Скандал в академии магии. Интервью с ректором

Tekst
15
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Скандал в академии магии. Интервью с ректором
Скандал в академии магии. Интервью с ректором
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 34,02  27,22 
Скандал в академии магии. Интервью с ректором
Audio
Скандал в академии магии. Интервью с ректором
Audiobook
Czyta Алла Човжик
17,72 
Szczegóły
Скандал в академии магии. Интервью с ректором
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

© Верхова Е., 2021

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2021

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет за собой уголовную, административную и гражданскую ответственность.

Пролог

– В Канторовскую академию? Ты издеваешься?! – Я даже не пыталась скрыть возмущение.

– Ты как с матерью разговариваешь?! – Из всегда идеальной прически родительницы выбилась прядь, нос покраснел, глаза метали молнии. Она злилась, и это можно было понять. – Сейчас мы не можем себе позволить никакую другую академию, будто сама не знаешь! Это одно из лучших бюджетных заведений. Твоих баллов вполне хватит, чтобы перевестись в Высшую Академию Кантора.

Еще бы их не хватило! Если уж я смогла поступить в по-настоящему элитное учебное заведение, да еще и продержаться там до второго курса, то и с ВАКом справлюсь.

– Вот документы на зачисление. – Мама постучала указательным пальцем по лежащей на столе картонной папке. – Мне удалось договориться с ректором, чтобы тебя приняли без собеседования.

Ага, договориться. Да тех, кто поступил в Академию Высшей Магии, в любое другое место примут с распростертыми объятиями. Даже если их отец – экономический преступник и над ним ведется следствие. И то, что сейчас середина года, мало кого остановит, если знать, кому дать взятку. Вряд ли в ВАКе какие-то неподъемные для нашего нынешнего кошелька суммы.

Воспоминания последнего месяца разом пронеслись перед глазами, и я закусила губу. Еще совсем недавно мы каждый вечер проводили вместе за ужином, беззаботно болтали обо всем на свете. А потом… потом к нам ввалились пятеро дознавателей, схватили отца и опечатали дом. Тогда я не поняла ровным счетом ничего, даже не успела среагировать и призвать магию. Уже сильно позже услышала от матери, что отца обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах. Я никогда не лезла в дела родителей, но в голове как-то совершенно не укладывалось, что папа может иметь отношение к преступному миру Кантора.

– И еще… – Мама отвела взгляд. – Тебе придется остаться там на полном проживании.

– Что?! – не успела я отойти от первого шока, как получила второй.

– Денег на кареты и тем более кристаллы телепортации у нас нет! Твой отец оставил нас без гроша, – прошипела мать. – Все мои сбережения уходят на законника, еду и поиск хотя бы небольшой комнаты, чтобы жить подальше от…

– Что тут за шум?

Открылась дверь – и на пороге оказалась моя бабушка, графиня Роунвесская. Как всегда, ухоженная донельзя, седые волосы собраны в аккуратную прическу, идеально выглаженное дорогое платье, красивые руки. Графиня, одним словом. И я могла бы быть наследницей рода, если бы моя мать не решилась выйти за простого купца «без рода и племени», а бабушка не лишила ее титула и наследства. Отец очень быстро встал на ноги, стал узнаваем в высшем свете, вот только графиня все это время была непреклонна. Только когда с нашей семьей случилась трагедия, она предложила нам временную крышу над головой. И ежедневно об этом напоминала. Как и о том, что предупреждала мать, за какого человека та выходит замуж.

Стоило графине переступить порог комнаты, как мы с мамой разом подобрались. Опасливо переглянулись. К бабушке мы относились уважительно, но… Всегда есть «но».

– Я слышала, моей дорогой внучке на что-то не хватает денег. Это так? – Бабушка в присущей ей надменной манере изогнула бровь.

Сказать «да» – значит добавить матери еще больше головной боли. Бабушка и так знает, что из одной из самых обеспеченных семей Кантора мы в одночасье превратились в нищий, всеми забытый род. Она не раз шпыняла за это мою мать. Вручить ей в руки оружие, которое даст возможность еще хоть раз сказать: «Ты теперь даже дочери не можешь обеспечить нормальное будущее», – все равно что самой нанести матери очередной удар. И, несмотря на все наши разногласия, этого я допустить не могла. А потому…

– Все в порядке, бабушка, – манерно ответила я и натянуто улыбнулась.

