Соседи по комнате

Tekst
6
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Соседи по комнате
Соседи по комнате
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 21,89  17,51 
Соседи по комнате
Audio
Соседи по комнате
Audiobook
Czyta Катя Роман
12,54 
Szczegóły
Соседи по комнате
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Какие они красивые! Так бы и съела!

– Угу, – буркнула я, перелистывая страницу тетради. Я понимала, что перед смертью не надышишься, но все же… Как-никак зачет сейчас будет.

– Ну, Женька… Женька! Посмотри уже!

– Евгения, – поправила, начиная злиться, но зная Галю, я понимала, что все равно мне придется лицезреть этих «красавчиков».

– Они просто потрясные! Суперские! Особенно Олег! Ммм… Блин, и почему они на меня не смотрят?!

Ладно, все, лучше уж на секунду отвлечься. Что не сделаешь ради хорошей подруги. Устремила взор в ту сторону, куда она с такой любовью пялилась, и увидела парней. Кучку… приличную. Из компании особенно выделялось двое: самые наглые и дерзкие с модельными лицами. По физической подготовке предположила, что они спортсмены. Ах да, еще богатенькие буратинки, раз все девчонки с открытыми ртами томно вздыхали на каждый их чих.

Неосознанно вновь обратила внимание на темноволосого парня. И как назло, он посмотрел в мою сторону. Наши взгляды встретились, и он криво усмехнулся.

«Офигеть! Он решил, что я ему улыбнулась? Да ни в жизнь!»

Скривилась от всей души, чтобы он точно понял, что герой не моего романа. А то напридумывает себе невесть чего, этот длинноногий гусенок.

Это чудо природы усмехнулось и отвернулось.

Вот и правильно! Тратила бы я свое время на этого парнишку.

– Угу… – единственно, что смогла сказать на восторг подруги.

– Слушай, тебе совсем неинтересно? Это ведь Олег!

Не разделяла ее эмоций, но вот «это ведь Олег» как-то напрягло.

– Он особенный? – Я же вечно ресничками хлопаю, когда девчонки сплетнями делятся.

– Конечно! У него папаня какой-то там крутой, а сам он красавец и с мозгами. Перенимать папин бизнес будет. Да у него…

И пошло-поехало…

Тут же вспомнила строгое лицо дяди. Да уж… он бы был рад, если я пищала от восторга, стоило увидеть богатого принца. Тогда бы он быстро организовал свадьбу, с целью расширить связи и удвоить доход. Нет, утроить! Что-то скромно подумала про «добрейшего» дядю.

Я не хотела вот так. Хотела как мои родители, чтобы любили друг друга и все делали сообща и дружно. Жаль, что они оставили меня так рано.

– Понятно, – буркнула, понимая, что ничего с такими темпами не повторю. Закрыла книгу и притянула к себе салат, рассматривая содержимое в тарелке.

Боже, тут хоть продукты свежие? Поковыряла вилочкой и решила, что зря его взяла. Или съесть? Последний вариант бесповоротно испарился, как только я заметила пятно сбоку на тарелке.

Пятно! Старое, засохшее. Отмыть не могли?

Что говорить про еду, когда в столовой даже посуда грязная.

Меня передернуло от увиденного. Не могла терпеть грязь.

Я обожала чистоту. Чтобы все предметы, вещи на своих местах, на полочках, чтобы без пылинки. К запахам относилась вообще с особой любовью. В моей комнате, которую мне выделили в общежитии, все сверкало и благоухало. Кстати, да, я в ней одна жила. Договорилась с комендантшей. Было не так просто, но все же я смогла. Доплачивала, конечно, за это удовольствие. Ну, зато я одна… в полнейшей тишине и чистоте. И хоть я зарабатывала не так много, но на жизнь и комнату хватало.

Подрабатывала на праздниках аниматором. Устроилась в эту фирму еще на первом курсе. Случайно, и до сих пор там, хотя руководитель у нас еще тот ворчун. К тому же жадный. Мы ласково прозвали его Плюшкин. В любом случае мне хватало на продукты и оплату отдельной комнаты в общежитии. По одежде тоже было все не так плохо. Я состояла во всяких вещевых сайтах и покупала там все необходимое по акциям. Главное, что новое, со вкусом и по доступной цене.

