счет: рожать все могут.

– Нет, уезжаю на работу в ино…странную Академию, – произнесла Алла и даже выпрямилась: так хорошо это прозвучало.

Борис, конечно, не поверил, но великодушно пообещал заглянуть утром. Отключив телефон, женщина прошла на кухню, оглядела пустой стол, открыла холодильник. Хотелось есть, но ничего не вдохновляло. В магазин идти было лень и, нахмурившись, она уже собиралась сварить себе пару яиц, но в дверь позвонили. Бурча под нос:

– Что за вечер, покоя нет! – она глянула в глазок и решила, что кто-то ошибся адресом.

За дверью стоял курьер в фирменной желто-полосатой жилетке службы доставки. Странно… Но дверь открыла и вопросительно посмотрела на курьера, протягивающего ей коробку. Этого ещё не хватало!

– Я ничего не заказывала, – сказала Алла, собираясь закрыть дверь.

Парень глянул в свой блокнот и выпалил:

– Смирнова Алла Николаевна?

– Да…

– Это Вам от … лорда Арролла! Распишитесь!

Растерянно черкнув в бланке закорючку, женщина внесла в квартиру коробку и поставила ее на стол. Что за чертовщина?! Ей вдруг подумалось, что в посылке может быть, что угодно. Бомба, например. И тогда… Тут же вспомнился монотонный голос начальницы, в сто пятый раз вещавший о бдительности и антитеррористических мерах… Чушь, конечно… Кому понадобилось взрывать какую-то библиотекаршу? Но всё равно было не по себе. Однако любопытство победило, и Алла дрожащими руками осторожно распаковала посылку.

Внутри обнаружился лоток с горячими роллами, коробочка лапши, бутылка морса и мороженое! Поверх ланч-бокса лежал лист знакомой фактурной бумаги. Аккуратно развернув его, Алла Николаевна прочитала: «Прекрасная дама, я решил, что для обдумывания моего предложения Вам не помешает горячий ужин. Помните, я жду Вас завтра. Вещей можете брать сколько угодно, Вам предоставят отдельную квартиру».

Затейливая завитушка вместо подписи и больше ничего.

Облегчённо вздохнув и обругав себя трусихой и истеричкой, Алла Николаевна практично решила, что пропадать еще теплой еде не стоит. Она быстро расставила приборы, открыла коробочки с имбирем и соусами, взяла палочки и с удовольствием поужинала. Роллы были восхитительно свежими и вкусными, лапша с креветками не уступала им ни вкусом, ни ароматом. Горячие сытные блюда действительно настроили ее на новый лад, и появилось желание узнать побольше о странной Академии. Вспомнилось, как уважительно назвал ее незнакомец «мастером-библиотекарем», словно это было какое-то почетное звание.

Мороженое с любимым шоколадным топингом женщина доедала уже с мыслями о том, что уехать ведь можно ненадолго. Например, на время отпуска, тогда денег хватит на все. Только что брать с собой? Не будет ли она глупо выглядеть, заявившись с чемоданами в парк? А что, если это просто шутка подруг, желающих ее подбодрить? Хороша же она будет! Но чемоданы собрать всё-таки надо.

В любом случае завтра заедет Борис, и будет лучше, если он увидит, что она собрала вещи. Быстрее поверит про иностранную академию.

Включив бодрую музыку и пританцовывая, Алла Николаевна незаметно для себя собрала любимую сумку. В юности ей частенько приходилось мотаться по необъятной, вот и научилась брать необходимый минимум, который легко унести на плече. Расческа, зубная щетка, мини-тюбик зубной пасты, густой полутвердый шампунь, способный послужить и мылом, и гелем для душа. Пижама – осень на дворе, вдруг там будет холодно? Теплые колготы, трикотажное платье-гольф. Да, прошлый век, но вещь удобная, практичная и легко меняет свой облик с помощью платка или крупной броши. Красивый палантин, пара ярких платков, косметичка с минимальным набором нужного в пути, что еще? Очки, линзы, аптечка с личными лекарствами, пачка салфеток, пакетик карамели, жвачка…

 

Закончив укладывать «быструю» сумку, женщина продолжила укладывать вещи, словно действительно собиралась в дальний путь и надолго. Джинсы, футболки, брючный костюм, пара юбок, шаль, туфли, книги, вязание… Очнулась, с трудом застегивая крышку третьего чемодана! Хорошо, что всего три нашлось, а то бы всю квартиру упаковала… Вот увлеклась!