– Милая Эрналия. – Она сухо ответила на улыбку и шагнула навстречу. – Ты не виновата в ошибках своих родителей и всегда можешь рассчитывать на мою помощь и поддержку.

Это даже умиляет, какие мы добрые! Я бы обрадовалась, если бы все это было искренне. Если бы это было не игрой в хорошую бабушку.

– Благодарю, – тем временем ответила я и поймала благодарный взгляд мамы.

Глава 1

Уныль. Единственное слово, подходящее под описание Высшей Академии Кантора, ВАКа. Серые стены, небольшие окна, скучные башни – не чета прошлой академии, из которой мне пришлось уйти после третьего семестра. Вот где была настоящая роскошь, на это же здание без слез не взглянешь. Пусть академия находилась в самом центре Кантора – втором по величине города королевства, – я бы все равно с легкостью променяла его на свое старое место обучения в ближайшем пригороде столицы.

На площади перед входом стоял памятник основателю академии – Р. К. Неррсу. Начищенный до блеска, важный… У самих ворот меня встречал охранник. Совсем не начищенный, но не менее важный.

– Эрналия Краун Браунс. – Порядком замерзшая, я протянула бумаги о зачислении.

От резкой остановки в спину тут же врезался мой небольшой, но вместительный чемодан от «Муи Крутон» – остаток прежней роскоши. Опомнившись, он выправил свой полет и завис рядом в воздухе, неспешно шевеля крыльями.

Этой роскоши, кстати, осталось не так уж и много. Мне разрешили забрать только вещи, обувь, сумки и парочку украшений, подаренных бабушкой! С небольшими бриллиантовыми гвоздиками в ушах и подвеской на тонкой цепочке я чувствовала себя почти голой. И это не говоря уже про утепленное пальто, которое ни в какое сравнение не шло с соболиными и норковыми шубками.

– Хто? – переспросил явно глуховатый сторож.

– Эрналия Краун Браунс, – сцепив зубы, повторила я.

– Ах, дочь того самого Браунса?! – намеренно громко буркнул сторож.

Я оглянулась, на нас уже пялились прибывающие студенты, толпящиеся у ворот.

– И что, это ты тут теперь учиться будешь?

– Да, вот документы о зачислении, – спокойно произнесла я, еще раз помахав в воздухе папкой бумаг.

– Ну проходи. – Сторож как-то нехорошо улыбнулся, выставив кривые зубы. – Ректор тебя уже ждет.

Надо же, какие почести! А переодеться и прийти в себя мне никто не позволит?! Я добиралась общественной повозкой со всякими… Фух, Эрна, выдыхай. Пока отца не оправдают – а его оправдают, я уверена, – придется смириться с жизнью простого смертного.

– Благодарю, – вежливо произнесла я и направилась к входу. Чемодан полетел следом.

Я понятия не имела, где может находиться кабинет ректора, но расспрашивать об этом у недружелюбного сторожа желания не возникло.

В холле было множество студентов, на меня даже внимания не обратили. Что к лучшему. После того как в газете опубликовали новость об отце, весь высший свет начал отрицать наше с матерью существование. И ладно, если молча, так нет, каждый спешил сообщить об этом в письме или лично. Какое-то время даже послания с угрозами приходили. Мать говорила, что от обманутых вкладчиков, но я мало что в этом понимала.

– Простите, пожалуйста, а вы не подскажете, где находится кабинет ректора? – Я вновь приземлила чемодан и обратилась к ближайшей шумной компании студентов, которые только-только вернулись с каникул.

– Новенькая? – удивилась светловолосая девушка. – Как тебя взяли в середине года?..

За красивые глаза, блин. Ну что за глупые вопросы? Скорее всего, моей матери пришлось дать взятку ректору из оставшихся тайных и очень немногочисленных сбережений. Всяко дешевле, чем платить за обучение в Академии Высшей Магии.

– Вот так вышло, – со смущенной улыбкой пробормотала я.

– Браунс, что ли?! – воскликнул один из парней. – Я слышал, что тебя к нам переводят.

Все присутствующие чуть ли не шаг назад сделали, как от чумной. Любопытство в их взглядах сменилось на раздражение. М-да, как оказалось, фамилия моего отца известна не только в высшем свете, но и среди простых людей. День явно перестает быть томным.