– Если ты есть не хочешь салат, то я могу… – Галя выпятила губы, обдумывая, как завершить свое предложение, – съесть.

«Кто бы сомневался…» – подумала, замечая ее голодный взгляд. Вот так всегда! У Гали есть огромный минус ко всем ее замечательным качествам. Она вечно худела. Стоило нам подойти к дверям столовой, она начинала убеждать, что ничего не хочет, а потом безумным взглядом смотрела, что ели другие. Под конец пар она не выдерживала и лопала булки, которые носила в пакетике. Так… на всякий случай.

– Держи, – сказала и подвинула ей, но не удержалась и все же призналась: – Тарелка грязная.

– Где?

– Вот! – буркнула, не понимая, как можно ТАКОЕ ПЯТНО не видеть.

– Да ты брось! Тут все чистенько. Ммм… и какой вкусный салат! – хвалила она с полным ртом, вкидывая в себя мой салатик. – Слушай, а почему хлеб не взяла?

«О, как она худеет! Сейчас наезды начнутся…»

– Я не ем серый.

– От него же худеют! – бросила она и полезла в свой пакетик, откуда достала три куска белого хлеба.

– Твой-то не серый, – напомнила ей.

– Я этот больше люблю. Хочешь?

– Нет. Слушай, а почему ты нормально не питаешься? Булки только с хлебом таскаешь, – не удержалась от вопроса.

– Ммм… как же вкусно! То, что таскаю… – тут мне пришлось подождать, пока она прожует, – ну-у-у я всегда надеюсь, что все же не захочу. Но вот не получается.

Засмеялась. Минина вот вечно как что скажет: хоть стой, хоть падай.

– Блин, ты бы уже успокоилась и нормально ела.

– Но я же хочу похудеть!

– Галька, ты ведь умная, особенно когда считать нужно. Так зачем ты сейчас бред какой-то несешь?

– Ну, у меня нет силы воли, когда дело касается еды! Совсем. Как только вижу вкусненькое, и все… – с грустью выдала она, разглядывая пустую тарелку, принимаясь за булки.

Завтра нужно будет взять два салата. От хлеба она точно не похудеет.

– Так ты ешь, только ходи на тренировки. Бегай, прыгай, танцуй.

– Вот ты бегаешь?

– Да.

– Что? Блин, ты такая скучная. Понятно, почему у тебя парня нет.

«Зашибись! Вот к чему пришли! Я скучная…» – подумала, и захотелось мне знать, с чего такие выводы.

– И почему же?

– Ты, кроме учебников, что-нибудь видишь?

– Да, у меня еще есть расходы, которые нужно оплачивать. Поэтому я подрабатываю. А так как времени не хватает, я учусь в перерывах между подработками.

– Скучно.

– Да? А мне нет.

– Нет в твоей жизни счастья!

Задумалась, не зная, что ответить. Может, я, действительно, скучная? Но я, если признаться, ничего не успевала и поэтому не успевала скучать.

Тут раздался смех. Громкий такой, что показалось, будто стадо коней ржет. Галя повернулась и ахнула.

– Смотри, они идут сюда! – услышала довольный возглас подруги.

Подняла голову и увидела, что к нам направлялось двое парней. Самые наглые и крутые из той компашки. Выскочки, в восторге от собственных персон.

Брюнет и блондин – именно так про себя обозвала их. Никого не знала. Меня такие фраерочки не интересовали. Да и некогда было.

Оказавшись у нашего столика, брюнет встал рядом со мной, демонстрируя упругий зад, а блондин уселся на стол ближе к подруге. Кое-как сдержала себя от желания столкнуть его, хотя пальцы моментально задергались от предвкушения.

Совсем обнаглели?!

Блондин подмигнул Гале и сексуально пропел:

– Тебя как зовут?

– Галина, – запинаясь, проговорила она.

– Хочешь сегодня со мной на вечеринку?

Девушка потеряла дар речи. Она кивнула и радостно воскликнула:

– Да!

– Там нужно танцевать. Ты сможешь?

Не нравилось мне, когда вот так подходили и провоцировали. А эти точно не просто так прискакали. Поржать, однозначно. Кони. Притом так, чтобы не только им, но и всем. Не зря же их дружки снимали видео с того столика. Модно ведь издеваться над кем-то. Повернулась к подруге и попросила:

– Пойдем? Нам нужно на пару.

