3 książki za 35 oszczędź od 50%

Ошибка в брачном агентстве

Tekst
31
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Ошибка в брачном агентстве
Ошибка в брачном агентстве
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 27,79  22,23 
Ошибка в брачном агентстве
Audio
Ошибка в брачном агентстве
Audiobook
Czyta Лина Ветлицкая
17,42 
Szczegóły
Ошибка в брачном агентстве
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

В старом доме из серых бетонных блоков в самом центре города на нижних этажах располагались многочисленные заведения. Кафе, модные бутики, салоны красоты, банки, частные школы и кабинеты риэлторов.

Ежедневно каждый из нас проходит мимо десятков и сотен таких домов, пестреющих вывесками и рекламами. Первые этажи зданий настолько привычно для нас заполнены заведениями, что мы не обращаем на них внимания.

Неужели кто-то вспомнит название пекарни, вход в которую находится рядом с его подъездом, или припомнит слоган детского кафе через дорогу? Вряд ли…

В городской суете мы проходим мимо всех этих многочисленных заведений, не поднимая глаз. А иногда стоило бы узнать, что скрывается за дверями, над которыми тонким звонов раздаются колокольчики при входе клиента.

Мужчина средних лет, казалось, как и сотни прохожих в этот час шел по главной улице города. Он следовал в свой офис? Или шел на остановку? А, может быть, торопился встретиться с кем-то за углом?

Глядя на его уверенную походку и длинный шаг, можно было сделать такие выводы. Однако в одно мгновение мужчина скрылся из виду, будто бы слился с толпой, потерялся среди горожан. Или же попросту юркнул в небольшое заведение с вывеской «Брачное агентство и не только…»

За старыми пластиковыми дверями, за много лет приобретшими желтоватый оттенок, начиналась жутко неудобная бетонная лестница, ведущая на нулевой этаж здания. В подвал, если говорить откровенно.

Мужчине приходилось наклонять голову, чтобы темными, хорошо уложенными волосами не задеть сырой от высокой влажности потолок. То и дело, когда его нога соскальзывала со ступеней, он хватался за старые перила.

Ступив на земельный пол подвала, он огляделся по сторонам. Налево был туалет, скрывающийся за деревянной, еле держащейся на петлях дверью, а прямо, судя по всему, находилось то самое агентство.

На довольно приличной серой сейф-двери висело объявление с часами работы заведения. Мужчина пришел в самый разгар дня.

– Брачное агентство и не только, – не отрывая глаз от монитора компьютера пропела блондинка лет сорока. – Что Вас интересует?

Мужчина окинул брезгливым взглядом кабинет, освещенный старой желтовато-мутной лампой, проигнорировал стул с ободранной на нем кожей, и подошел к столу.

– Мне нужна женщина. На десять дней. Самая дорогая, – отчеканил он.

Блондинка соизволила оторвать взгляд от компьютера и, встретившись с глазами напротив, замерла. Перед ней стоял невероятно привлекательный мужчина, по меньшей мере тянувший на третье место в российском форбсе.

Черные как смоль волосы переходили в небрежную, но ухоженную щетину на острых скулах и волевом подбородке. Из-под веера густых, будто нарисованных умелым художником, ресниц смотрели глаза цвета темного шоколада.

Один этот властный и строгий взгляд заставлял роптать.

Губы чувственные, пухлые, цвета недоспелой вишни. О, Боги! Эти губы создал сам Да Винчи!

Одет мужчина был в один только классический костюм из какой-то очень теплой, будто вязанной ткани. А в руках держал длинный клетчатый шарф.

Полубог. Если еще и в постели мастер, то Бог.

– Да, конечно, – наконец отмерла сотрудница. – Вот фотографии наших девушек. Смотрите, выбирайте.

Мужчина недоверчиво принял из рук женщины стопку распечатанных на специальной фотобумаге фотографий, заляпанных предыдущими клиентами. Хотя глупо было думать, что в такого рода заведении ему предложат что-то приличнее.

От одной только мысли, что все эти фотографии, как и всех этих девиц, перетрогали сотни мужиков, его неприятно передернуло.

Все лица на снимках были как на подбор: холёные, покрытые толстым слоем штукатурки, с наращёнными волосами и искусственными губами. Не зная современной моды, можно было подумать, что на снимках одна и та же девушка, снятая с разных ракурсов.