– Вы не подскажете, как мне найти кабинет ректора? – с приклеенной к губам неискренней улыбкой повторила я.

– Нет, – внезапно твердо и хлестко ответила одна из девиц. И, повернувшись ко мне спиной, бросила остальным: – Пойдемте, ребят. Браунс сама разберется.

Они ушли. Я же так и осталась стоять у самого входа, толком не понимая, чем заслужила подобное отношение.

– Эрналия Краун Браунс?

Я услышала мягкий бархатистый мужской баритон и резко развернулась. Что, сейчас меня ждет новая порция унижений?!

Но вместо очередного студента я увидела мужчину лет тридцати пяти. Симпатичный. Волнистые темные волосы были уложены в аккуратную прическу по последней столичной моде, лицо гладко выбрито, что делало его еще моложе, вот только между четкими темными бровями залегла морщинка, выдающая его истинный возраст. Преподаватель?

– Да, – ответила я, опуская ресницы.

– Следуйте за мной, – произнес он и направился к одному из коридоров, ведущему в правое крыло.

– Вы отведете меня к ректору? – поинтересовалась я, локтем отпихнув зазевавшийся чемодан.

Вот с ректором, кстати, этот неизвестный мог бы и помочь!

В ответ на мой вопрос он странно усмехнулся. И истинную причину веселья я поняла только тогда, когда он сказал:

– Мое имя Дарен Вестлей Неррс. Я ректор Высшей Академии Кантора.

И вот тут я покраснела. Мало того что не узнала ректора академии, так еще и не признала в нем потомка того самого Р. К. Неррса, каменной статуей охраняющего вход на территорию ВАКа. Раньше со мной таких глупых казусов не случалось!

 

– Простите, пожалуйста, – пробормотала я.

– Думаю, я как-нибудь справлюсь с тем, что меня не узнали, – иронично ответил он. – Студенты совершенно не обязаны знать своего ректора в лицо.

Именно в этот момент с ним вежливо поздоровалась большая компания проходящих мимо молодых людей. Мне тоже досталась толика внимания, я кожей почувствовала их любопытство. Какое все же счастье, что тут меня не каждая собака в лицо…

И еще бо́льшее то, что ректор не отдавал свои сбережения в залог моему отцу – иначе такого приема я бы точно не дождалась. Впрочем, у потомка самого Неррса в этом не было необходимости. Их род и по сей день входил в топ-10 списка «Торбс».

– В этом крыле у нас административный корпус. Мой кабинет, кабинеты кафедр. С третьего по пятый этаж личные комнаты преподавателей. Также в конце этого коридора можно найти библиотеку, – чеканил ректор. – Столовая находится в соседнем корпусе. Внутренний переход не предусмотрен. Чтобы туда попасть, следует выйти на улицу.

На улицу?! Вы там погоду видели? В зимнюю пору как-то вообще не хочется лишний раз в эту слякоть выходить. Еще и без моей любимой шубки…

Вслух я, разумеется, ничего не сказала. А моего изменившегося лица ректор не увидел и продолжил говорить:

– Согласитесь, с утра ничто так не бодрит, как пара сугробов?

– Боюсь, сугробов до Первого дня не предвидится, только вязкая холодная жижа, – уныло отозвалась я. – С ужасом представляю, как будут проходить физическая подготовка при такой погоде.

– Не думаю, что вам стоит об этом переживать. В вашей программе физическая подготовка не предусмотрена, – флегматично отозвался ректор, продолжая путь к своему кабинету.

То есть как не предусмотрена?! Боевой маг и без тренировок?!

Последнее я и озвучила. Только без возмущения, со сдержанным любопытством. Не хватало еще поругаться с ректором в первый день в ВАКе.

– Вы перевелись в середине года, Эрналия, – сухо напомнил ректор, даже шага не сбавив. – Факультет боевой магии всегда переполнен. Мест там попросту нет.

– Значит, я на целительском? – с вялой надеждой поинтересовалась я.

– Нет.

Я уловила в этом коротком слове целую тонну веселья. И оно мне совсем не понравилось.

– На факультете права? – Я закусила губу.

– Нет, Эрналия. Неужели вы даже в документы о переводе не посмотрели?