Она даже не среагировала, продолжала улыбаться парням и кивать. Сзади послышалось хрюканье. Не к добру. Понимая, что девушка добровольно не уйдет, подняла голову, всматриваясь в нахальные физиономии этих красавцев, и спросила:

– Что, заняться нечем?

– Не вмешивайся, мышь, – произнес брюнет, и мне вот сразу захотелось запустить чем-нибудь в него. Например, вот этим замечательным горячим какао. Оно так и просилось ко мне в ручки!

– Женька, не вмешивайся. Это мое дело, – попросила Галя и поднялась.

Минина была очень умной. Она запоминала любые цифры в голове, быстро умножала и моментально складывала. Ее так и прозвали «Калькулятор». Стоило прочитать раз текст, знала его наизусть. Начитанная и добрая. Но ей так отчаянно хотелось найти парня, что у нее не получалось из-за веса, как она считала, и девушка кардинально менялась. Галя превращалась в наивную дурочку, когда к ней подходил красавчик спортивного телосложения.

– И что, сможешь сейчас станцевать? – уточнил блондин, поднимая бровь.

«Нет! Не вздумай!» – хотелось закричать, и я даже встала, но тут услышала:

– Грызи учебники, мышь.

Естественно, мне это не послышалось. Брюнет решил поговорить. Этот наглый котяра. Встретилась с его хамоватым взглядом и грубо процедила:

– Рот закрой!

– Чего? Ты это мне? – у него даже лицо изменилось. Сейчас вот красавчиком и не пахло. Из котика превратился во льва, обиженного мышью.

Скривилась. Так и не поняла, почему именно столь маленький зверек? Меня такой вот совсем не назовешь. Просто я не тусовщица и не умею флиртовать. Но это понятно. Когда мне этим заниматься?! Я же учусь, подрабатываю и даже сплю.

Настроилась ответить. Вполне возможно, даже книжкой запустить.

Нет, слишком мягко.

Но тут блондин успокоил дружка, хлопнув по плечу со словами:

– Успокойся, Ник. Ей просто хочется пообщаться с таким крутым парнем, как ты. Пусть грызется, больше ей не светит.

Что?! Вот урод! Я, конечно, не писаная красавица, но и не уродина. Нормальная. Обычная. С характером… С последним он сейчас познакомится.

Схватила стакан и только подумала запустить в этого козла, как тут послышалась музыка.

 

Галя начала танцевать. У нее классно получалось. Пять лет ходила на танцевальный кружок, а потом забросила. Если бы ей чуть взяться за себя, то «порвала» самых красивых и гибких. Жаль, что в плане своей внешности она столь сильно комплексовала.

Мне нравилось, но где-то позади начали хрюкать и ржать. И что ужасно – снимать.

С силой сжала свой стакан с какао. Четко понимала, что сейчас будет, но подруга танцевала все активнее, реагируя на бурные овации заводил. Они же кивали и хлопали, чтобы она и дальше продолжала.

И тут все стихло. Блондин схватил ее телефон и отключил звук. Скривился, немного поводил губами, словно думал, хотя я сомневалась, что в этой головешке есть мозги, и вручил ей со словами:

– Держи.

– И что? – серьезно спросила подруга, все прекрасно понимая, но еще тая надежду.

– Это было… отвратительно, – с презрением бросил плешивенький блондинчик. – Думаю, вспомню о тебе, когда захотим поржать. Может, к этому времени перестанешь столько булок в себя вталкивать.

Они двинулись к своему столику, а подруга огорошенно смотрела им вслед. В голубых глазах стояли слезы.

«Вот твари!»

Стиснула стеклянный стакан в руках, удивляясь, почему не лопается, а потом рявкнула:

– Эй, блондин!

Он повернулся, и в эту минуту я прыснула свой горячий какао ему в лицо, отчего он взревел.

– Подлец! Если для тебя нормально так себя вести с девушками, то для меня это тоже приемлемо.

– Зараза! – взревел он и только пошел на меня, как я от испуга кинула в него стакан, но он попал в брюнета и так хорошо по коленке, отчего тот подскочил до потолка и, не удержавшись, грохнулся на соседний стол, хватаясь за ногу.

