3 książki za 35 oszczędź od 50%

Наковальня, молот и серп

Tekst
Z serii: Подмирье #8
0
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

А внизу тем временем началась самая настоящая драка.

– Ур! Руррр! – проревел старик, перехватив свою палку. В его руке она описала дугу и врезалась в голову Фарога. Тот охнул, но устоял.

– Аррр! – прорычал он и перехватил жилистую руку своего соплеменника. Оба сцепились и повалились на пол.

Вокруг караульные расползались во все стороны, чтобы не попасть под горячую руку. Кострище тем временем уже совсем затухло.

– Рау-ра! – прорычал седой дворф, охаживая вожака кулаком свободной руки. Тот закрывался, продолжая выкручивать палку из цепких пальцев.

Остальные же вылезли из пещер, молча следя за происходящим. Никто и не думал лезть в эту драку.

– Ар-ар-ар! – Фарог вырвал дубину и отбросил в сторону. Он поднялся над своим противником и воскликнул, – хватит!

– А-А-а-а! – старик вскочил с пола и сбил его на землю. Его руки обхватили горло несчастного.

Среди этих рыков и визгов, несколько слов из нормальной речи казались совсем странными. Похоже, язык у дворфов был похож на язык пещерных людей. Всякие там «угук» или «ыгуа». Но из-за Даниила, все мало-мальски осмысленные выражения и звуки стали словами русского языка. Так что эти дикари могли только что рычать друг на друга и тут же четко и внятно разговаривать, иной раз выдавая прямо таки возвышенные речи.

Впрочем, думать о том, каких дел он натворил, времени не было. Седой уже открыто душил своего врага и это уже была не просто драка, а самый настоящий смертельный бой. Из последних сил, Фарог нащупал здоровый камень и резко врезал им по черепу своего противника. Хруст разлетелся по всей пещере, эхом отражаясь от стен.

Старик повалился на бок и упал грязной кучей на пол. Похоже, он умер. Вожак встал над его телом и вдруг горестно закричал. Его руки затрясли лежащее без признаков жизни тело, но всё было тщетно.

– Ух, – пробормотал Даниил, глядя на это. Трагедия в чистом виде. Остальные подползли ближе к этим двум. Огляделись, тоскливо протянули что-то, а потом заметили затухший огонь. Печальные крики разлетелись по всей пещере. Похоже, что сегодня племя потеряло слишком многое.

Парень тяжко вздохнул. Старик явно был тем еще ворчуном и наглецом, но его всё равно было жаль. Что же до огня, то этим ребятам хватит и одной потери. Творец закрыл глаза, представляя, как там, внизу, среди этой кучки палок начинают подниматься яркие огоньки. Пусть пламя вновь оживет.

Он поднял веки, а едкий дым уже поднимался к потолку. Жители пещеры заметили это и радостно заурчали, тыкая пальцем в сторону кострища.

– Ур! – Фарог вскочил на ноги и бросился к палочкам. Он тут же подбросил немного, а потом еще и еще, чтобы огню было чем питаться.

От всего этого племя отходило долго. За огнём следили несколько глаз, а к телу старика ходили целыми процессиями. Они трогали его лицо, голову, словно надеясь, что тот проснётся. Но всё это было бесполезно. На черепе у того была большая вмятина, заметная даже издалека.

Наконец, когда несчастные всё поняли, они подняли тело, замотали его в шкуры и унесли по лабиринтам пещер. Даниил полетел следом, пытаясь понять, что задумали дворфы.

Похоронная процессия добралась до большого провала, что уходил куда-то в земные недра. Они сбросили тело туда, что-то невнятно лепеча. Парень хотел спуститься вниз, чтобы осмотреть этого мертвеца, но оттуда несло таким смрадом, что лезть туда ему сразу перехотелось.

Дворфы же вернулись обратно в свою пещеру, чтобы и дальше влачить свой жалкий образ жизни. А чёрный дым снова завис под потолком, чтобы следить за ними.

