Попаданка с характером

Tekst
145
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Попаданка с характером
Попаданка с характером
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 31,87  25,50 
Попаданка с характером
Audio
Попаданка с характером
Audiobook
Czyta Алла Човжик
21,27 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Вместе с тем я – единственная прямая наследница династии Виннер. Мои прародители правили Дретоном долгие века и наверняка не спрашивали у помощников разрешения на посещение библиотек. Судя по тому, что рассказывала мать, семья Виннеров всегда довольно жестко держала власть в руках, не чуралась прибегать к довольно жесткой политике. И что, это все для того, чтобы я потом сюда вернулась бесправной серой мышью?!

Да, я не хочу ни власти, ни короны, ни замуж. Но также я не хочу, чтобы со мной обращались как с половой тряпкой! Отправили в другой мир, заставляют меня выходить замуж за совершенно неприятного, а к тому же еще и бородатого мужчину! И все без моего на то согласия.

Дурная кровь? Ох, я еще покажу вам, что такое Дурная кровь.

И матери я тоже напишу. Выскажу все, что думаю по поводу своих нежеланных каникул.

Глава 6

Эдвард ван Стоун

– Что это? – я мазнул взглядом по принесенному Марион конверту.

– Письмо Фэйт для матери, – в привычной суховатой манере произнесла первая помощница. – Она попросила отправить.

– И что там? – лениво поинтересовался я.

За последние несколько дней мы с моей будущей невестой ни разу не пересекались. Марион докладывала, что та пропадает в библиотеке и особо не отсвечивает. Это меня, пожалуй, даже обрадовало. Если она продолжит вести себя тише воды, ниже травы, то меня это более чем устраивает. Интересно только, что она читает в библиотеке – неужели нашла полку с женскими романами? О выборе ее литературы мне не докладывали.

– Я не имею привычки читать чужие письма, – Марион улыбнулась уголками губ.

– Эти сказки расскажи кому-нибудь другому, – вернул улыбку. – Так что там? Вкратце.

– Я думаю, вам лучше ознакомиться самому. – Марион повела плечами и направилась к выходу из кабинета.

Я последовал совету, развернул конверт и наткнулся на совершенно незнакомые закорючки. Незначительные махинации с магией земли, и над письмом возник перевод на дретонском.

«Дорогая матушка!

Первое, что я бы хотела сделать, так это выразить крайнюю степень возмущения сложившейся ситуацией. Но после я поняла, что это совершенно бессмысленно. Вы растили меня столько лет как скот, который должен сыграть роль в какой-то вашей игре.

Я не выбирала эту жизнь, а потому играть по вашим правилам я не собираюсь. Беречь честь рода Виннеров и подавно. Я не спрашиваю вашего совета, я просто ставлю в известность.

И дело даже не в том, что вы, по сути, не готовили меня к такой жизни, а в том, что вы даже не посоветовались моим мнением перед тем, как сюда отправить. Вы не рассказали, почему вы бежали из Дретона, не поведали, что такое Дурная кровь. Да и этикет, который матушка мне преподавала в детстве, безбожно устарел.

Я понятия не имею, кто я, какими правами обладаю и что за человека вы мне навязали в мужья. И, если честно, совершенно не горю желанием узнавать. Увольте.

Мне дорогого стоит, чтобы писать это письмо сдержанно и безэмоционально. Не хочу напоследок выслушивать, что приличным леди не стоит изъясняться как сапожник. Считайте, берегу ваши нервы напоследок.

Можете вообще не отвечать на письмо. Мне не нужны ни ваши с отцом советы, ни ваша помощь в будущем. Достаточно и той, что вы уже оказали.

П.С. И кстати, передаю привет Эдварду_дретонская_заноза_в_заднице, ведь он обязательно будет читать мое письмо перед отправкой. Если, конечно, знает русский язык, что очень вряд ли.

Фэйт».

Интересно. Значит, девчонка и правда не хотела возвращаться в Дретон? Но почему? Пусть до коронации она действительно будет находиться в опасности, но после заимеет власть. Платья от лучших ательеров, личные фрейлины, организация балов – что этим женщинам еще для счастья надо? Да ни одна знакомая мне леди не откажется от такой роскоши. Разве что Марион, но она вообще другое дело.

