3 książki za 35 oszczędź od 50%

Хаос в Пепельных Пустошах

Tekst
Z serii: Подмирье #9
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Хаос в Пепельных Пустошах
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог.

Мордред приехал поздним вечером. Он поднялся по извивистому пути, что шёл по стенам Цитадели. Следом за ним бежала шумная толпа молодых воинов из Ордена Порядка.

Они приветствовали своего легендарного лидера и махали ему вслед. Каждый из них знал, что тот снова одержал победу над силами зла.

Кое-то из бывалых выходил вперёд и склонялся перед лошадью главы Ордена Порядка, встречая его с доброй улыбкой. Рядом с некоторыми Мордред останавливался, чтобы перекинуться парой слов и узнать новости из первых уст.

Правда, вскоре он пришпорил своего коня и быстро помчался туда, где было главное здание. Его сопровождающие сразу отстали, но они понимали, что у него появилось какое-то важное дело.

– Лорд Крестон! – двери кабинета распахнулись от мощного толчка, – где вы?!

– Я здесь, Мордред! – всполошился заместитель главы Ордена, – жду вас с хорошими новостями!

– Отлично! – тот приветливо распахнул руки, – и где же они?!

– Со всеми, о ком вы беспокоились, покончено! А ещё нам удалось вернуть расположение Святой Церкви. Она захватила целую кучу земель, так что теперь жирует. Но благодаря моим успехам святоши готовы делиться своими богатствами с нами!

– Великолепно, – Мордред направился к столу, медленно шагая по пышному ковру, – скажи, к вам не приезжали двое гостей с вестями о Божьем Посланнике? Я отправил их сюда….

– Нет, – сразу озадачился лорд Крестон, почесав затылок, – мы никого не видели. Был только один гонец от Лорда-Инквизитора Артаниса, который недавно погиб в одной крупной битве. Принёс письмо с каким-то бредом о том, что Божий Посланник какое-то чудовище и несёт ересь в Святую Церковь…. Я особо не вчитывался…. Но письмо тут, а гонец сидит в гостевых покоях под нашим присмотром!

– Хорошо, хорошо… – глава Ордена Порядка опёрся на стол, зависнув над своим заместителем, – а теперь скажи: почему ты нарушил мой запрет и разрешил выпустить заключённых за Неотворимые врата?

– Я?! – бедняга весь сжался, – ну, разрешил. Но это были какие-то бунтари! Их-то можно ведь, да?! Зато Святая Церковь сразу подобрела к нам! А эти… Они всего-то устроили бунт в Горной Твердыне!

– Что?! – выпалил Мордред, выпрямившись во весь рост, – а откуда их привезли?

– Из Лира, кажется…

– Ох, – глава Ордена Порядка схватился за голову, – что же ты натворил….

– А что я сделал? – лорд Крестон побледнел.

Но ответа он не услышал. С улицы послышались какие-то перепуганные крики.

Оба встрепенулись и бросились к дверям. А там, несмотря на то что вокруг недавно была ночная темнота, было светло. Хоть и не так, как бывает в разгаре дня. На стенах Цитадели все стражи Ордена стояли, задрав головы к небу. Они тыкали вверх пальцами и что-то перепугано бормотали.

– Считайте! Считайте! – завопил лорд Крестон, выбегая вперёд и размахивая руками. Он уже знал, что там такое, – запомните время! Запомните!

Мордред вышел и поднял глаза. В зените ярко пылали огненные потоки вокруг Чёрного Солнца. Оно жутко ревело, словно втягивая в себя всё мироздание. Какое-то время он молча смотрел на него, задрав голову. А потом всё стихло.

Яркие вихри исчезли, а вместе с ними пропала и абсолютно черная дыра в небосводе. Снова появились звезды и наступила ночная тишина.

– Ух, посчитали?! – не унимался заместитель главы Ордена Порядка, бегая среди солдат, – кажется, было на секунд тридцать или даже больше. Сколько же детей умудрилось родиться за это время?! – он озадачено почесал затылок, – а кто-нибудь видел вихри? А? Куда нам слать разведчиков?

Но люди вокруг него пожимали плечами, заверяя, что никто ничего не смог разглядеть.

– Да уж, – бедный лорд Крестон покачал головой, – кажется, придётся отправлять посланцев по всему континенту. Давненько мы его не видели, вот и совсем расслабились! – он нервно хихикнул, – ничего, у нас сейчас много людей. Отправим их в каждый город, что есть в этом мире…

– Побереги бойцов, мой друг, – вдруг процедил Мордред, – они нам ещё пригодятся. Лучше отправь гонцов в столицы к местным королям. Пусть возьмут с собой бумаги с обещаниями древних правителей….

– Что вы такое говорите? – перепугано воскликнул его заместитель, – зачем эти бумаги? О чём вы?

– Ты упустил важные детали, – ответил ему глава Ордена Порядка и указал на восток, туда, где были Неотворимые Врата, – когда он запускает своих детей в наш мир, то солнце появляется там. На востоке. От него идут эти тёмные потоки, за которыми мы следим.

– Ага. Всё так, – покорно кивнул лорд Крестон.

– А сейчас оно было там, – Мордред показал вверх, – в зените.

– И что это значит? – спросил у него верный слуга.