Впрочем, толку от этого было мало. Всё было так, как он и ожидал. Самый настоящий каменный век. Тут даже и думать было нечего – любая жизнь стала бы для них лучшим выбором. Это Даниил точно знал.

Но всё он решил продолжить изучение и к своему удивлению нашел некоторые странности. Например, через несколько дней, парень обнаружил, что в этой пещере только мужские особи. Женщин среди этих дворфов не было. Сначала творец подумал, что те прячутся в норах. Однако в этих закутках никого не было. Тогда ему пришла мысль о том, что самки могут быть тоже бородатыми и мускулистыми. Но все, кто жил в этом зале, говорили грубыми голосами и вообще мало чем отличались друг от друга.

Можно было бы предположить, что это некий аванпост, где оберегается проход в остальные пещеры. Тогда, эти ребята должны были связываться с остальными. В надежде на это, Даниил пролетел вслед за очередным отрядом, который потащил шкурки на обмен. Вот только встретились те, с такими же мужиками. В их логове тоже не было женщин.

Проследив за остальными группами, парень совсем запутался. Везде сплошные мужики. Это немного озадачило его. Всё-таки ему хотелось создать целую цивилизацию, но как это сделаешь, если твой народ не способен размножаться?!

Но ответов никаких не было. Суровые бородачи явно жили тут давно. В их племенах даже попадались молодые парни. Были даже совсем мелкие дети. А вот взрослых женщин не было. И никаких старух, лишь старики.

Даниил всё гадал, пытаясь придумать логичное объяснение этому. Может быть, их женщин убили, когда племя переезжало сюда? Или кто-то забрал их в рабство? Вдруг всех самок выкосила жуткая болезнь?!

Но потом он успокоил себя тем, что возможно, все дворфийки прячутся где-нибудь в глубинах или вообще другом месте. А иногда они сходятся вместе, чтобы завести потомство. Такая теория была не очень логичной, но хотя бы давала какую-то надежду на будущее.

– Будете у меня жить вместе, – проворчал Даниил, поглядывая на быт пещерных дворфов, – когда я с вами закончу.

Другой странностью было то, что сами эти существа совсем не хотели улучшать свою жизнь. Никаких тебе изобретений или придумок, никаких попыток что-то построить или создать. Большую часть они сидели в своих пещерах, изредка занимаясь сбором всякой растительности в туннелях или обработкой шкурок. На поверхность дворфы тоже не вылезали. Никто из них не хотел обустраивать там дома, укрепления или хотя бы возделывать поля. Выбирались они туда только чтобы проверить силки и наломать себе веток, да и то лишь по ночам.

Похоже, несчастные действительно боялись внешнего мира, хотя многие явно восхищались им. Тот же Фарог часто останавливался у самого входа и смотрел в небо, на простор степи и небольшие леса, что ютились у самых склонов гор. Однако он никогда не задерживался на поверхности, предпочитая передвигаться мелкими перебежками.

Постепенно, следя за остальными, Даниил освоился в этих пещерах. Теперь он смог сам путешествовать по туннелям, осматривая и другие племена. Некоторые из них оказались чуть продвинутее. У них были даже некие бочонки, которые при пристальном осмотре оказались просто выдолбленными пнями. Кто-то плел корзины, а другие делали что-то вроде каменных чаш, долго и муторно шлифуя валуны песком. У многих в этих емкостях настаивалась какая-то вонючая гадость, за которой они очень тщательно следили.

Впрочем, этим небольшим различиям было объяснение. У одних был доступ в скрытую долину, где рос хвойный лес. Забраться туда со стороны внешнего мира было практически невозможно, так что там можно было ходить, никого не боясь. Другие спокойно укрылись на высоких уступах, куда тоже никто не мог попасть.

Получается, что племени Фарога совсем не повезло. Их выходы наружу были почти у подножья склона. Там легко можно было встретить людей с их продвинутыми технологиями. Оружие, броня и прочие чудеса цивилизации. Поэтому-то несчастные и боялись вылезать наружу. А больше им и делать было нечего. Грибы растить они не могли, поскольку у них по коридорам гулял ветерок и влажности просто не хватало.