Щеки уже во второй раз залил густой румянец. Когда мать всучила мне эту папку, я даже не подумала о том, что меня возьмут на какой-либо другой факультет, кроме боевого. Я уже отучилась полтора курса по этой специализации в другой академии и показывала неплохие результаты! Черт возьми, да у меня был самый лучший балл среди женской части факультета!

Я все же распахнула папку, прямо на ходу. И замерла… Ошарашенная, униженная, жаждущая крови. Ух, дорогая мамочка, я тебе устрою…

– Нет… Только не это, – простонала я.

Муи Крутон будто почувствовал мое настроение, с грохотом приземлился на пол. Конечно, по весу не больше чем три кило, но вмещающий в себя все пятьдесят, чемодан и не мог опуститься бесшумно, не привлекая внимания.

– Да, студентка Эрналия. – Ректор усмехнулся уголком рта и остановился у двери. – Вы зачислены на факультет искусства и культуры. Проходите в мой кабинет.

Он распахнул дверь и шагнул внутрь.

Это… Пожалуй, это самое большое унижение за сегодня! Факультет искусств, надо же! Кем я вообще буду, если окончу этот факультет?! Искусствоведом?! Фу! Мерзость. Даже исторический лучше, чем это. Да даже артефакторика! Но это… это…

Покрепче сцепив зубы, я щелкнула многострадального Муи по замку, чтобы тот вновь взлетел, и прошла в кабинет ректора.

– Как я могу перевестись? – с порога поинтересовалась я.

Обычный у ректора кабинет. Два стола, расположенных буквой «Т», книжные полки и диван в углу, вот и вся ваковская роскошь. Никаких гардин с бархатными вставками, шелковых ковров и прочего.

– В этом семестре никак, – впервые от ректора повеяло холодом. – Если будете показывать высокие результаты, сможете подать прошение о переводе на будущий год. Вынужден предупредить, что вряд ли вам удастся перейти на факультет боевой магии, там очень большая очередь. Но и сами студенты пашут так, что не оставляют возможности другим занять свои места.

– А куда мне удастся перевестись хотя бы в следующем семестре? – деловито поинтересовалась я.

– Что, так не любите искусство?

Терпеть не могу. Даже когда на светских приемах все толпились у какой-нибудь мазни, я откровенно скучала. Нет, на первом курсе у нас было что-то вроде искусствоведения, но шло оно наряду с философией – ни то ни другое боевому магу ни к чему, потому добрый пожилой преподаватель проставлял нам оценки просто так. А уж если мы могли отличить Палевича от Рикассо…

– Мне было бы интереснее и полезнее заняться чем-то другим, – дипломатично начала я. – Может, целительский факультет? Или артефакторика?..

Последнее я выдавила буквально с надеждой. Если в моем образовании не будет присутствовать корочка о получении высшего магического образования, это полная катастрофа. У меня неплохой уровень развития дара, да и резерв очень даже ничего! Ну не могу я прозябать на вторых ролях.

– Боюсь, ни на один факультет с магическим углублением вы так быстро перевестись не сможете. Могу предложить на рассмотрение исторический или факультет права.

– Права, – поспешно уцепилась я хоть за какую-то соломинку. Очень призрачную.

Надеюсь, отца скорее выпустят и меня переведут обратно в Академию Высшей Магии – АВМ.

– В таком случае вам необходимо получить высший балл по всем экзаменам, – деловито произнес ректор, раскрывая перед собой папку. – Вести активную студенческую жизнь, участвовать в мероприятиях. И после этого сдать всю академическую разницу в дисциплинах.

Жуть. Даже не знаю, что из этого меня пугает больше всего: активная студенческая жизнь или академическая разница в дисциплинах.

– Справитесь? – Ректор поднял на меня насмешливый взгляд.

Вот кто-кто, а он точно не верил, что я справлюсь. И это лишний раз заставило меня покрепче сцепить зубы и уверенно кивнуть. У меня и выбора-то не было. Подумать только! Искусствовед.

– Справлюсь.

– Вот и отлично, – кивнул он. Перелистнул. – Декан вашего факультета Амелия Росс. Она находится в сто пятнадцатом кабинете. В будущем вы сможете по всем вопросам обращаться к ней. Расписание для вашего факультета повесят в главном холле в течение недели, завтра первой парой у вас фракский язык в кабинете восемь, второй – экспертный анализ современного искусства в кабинете пять. Ваша комната на третьем этаже, номер триста двадцать три. Эрналия, вам дать перо и бумагу, чтобы вы могли записать?