– Женька, бежим! – закричала мне Галя и потащила меня в сторону, а я все оглядывалась назад, удивляясь себе.

«Мамочка, это все я натворила?! С ума сойти!»

Глава 2

Неделю спустя

Сидела в комнате, натирая стеклянный столик. Нервы. Когда переживала, я вымывала все до блеска. С детства такая реакция на стресс. А после содеянного я места себе не находила. Все ждала… расплаты. Одно смущало: о том, что случилось, никто и нигде не говорил. Абсолютно. Словно ничего особенного не произошло. Даже видео танцующей Гали не выкинули в сеть.

Не понимала. Что не так?

Не верилось, что эти мажоры поняли и раскаялись. И еще забыли обо мне. Ага… как же. Я была уверена, что они вынашивают план мести. Я ведь облила блондина горячим какао и ударила брюнета стеклянным стаканом в колено. Как такое забудешь?

Эх-х-х… Возможно, они уже наняли киллера и ждут удачного момента? Ммм…нет. Слишком просто. Но на всякий пожарный случай по темным закоулкам не ходила.

Тогда что?

Мой мозг уже как семь дней мучительно обдумывал варианты. Что только не напридумывала. Фильмы ужасов отдыхают. Но ничего не происходило. Совсем.

Подруга каждый день звонила. Интересовалась, жива ли я. Усмехнулась, вспоминая ее реакцию, когда сбежали из столовой. Уже через десять минут она беспокоилась о своем блондинчике, ругая мой взрывной характер. Добрая, блин… Я же не испытывала подобных эмоций. Конечно, немного переборщила, но у меня не было времени дуть на какао, чтобы оно остыло.

В дверь постучали. Нахмурилась, не представляя, кто там может быть в такое время. Восемь часов вечера.

Опять за солью? Или шампунь закончился? Всегда не понимала, почему вспоминают об этом не в магазине, а когда разденутся до трусов и шуруют в ванную комнату.

Поднялась и направилась открывать, продолжая сжимать пальцами тряпку. Распахнула дверь и изумленно застыла на месте, встретилась с карими глазами брюнета.

«Не поняла…»

Пока соображала, что ему тут нужно, парень нагло отодвинул меня в сторону и в своих грязных кроссовках направился в комнату. Сзади стояла коменда. Она лучезарно улыбалась, прижимая руки к груди, дергая пестренький халат.

Волновалась.

– Что происходит? – спросила, не понимая, почему этот гусь шарится по моей комнатке. Я тут, если что, обувь снимаю, тряпочкой натираю каждый сантиметрик. А он…

Развернулась к этому чудовищу и рявкнула:

– Тебя кто приглашал? Выйди!

– Ага, как же… – ответил он и почти с разбега запрыгнул на мой чистенький светленький диванчик.

Тряпка упала на коврик.

Сердце остановилось.

Ирод!

«Все, моему терпению пришел конец!» – рассуждала с открытым ртом, чувствуя, как мой левый глаз задергался, а пальчики мечтают сжать длинную шею этого лебедя.

Диванчик у меня почти девственный. Как этот урод посмел свой зад на него приземлить?!

Без особых раздумий кинулась к нему и быстро вцепилась в ногу, дергая на себя и гневно рыча:

– Слезь!

– Это теперь моя комната! – довольно заявил обнаглевший брюнет.

– Да ни за что! Вон пошел, крокодил ушастый!

– Вижу, что вы подружитесь! Так замечательно начали! Тогда я могу быть спокойна… – мило пропела комендантша и хлопнула в ладоши, планируя смыться из комнаты.

– Что значит «начали»? – спросила, не понимая, о чем речь. Что тут происходит?! Как понимать?

– Женечка, так получилось, что у Никитки… – Нина Петровна зачарованно посмотрела на этого ушлепка, – возникли некоторые сложности. Поэтому вам придется делить комнату. Думаю, ты что-нибудь придумаешь. Пусть он на диване ляжет, а я тебе могу подогнать раскладушку. Ничего такая, еще несколько лет точно продержится.

– У нас договоренность, – с рычанием напомнила ей на тот случай, если женщину замучил склероз. Я ей заплатила за три месяца вперед.