За эти несколько дней я уже даже смирился со своей участью жениться на Дурной крови. Пожалуй, это даже не самый худший вариант для королевства. Такой брак поможет подавить все еще тлеющие восстания и объединить дальние земли, отцепившиеся от нас при перевороте, когда у Дретона не было ни сил, ни армии, чтобы этого не допустить.

Правда, у этой медали была и другая сторона. Я опасался, что наш с отродьем Виннеров брак может вызвать недовольства у тех, кто уже принял меня как полноправного монарха. Надеялся на то, что, увидев, как тиха Фэйт, если ее не провоцировать, они сразу осознают, что она даже не приблизится к реальной власти. Главное – не провоцировать. Уж если подружиться не удалось…

Как с ней вообще можно подружиться?! Смотрит волком, в глазах аж огонь пылает. Зато когда меня нет рядом, судя по докладам Марион и стражников, довольно тиха и спокойна. Может, подарить ей что-то? Какую-нибудь брошь или другую цацку?

Всего через несколько дней планируется бал в честь ее возвращения, подарок авансом за хорошее поведение не помешает. Преподаватели по этикету, танцам и прочим женским искусствам отмечают ее успехи – это можно было бы как-то поощрить.

Решил не откладывать в долгий ящик, потому сразу направился в сокровищницу. Выбрав колье из бриллиантов – довольно простенькое, но изысканное, – пошел к покоям Фэйт.

Стучать не стал – что бы она там ни думала, это все же теперь мой замок – и тут же стал свидетелем того, как девушка лежит поверх покрывала на постели, читает какую-то книгу и беззаботно болтает ногами. Ногами, облаченными в эти идиотские узкие штаны, которые не надела бы ни одна леди Дретона.

Она подняла на меня взгляд, даже сморгнула пару раз, будто не уверенная в том, что видит. И следом выдала:

– Кажется, для исполнения супружеских обязанностей рановато.

– Я пришел сюда не ради этого, – сообщил я, протягивая перед собой коробку с колье. – Хотелось подарить тебе украшение к балу. И поговорить.

– Поговорить? – переспросила она. По колье она просто скользнула взглядом.

Не пришла в восторг. Не повисла у меня на шее. Не засыпала словами благодарности. Просто. Скользнула. Взглядом. Я почувствовал себя дураком, и это меня, мягко говоря, не устраивало.

– О чем это? – тишина затянулась, и Фэйт вновь задала вопрос.

– До бала осталась пара дней, – начал я. – Хотел поинтересоваться, как проходит твоя подготовка.

– Будто тебе не докладывают, – она пожала плечами. – Все прекрасно.

Не самая лучшая попытка наладить отношения с невестой, бесспорно. И еще несколько минут назад я был полностью уверен в том, что с задачей справится принесенный подарок. Я присмотрелся к девушке пристальнее. Все пытался найти на ней отпечаток нашего мира. Но нет, у нее буквально на лице было написано, что она чужестранка. Хотя типичные для Виннеров черты сохранились – светлые пшеничные волосы, совсем как у ее матери, тяжелый взгляд от отца и недовольно поджатые губы от бабушки. Остальное же… Вот вроде стройная девушка, но в то же время на руках можно заметить совершенно нетипичные для дретонских девушек мышцы, кожа будто загорелая, что вообще подходит лишь простолюдинкам.

Даже интересно, как примет Фэйт высший свет.

– Это все, о чем ты хотел поговорить? – Девушка приподняла брови.

Она что, таким нелюбезным образом выпроваживает меня?!

– Или, может, темой нашей беседы будет наш с тобой брачный контракт? – с любопытством поинтересовалась она. – Раз тут нет моего отца, то я имею полное право зваться главой рода.

– Наш брачный контракт уже составлен, – процедил я. Мне не нравилась тема, которую она затронула.