Куда-то переехать это племя тоже не могло. Их никто не пускал. Так что Даниил натолкнулся на неких изгоев в среде пещерных дворфов. Забитых и запуганных.

Это его даже радовало. Ведь именно такие жалкие и ничтожные с радостью поддадутся его влиянию. Позволят ему привести их к величию.

Вот только лезть в открытую было слишком глупо. Другие племена явно отнесутся к ним враждебно, стоит только начать Фарогу и его соплеменникам поднимать голову. Да и общая запуганность просто не даст выйти на контакт с ними. Нужно было что-то другое. Что-то особенное. Нечто, что позволит племени подняться в глазах остальных и заодно поможет объединить других.

Даниил долго думал над этим. И ему пришел в голову идеальный вариант.

Это ведь племя. Здесь нет записей и книг, где рассказывается история. Тут всё на словах и памяти. А такие вещи ненадежная штука. Что если эти дворфы были великим народом, который вдруг оказался низвергнут вниз? Может быть, они просто забыли об этом? И лишь чудесный странник, что набрел на их логово, сможет рассказать им об этом…

– Впрочем, – пробормотал сам себе парень, укрываясь на ночь в своем логове, – странника они сразу прогонят. Даже если он и будет выглядеть, как они…

Даниил с тоской уставился в ночное небо, словно пытаясь найти там ответ.

– Нельзя к ним идти так, – продолжил рассуждать он. Вокруг уже начало холодать, поэтому творец решил отправиться в кровать и накрыться тёплым одеялом, – это эльфы были слабыми и хилыми, а эти… Здоровые, крепкие и дикие. Чуть что и буду валяться, как этот старик.

Но даже с эльфами он бы не справился. Они ловко умели загонять людей…. Однако его не трогали. Почему?

– Потому, – хитро усмехнулся парень, – что я был Эльто!

И его осенило. Ушастые боялись своего бога и даже помыслить не могли о том, чтобы тронуть его.

– Значит, надо стать богом, – воскликнул он и тут же задумался. А есть ли вообще бог у этих дикарей? Впрочем, такие даже богу могут попытаться навалять. Тут нужно быть вообще нематериальным или каким-нибудь привидением…

– Стоп! – выдохнул Даниил, вскакивая в своей импровизированной постели, – точно! Эльто это дух предков. И здесь, я тоже стану духом предков! Призраком тех, что когда-то жил в этих краях.

Однако призраку просто так никто не поверит. Они испугаются и разбегутся по сторонам. Но если придумать нечто, что будет доказательством былого величия и заманить туда этого Фарога? А потом появиться перед ним во всей красе и рассказать о забытой истории?!

 

– Точно! – парень лихо махнул рукой, – так и сделаю! – но не успел он обрадоваться, как тут же поежился от холода. Пришлось ему снова закутаться в одеяло. Ночи в последнее время были всё холоднее и холоднее.

Глава четвертая. Новое былое величие

Утром Даниила встретил склон, посыпанный тонким слоем снега. Ясное дело – начиналась зима. Лето всё прошло за возней с болванчиками, у которых не было разума. Осенью он строил свою берлогу, а теперь вот совсем похолодало. Сейчас по земным меркам был где-то октябрь или ноябрь. Последние дни перед тем, как всё засыплет снежным ковром.

Надо было торопиться. Пора уже было сотворить подземные залы и новое убежище для себя.

Даниил решительно обернулся чёрным дымом и полетел в сторону пещер. У него уже был небольшой план о том, что именно будет доказательством. Однако надо было понять, где именно лежат эти пещеры. В такой сложной и запутанной системе сложно разобраться, к тому же вход в секретную область должен был быть недалеко от пещеры, где жило племя Фарога.

В общем, ему предстояла та еще задачка.

Дым облетел весь склон, нашел ту самую долину и плато, куда выбиралась дворфы из другого племени. Получалось, что комплекс пещер располагался под горным хребтом, охватывая подножье нескольких крупных пиков. Выходы тут были почти со всех сторон.