Фыркнула, осмотрела получившуюся композицию, призадумалась, но разбирать не стала: пусть эта груда чемоданов послужит реквизитом для завтрашнего представления. А сейчас нужно собрать вещи на завтра, принять душ и лечь спать, наложив на лицо тонкую тканевую маску, раз уж Борис решил заглянуть, пусть увидит, что ей до него нет никакого дела!

Глава 4

Утром благие намерения вечера уже казались абсурдом.

«Нет, Николаевна, ты совсем с ума сошла», – бурчала себе под нос женщина, передвигаясь по дому с полузакрытыми глазами и едва не спотыкаясь о чемоданы. Маска подсохла и вызывала нестерпимое желание ее содрать, волосы стояли дыбом, хотелось немедля почистить зубы…

Привычно щелкнул и зашипел чайник. Булькнул кран, и ледяная вода обожгла кожу. М-да, глазки с утра совсем, как у китайца… Срочно намочить салфетку и приложить, почистить зубы, оценить волосы, ужаснуться, вымыть голову, потом вообще принять душ, нервно выбирая любимый гель с ароматом грейпфрута. Полотенце… Вспомнить про чайник, заварить щепотку любимого чая с жасмином, грустно глянуть на лотки в мусорном ведре и все же поставить на плиту кастрюльку для яиц…

Череду утренних дел, таких привычных и все равно суетливых, прервал звонок в дверь. Алла Николаевна к этому времени уже высушила и уложила волосы, надела серые брюки, алую водолазку и серый жакет с одной крупной пуговицей, даже глаза «нарисовать» успела, только губы не накрасила, собираясь сначала позавтракать.

На пороге обнаружился Борис. В новой спортивной куртке, подчеркивающей выпирающий животик, в куцых джинсах с отворотами и в молодежно-сложной кожаной кепке с глупой пимпочкой на макушке. У женщины неосознанно поднялись брови: «Боже, и этот человек требовал футболку на три размера больше, чтобы не подчеркивать свою «солидность»? Это он всегда с ее мягкой подачи выбирал удлиненные куртки, придающие силуэту должную мужественность? А головные уборы! Зимняя шапка выбиралась как самолет. Надежная, дорогая непременно серая, под цвет глаз. И вдруг такое убожество…

Тем не менее, блюдя вежливость, Алла молча посторонилась. Борис вошел, оглядел коридор, не заметил никаких изменений, хмыкнул, прошел дальше, и тут его взгляд уткнулся в чемоданы. Нет этим потрепанным свидетелям их отпусков он бы не поверил, но рядом на стуле красовалась знакомая «тревожная» сумка. Потертая, но все еще крепкая. Традиционно к ее длинной ручке был привязан алый шарфик – «маячок», по которому Алла Николаевна находила свою поклажу в любом поезде или самолете.

– Так ты серьезно? – сиплым голосом спросил он.

– Серьезно, – подтвердила женщина, чувствуя, как где-то в горле бьется сердце.

Помявшись в прихожей, Борис все же разулся и полез в шкаф, собирая какие-то майки, галстуки, бумаги… Теперь муж казался Алле Николаевне нелепым и чуждым элементом. Нелегко воспринимать человека, с которым прожила двадцать с лишним лет как постороннего. И все равно – не свой. Отвернувшись от Бориса, Алла прошла в кухню, отчего-то ей было противно находиться с ним рядом. Глоток чая, аромат прекрасных белых цветов, маленький кусочек хлеба, такого остро-запашистого этим утром… Покой обволакивал ее, успокаивая сердцебиение, даря привычное равновесие. Захотелось уехать. Очутиться как можно дальше от привычных стен. От этого сладко-липкого незнакомого одеколона, от пыхтения за спиной, от суетливой попытки спрятать вину за нарочитой бодростью и «успешностью».

– Уеду. Сегодня, – сказала женщина вслух и улыбнулась.