– Мда, я помню. Но Женечка, это необходимость всего на несколько недель, пока Никитке готовят комнату. Ему не по нраву другие.

«Что?! Да с какой стати?!»

– Не по нраву? Мне-то что? Почему выбор выпал на мою комнату? Я девушка, а…

Запнулась на полуслове, реагируя на странный всхлип. Это чудовище чертыхалось на моем диване, давая понять, что так не считает. Посмотрела на него и передала весь спектр своих эмоций. В ответ получила наглый оскал.

– Ну, видишь ли… обычно в комнатах живут по несколько человек. Я могу отдать ему твою, а тебя заселить пятой в комнату. Только так.

– Мы… – начала, но мне так и не дали договорить.

– Да, да, я знаю, что мы договаривались, но у меня нет выхода. Только в эту комнату. Никите нужны нормальные условия.

«Нормальные? Для Никитки?! Да без проблем! Война ему подойдет?! Ее я этому мажору точно организую! Притом в самые короткие сроки…»

– То есть «нормальные» условия?

– Женечка, ну, ты же девушка, должна понимать. Я только ради тебя согласилась, чтобы в комнате совместно проживали парень и девушка. На свой страх и риск. Прошу об этом не говорить, если хочешь и дальше здесь жить. Или можете сказать, что вы пара.

– Какая пара?! – возмутилась, слыша хрюканье парнишки. Ему идея тоже не нравилась. Ну, хоть немного мозги присутствуют.

– Тогда лучше молчать. А пока… можешь присмотреть за Никиткой. Надеюсь на тебя! Да, Никит? Знаешь, какие Женечка вкусные пироги печет… – довольно начала она.

– Для него я ничего не собираюсь делать. Я не хочу, чтобы этот сноб здесь был. Никогда. Не хочу!

– Никитка, чем ты девушку обидел? Совсем не та реакция, что я привыкла видеть, – лучезарно пропела Нина Петровна.

– Где тут девушка? Кроме вас, никого не вижу, – буркнул парень, вытягивая ноги.

«Упырь!»

Комендантша поплыла от счастья. Все, теперь бесполезно даже говорить. У нее появился герой.

– В общем, Жень, это ненадолго и не обсуждается, – абсолютно серьезно заявила она.

– Ненадолго? Я против! Тогда меняйте, чтобы со мной девушка была.

– Понимаешь… у нас отдельные комнаты на особом счету. Только этот вариант подходит. Или тот… что я уже озвучила. Ты идешь пятой в 405 комнату.

Она специально? В этой комнате проживали такие грязнули, что когда случайно пересекались, меня всю потряхивало от неприязни. Именно из-за них в комнате отделила небольшой участок, где могла готовить. В общую кухню после них нужно было заходить в противогазе и с моющими средствами, начиная распылять уже на входе.

А-а-а-а… Я же задохнусь в их комнате. Не знаю, как другие, но у меня было подозрение, что они не моются, а неприятные запахи маскируют резкими тошнотворными духами.

«Так, и что делать?»

Посмотрела на этого мажора. Ну, он считается красавчиком, вероятно, с девушками встречается, следовательно, должен мыться. Часто. Ежедневно. Хотя бы через день. Да?

А если нет?

Захотелось завыть.

Ладно, нужно успокоиться. Это ведь на несколько недель.

– Так что скажешь? – спросила миленьким голоском жестокая женщина, с такой любовью ожидая ответа. Вот какая оказалась… А ведь я с ней секретными рецептами делилась, пирогами кормила, а она… Не ожидала от нее такого вероломства.

– Если только на некоторое время, – выдохнула, не представляя себе, как с этим ящером смогу ужиться. Я привыкла в тишине, в чистоте. Одна, если коротко.

Может, немножко отравить его слабительным? Чуть-чуть. Самую малость, например, на сутки. Ммм… а если он не добежит до туалета? Да и навряд ли за собой приберет. Мне тогда придется…

Чуть плохо не стало. Помутнело в глазах. Не дай бог! Завтра успокоительные таблеточки куплю. Хотя… сбор у меня где-то на полочке скучал. Чай заварю.

Ужасная идея! Чуть себе смертный приговор не вынесла.