– Он был составлен, когда мне было два года, – девушка развернула ко мне книгу, которая была у нее в руках. Брачное право?! Серьезно? – Сейчас мне восемнадцать. Срок давности истек шесть лет назад, а поскольку мой отец не может своим присутствием продлить сроки…

– Договор заключался на текущее время, – сухо заметил я, оставляя коробку с колье на высокой тумбе.

– Да, шестнадцать лет назад. И если бы мой отец был мертв, то он бы действовал по сей день. Но он жив. И вот незадачка, живет в другом мире, а потому лично засвидетельствовать продление не может.

– Этот договор заключался в то время, когда действовали другие законы.

– Но сейчас-то законы вот эти. – Она помахала в воздухе талмудом. – А следовательно…

– Девушки не могут контролировать составление брачного контракта, – с каждым произнесенным словом я злился все больше. Понимал, что не должен. Но… Но ничего не мог с собой поделать.

– Может, в Дретоне остался кто-то из Виннеров? – поинтересовалась она елейным голосом. И потом уже более жестко и четко выдала: – Ах да, как я могла забыть! Весь мой род уничтожили повстанцы шестнадцать лет назад. Кого-то забили камнями, кого-то лояльно прирезали, кого-то траванули. И только мы с матерью и отцом умудрились сбежать в другой мир. Не подскажешь, как это произошло?

– Как произошло что? – выплюнул я. – Как Виннеры перестали существовать? Или как ты с твоими родителями оказалась в другом мире?

Глава 7

Фэйт

– А можешь обо всем и по порядку, – мне дорогого стоило сказать это спокойно, хотя все внутри меня будто кипело от возмущения.

Я почти сразу поняла, что он приперся в мои покои лишь для того, чтобы умаслить. Еще и какую-то висюльку притащил с булыжниками, больше походящими на елочные игрушки. Он что, всерьез решил, что это поможет?! Еще и наверняка взял это украшение из сокровищницы Виннеров.

– Могу. Но не уверен, что в этом будет хоть какой-то толк, – процедил он. – И не уверен, что эта информация будет для тебя полезной.

Ах так? Не уверен он, как же. Что же, вернемся тогда к теме, с которой все начиналось.

– Ну, раз эта информация, по твоему мнению, не представляет для меня интереса, тогда вернемся к обсуждению брачного договора.

– И что же ты там хочешь изменить, скажи на милость.

 

– Я понятия не имею. Я его в глаза не видела, – ответила я.

– Тогда почему ты так уверена, что хочешь там что-то изменить?

– Вряд ли там есть пункты, которые меня бы утешили.

– Это какие?

– Во-первых, при доказанном факте супружеской измены ты отправляешь меня на Землю, – начала перечислять я. – Во-вторых, у меня будет возможность свободно распоряжаться всем имуществом, принадлежащим мне по праву. В-третьих…

– Так, остановись. – Эдвард даже руку приподнял, чтобы прекратить мой словесный поток требований. Судя по выражению лица мужчины, его мозг сломался еще на первом пункте. И это я еще к самому горячему не подобралась!

– Я, будучи невестой, имею полное право требовать пересмотра брачного договора, – прошипела я, вставая прямо на кровати. Мне не нравилось, когда Эдвард смотрел на меня сверху вниз, потому я решила вопрос кардинально и теперь ему приходилось задирать голову, чтобы со мной разговаривать.

Как это выглядело со стороны, рассуждать не берусь.

– Имеешь, – кивнул он. – Но также это право может оспариваться монархом королевства. В том числе регентом!

– Вот, значит, как ты знаешь законы Дретона? – не удержалась от ехидного.

Подняла книгу, послюнявила палец и перелистнула на нужную страницу.

– На! Читай и наслаждайся! – в каждом моем слове чувствовался яд, и я прекрасно понимала, что мне бы немного присмиреть. Но вот никак не получалось. – Читай, читай! А если ты и этого не можешь, то я озвучу. Поправка к двести пятьдесят второй статье! Если глава рода, к которому относится невеста действующего монарха, требует заключения брачного контракта на своих условиях, то регент должен рассмотреть заявку. В случае его отказа решение принимается Тайным советом. Ты отказываешься? Тогда организуй мне, пожалуйста, встречу с Тайным советом. Может, хоть у них мозги на месте находятся.