Вот не зря она работала со словом и много слышала про технику «проговаривания». Обозначив свое желание словом, она вдруг успокоилась и поняла: если набор специалистов в Академию не обман, она действительно поедет. Это её шанс на новую жизнь. Никаких «жалельщиков» рядом из тех, кто посматривает с жадным любопытством на новоиспеченную «разведёнку», никаких сплетен о том, как «пока на работе пропадала, муж-то и сбежал», никаких домыслов о женщине, которая «увела мужика из семьи» слышать она не желала. Даже с детьми можно будет не встречаться до самого нового года. А квартиру… Квартиру можно сдать! Благо, есть соседка, которая давно подыскивает жилье для сына и его молодой жены. Даже если должность библиотекаря окажется фикцией, у нее появятся деньги, чтобы съездить куда-нибудь. А то, что тут будут жить чужие люди – отличный повод потом сделать ремонт, изничтожив даже дух прежней семейной жизни. Решено: разоренное семейное гнездо станет ее стартом в новую жизнь!

Осознав все это, Алла Николаевна довольно улыбнулась и, мельком глянув за спину, вынула из морозилки плитку любимого темного шоколада. Для всего, что она себе пожелала, ей понадобятся силы. А потому… что может быть лучше жгучей сладости горького шоколада?

Бывший супруг потоптался у шкафа, что-то вынул, уложил в шуршащий пакет, но женщину это не интересовало, она с наслаждением пила чай, отламывая крохотные кусочки шоколада. Это была еще одна традиция из тех времен, когда она начинала работать. Частенько ехать куда-то приходилось не поездом или самолетом, а медленным трясучим автобусом, и чай с шоколадом давал силы продержаться…

Блюдя давно позабытый ритуал, Алла поднялась, открыла навесной шкафчик, вынула маленький термос, спрятанный в углу, ошпарила его кипятком, кинула бутон гвоздики, горошину перца, щепотку имбиря, немного мускатного ореха и лимонную цедру. Дольку целиком добавлять не стала – за долгий путь кусочек фрукта размочалится, будет походить на пропитанную водой губку и совершенно испортит ей удовольствие от последних, самых ценных глотков. А теперь залить в термос крепкий черный чай, добавить ложку меда и ложку сахара, закрыть, проверить и сунуть в сумку, поверх собранных вещей. Вытянутое лицо Бориса шло бонусом к этому прекрасному утру!

– Ты надолго? – термос окончательно уверил бывшего в серьезности намерений Аллы Николаевны.

– Ознакомительный визит на время отпуска. Если понравится, заключу контракт на год, – спокойно ответила она, давая понять, что спешит, и неприятному гостю незачем задерживаться.

Муж бросил на нее смурной взгляд, потоптался растерянно, пошуршал пакетом, но все же ушел. Не теряя времени, женщина стукнула в дверь соседки:

– Лариса, привет! Квартиру сыну не нашла еще?

Ошеломленная соседка быстро заморгала:

– Нет, а что?

– Мне тут на работе внеплановый отпуск дали, уезжаю на год…

Через час, довольно поглаживая потяжелевший кошелек, Алла Николаевна вернулась к себе. Привычно проверила свет, газ, перекрыла воду, набросала детям СМСки с кратким объяснением своего отсутствия и…выпорхнула из квартиры, прихватив с собой только сумку. Появляться в парке с багажом она не собиралась. Если все окажется обманом, она просто устроит себе чаепитие на скамейке, полюбуется осенними листьями, подумает, куда полетит отдыхать. А если получится… Ей хватит того, что уже есть. В конце концов ей обещали форму, а все остальное можно будет купить на месте.

* * *

Парк встретил женщину неприветливо: небо тяжело хмурилось, ледяной ветер лохматил листву, и понемногу начинал накрапывать дождь. Ступая по дорожке, Алла Николаевна была уверена, что скамейка окажется пустой, и она потопчется немного возле нее, возможно, поставит сумку, попьет чая, делая вид, что пришла туда именно за этим, а потом вернется домой, чтобы подыскать себе недорогой тур по горящей путевке.

Два десятка шагов, поворот, близоруко сощурив глаза, женщина старалась рассмотреть знакомый уголок, надеясь, что увидит дорогое светлое пальто лорда Арролла, но тут пиликнул телефон: смс о зачислении отпускных. Сразу стало веселее: деньги на отпуск есть. Сейчас переведет детям необходимые суммы и тут же оплатит коммуналку…

Приземлившись на скамейку, Алла Николаевна, не глядя по сторонам, занялась срочными платежами и потому подпрыгнула, когда над головой раздалось:

– Улаживаете дела? Рад, что Вы решились, прекрасная дама!

Оторвавшись от смартфона, женщина подняла голову и увидела знакомого мужчину.

– Доброе утро. Да, улаживаю, но хотелось бы кое-что уточнить…

– Конечно, – улыбнулся пожилой господин, поправляя тонкий кашемировый шарф, – Вы позволите присесть? Я готов ответить на все Ваши вопросы и помочь, чем смогу.