– Зачем? – искренне удивилась я. Только потом сообразила, что в этой академии еще не знают о моей феноменальной памяти. Пояснила: – Амелия Росс, декан факультета искусств. Сидит в сто пятнадцатом кабинете. Расписание в течение недели. Завтра фракский в восьмом кабинете, анализ в пятом. Моя комната в триста двадцать третьем кабинете. В этом крыле административный корпус и библиотека, в крыле напротив комнаты студентов. Столовая в соседнем корпусе, вход только через улицу. Два дальних крыла, как я понимаю, как раз с учебными кабинетами, все просто.

Дарен Вестлей Неррс склонил голову набок, не спуская с меня оценивающего взгляда. Этим он немало смутил, но я постаралась не подать виду.

– Может, у вас и получится, – внезапно произнес он. – Ваша соседка сравнительно тихая девушка с вашего же факультета. Она поможет вам освоиться.

Соседка по комнате?! Боги, какая жуть! В Академии Высшей Магии у каждого студента была своя комната. И у меня тоже, даже две: спальня и гостиная, – вот только я все равно предпочитала использовать кристаллы телепортации и ночевать дома.

– Вижу скепсис на вашем лице. Понимаю, что после АВМ вам тут будет непросто освоиться, но наша академия входит в пятерку лучших в королевстве. Тут, пусть и без лоска, но все же дают неплохое образование.

Когда поступаешь в первую академию, перевод в третью по рейтингу больно бьет по самолюбию и социальному статусу. Свои мысли я по обыкновению оставила при себе, ответив лишь:

– Я не сомневаюсь в качестве образования, которое мне тут дадут. – Лишь бы не диплом об окончании факультета искусств. – Но в первое время мне и правда придется непросто. Постараюсь оправдать ваше доверие, оказанное мне и моей матери.

– Графиня Роунвесская – давняя подруга моей матери, я не мог отказать ее дочери, – ответил он.

Так вот откуда ноги растут! А я думала, что взятка. Впрочем, одно другому не мешает. Интересно, а Неррс знает, что отношения моей матери и бабушки далеки от теплых? И интересно, что скажет бабушка, когда узнает, с помощью каких связей меня сюда запихнули?

– Благодарю, – степенно ответила я и встала с кресла. Думаю, аудиенция окончена. – Спасибо за помощь.

* * *

«Интересная девушка» – так подумал Дарен Вестлей Неррс, когда за новоявленной студенткой закрылась дверь. Вот только выудить из нее нужную информацию будет довольно сложно. Было бы просто, окажись она глупой взбалмошной девчонкой, каких много крутится в высшем свете.

А так…

Когда на пороге его кабинета появилась миссис Браунс и попросила принять дочь в ВАК, Дарен не знал, как реагировать. Все же слишком неоднозначная репутация была сейчас у их семейки. Отец Эрналии оказался замешан в создании целой финансовой пирамиды, за что и был заключен под стражу.

Накануне Неррс встречался со своим кузеном – главным дознавателем, – который жаловался на то, что не хватает улик, и, если они не появятся, дело – дрянь, они вновь окажутся у разбитого корыта. Потому все происходящее играло на руку Дарену Неррсу.

Нет, он не собирался как-то подло использовать девчонку, только выведать информацию, которая пригодится следствию. Наверняка она присутствовала при каких-то деловых встречах, знает тайных партнеров своего отца хотя бы в лицо. А может, и по имени, все же память у Эрналии неплохая.

Вот только как именно ее разговорить? Впрочем, она к нему еще не раз нагрянет. К примеру, как только узнает, что туалет и купальня предусмотрены лишь на этаже. Или когда столкнется с деканом своего факультета, Амелией. Та еще истеричка, тут не поспоришь, многие студенты, да и преподаватели – особенно мужского пола – на нее жаловались. Дарен держал ее только по той причине, что она, несмотря на личные характеристики, была профессионалом. А еще внучкой верховного судьи.

Дарен Вестлей Неррс устало откинулся в кресле и потер виски. Учебный год в самом разгаре. Сейчас стоит разобраться с теми, кто не сможет осилить пересдачу. Может, и на факультете права свободное место обнаружится – и Эрналия будет настолько ему благодарна, что сразу же вывалит все, что знает про дела своего отца.

Как бы не так… Это было бы слишком просто.