– Хорошо бы иметь какой-нибудь чит, – хмыкнул парень, оглядываясь вокруг. Если бы он только мог смотреть прямо сквозь горную породу и видеть эти пещеры….

Но это было что-то из ряда фантастики. Схему пещер из какого-нибудь материала ему создать тоже было не под силу. Ведь для этого нужно было знать их местоположение.

– Ладно, попробуем поискать свободное место наобум, – полетав над горами, черный дым спустился к одной из небольших гор. Пологий склон уходил вниз, петляя между более низкими вершинами. Всюду сосны, засыпанные снегом.

Но внимание Даниила привлекла огромная отвесная скала, в которую упирался склон. Она была словно создана, чтобы создать здесь вход в недра гор.

Пейзаж вокруг был просто замечательный. Некоторые невысокие горы торчат чуть ниже, у их подножья лес хвойный, а над головой поднимаются пики хребта и вот эта заснеженная вершина…

Тут не хватало только одного – каких-нибудь мощных ворот в дворфийском стиле. Впрочем, для такого масштаба тут было немного тесновато. Да и сам склон был немного крутой.

– Так! – парень оглянулся и махнул рукой. Среди небольших вершин       появился удобный пологий спуск, усыпанный гравием. Дорога немного петляла, но иначе было никак. Творец еще немного укрепил её сотворенными скалами, чтобы не осыпалось ничего.

Наверху он разровнял большую площадку, такую, чтоб здесь мог остановиться небольшой караван. Засыпать её тоже пришлось гравием. Думать о каких-то плитах или мостовой было еще слишком рано.

– Да уж, – фыркнул Даниил, оглядываясь по сторонам, – я снова забегаю вперед. Может, тут за стенкой, дворфы живут! – хмыкнул он и повернулся к скале.

Словно стрела пронеслась его мысль, и перед ним распахнулся длинный тёмный туннель, уходящий в недра горы. Парень создал себе фонарь, но фонарь средневековый с горящей свечой, и зашагал вперед.

Никаких провалов или ходов тут не было. Один сплошной длинный проход.

– Отлично! – воскликнул творец, – а теперь вбок!

Словно острый резак одно его желание пробило еще один туннель. Он бросился туда. Бежал долго, но так и ничего не встретил на своем пути. Отлично. Сплошная скала.

Можно было бы еще поискать по сторонам, чтобы точно удостовериться, что тут никто не живет. Но делать узкие туннели было слишком нудно. Даниил махнул рукой и просто стер огромную массу горной породы. Область, которую он вырезал, была параллелепипедом со сторонами из этих туннелей. Вниз и вверх тоже было выбрано по нескольку десятков метров.

Огромное пустое пространство, где даже от дыхания разлеталось эхо. Фонарь едва пробивал тьму этого здорового зала.

– Ладно, шут с ним, – шикнул себе творец и просто зажег перед собой яркий магический свет. Шарик, словно из какой-нибудь фэнтезийной игры, светился будто бы диодная лампочка. Свет был яркий белый и жутко слепил. Пришлось запулить его немного вверх, да еще и усилить, чтобы точно добивал до стен.

– Ого! – воскликнул Даниил, с изумлением оглядывая помещение, – да это как читы в той игре с кубами…

Он поглядел по сторонам, но так и не увидел вокруг себя никаких нор. Везде ровная поверхность. Значит, тут можно строить. Правда, до Фарога далековато будет. Зато точно никого не заденет.

Вот только эхо от его «ого» до сих пор летало, отражаясь от стен. Что-то загудело и завибрировало в земных недрах. А потом с потолка полетели камни.

– Проклятье! – просипел несчастный. Это была не игра. Здесь были законы физики и сопромата. Такая пустота не могла существовать. И потолок рухнул вниз. Заметив над собой массивные куски породы, Даниил резко превратился в чёрный дым. Однако что толку от этого, если всё будет завалено обломками. Земля вокруг уже вовсю задрожала. Еще бы – сама гора рушится!