Взгляд мужчины зацепился за фото, на котором не было отпечатков пальцев. С кадра на него смотрела симпатичная девушка лет тридцати со светлыми волосами по плечи.

Она была совсем не такой, как девушки с предыдущих фото. Во-первых, на порядок их взрослее. Во-вторых, натуральная, совершенно не тронутая хирургами и косметологами. В-третьих, она была живой.

Ни тебя натянутой улыбки, ни рабочей стороны, обращенной к камере, ни эффектной позы. Девушка была расслаблена и не скрывала несовершенств, которые у нее имелись, пусть и в небольшом количестве.

– Мне нужна вот эта девушка, – ответил мужчина, не став досматривать остальные снимки.

– Ох! Нет, это не наша работница, – замахала руками блондинка, глупо смеясь. – Прошу прощения, в общую кучу каким-то образом попала фотография моей подруги! Выберите другую девушку, пожалуйста.

Блондинка попыталась забрать снимок, попавший в руки мужчины по ошибке, но тот не собирался его отпускать.

– Мне нужна эта девушка, – железным голосом произнес он.

– Вы не поняли… Это не девушка по вызову, это подруга моя. И работает она не в агентстве, а в аптеке. Провизором.

– Сто тысяч.

– Вика не продается.

– Долларов.

Глава 1

После двенадцатичасовой смены в аптеке я чувствовала себя хуже, чем выжатый лимон.

– Иди в медицинский – говорили они. Фармацевт – востребованная профессия, – ворчала я себе под нос. – Да проституток у Любы в салоне больше уважают и требуют, чем меня.

Но ворчала я больше из приличия. Так или иначе, а работу свою я любила. Помогать людям, спасать их здоровье – разве это не прекрасно?

К тому же работа фармацевтом в какой-то степени веселила. Если когда-нибудь работник аптеки уйдет в юмор, ему не будет равных! С пары моих постоянных клиенток можно за несколько дней сольный концерт состряпать.

Единственным минусом, как по мне, был график работы. Когда все нормальные люди уже ехали домой, я с завистью смотрела в окно на толпы прохожих и переполненные автобусы, которые двигались во всевозможных направлениях.

– Зато я добираюсь без пробок, – сказала самой себе, заскакивая в троллейбус номер семнадцать.

Сегодня я планировала быстренько заскочить домой, перекусить на ходу (эти перекусы точно скоро превратят мой сорок четвертый в уверенный сорок шестой размер!) и на всех парах помчаться в рыбный ресторанчик в центре города.

Сто лет я не виделась с Любой. Подруга то работала, то после работы забирала своих подчинённых со всех концов города. Короче говоря, наши графики никак не стыковались.

И вот сегодня наконец-то счастливые и свободные мы договорились пересечься в нашем любимом месте.

Только мы, вкусная рыба, хорошая музыка и разговоры о женском.

Когда я вошла в заведение, на ходу снимая норковую шубу, припорошенную февральским снегом, Люба уже делала заказ молодому официанту в отутюженной белой рубашке.

– Привет, дорогая, – я чмокнула подругу в нарумяненную щеку и закинула верхнюю одежду на диванчик.

– Привет, опаздун. Тебе как обычно?

– Цезарь с креветками, филе лосося и бокальчик белого вина на Ваш вкус, – проворковала я официанту, заглянув в раскрытое меню, которое он держал в руках, глядя на меня ошарашенными глазами.

– Я уже заказала нам бутылку, Викусь. Не будем обманывать себя.

Я кивнула и взглядом проводила подтянутую попу официанта в фирменных красных брюках. Эх, как жаль, что мне уже тридцать четыре года…

– Я чего-то не знаю, подруга? Это что за наряд такой? – Люба обвела пальчиком с неизменным красным маникюром мой внешний вид и запустила в рот ягодку винограда.

Справа от нас на высокой колонне, декорированной деревянными рейками, висело зеркало. Я окинула себя оценивающим взглядом и сочла вполне привлекательной.

На мягких бедрах отлично сидели синие брюки с высокой талией, которую подчеркивал кожаный ремень, купленный на ползарплаты. Узкие плечи маскировала белая блуза с объемными и очень модными в этом сезоне рукавами.

По случаю выхода в свет я даже нанесла легкий макияж и сделала прическу, хотя обычно ограничивалась гигиенической помадой и низким хвостиком.