– Ты серьезно?! – злость Эдварда переросла в настоящее удивление. – Ты правда считаешь, что Тайный совет одобрит твое прошение?

– А что, это у вас на словах парламентская монархия, а на деле х… совершенно абсолютная? – фыркнула я. – Если уж изменил форму правления, то будь добр, докажи ее жизнеспособность.

– Какая монархия? – опешил Эдвард.

– Как с тобой сложно, – не удержалась я. – Ну ничего. Я тебе еще и про демократию расскажу. И про феминизм, и про свободу слова… И про кофеварку. Совершенно отвратительно, что у вас тут даже нормального кофе нет!

Ух, чую, я вообще все смешала. Кони-люди-кофе-форму власти. Пора давать заднюю, иначе Дретон рискует остаться с монархом, у которого извилины в узел завязались. А это в мои планы не входит. Я же сбежать отсюда хочу, а не бремя власти на себя примерять.

Кажется, Эдвард тоже пришел к мысли о том, что проще со мной согласиться, чем выслушивать про демократию, а потому произнес:

– После бала я отправлю к тебе правоведа, который поможет составить тебе прошение в Тайный совет.

После бала, значит? Это несколько не входит в мои планы, об этом стоит подумать. Но вот требовать правоведа в эту же секунду тоже, вероятно, не лучший выбор. Ван Стоун только пошел мне навстречу, и самое время вновь стать милой девочкой-заечкой. Уж не знаю, почему именно этот мужчина действует на меня как красная тряпка на быка. Ах нет, знаю! Он не хочет отправить меня домой, совершенно не слышит и не придает никакого значения тому, что я точно не планирую за него замуж.

– Благодарю, – смиренно произнесла я, приземляясь на кровать.

– Фэйт, также прошу тебя услышать меня. По дворцу в подобном виде расхаживать не стоит. У наших девушек не принято открывать ноги, – добавил он. Видимо, воспользовался тем, что я присмирела после его неоднозначной победы.

Я осмотрела свои ноги. Вполне симпатичные, на мой взгляд. Да и по дворцу я все же хожу в принятых тут идиотских платьях, дабы не привлекать к себе лишнего внимания. И именно поэтому его тон да и сама просьба меня вновь раздраконили. Но в этот раз я сумела сдержать негатив и вежливо проигнорировать просьбу.

Глава 8

Фэйт

Этот день настал! На сегодня я возлагала большие надежды.

С утра служанки принесли мне карточку-приглашение (у меня были смутные подозрения, что я была последней, кто увидел это приглашение), на котором золотым по красному было написано что-то вроде «Бал по случаю возвращения Фэйт Нарналии Виннер», бла-бла-бла… Мне, конечно же, было интересно, как знать отнеслась к этой новости, но еще любопытнее, как они отнесутся к моим выкрутасам.

– Госпожа, вы уже встали? – В мои покои вошли служанки.

Лаура и Мэри. С этими двумя мы придерживались холодного нейтралитета. Я не спешила расспрашивать у них о жизни в замке, они не докучали другими вопросами. Однако я все еще ловила на себе любопытные взгляды. Буквально кожей чувствовала, что у них ко мне и моему образу жизни большие вопросы.

– Доброе утро, – поздоровалась я, сползая с кровати и мысленно потирая руки.

Лаура буквально в охапку несла огромный чехол, в котором, судя по всему, держалось платье, которое мне предстоит надеть на сегодняшний вечер. Мэри рассказывала, что платье для меня создавал ведущий ательер королевства. Фантазия тогда почти мгновенно нарисовала мне Юдашкина местного разлива – даже интересно, как он отнесется к тому, что это платье я немного… кхм… усовершенствую. Раз уж Эдварда так цепляют мои ноги, то следует показать товар лицом.

– Как вам спалось? – без особого интереса поинтересовалась Мэри, заправляя кровать.

О да, она бы еще погоду предложила обсудить.

– Прекрасно, – ответила я.

– Мисс Брукс заглянет, когда вы будете готовы, – добавила Лаура, раскладывая чехол с платьем поверх одеяла и развязывая тесемки. Я с любопытством наблюдала за этим всем. А потому не сразу поняла, что приход Марион несколько ломает часть моего плана.