– Работа, которую Вы предлагаете, предполагает заключение контракта? На какой срок?

– Контракт предусмотрен, – величественно кивнул мужчина. – Вы можете с ним ознакомиться. Он включает в себя не только Ваши обязанности, но и ответственность Академии в лице ректора. Вот, взгляните!

В руки Аллы Николаевны опустился очередной свиток фактурной бумаги – дорогой, плотной, слегка мерцающей. Она развернула лист и сначала увидела непонятные значки, хотела было возмутиться, но… ей же не пятнадцать! Раскрутила свиток и ниже обнаружила текст на русском языке. Количество пунктов и слов совпадало, тогда она позволила себе вчитаться и мысленно присвистнула: обязанностей для нее приготовили не мало! Нет, плюшки тоже были: и обучение языку, и форма, и медобслуживание, но сколько же работы!

Ей вменялось в обязанности: учет и хранение книг; поиск и выдача студентам и преподавателям литературы из фонда библиотеки; пополнение фонда на средства, выделенные руководством Академии; архивация данных о студентах, закончивших обучение; организация зон комфортного чтения и присмотр за местами индивидуальной работы с первоисточниками для студентов и аспирантов. Плюс подбор литературы по заявке ректора… Организация и поддержание в рабочем порядке каталога… Формирование картотеки научных статей… А ещё проведение еженедельных мероприятий с целью расширения кругозора студентов, выставочная деятельность, активное участие в организации общеакадемических праздников… Так, что-то тут ещё про поэтический клуб и академический вестник… Они что издеваются?

Схватившись за голову (объем работы впечатлял даже ее закаленную годами службы душу), Алла Николаевна севшим голосом поинтересовалась:

– И что, это все я одна? Без помощников?

Мужчина нахмурился и признался:

– Прежний мастер-библиотекарь справлялся один. У него, конечно, были духи, домовые, еще кто-то из малого народца, но, если Вы не справитесь, сможете затребовать помощников у ректора Рангарра.

– Одна я точно не справлюсь, – покачала головой женщина, – с духами я никогда дела не имела, с домовыми – тоже, так что в договор нужно сразу внести наличие уборщика помещений, работника читального зала, библиотекаря абонемента помощника для ведения архива и библиографа для работы с каталогом.

– Что такое каталог? – удивленно поднял брови лорд.

– Список, точнее, картотека всех имеющихся книг с указанием, где их искать, – упростила объяснение Алла Николаевна. – Странно, что Вы этого не знаете, поскольку пункт об организации каталогов присутствует в договоре, – не удержалась она от шпильки.

Лорд искоса взглянул на неё и несколько раздражённо произнёс:

– Н-ну, хорошо, давайте внесем помощников. Но может, Вы всё-таки научитесь управлять духами? Это нетрудно! Живые обходятся куда дороже!

– Если освоюсь, от помощников откажусь, – твёрдо пообещала библиотекарь. – А в договор их все же нужно внести, чтобы у ректора не было причины мне отказать. Без подручных я не справлюсь. Или Вы собираетесь заставить меня работать круглосуточно?

– Тоже верно, – согласился с ней мужчина и вручил перо: – Вносите дополнительный пункт на своем языке, и он тотчас появится выше.

Осторожно взяв необычную ручку, Алла Николаевна вынула из сумки ежедневник и, разложив лист на нем, как на столике, принялась очень аккуратно вносить дополнения. Несмотря на непривычный письменный прибор все случилось так, как сказал лорд: она писала внизу листа, а в середине, там, где тексты разделялись, появлялись новые ряды незнакомых значков.

– Сколько я буду получать жалования и в какие сроки? – этот вопрос волновал женщину больше прочих. В конце концов деньги способны решить большую часть проблем в любом мире.

– В месяц Вам положено сорок золотых, – сказал лорд Арролл, – в контракте предусмотрены премии, дополнительная оплата за особые задания, и, наверняка, Рангарр выбьет что-нибудь к юбилею Академии или годовщине коронации Его Величества. Он это умеет, очень способный мальчик.

 

– Золотых? И сколько это будет в рублях? И где я смогу обменять заработанное?

– Ммм… Один золотой равен примерно пяти тысячам ваших рублей. Вы можете получить жалование монетами и обменять их тут в ломбарде с вот таким значком, – мужчина показал ей знакомый логотип. – Но ваши бумаги не имеют хождения в нашем мире. У нас ценят золото.