– Просто захотелось хорошо выглядеть. Достала из шкафа джинсы с водолазкой, посмотрела на них… В общем, сердцу захотелось праздника.

– Хоть бы предупредила, – буркнула Люба, расстегивая пуговицы на блузке, – я бы тоже приоделась. А-то на твоем фоне выгляжу как серая мышь.

– Перестань! Даже если ты придешь в ресторан в махровом халате, все равно затмишь всех своей красотой, – подруга улыбнулась и нескромно согласилась со мной.

Под вкуснейшие рыбные блюда, приготовленные руками лучших поваров нашего города, и живую музыку, раздающуюся из саксофона престарелого музыканта, лились девчачьи разговоры.

Люба твердила о работе, о вечных ухажерах, которые толпами липнут к ней на сайтах знакомств, в социальных сетях, магазинах, да даже на улице! Я рассказывала истории из аптеки и, конечно, делилась планами на предстоящий отпуск.

– А потом, – добавила я, принимая из рук официанта вкуснейший тирамису, – спасибо. Потом планирую сходить на каток. Тысячу лет там не была!

– Вик, вот видишь те живые цветы в углу зала, – подруга ткнула пальчиком куда-то за многочисленные столики, приковывая мое внимание к зеленой изгороди возле настоящего струящегося прохладной водой фонтана.

– Вижу, – согласилась я.

– Вот даже они от твоих планов на отпуск чуточку завяли.

– Ну тебя! – я махнула рукой на подругу. – Извини, нет у меня мужчины, с которым можно было бы провести три недели в кровати.

– Пока на отпуск ты планируешь посещение катка и освоение новой техники вязания на спицах, кроме близорукости и сломанной ноги у тебя ничего и не будет. Вика, тридцать четыре года! Не семьдесят четыре. Какой каток, какое вязание?!

– Знаешь, я буду рада, если в семьдесят четыре смогу позволить себе ходить на каток, – парировала я.

 

Хотя вообще я понимала, куда клонит подруга. Мы с ней были одного возраста, разве что я на два месяца постарше, однако она могла позволить себе отрываться в ночных клубах и просыпаться утром в квартире незнакомых мужчин, а я в девять уже ложилась спать после того, как посмотрю новости.

Может быть, я и впрямь старю себя? Стоит оторваться по полной, насладиться отпуском, найти наконец-то мужчину! Скажем так, плюну на все планы и…. Пойду на концерт! Да, точно, концерт!

Может на Руки вверх?

– А я буду не рада, если вообще доживу до семидесяти четырех, – изрекла Люба, косясь на мужчину за соседним столиком. – Грудь обвиснет, либидо упадет ниже плинтуса, менопауза опять же… Ну куда такое годится?

– Не хочу тебя расстраивать, но это всё нас настигнет в любом случае. Кстати, не очень-то долго до этого осталось.

– Да? Тогда…. Мужчина! Да, вот Вы, в голубом галстуке, – Люба все-таки окликнула наших соседей по столику, которые были несколько шокированы обращением к ним.

В какой-то момент я даже задумалась ввязаться в эту авантюру вместе с подругой. Ну а что? Мужчин двое, на вид они симпатичные, солидные. Посидим вместе, потом прогуляемся, разойдемся по домам…

– Не хотите после ужина проводить меня до дома? – Люба очаровательно улыбнулась и хлопнула накладными ресницами. – А, Вы гей…

После того, как объект Любиных воздыханий взял за руку своего спутника на этот вечер, подруга отвернулась от них и закатила глаза, а я только тихо рассмеялась в кулачок.

– Вот как прикажете замуж выходить в таком обществе? Куда ни глянь: одному пятьдесят восемь, другой гей!

– Ладно тебе, Любка, как будто последний мужик в твоей жизни. Давай лучше еще по бокальчику, – мы наполнили хрустальные фужеры белой жидкостью, чокнулись и выпили все до дна.

Вино было приятным, терпим, с характерными нотками мускатного ореха. Легкое послевкусие, туманящее разум, лишь немного отдавало алкоголем и заставляло щеки краснеть.

– Вик, у меня вообще к тебе серьезный разговор есть.

– Заинтриговала, – сказала я, склоняясь над столом, чтобы лучше видеть подругу.

– В общем…. Ты только сразу не отказывайся, потому что там ситуацию объяснить надо. Я когда объясню, ты все поймешь и обязательно согласишься.