– Его величество, – я мысленно поморщилась, – придет сюда, чтобы сопроводить меня на бал?

– Ну-у-у, обычно его величество… – Мэри бросила настороженный взгляд на Лауру. Та на нее шикнула.

– Что обычно?.. – как можно более мягко поинтересовалась я.

– Обычно Его величество сопровождает леди Николь, – Мэри все же закончила свою фразу. – Насколько я могу знать, слуги уже передали ей записку о том, что он зайдет за ней вечером.

Ах, это ту блондинистую моль, которую я обнаружила почти в неглиже, когда приходила на разговор к Эдварду? На эту девицу я натыкалась в замке постоянно. И постоянно в окружении стайки других барышень. Судя по всему, Николь выбирала себе подруг, которые будут хорошо оттенять ее красоту и ни в коем разе не дадут регенту даже возможности посмотреть на них с интересом. Любовница моего «жениха» интуитивно раздражала.

По ее поджатым губам и многозначительным взглядам в мою сторону я почти сразу сообразила, что подружиться с ней не получится. А жаль, ведь у нас с ней был общий интерес. Она явно хотела, чтобы я покинула замок, я хотела того же. Помимо прочего, ее прельщал статус королевы и она изо всех сил пыталась играть эту роль. Те же девицы строили из себя настоящих фрейлин, даже одевались в платья одного фасона, собранные в диковинную прическу волосы походили на корону, да и цвета она предпочитала золото-красные – цвета монархов Дретона.

– Мэри, скажи, а ты сможешь передать записку лорду Ричарду Онилу? – План созрел в голове сиюминутно, я даже не успела его полностью обдумать.

Хочет вести на бал свою любовницу, при живой-то невесте, – да пожалуйста! Но я тогда тоже поступлю по-своему. Да и сам Ричард мне нравился куда больше несостоявшегося регента, которого точно выбесит мой поступок.

– Лорду Онилу? – удивленно переспросила Мэри.

– Да, – я расплылась в улыбке. Взяла пергамент и набросала там пару предложений, не забыв оставить подпись.

Всучила письмо растерянной Мэри. Девушка приняла его неохотно, исподлобья вопросительно глядя на Лауру. За эти дни я поняла, что в их паре Лаура действительно главная.

– Я могу рассчитывать на то, что лорд-регент узнает об этом после того, как вы найдете Ричарда? – с нажимом произнесла я.

– Но госпожа… – мягко начала Лаура.

– Мы же не хотим отвлекать моего жениха от дел? – беззаботно и делано невинно уточнила я.

Ух, надеюсь, что Мэри все же сперва встретится с Ричардом, а не с Эдвардом. И что-то мне подсказывает, что Онил не станет отказываться от моего предложения. Разумеется, в какой-то момент задумается о том, как на это отреагирует регент, но, с точки зрения этикета, никаких правил нарушено не будет…

Мэри выскочила в коридор, а Лаура молча, что следует заметить, все же закончила с распаковкой платья. Я облегченно выдохнула. Не прогадала с местной модой!

Красное платье с красными, под рубин, стразами на лифе книзу расходилось пушистым огромным подолом. И, что безусловно играло мне на руку, этот подол был из многослойного фатина! Прекрасно!

– Красиво, – восхищенно выдохнула Лаура.

Красиво? Да. Это платье идеально смотрелось бы на какой-нибудь витрине, но вот носить его… Не в моем вкусе. Непрактично, неудобно, пышно, еще и с корсетом. Но для дела сойдет.

Подготовка к балу заняла без меньшего полдня. Меня натирали какими-то средствами, крутили волосы, затягивали их в высокую и тугую прическу… Настолько тугую, что единственная мимика, которая отражалась у меня на лице, – непомерное удивление. И контролировать это я, увы, не могла. Мэри сообщила, что передала письмо Ричарду и мужчина его прочитал прямо при ней. Просил передать, что он не может отказать мне в моей просьбе, и это не могло не поднять настроение.