– Пусть всё вернется! – отчаянно выкрикнул парень, изо всех сил удирая в сторону выхода наружу. Он сконцентрировался и собрал все силы в кулак…

Окрестности еще немного покачало и всё затихло. Начинающийся обвал остановился в самом начале. Тут снова была одна сплошная горная порода. Но в этот раз, в ней точно были небольшие пустоты. Совсем маленькие кармашки, где в сжатом виде было почти что твердое вещество.

Даниил в своем облике чёрного дыма оказался зажат в горной породе. К его счастью, физика спасла его. В какой-нибудь игре он бы просто застрял в текстурах и погиб, но здесь, здесь на его дымовое тело обрушился вес нескольких миллионов тонн горной породы. Они сжали его в несколько десятков раз, превратив из пышных клубов в некое подобие вязкой массы.

Он до этого никогда не задумывался о том, из чего именно состояло его тело в этом облике. Может быть, это была обычная сажа, углекислый и угарный газ, да немного всяких оксидов серы и азота. Видимо теперь всё это, оказавшись под жутким давлением, и превратилось в эту жижу.

– Хорошо, что хотя в алмаз не сжало, – хотел простонать Даниил, но не смог. Тут вообще мало что можно было сделать. Даже мысли в его голове едва ползали, будто бы им приходилось протискиваться по плотно сжатому телу несчастного. Должно быть, сейчас он занимает объем куда меньше кубического сантиметра. И что вот ему теперь делать? Ждать, пока дворфы разовьются до геологов и начнут бурить скважины гео-разведки? Впрочем, вряд ли кто-то из них полезет на такую высоту.

В таком виде хорошо было бы наблюдать за кем-нибудь. Самое-то, в образе мелкой черной капли.

Но как выбраться отсюда? Даниил собрал все силы в кулак, хотя в данном положении собран он был лучше не бывает, а потом подумал о том, что в этой горе появится узкий тонкий ход. От места его заточения, до самой поверхности и свежего воздуха.

И сделал он это очень зря. А всё потому, что забыл о том, какая масса давила на него. Путь к свободе открылся быстро, но парень оказался на свободе еще быстрее.

Из маленькой щелочки в горном массиве с грохотом вырвался чёрный дым, будто бы пороховые газы из ружья, разлетевшись целым облаком. Скорости было достаточно, чтобы Даниила, который уже рассеивался в воздухе, унесло вниз по склону. Дым летел, клубился, но не останавливался. Всё потому, что его просто переполняла дикая радость от этого простора и свободы.

Творец разлетелся по воздуху во все стороны, став едва заметной сероватой тучей, которая спустилась вниз на равнину, принося с собой туман. Водяной пар оседал на частичках этого неосязаемого тела, собираясь за ним целыми клубами.

– Ух! – выкрикнул Даниил, пролетая над соснами, – свобода!

Где-то внизу, ломясь через кусты, помчался дворф, надеясь поскорее укрыться в своей пещере.

– Стоп! – парень проследил за ним и огляделся по сторонам. Вокруг царила глубокая ночь. Хотя, залез в гору он еще поздним утром. Вряд ли его беготня по туннелям заняла столько времени. Похоже, заточение под жутким давлением сильно замедлило его восприятие времени. Ему-то казалось, что просидел он там несколько минут или даже секунд, а вышло вон что. Впрочем, сам он был полон энергии и радости от этого освобождения.

Так что ему пришлось вернуться к своим наработкам. Первым делом, Даниил отметил вход в пещеры дворфов. Потом, попытался прикинуть то место, где был их главный зал. А затем уже огляделся в поисках своей вершины.

Расстояние было порядочным. Значит, там будет просто вход. Сам же комплекс будет чуть ниже и в отдалении. Выбрав точку, парень снова отправился к своей скале.

– Так, надо аккуратно, это тебе не майнкрафт, – буркнул он сам себе и принялся создавать мелкие узкие туннели. Они были в форме ромба, чтобы ничего не обваливалось. Ему почему-то казалось, что так будет лучше. Ход шел вглубь горы, потом резко сворачивал вниз, спускаясь вместе со склоном. Сначала всё было хорошо. Сплошная скала, лишь редкие небольшие каверны и провалы. Однако потом пошли дворфийские пещеры. Теперь приходилось то и дело петлять по сторонам, обходя их проходы. Проделывать путь стало сложнее, так еще и созданный вновь фонарь всё время умудрялся затухать. Пришлось выкинуть свечу и засунуть внутрь магическое пламя. Но дело постепенно продвигалось.