Поскольку Любу я знала без малого уже двадцать лет, заметно напряглась, но согласилась выслушать, что же такое она решила мне предложить.

В прошлый раз, когда подруга лезла с подобным разговором, ей предложили стать солисткой в женской рок-группе. А я должна была сесть за барабаны. При том, что ни она петь, ни я играть не умеем. Было все это, кстати, в прошлом месяце.

– Я сегодня познакомилась с мужчиной. Он очень солидный, красивый, состоятельный. Вот, полубог, честное слово! Таких мужчин нужно в музей ставить и как образец демонстрировать.

– Ты похвастаться решила?

– Если бы… – с тоской отозвалась Люба, опрокинув бокал вина без меня. – Он заинтересован по большей степени тобой.

– Мной? – удивилась я. – А я тут причем? Откуда он меня вообще знает?

– Помнишь, мы с тобой на новогодней фотосессии были? – я кивнула. Ту съемку в холодном полуподвальном помещении я вряд ли когда-то забуду. – Так вот, мне сегодня пришли фотографии. Я на флешку с рабочего компьютера скинула, свои распечатала на память. Ну видимо и одну твою нечаянно захватила.

– Так….

– В общем, этот Аполлон пришел ко мне, увидел твою фотографию на столе и заинтересовался.

– Будем рассуждать логически, – начала я, перекидывая ногу на ногу и включая режим строгой учительницы. Потому что происходящее мне начинало ой как не нравиться. – В твое агентство, которое называется «Брачное и не только», давай честно, приходят по большей степени за «и не только». «И не только» в твоем агентстве, прямо скажем, второсортное, не элитное. Исходя из этого у меня вопрос: он меня, что, за дешевую проститутку принял?!

Кажется, я сказала это слишком громко, потому что на нас обернулся весь зал. Не заинтересовала моя фраза только геев за соседним столиком.

Люба прикусила губу, опустила взгляд на свои идеальные ногти, выдавая явное размышление над генерированием оправдания.

– Почему сразу за дешевую…

– Люба! Ты даже не попытаешься сказать, что он туда за женой пришел?

– Ну он же не за женой пришел, – развела руками подруга. – Так, я же тебе сказала не ругаться раньше времени! Я объясняю.

– Даже не представляю, что ты должна сказать, чтобы я согласилась и не обиделась на то, что меня приняли за проститутку.

– Да ему не проститутка нужна, а девушка на десять дней отпуска. Он с друзьями летит куда-то то ли на Бали, то ли на Мальдивы, то ли еще куда. И ищет компанию.

– Состоятельный мужик летит на Бали и ищет компанию в твоем эскорт-агентстве?

– Да не эскорт у меня, – шикнула подруга, оглядываясь по сторонам. – Брачное агентство. И не только. Откуда я знаю, почему он ко мне приперся? Я не спрашивала. Суть в том, что он готов оплатить тебе перелет, отпуск, наряды на все эти десять дней, любые желания в этот период. К тому же доплатит. Сто тысяч.

– Люба, я не проститутка!

– Долларов, – то ли от возмущения, то ли от неожиданности я подавилась и закашлялась. Глаза, конечно, на лоб полезли. Такие суммы! Но вы не подумайте, от этого я свое мнение не поменяю.

– Люба, мне, конечно, приятно, что какой-то сомнительный богач оценивает меня на такую сумму, но я не стану проституткой ни за сто тысяч рублей, ни за что тысяч долларов, ни даже за миллион, – спокойно ответила я и прочистила горло.

– А с ним спать не нужно. Только составить компанию, сыграть его девушку.

– Скажи ему, чтобы в ТЮЗе актрису поискал. А я в эти авантюры вписываться не собираюсь!

Люба попыталась осуществить еще несколько попыток убедить меня, но я пресекла эти попытки на корню. Не хватало на старости лет в проститутки податься!

– Поговори хоть с ним, чего тебе стоит? Один телефонный разговорчик.

– Люба, ты сейчас меня старательно в проститутки записываешь? – подруга замотала головой. – Надеюсь, у тебя хватило ума не дать ему мой номер?

– Хватило, – как-то неуверенно произнесла девушка, отпивая вино из моего бокала.