Когда мои служанки закончили, я подошла к зеркалу. Чудесно. От меня в отражении самой меня не осталось вовсе. На меня смотрела сдержанная барышня со строгим выбеленным лицом, подведенными глазами и высокой прической а-ля уложенный баран. Выглядело все это, если честно, до болезненного не вдохновляюще.

– Благодарю за вашу работу, – тем не менее я улыбнулась и Лауре, и Мэри. И почти сразу сообщила: – Мне нужно освежиться.

Направилась в сторону купальни.

– Но… платье. Давайте мы вам поможем. – Мэри почти тут же сорвалась с места.

– Нет-нет, я справлюсь, – твердо ответила я, не сбавляя темпа. Бросила взгляд на стоящие на тумбе часы и сообразила, что Ричард придет примерно минут через пятнадцать. Этого времени мне должно хватить.

Получается, если леди хотят в туалет, то служанки держат им платье? Уморительно, наверное, все это смотрится со стороны. Я щелкнула задвижкой, наконец оставаясь наедине с собой. Потратила несколько секунд, чтобы перевести дыхание, и только потом приступила к задуманному.

Достала из выдвижного ящика ножницы, которые наглейшим образом сперла в библиотеке, и приподняла верхнюю часть юбки из фатина. Осторожно натягивая подкладку, прошлась ножницами по цветастой шелковой ткани, отмеряя расстояние так, чтобы она прикрывала только попу – ультрамини! Получилось не особо ровно, но какая, к черту, разница? Следующим шагом избавилась от двух из семи слоев тончайшей верхней юбки, придающих платью излишнюю пышность и цвет.

И только потом опустила все подолы. Фух, жара.

В моем представлении это все должно было выглядеть так, что фатин скрывал ноги ровно до того момента, пока я не задумаю расправить низ для реверанса. При нужном освещении тонкая сетчатая ткань будет просвечивать и… бинго. Наверняка это поспособствует парочке приступов ахов и охов у особенно высоконравственных особ. У Эдварда, к примеру. Наверняка его Николь прямо-таки образец нравственности и целомудрия.

Еще минута, и я убрала с лица лишний слой белил, возвращая лицу привычный загар. Пусть считают, что внезапно вернувшаяся принцесса прожила свою жизнь обычной простолюдинкой – а я понаблюдаю за их реакцией. Вряд ли им понравится то, что на трон может сесть такая королева.

– Доброго вечера, лорд Онил, – послышалось с той стороны двери, и это заставило меня поспешить.

Осталось дело за прической. Стянули мне все это убожество на славу.

– А где наша несравненная Фэйт? – бархатным тоном поинтересовался Ричард.

Где-где, в… купальне. Думает, что делать с волосами. Шпилек мне натыкали, будто я ежик, и приходилось от них поспешно избавляться. Хорошо хоть, никакими жирами, маслами и восками волосы почти не мазали, иначе дело дрянь. Кое-как избавившись от кудрявого пучка, я стала обладательницей разбросанных по плечам мелких противных кудрей. Ну и мерзость.

Сейчас бы по-быстрому промыть голову и посушить ее с феном, но фена как-то в этом средневековом захолустье не предусмотрели. А управлять магией ветра, как это делала, предположим, Марион, я не умею.

Стоп! Марион! Она ведь должна зайти сюда перед балом!

Ох, следует поспешить. Если она увидит меня в таком виде, то не выпустит меня из комнаты, пока служанки вновь не наведут «марафет». Взлохматив и без того по-дурацки лежащие волосы, я решила, что сойдет и так, а потому поспешила на выход.

 

Стоило мне покинуть купальню и выйти в главную комнату, как там поселилась звенящая тишина. Нет, там и без того было довольно тихо, но сейчас все прям звенело от напряжения. Лаура с ужасом смотрела на то, во что я себя превратила, Мэри просто открывала и закрывала рот, не решаясь выдавить и слово. Интересно, о чем вы подумаете, девочки, когда увидите куски ткани в купальне?

– Доброго дня, Ричард! Рада, что вы ответили на мою просьбу согласием, но сейчас нам стоит поспешить. Мы ведь не хотим опоздать!