И вскоре Даниил буквально вывалился в пещеру Фарога. К его счастью, он тут же успел замести все следы, снова закрывшись горной породой.

– Ух! – прошептал он, – чуть не попался.

Теперь ему нужно было двигаться назад, чтобы укрыться в глубине гор. Снова пришлось делать небольшие проверочные туннели, чтобы найти место, где не было этих нор.

Возился он с этим долго. Его проходы постоянно вываливались в пещеры, приходилось отступать назад и застраиваться обратно. И всё это еще нужно было делать в трех измерениях.

Вот дыра под ногами, а вот в потолке. Вот сбоку видно ошарашенные рожи сидящих у костров дикарей, а вот свет фонаря выхватывает какие-то торчащие грибы.

Наконец, Даниил смог найти нужный кусок. Здесь было много места и всё вокруг было сплошной породой. Для собственного успокоения, парень снова вырезал большой куб, бегло осмотрелся и тут же вернул его обратно.

– Отлично! – пробормотал он. Сил у него почти не осталось. С большим трудом несчастный обернулся дымом и, бросив фонарь, улетел вверх, туда, где было светлое небо.

Кое-как отдохнув, творец снова навестил ту таверну. Там он наелся, напился и уже собрался улетать….

Но тут в его голову пришла замечательная мысль.

– А что если, я снова частично воплощусь? – прищурившись в полумраке подвала, пробормотал он, – пусть будет всё тело дымом, а палец материальным!

В тот первый раз, когда творец только пробовал обращаться в дым, у него появилась рука из дыма, а тело осталось тем же. А тут всё должно было пойти наоборот. К тому же, после той стычки с местными, его опьяненный разум каким-то образом сам провернул эту штуку.

Он сконцентрировался и растворился в чёрный дым. Посреди него остался лишь палец, который словно кто-то оторвал от тела и подвесил на нитке. Намотав на него связку копчёных сосисок, Даниил вылетел в окно. Сосиски улетели следом.

Подвальное окошко выходило на задний двор. Тут бегала псина, которую хозяева выпускали, надеясь на то, что она спасет их от жуткого таинственного вора.

Пёс увидел сосиски и ринулся к ним. Щелкнула зубастая пасть, вцепившись в трофей.

– Брось! Моё! – прошипел Даниил, пытаясь сбросить его. Идея-то была хорошая, да только палец у него был по-прежнему таким же, как и обычно. То есть слабым и хрупким. Будь парень каким-нибудь мистером Олимпия, то с легкостью бы утащил и собаку и связку сосисок. Но пес весил с десяток килограмм. И тащить его было адски тяжело.

Несчастный палец начало сводить судорогами, а перевязанные сосиски уже буквально впились в него. А собака и не летела, а просто тащилась по земле, загребая лапами. Поднять её вообще был просто нереально.

Чёрный дым, палец, торчащий из него, сосиски и псина, закружили по двору, оставляя за собой четкий пропаханный след.

На счастье творца, зубы собаки перекусили сосиску и она отвалилась, прокатившись по земле. Дым же со своей добычей улетел вдаль. Позади остались только потрясенные хозяева, которые долго смотрели ему вслед.

Спрятав еду у себя в убежище, парень снова вернулся к своим разработкам. Ему нужно было устроить в недрах горы самое настоящее жилище для дворфов. Огромное, мощное и величественное. Не какую-нибудь там мелкую комнатку или узкий тёмный бункер. К этому нужно было подойти с умом.

 

Так что Даниил принялся творить. Он спустился по туннелям и задумчиво вгляделся в каменную стену.

– Так, надо сделать настоящий подземный дворец! – хмыкнул парень, – вот только я даже не знаю с чего начать! Может, с тронного зала?!