Глава 2

Сегодня была моя последняя смена перед отпуском в аптеке. После того, как отстою за прилавком десять часов, смогу со спокойной душой уйти домой и наконец-то выспаться, не думая, что завтра вставать на работу.

Мысли об отпуске поднимали мне настроение и заставляли улыбаться даже в те моменты, когда клиенты с пятью тысячами в руках покупали бинт за семь рублей.

Около шести вечера я удалилась в уборную на несколько минут. Поскольку в аптеке сегодня я была одна, кассу пришлось на время закрывать.

– Ценного в зале вроде ничего нет, – оценила я. – А за прилавок не пройти, если дверь не выломать.

Не было меня буквально несколько минут, а судя по шуму в зале, у кассы скопилась целая очередь. Вот как так? За три часа два клиента, а тут попудрить носик отошла – полгорода пришли.

– Где Вас носит, в конце концов?! – возмущалась какая-то девушка лет тридцати. – Я тут стою уже полчаса. Никакой совести у Вас!

– Меня не было пять минут, – тактично ответила я, принимая рецепт из рук покупательницы. Интересно, сколько лет у нее нет секса, что она так на фармацевтов кидается?

– И еще мне таблетки от давления, – холодно ответила она, когда я озвучила итоговую стоимость заказа.

– Какой именно препарат Вам нужен? Капотел? Эналаприл?

– Ммм… Розовенькие такие. По шесть штук в пластиночке, – окинув взглядом длинную негодующую очередь, я пошла к шкафчику искать розовенькие таблетки от давления, которых в пластиночке было шесть штук. Неужели сложно запомнить название?!

– Доченька, здравствуй, – к кассе подошла пожилая женщина. – Мне продай живохвост, будь добренька.

– Здравствуйте. Живокост, бабушка, живокост….

Отпустив еще пятерых людей, я наконец-то выдохнула. Последним в очереди был молодой мужчина, который, надеюсь, не попросит «живокост», «долбанную мазь», «противовирусные, которые антибиотики» или «три таблетки от простуды».

Просто не аптека, а поле чудес, честное слово!

– Здравствуйте. Что Вам? – устало поинтересовалась я, выкидывая чеки, скопившиеся на небольшом столике для выдачи препаратов.

– Добрый день, девушка. Мне три пачки презервативов по восемнадцать штук. Если есть, то большого размера и ультратонкие. Самые дорогие.

Мужчина ответил на все вопросы, которые я даже не задала. Поэтому я поспешила собирать его заказ, в глубине души даже завидуя той, с которой он этот заказ будет использовать.

Три упаковки по восемнадцать штук… большие… Так, Вика, он твой клиент!

– Что-то еще? – уточнила я, поднимая глаза на мужчину. Ох, ко всему прочему еще и чертовский красавчик!

– Вас на разговор, Виктория, – при упоминании своего имени я даже напугалась. А потом вспомнила, что на кармане халата ношу бейджик. Хотя от этого не легче… Зачем я ему?

– Простите, не понимаю, о чем Вы. Если Вам что-то нужно, озвучьте название препарата, пожалуйста. Если нет, то хорошего вечера, – ну или ночи в его случае.

– Виктория, я хочу с Вами поговорить. Хотелось бы делать это не в аптеке, а где-нибудь на нейтральной территории. Здесь недалеко есть ресторан китайской кухни.

– С чего Вы решили, что я хочу с Вами говорить? – мужчина улыбнулся, обнажая ряд идеальных белых зубов, почесал щетину и дернул густыми черными бровями. – Вообще у меня работа.

– Проверьте телефон, на сегодня от работы Вы свободны, – интуитивно я потянулась к карману, где лежал смартфон, и очень удивилась, когда на экране прочла сообщение от начальницы, что сегодня могу уйти в пять часов.

Людмила Анатольевна, которая не допускала отклонения от графика работы даже на несколько секунд, сама отпустила меня раньше на несколько часов? Боги, что тут происходит?!

– Как Вы…

– Я хоть не волшебник, но учусь, – мужчина снова улыбнулся, но мне уже стало не по себе.

Вдруг он маньяк какой-нибудь? Или помешан на слежке?

Хотя вряд ли маньяки бываю такими красивыми. Да и не носят маньяки ролексы на запястье.

– Возможно, Вам обо мне говорила Любовь…

– Что?! – только услышав имя подруги, я позабыла о субординации и взорвалась гневом на всю аптеку. – Это Вы? То есть она все-таки… Ах она предательница!