И пока мужчина не успел и слова сказать, я схватила его под руку и повела в коридор. Ох, хоть бы не пересечься с правой рукой моего женишка, хоть бы этот путь прошел без Марион.

Пока мы шли, я мысленно подсчитывала.

Во-первых, сегодня я фактически оголю свои ноги прямо перед всем высшим светом. По этикету ноги полагалось видеть только супругу, но раз уж мой брак по расчету, вдобавок и на всем королевстве… Это даже символично!

Во-вторых, иду я сейчас с распущенными волосами. Носить такие прически позволялось только замужним дамам, и то на мероприятиях, которые по статусу не дотягивают до приема в королевском дворце.

В-третьих, мой макияж. Точнее, его отсутствие. Я посмела смыть модную фигень, больше походящую на белила для стены, чем на тональник или пудру. И это, по моим представлениям, вообще никак не разложится в голове у местной знати.

В-четвертых, иду я на бал не с женихом. И по местным нормам, если он не изъявил желания сопроводить меня на такое мероприятие, мне следовало направиться туда одной. Вот только… Только я попросила об одолжении лорда Онила, ссылаясь на то, что мне жутко страшно и хочется получить поддержку в такой важный для меня день, а мой дражайший жених предпочел мне другую. Разве может хоть один мужчина устоять, когда его упрашивает девушка? Может. Конечно, может. Вот только не в этом глупом мире, где чувство мужицкого долга спасти прекрасную леди из лап дракона уж слишком гипертрофировано.

В-пятых… Все только впереди. Все самое горячее и интересное.

Любой король всегда зависит от своих подданных. Особенно высокородных подданных. И если они все в один голос будут вопить о том, что королева с подобным воспитанием им не нужна, Эдварду придется прислушаться. А королевство? Да фиг с ним, с королевством. Если понадобится, подпишу любые бумаги при условии, что отправит меня Эдвард прямиком на Коста-Рику. И отдаст мне пару камушков из того дурацкого колье, которое лежит в моей комнате. К бижутерии разной степени ценности я равнодушна, но вот мне придется где-то раздобыть деньги на первое время, раз уж моя банковская карта со всеми сбережениями осталась дома у родителей, с которыми я совершенно не тяготела встретиться.

– Фэйт, вам не кажется, что вы сегодня сильно рискуете? – внезапно поинтересовался Ричард спокойным тоном.

Я искоса посмотрела на своего спутника. Да, вот полная противоположность Эдварду! Темноволос, приятной наружности и – о счастье! – гладко выбрит.

– Кто не рискует, тот не пьет шампанское, – отшутилась я. – Вам сильно попадет?

– От его величества? – усмехнулся Ричард. – Я не так глуп и готов на подвиги ради женщин, чтобы прийти к вам без его дозволения. И теперь я даже понимаю, почему вы предпочли мою компанию компании своего жениха.

Он с явным намеком прошелся взглядом по моему облику. О! Это ты еще ноги не видел! Стоит мне только присесть в реверансе и развести подол в стороны…

– Я предпочла вашу компанию, потому что на сегодня вы не сопровождаете Николь, – пожала плечами.

– Вы всерьез решили, что сегодня вечером Эдвард будет сопровождать свою любовницу? – Ричард хрипло рассмеялся. – Вы его явно недооцениваете.

Либо его недооценивают мои служанки. Даже интересно, кто из них прав, а кто виноват. И имеет ли это вообще хоть какое-то значение?

– Пока мне не представилось возможности оценить его по достоинству, – расплывчато пояснила я.

– Если мы сейчас свернем в этот коридор, – Ричард кивнул вправо, – то избежим встречи с Марион. Вряд ли ваша нянька одобрит появление в высшем свете в таком виде.

Я сперва даже опешила.

Неужели?

Первый союзник?

– Тогда сворачиваем, – решительно ответила я. – Ричард, а почему вы?..

Я даже закончить предложение не успела, как мужчина дал на него ответ:

– Пожалуй, это будет любопытно. Понаблюдать за тем, как все сложится. И помимо прочего, будем честны, я не вижу потомка Виннеров вновь на троне. Потому я бы приложил некоторые усилия для того, чтобы помочь вам избавиться от ноши в виде короны. Выбранная вами стратегия мне симпатична.