Или нет?

Если только вывести из строя туалет, чтобы он знал, что к соседям нужно. К тем, что через две комнаты поживают и порнушку в час в час ночи включают. А потом они невероятно громко комментируют весь процесс. Учат героев, умники. Да, именно к ним пусть бегает!

Даже стало неудобно от подобной мысли, но почему-то на сердце потеплело.

Заметила, что парень чересчур хитро смотрит на меня, словно догадывался о моих замыслах, и громко выдала:

– И я не буду спать на раскладушке! Это мой диван. Мой! Так что спрыгивай подобру-поздорову.

Сзади послышалось шуршание. Комендантша. А я пока свои хитрые планы обдумывала, совсем забыла о ней.

– Ну… вы и без меня решите, а у меня дела. Нужно еще в 105 комнату забежать, – вздыхая, поделилась женщина, своим видом давая понять, что там огромная трагедия произошла. – Девочки вчера на лестнице такой срач устроили, что вот мне стыдно было смотреть. И чего там только не валялось! Бесстыжие! Вот в наши годы такое не творили. Воспитанные были. А сейчас… Как уже надоели, – причитала она, незаметно сбежав в коридор, оставив нас наедине.

Сосредоточила все свое внимание на этом чудовище. Он ждал продолжения, что точно видела по его лицу. А если ждет, как говорится, то не стоит разочаровывать.

– Слезь с моего дивана!

– Не собираюсь, – заявил он мне, а потом вдруг прищурился, прикидывая что-то нехорошее в своей голове, и ехидно так пропел: – Если вопрос в том, что «твое» и «мое», то я могу приобрести новый, а этот выкинуть. Что тогда будешь говорить?

– Может, тогда в отдельную квартиру переедешь? Что уже мелочиться с диваном. Не стремно мажору жить в общаге?

– А я и не знал, что стал мажором. И когда успел? – кривлялся парень и ресницами хлопал. Вот же блин, что же они у него такие густые и длинные?! Он же парень. Мне даже неудобно стало, хотя у меня нормальные.

Так, неувязочка со статусами вышла. Но мне плевать.

– Неважно. Ты же раньше где-то жил, вот и отправляйся туда. Скатертью дорога!

– У старшего брата появилась девушка, а я не могу выносить ее стоны. Так что буду жить здесь, – он не говорил, а тянул, притом с таким удовольствием.

– А я тебя не могу выносить…

– Потерпишь, – заявил и вдруг произнес: – Кстати, могла бы и спросить, как моя нога. Совесть не грызет?

– Вот мы и подошли к главному! – воскликнула, стараясь говорить с энтузиазмом. – Как я понимаю, этот цирк в честь твоей мести? Только как-то долго соображал, я вот заждалась. Конечно, не ожидала, что опустишься до совместного проживания, но были мыслишки…

Ох, как он убивал меня взглядом. Прямо вот четвертовал. Даже сел ровно, чтобы как на таракашку смотреть, перед тем как тапком прихлопнуть.

– Скажем так, когда пришлось выбирать, это сыграло свою роль. Ты виновата и должна искупить свою вину.

«Искупить вину? Сразу видно, эгоист. А то, что унизил девушку… ничего страшного. Сама виновата – лопает много!»

– Хочешь войну? – с каким-то рычанием получился вопрос.

– Ты о чем? Не уверен, что сможешь вступить в сражение и не сдуться на первой секунде.

Идея со слабительным вновь стала актуальна. Да вот. Нужно только проверить бутылечки по срокам годности, чтобы этот баклан в больницу не попал случайно.

– Посмотрим… – проговорила и показала на декоративные подушки.

 

Он пожал плечами, вроде как не понимая. Угу, я даже не сомневалась.

– Спрыгивай, коник, я буду расправлять диван и спать.

– А я не собираюсь. Еще телевизор посмотрю, потом перекушу. Кстати, что готовила? Я острые блюда не люблю.

– А я вот теперь обожаю! И благо телевизора у меня нет, – довольно воскликнула и тут же вздрогнула от громкого стука в дверь. Через секунду в комнату вошло двое коренастых парней. Они несли большой телевизор. А за ними высокий, но хиленький студентик с дрелью в руках.

«Вот же черт!»