От подобной щедрости у Аллы Николаевны брови поползли вверх. Ничего себе… Но она сдержала возглас и продолжила «допрос»:

– Аванс? Мне бы хотелось изначально иметь при себе деньги Вашего мира, – пояснила Алла Николаевна.

– Да, я понимаю, аванс предусмотрен, и будет выдан сразу, после подписания контракта. Кстати, контракт магический, так что нарушать его не советую.

В какой-то момент добродушный приятный джентльмен превратился в ледяного желтоглазого типа, от которого хотелось шарахнуться, прикрывая голову руками, а через миг Алле снова улыбался милейший пожилой господин с элегантной тростью в руках. Женщина мысленно перекрестилась и посмотрела на аллею: может, еще не поздно вернуться домой? Там пусто и одиноко, но зато есть вязание и книги… Деньги, полученные за аренду квартиры, конечно, придётся вернуть, но, как говорится, не жили богато…

– Не думайте о дурном, прекрасная дама, – улыбнулся лорд, словно прочитал её мысли, – я уверен, что Вам понравится наш мир и наш город. Билейс красив и приятен, а наша Академия когда-то славилась по всем четырем континентам.

– Я смогу возвращаться домой во время отпуска? – спросила Алла Николаевна, все еще поглядывая на асфальт.

– Видите ли, – мужчина потер подбородок, – контракт заключается на пять лет с возможностью расторжения через год или в том случае, если ректор будет недоволен Вашей работой. То есть, отпуск будет через год, а где его провести – Ваше дело. Захотите вернуться сюда – вернетесь.

– А если меня не устроит рабочее место, условия проживания или еще что-нибудь? Неужели я не смогу расторгнуть контракт? – изумилась Алла Николаевна.

– Сможете, конечно, – замялся лорд, – но Вам все равно придется остаться в Билейсе до окончания года, портал в другой мир – дело энергозатратное, и лучше всего получается в те дни, когда тьма и свет сходятся в равновесии…

Женщина чуть нахмурилась и вспомнила: ну да, конец сентября, осеннее равноденствие. Про весеннее многие помнят, а ведь осенью день также равняется с ночью!

– Я поняла, – она задумчиво огляделась. А так ли она дорожит старой квартирой, своим рабочим местом и одиночеством? Ведь когда-то она мечтала о путешествиях, поездках в другие страны, общении с разными людьми, а потом учеба – свадьба – дети – работа… и все. Шанс провести год не просто в другой стране – в другом мире, его стоит использовать! Решительно поставив точку в своих рассуждениях, Алла Николаевна продолжила беседу:

– Ещё меня интересует, что мне можно взять в Ваш мир, а что нельзя, и на каком уровне у Вас находится быт?

– Быт? – в глазах мужчины обозначилось недоумение.

– Мне нужно знать, кто или что у Вас занимается стиркой и готовкой, есть ли бытовая техника, и будут ли работать в Вашем мире мой ноутбук и телефон.

– А! – лицо лорда просветлело, – стирают слуги, но маги пользуются бытовыми заклинаниями. В Академии есть столовая, где кормят студентов. Преподаватели и мастера могут есть там, а могут выходит в город, в ресторацию или трактир. Ваша техника, – лорд произнес слово с особенным акцентом, почти по слогам, – у нас не работает. Брать с собой можете все, что пожелаете.

– Я собрала чемоданы, – чуть смутившись, призналась Алла Николаевна, – но не взяла их с собой, просто не знала, как мы поедем.

– Можно отправить за ними посыльного, – задумчиво произнёс мужчина, – хотя это займет время. Давайте попробуем так: представьте себе свой багаж и пожелайте, чтобы он очутился тут, у Ваших ног!

«Ну и бред!» – подумала Алла Николаевна, но послушно прикрыла глаза, вспоминая три потрепанных чемодана, стоящих у кровати, вот как раз там, где красуется стопка книг и стоят ее тапочки… Грохнуло, шмякнуло, пискнуло… Подняв ресницы, изумлённая женщина увидела три чемодана, стопку книг, тапочки и мышку-пищалку, которой любил играть Барсик.

– Это все? – удивленно спросил лорд. – Вы очень сдержанная дама, – потом улыбнулся и протянул Алле Николаевне упавшее в листву перо: – Подписывайте, и мы немедля отправимся в Академию!