Его голос эхом разлетался по этим ромбовидным туннелям с ровными гладкими стенами.

– Нет, – покачал творец, – начать надо со входа!

Он встал в проходе, что уходил к пещере Фарога, и задумчиво огляделся. Каким же должен быть вход в это место? Величественным и пафосным или мелким и невзрачным? Ведь это не выход на поверхность, наоборот проход в какие-то глубинные пещеры…

– Пещеры! – вдруг осенило его. Ведь весь проход до логова дворфов был таким же туннелем, совсем неестественным и ровным. Нужно было сначала заняться им. Даниил принялся колдовать, пуская в ход воображение. Просторные бесформенные залы, кривые проходы между ними, где с потолка свисали уродливые наросты. Всё так, будто бы тут волшебные пещеры. Пускай этот дворф удивиться еще до встречи с величием своего народа.

Получилось совсем неплохо. Пещеры выглядели, как природные. Словно вода порезвилась тут, а не шахтеры с кирками или волшебный лазер, который вырезал гладкие ровные стены.

Перед самым входом в подземный дворец получилась довольно большая пещера.

– Вот и отлично, – махнул рукой Даниил и сделал проход, который перекрывала небольшая деревянная дверь, такая старинная, потемневшая от старости, но всё еще крепкая. Пока что за ней был лишь очередной ромбовидный туннель.

– Так, – парень нахмурился, пытаясь сосредоточиться, – здесь куб, дверь почти в самом центре. Значит, – в его руке появился кусок угля, которым он принялся чертить схему прямо на стене пещеры, – здесь хватит места на несколько залов. Может по центру один большой, вроде тронного…. Тут мастерские, где, совершенно случайно будут спрятаны чертежи, а здесь жилые комнаты и хранилища с материалами…

Впрочем, творец тут же снова задумался. По плану выходила целая крепость. Но ему ведь нужен был остаток былого величия, а не здоровый город. К тому же места всё же было мало. Это на первый взгляд тут всё помещалось, а на деле комнатки будут на пару квадратных метров. Такие клетушки никому были бы не нужны.

– Ладно, – Даниил стер свои каракули, – надо придумать так, чтобы это всё казалось куском крепости. Зачем тут выход в пещеры? Наверное, секретный ход, чтобы если что сбежать. Значит, это самая укромная часть. Но жилые комнаты точно должны быть, иначе, где жители будут спать? И мастерские, – принялся рассуждать он, – а еще хранилища…

Но с хранилищами была одна неувязка. Материалы-то ладно, а вот что делать с едой, которая наверняка сейчас нужна племени…. Консервов в этом мире явно еще не было, а что-то другое за несколько десятков лет напрочь бы сгнило.

С предками дворфов счет мог идти на сотни лет. Так что о кладовых пришлось забыть. Как и о всяких изделиях, которые тоже бы превратились в груду ржавчины.

– А вообще…, – парень опустил руку и нервно закрутил уголь в пальцах, – куда все они делись? – он задумчиво скривил лицо. Плохо у него получалось продумывать истории. Так что его мысленный взор обратился к играм. Вот та, про гномов. Что там за катастрофы были? Они развели кошек, кто-то из них убил любимицу другого и понеслась кровавая баня? Слишком глупо. Еда кончилась? Пф, Фарог тогда сразу откажется. Надо наоборот привлекать его тем, что жизнь будет безмятежной. И чтобы еще забыл о войнах и помирился с другими народами…

– Вот! – воскликнул Даниил, – они жили, развивались и развились настолько, что… – он схватился за голову, – что стали угрозой другим! И тогда народы объединились против них и разгромили их цитадель! Поэтому надо сразу заключать союзы и не ссориться с соседями!

Идея была замечательная. Может быть, поверив в такую историю, дворфы не будут завоевателями, а станут мирными ремесленниками. Научатся, так сказать, на ошибках предков.