– Виктория, Вы очень милая, когда злитесь, – нет, вы гляньте на него! Он еще и комплименты отвешивать успевает. Я сейчас этому сутенеру календулой прополощу не только горло! – И Ваша подруга дала мне только телефон.

– Я не проститутка, понятно?! Убирайтесь из аптеки сейчас же! Иначе я вызову полицию.

Мужчина нахмурился, скрестил руки на груди и чуть наклонил голову на бок, чтобы было удобнее осматривать меня.

Я тоже позволила себе пройтись небрежным взглядом по мощной загорелой шее, по выступающим из-под расстегнутых верхних пуговиц рубашки подрагивающим мышцам. Не обманула Любка, реально Бог….

– Я понял, что Вы не девушка по вызову еще после разговора с Вашей подругой. И я не собираюсь пытаться купить Вас или секс с Вами. Всего лишь прошу составить компанию мне на время отпуска.

– Это все равно проституция. Я не буду проводить время с кем-то против своей воли за деньги.

– Яша, – равнодушно произнес мужчина. Наверное, стоило бы подумать, что он представился, но при упоминании этого имени у меня внутри все сжалось в тугой комок.

– Простите…

– Яша будет на свободе, если Вы согласитесь на мое предложение.

Несколько секунд помолчав, взвешивая все «за» и «против», я шумно выдохнула, потупила взгляд и устало потерла переносицу. Черт, откуда он знает?!

– Я буду ждать Вас у входа, Виктория, – произнес мой новый знакомый и, забрав со столика полупрозрачный пакетик со своей покупкой, удалился из аптеки.

Руки дрожали, ноги подкашивались, а в голове закипала каша. Я очень злилась на Любу, но понимала, что она просто не могла рассказать этому мужчине то, что он знает. Люба просто не знала этого сама.

Закинув в себя несколько таблеток легкого успокоительного, я закрыла кассу и пошла одеваться, решив во что бы то ни стало разобраться в ситуации.

Суровым февральским вечером на улице было довольно холодно. Под шубу задували порывы ветра, сапожки, предназначенные для еврозимы не справлялись с обогревом моих закоченелых на морозе ног, а капюшон, под который я решила не надевать шапку, вовсе вышел из игры, как только я почувствовала первую прохладу в коридоре аптеки.

Мужчина ждал меня около черного внедорожника внушительных размеров. Я даже обрадовалась, что он был на колесах. Доедем до ресторана в тепле.

– Присаживайтесь, Виктория, – любезно произнес он, подавая мне руку, чтобы я могла забраться на пассажирское сидение высокой машины. – Поедем в ресторан китайской кухни? Или Вы предпочитаете что-то другое?

 

– Предпочитаю знать правду, – холодно отозвалась я. – Мне не важно, где говорить. Хоть прямо в машине.

– Давайте я расскажу Вам всё в машине, чтобы вокруг не было лишних ушей, а затем поедем в ресторан. Поужинаем, а заодно и обсудим распорядок дней до отлёта.

– Я еще ни на что не согласилась.

– Я помню.

Мужчина вырулил с небольшой парковки, расположенной около жилого дома, на первом этаже которого находилась моя аптека.

Судя по всему, он хотел заехать в ближайший двор, чтобы спокойно поговорить.

Было ли мне страшно? Безусловно. Хотела ли я отступить сейчас? Нет. Если этот человек может помочь мне, я готова пойти на многое. Очень многое.

– Меня зовут Айдар Силаев. Можно просто Айдар и на «ты», если не против.

– Не против, – кивнула я. Мужчина выглядел не сильно старше меня. Может быть, тридцать пять или лет сорок.

– Не буду скрывать, что я богат и даже очень. В Сибири у меня небольшая компания по импорту нефти, здесь коммерческий банк, ночные клубы, ну и прочая мишура. В следующий четверг с компанией друзей и их спутницами я еду на десятидневный отдых. Один из самых дорогих отелей на Багамских островах. Собственно, мне нужна спутница.

– Собственно, у меня вопрос, – тут же начала я. – Если ты так богат, от чего же не арендуешь себе профессиональную актрису или проститутку, которая будет готова и играть, и ублажать тебя в постели? Зачем тебе я? Почему с таким состоянием ты вообще пошел в салон моей подруги?