Хм. Прозвучало откровенно. И мне бы расстроиться из-за того, что в семью Виннеров вновь летят колючки, вот только его ответ вызывает лишь улыбку и благодарность. Последнее я озвучила.

– Вы готовы? – поинтересовался Ричард, когда мы подошли к высокой арочной двери.

Подле нее стояли двое стражников и глашатай. Окинув меня удивленным взглядом, глашатай низко поклонился и спиной вперед улизнул за двери. Я хотела было пойти за ним, но лорд Онил придержал меня под руку. С той стороны послышалось оглушительное:

– Фэйт Нарлания Виннер, наследная принцесса Дретона!

Следом раздался громкий стук о пол и створки дверей распахнулись передо мной. Я почти в тот же миг ощутила на себе по меньшей мере полсотни любопытных взглядов и только через мгновение сфокусировала взгляд на всех тех, кто смотрел на меня. Толпа… Нет, я бы даже сказала, толпень! Такое сборище народу, без шуток, немного испугало, но уверенность в собственных действиях лишь подтолкнула вперед. К возвышению, на котором стоял трон Эдварда. Сейчас мне следует подняться туда и поклониться перед действующим монархом.

Стараясь ни на кого не смотреть – хотя каюсь, иногда взгляд то и дело соскальзывал, – я прошла вглубь. В висках било набатом, перед глазами мелькали мушки. Я нервничала. Сильно нервничала. И от этого следовало как-то избавляться.

– И лорд Ричард Онил, – представил глашатай моего спутника.

Отовсюду раздавались шепотки, некоторые из которых мало походили на слова восхищения:

– Дурная кровь…

– Что это отродье Виннеров забыло?

– И как только ей хватило смелости вернуться? После того, что…

Прекрасно. Меня уже недолюбливают – и именно этого я добивалась. Осознание этого факта даже придало сил, чтобы ступать более уверенно. Настолько, насколько вообще возможно в этих идиотских туфлях, которые с каждым шагом натирали все сильнее.

С этого расстояния я уже смогла рассмотреть выражение лица Эдварда, сидящего на троне. Вот только оно меня не удовлетворило. Каменная маска, за которой слишком сложно разглядеть эмоции: поджатые губы, сурово сведенные брови, непроницаемый взгляд. Ну вот, а я так рассчитывала на бонус в виде бешенства на его бородатом лице…

Когда я поднялась на возвышение, в который раз меня кольнуло недовольством. Я, наследница рода Виннеров, должна кланяться перед каким-то… узурпатором! Ну так пусть мой реверанс будет особенным!

Широко улыбнувшись – я таки увидела, как лицо Эдварда дрогнуло! Он явно не ждал от меня ничего хорошего, – я прихватила края платья с двух сторон, развела руки и поклонилась так, чтобы весь высший свет, находящийся позади, смог лицезреть мои ноги. Тишина… и уже через секунду новая волна шепотков. Мощная, как цунами. Вот только в этот раз я не стала вслушиваться. Наслаждалась тем, как вытянулось лицо Эдварда.

– Рады вновь видеть вас в столице, – он быстро взял себя в руки и произнес вежливую, ничего не значащую на самом деле фразу. – Мы скорбим вместе с вами в связи с кончиной ваших родителей. Я со своей стороны попытаюсь обеспечить вам все подобающие условия при дворе.

Я замерла на одном месте. Кончина родителей?! Ха! Вот, значит, как ты, дорогой Эдвард, решил прикрывать себе задницу при всем высшем свете? Король умер, да здравствует новый король?! И ведь никто из присутствующих не сможет проверить даже! Впрочем… Впрочем, мне все равно. Лишь бы выбраться отсюда поскорее.

– Уверен, вскоре вы сможете нам поведать о приключениях, которые ожидали вас в дальних экзотических королевствах, модой из которых вы решили с нами поделиться сегодня, – продолжил регент. Вот… нехороший человек! Одной фразой он уничтожил мои пятнадцатиминутные усилия. Ну ничего. У меня много сюрпризов есть в запасе.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?