– Получается, всех их убили где-то наверху, где тронный зал и прочее. А потом всё обвалилось. Остался лишь небольшой коридор, где есть мастерские, какой-нибудь музей и пара жилых комнат. Отсюда и начнется новый путь! – довольный собой парень начертил на схеме небольшую дугу в самом низу очерченного квадрата. Дверь была в её центре. Получалось, что от неё шло два закругленных коридора. Прямо должна была быть лестница наверх, скрытая под обвалом.

– Здесь будет пара жилых комнат, как раз в этом углу, под дугой, и доска с именами мастеров. Тут вход в музей, будет большой зал с огромными колоннами, как в Мории, – продолжал Даниил, – а с этой стороны еще комнаты и тоже большой зал с мастерскими.

Получились у него какие-то весы. Два больших квадрата на дуге. А рядом как гирьки какие-то мелкие комнатки. Но выглядело всё логично. Музей, мастерские и жилье для рабочих. Стены будут красивыми и украшенными всякими фресками. А всякие богатые покои, рынки и хранилища пусть будут наверху. Там где всё обвалилось. Наоборот хорошо, меньше придется голову ломать, пытаясь придумать очередной дизайн интерьера.

– Выглядит неплохо, – обрадовался парень, взглянув на свое творение, – начну с этой дуги, потом комнатки и затем музей. Мастерские оставлю на потом.

Он принялся за дело. Один взмах и за дверью появился большой красивый коридор. Его потолок терялся во мраке, а мощные колонны выступали из стен. Между ними получилось что-то вроде арок, пришлось даже немного скруглить верхушку, соединив столбы. Выглядело красиво, но чего-то не хватало. Даниил прищурился и добавил небольшой каменный пояс, что бежал по стене от одной колонны до другой, где-то на уровне бедра. Вышло просто замечательно.

Но это всё были лишь пустые гладкие стены. Парень усилил свет, чтобы тот полностью осветил помещение.

– Итак! – воскликнул он и началось. По каменному поясу пробежала резьба в этаком дворфийском стиле. Бегущие линии, пересекающиеся под ровными углами, будто бы сетка. Резьбу творец специально покрыл позолотой, чтобы та ярко блестела в этом полумраке. На колоннах наоборот ровные параллельные линии, немного изгибающиеся из стороны в сторону. Там, где они расходились, появились каменные выступы. И, конечно же, всё было ровным и аккуратным. Никаких округлых изгибов – всё под ровными четкими углами. И позолота.

Даниил был уверен, что дворфы обязательно бы сделали себе такой коридор. Чтобы блестел и сверкал.

В арках он решил сотворить изображение великих героев, этакие фрески. Но в голову ему ничего не лезло. К тому же парень видел только фэнтезийных дворфов и этих заморышей, поэтому он плохо представлял, как должен выглядеть настоящий горный народ. Может быть, это только в кино горному народу удобно таскать на себе стальные сапоги, перчатки и тяжелую кольчугу, а в жизни они сразу воспротивятся. К тому же, Фарог мог что-нибудь заподозрить, увидев изображения совсем других существ. Поэтому творец решил отказаться от этой       идеи.

Он просто нанес на фрески изображения молотов, наковален, всяких кирок и искр пламени. Это ведь место, где только мастерские и музеи, так что это было в самый раз. К тому же ему не хотелось создавать что-то воинственное. В этом был некий намёк – всё, что разрушает, было разрушено, а то, что создает, уцелело. Оставалось надеяться, что Фарог его поймет.

Лишь на потолке парень немного дал себе свободы и изобразил там кузнецов, что отбивают заготовки. Всё-таки, туда свет от факела не достанет, а если и достанет, то высветит лишь едва заметные силуэты. Вот и пусть его гость гадает, что там такое.

– Та-дам! – воскликнул Даниил, создав две уютные комнатки. Выглядели они довольно скромно, но впрочем, места здесь для племени хватит.

Парень накидал тут несколько состаренных деревянных лавок. Парочку из них он специально сотворил сломанными. Возле них сделал по каменному монолитному столу. Резьба украшала его края, отсвечивая позолотой.

Комнат он сделал еще несколько штук, но их оставил пустыми. Пусть племя само решит, чем заполнить это место. Может, устроят тут хранилища или еще что-нибудь.