– Вопрос очевидный, – согласился Айдар. – В наших кругах не принято летать на отдых с проститутками. Это роняет авторитет. Если я привез бы с собой кого-то, кто фигурировал в проституции или актерском деле, меня бы раскусили за полдня. Мои друзья обычно находят какую-нибудь красивую молодую девчонку, еще не потасканную жизнью, прибираю ее к своим рукам и приручают быть покорной спутницей. Я же так не сделал.

– Отчего же? Дрессированная собачка в соседней комнате, – хмыкнула я. – Отдал команду – она нарядилась для приема у губернатора, сказал «место» – она замолчала у тебя за спиной.

– Не люблю таких. Безвольные, глупые, лишенные всего человеческого. Не хочу даже возиться. А салон твоей подруги – место, где есть девушки по вызову, но вряд ли этих девушек в лицо знает кто-то из моих друзей. К тому же, у этого салона даже сайта нет… Ничего не выяснишь и не найдешь в случае чего.

– Что ж, тебе нужна подружка на десять дней, которую ты будешь спонсировать, но не будешь приставать?

– Все верно, – кивнул мужчина. – Даже пальцем не трону, если ты того не захочешь.

– Зачем же тогда это? – я вопросительно изогнула бровь и ткнула пальцем на бардачок, откуда торчала коробка только что купленных презервативов.

– На случай, если все же захочешь, – хмыкнул мужчина и положил руки на руль. – Вик, ты взрослая девочка, которая будет знать условия нашего договора. Ты играешь мою подругу, я освобождаю твоего брата. При этом по ночам на Багамах я буду делать, что захочу. И ты этому, само собой, препятствовать не будешь. У тебя же такого права, уж прости, не будет.

– Мне и не нужно. Что там с братом?

Айдар улыбнулся, чувствуя, что нашел нужную точку для давления, и перевел взгляд с безлюдного двора на меня.

После того, как моя мама второй раз вышла замуж, у нее родился сын Яша. Мой сводный брат получается.

Мы жили под одной крышей: я, Яша, мама и ее новый муж Николай. Яша был мне как родной: я любила его, помогала с уроками, учила каким-то детским забавам. Когда он подрос, начал защищать меня от мальчишек в школе, а потом и вовсе сдувал пылинки, не давая никому даже смотреть в мою сторону.

Яшка толковый парень, очень умный, рассудительный, к тому же спортсмен. Все пророчили ему светлое будущее, пока в один не очень прекрасный день его не забрали в полицию.

Брата обвинили в убийстве человека.

Для нас это, конечно, было огромным шоком. Яшка и мухи в своей жизни не обидел, а тут убийство! Мы думали, что это какая-то глупая ошибка, постановка, но когда судья произнесла приговор «Семь лет строгого режима» стало ясно, что никакая это не шутка.

Мы знали, что Яша был невиновен в убийстве. Да и знакомые этой девушки, говорили, что она, может быть, вовсе не мертва. После предполагаемой даты смерти ее якобы видели несколько раз в соседнем городе.

Выходило, что мой брат сидел в тюрьме за убийство, которое не то что он не совершал, которое даже совершено не было…

Первые полтора года я не вылезала из полиции, судов, адвокатских контор. Я не знала, куда еще податься, чтобы добиться справедливости. Но, увы, приговор я так и не смогла обжаловать…

Этим летом было последнее слушание, на которое я возлагала большие надежды, но судьбу брата изменить мне так и не удалось.

– Мой адвокат посмотрел его дело. С большим опытом и доказательствами, которые тебе удалось достать, он ручается освободить твоего брата из-за решетки. К тому же мои люди ищут эту девушку. Говорят, что меньше чем за сутки нашли кое-какие ее следы.

– Ты правда вытащишь моего брата? – с надеждой уточнила я.

– Я обещаю сделать все возможное для этого, Вик. Невиновный не должен сидеть за решеткой.

– А если я не соглашусь? – хотя, боже мой, как я могу не согласиться, когда речь идет о свободе моего брата?! Айдар, видимо, тоже понимал это, поэтому просто промолчал. – Ладно, я согласна. Десять дней оплачиваемого отпуска, игра в отношения с тобой, закрытые глаза на ночные гулянки и Яша на свободе. Так?

– В общих чертах, – кивнул Айдар. – Нюансы обсудим за ужином.