Za darmo

Жан Антуан Кондорсе. Его жизнь и научно-политическая деятельность

Tekst
1
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Кондорсе делит историю человеческого прогресса на десять эпох. Первая относится к тому времени, когда люди жили отдельными семьями; затем несколько семей, живших поблизости, соединялись в одно целое, как бы составляя один народ; вторая эпоха – эпоха пастушеских народов и перехода к земледелию; третья эпоха характеризуется успехами земледельческих народов до изобретения письма; четвертая эпоха отмечена успехами человеческого ума в Греции до того, как произошла специализация наук, совершившаяся в царствование Александра Македонского; пятая эпоха – развитие наук со времени их специализации до их упадка; шестая эпоха – упадок просвещения, реставрация последнего во время крестовых походов; седьмая эпоха – первые успехи наук со времени их реставрации до начала книгопечатания; восьмая эпоха – от изобретения книгопечатания до того времени, когда философия и наука свергли иго авторитета; девятая эпоха – от Декарта до Французской Республики; десятая эпоха – будущие успехи человеческого ума.

Уже из одного содержания первой книги легко усмотреть, что это сочинение Кондорсе отличается большой оригинальностью. Кондорсе рассматривает историю человеческого прогресса не глазами оптимиста; он смотрит на нее с точки зрения математика, – признавая все уклонения от прямого пути к прогрессу весьма малыми, если принять во внимание, что путь этот бесконечно велик. Такой взгляд не мешает видеть все, что есть дурного в настоящем, и признавать регресс в том или другом отношении; но он внушает веру в то, что все это – временное и не может совершенно отклонить человечества от пути к прогрессу умственному и нравственному. В десятой главе первой книги, посвященной будущему человечеству, мы читаем:

«Если человек может с большой достоверностью предсказывать явления, законы которых ему известны; если, даже не зная этих законов, он в состоянии судить о будущем по прошлому, то нет оснований считать химерою попытку представить себе картину будущего человеческого рода, соображаясь с его историей.

В науках естественных единственное основание веры – это идея, что все общие законы, известные и неизвестные, но управляющие явлениями вселенной, суть непреложные и неизменные. Отчего бы этот принцип не должен иметь силы в истории развития умственных и нравственных способностей человека?»

Мы говорили уже о том, какое важное значение Кондорсе придавал воспитанию в деле усовершенствования рода человеческого. В качестве дополнения скажем теперь несколько слов о его сочинении «Sur l'instruction publique» («Об общественном образовании»), имеющем тесную связь с предыдущим.

Кондорсе делит общественное образование на пять различных ступеней. Первая ступень – первоначальная школа, дающая знания, необходимые для всех и каждого; вторая ступень – школы, где получаются сведения, необходимые для отправления простейших обязанностей; третья ступень – институты, где под руководством профессоров люди готовятся к высшему образованию; четвертая ступень – высшие заведения или лицеи; и, наконец, пятая ступень – национальное общество, направляющее образование целой страны и занимающееся вообще усовершенствованием наук и искусств.

Общественное воспитание, по мнению Кондорсе, составляет обязанность государства перед гражданами. Без него невозможно равенство перед законом. Философ подробно развивает это положение и доказывает его, как геометрическую теорему. В то же время он не допускает мысли о поголовном равенстве образования, степень которого вообще должна определяться различными внутренними и внешними условиями; Кондорсе с большой ясностью устанавливает minimum образования, необходимый для того, чтобы один человек не находился во власти другого, говоря: «Человек, не знающий арифметики, разумеется, находится в зависимости от человека, обладающего этим необходимым знанием, но последний нисколько не зависит от ученого математика». Кондорсе требует, чтобы все обладали знаниями, безусловно необходимыми в жизни. Он надолго останавливает свое внимание на этом важном предмете и затем строго доказывает, что неравенство образования есть первая причина порабощения одного человека другим.

От образования умственного он переходит к нравственному развитию и отчетливо проводит мысль: для того чтобы сгладить неравенство между людьми, необходимо уничтожить резкие различия в их нравственных чувствах, привычках и обращении. Человек с нежными, тонкими чувствами, хорошо воспитанный, неохотно протянет руку человеку грубому, неотесанному; поэтому необходимо, чтобы и в этом отношении существовала, так сказать, общая норма благовоспитанности для всех людей.

Во всех его взглядах проявляется бесконечная любовь к человеческой природе.

Кондорсе говорит: «При распределении труда надо иметь в виду, чтобы оно не приводило к умственной тупости, не забивало бы тех способностей человека, которые необходимы всем и каждому». Здесь автор входит в большие подробности, устраняя тем все могущие возникнуть недоразумения.

Каждая строка этого сочинения проникнута уважением к правам человека. «Общественное воспитание должно ограничиваться образованием, – говорит Кондорсе, – и не посягать на права родителей, которым должно быть предоставлено нравственное воспитание».

Желая распространить необходимое образование между всеми людьми, Кондорсе придает большое значение методам, облегчающим усвоение предмета.

Он высказывает мысль, что нельзя навязывать временные мнения как вечные истины, вступаясь всегда и везде за неприкосновенность природы человека. В то же время он стремится к тому, чтоб общественное образование облегчало людям практическую жизнь, и советует сообразовываться с требованиями времени. Сочинение его изобилует также очень верными замечаниями относительно более частных вопросов – обязанностей учителей и так далее. И все эти частные взгляды строго отвечают главной идее: образование и воспитание должны подготовить людей к равноправию. Согласно этому образование должно быть одинаковым для мужчин и для женщин. Такой же взгляд проводил Д’Аламбер и другие энциклопедисты. Из многих замечаний Кондорсе видно, что не одна идея равенства привела его к таким соображениям; он утверждал, что женщины могут оказать пользу науке, делая наблюдения и составляя элементарные книги; перед его глазами были живые примеры – труды его собственной жены, г-жи де Шателэ и других женщин XVIII столетия. Для воспитания детей Кондорсе считал необходимым широкое образование матерей, и он с глубоким знанием действительной жизни разъяснял своим современникам все зло, происходящее от отсутствия этого образования.

Наконец, неравное образование, по его мнению, непременно должно вести к неравенству между членами семьи и помешать их счастью. Этой мысли он посвящает немало таких страниц, которые и в настоящее время могли бы выяснить многое; далее он развивает мысль, что мужчины легче бы сохранили свои знания, если бы жены их принимали участие в умственном труде, и весьма поэтично описывает совместный умственный труд мужчины и женщины. Он доказывает, сверх того, что, помимо пользы, женщины имеют несомненное право на высшее образование, и приводит в пример итальянок, занимавших с успехом кафедры в университетах. Согласно всему этому Кондорсе не только допускает, но даже считает полезным совместное обучение обоих полов.

Вопросы о конкуренции и ее последствиях, конечно, не принимались во внимание человеком, которому жизнь, по его же собственным словам, представлялась не борьбой соперников, а совместной деятельностью людей-братьев. Эти взгляды Кондорсе произвели, между прочим, глубокое впечатление на замечательную женщину его века, известную Софи Жермен – математика и философа.

Кондорсе признавал, что стимулом человеческих действий всегда служат удовольствие и личный интерес, но вместе с тем думал, что социальные науки должны стремиться уменьшить число случаев, в которых общественный интерес противоречит личному; с другой стороны, воспитание и образование должны развить в нас естественный интерес к общественному благу.

Мы познакомили читателя с теми из сочинений Кондорсе, в которых с наибольшей отчетливостью выступают его заслуги; они свидетельствуют о том, что Кондорсе вообще отличался сильным и оригинальным умом, не уступая в этом отношении самым выдающимся людям своего века.