– Не знаю, – он пожал плечами, – я видел такое лишь пару раз…

– А когда вы такое видели, господин? – встрепенулся один из стражей Цитадели. Остальные воины собрались возле него, с тревогой ожидая ответа.

– Ну, – Мордред тяжело вздохнул и оглядел их, – это было давно. Я уже и не помню, – он беззаботно рассмеялся, – но будьте готовы ко всему! Хватит зевать! На посты!

Глава Ордена Порядка развернулся и зашагал в сторону главного здания. Лорд Крестон бросился следом, едва поспевая за ним.

Они вошли внутрь, и он закрыл входные двери. Потом надёжно запер кабинет и задёрнул все тяжёлые шторы. Осталось лишь пламя свечей, которые торчали в подсвечнике на столе, отбрасывая дрожащие тени.

– Господин, – заместитель склонил свою голову, – вы не ответили…

– Распорядись, чтобы гонцы отправились сегодня. Пусть королевства готовятся собирать силы. Но не здесь. Все южные, включая эльфов, дворфов, людей и прочих – пусть укрепятся в степях ниже Цитадели. Северные – пусть займут северную границу нашего простора….

– Зачем вы приказываете такое? – с ужасом воскликнул Лорд Крестон, – это ведь огромные расходы для них! Должна быть веская причина для этого!

– Причина есть, – Мордред поднял на него дикий взгляд, – последний раз, когда я видел Чёрное Солнце в зените, был тогда, когда подконтрольные хаосу армии выступали в бой, ведомые безжалостными и кровожадными полководцами.

Лорд Крестон побледнел и беспрекословно бросился выполнять полученные указания.

Глава первая. Там, где нет жизни

– Так им! Поделом! – кричали рыцари Каменора, прижавшись к зубцам из чёрного камня.

– Прощайте, ублюдки, – улюлюкали эльфы, глядя, как спускается вниз тяжёлая платформа.

Рыцари Святой Церкви вели себя более скромно, однако на лицах у них были злорадные ухмылки. И даже дворфы из Горной Твердыни радовались происходящему.

Там, где мощная и крепкая стена Неотворимых Врат делала небольшой изгиб, расположился большой деревянный помост. Оттуда было очень удобно следить, как стражи Ордена Порядка опускают вниз двух преступников, так что на ней собрались важные особы. Те самые, что недавно осудили этих людей на мучительную смерть в Пепельных Пустошах. Сами правители пытались поддерживать величественный вид, но даже им было тяжело скрыть свою радость. По их мнению, зло наконец-то было наказано.

С каждым оборотом большой катушки толстый канат разматывался, а небольшая деревянная платформа приближалась к серому гравию, которым была усыпана земля возле подножья стены. Два человека на ней держались за верёвки, чтобы не рухнуть вниз, а у их ног лежал небольшой мешок.

Кто-то из стражей не удержал ворот, и верёвка дёрнулась, отчего двое несчастных внизу чуть не рухнули вниз. Им едва удалось сохранить равновесие, но у тех, кто наблюдал за ними, это вызвало целую бурю эмоций. Толпа расхохоталась и принялась тыкать в них пальцами. Кто-то бросил огрызок яблока, но тот пролетел мимо.

Наконец, платформа опустилась вниз. Её доски коснулись серых камней и с шуршанием устроились на них.

– Пошли! Быстро! – воскликнул со своего места король Ричард Первый.

– Идите к своей судьбе! – замахали руками две эльфийские королевы. Вместе с ними остальная толпа разразилась громкими криками.

Под этот шум, два человека осторожно ступили на гравийную насыпь. Неуверенно оглядываясь по сторонам, оба зашагали вперёд. За их спинами стражи Ордена Порядка начали поднимать платформу наверх.

– Жаль, что у Божьего Посланника нашлись более важные дела! – с сожалением протянул правитель Каменора, пока слуга наливал ему вина.

– Такова доля того, кто управляет всей Святой Церковью, – с почтением заметил Лорд Инквизитор Мардес Кристианопольский, – мы должны радоваться, что он нашёл время для того, чтобы побывать на суде…

– Да уж, – покачал головой король Ричард, – ему не до праздных развлечений! Эй! Они так и будут тащиться? Пускай ускорятся! – он ткнул рукой вперёд, – там целая пустыня для них!

– Вперёд! Вперёд! – проскандировали эльфы, напирая на зубцы.

– Идите и умрите! – завопили рыцари Каменора, крича будто бы безумные.

А два человека шли, стараясь не оборачиваться назад.

– Интересно, они выберутся оттуда? – позади всех других стояли Генрих Лирский и его верный советник. Бывший король взглянул вслед изгнанникам и задумчиво потёр висок, – они ведь столько всего пережили?

– Не знаю, милорд, – хмуро ответил советник Лиам, – но думаю, что всем будет лучше, если эти двое сгинут там навсегда.

– Всем будет лучше, – тихо пробормотал правитель Тенерии, – наверное, ты прав….

Они говорили, что тут будет безжизненная пустыня. Место, где вокруг только пепел. Однако они ошибались. По крайней мере, так подумал Валера, когда два попаданца из другого мира сделали первые шаги на эту землю.

Тогда оба оказались на гравийной насыпи, а вокруг были горные склоны безжизненные и серые, но даже на них виднелась редкая запылённая травка, какая бывает в степях или пустынях. Высоко среди горных пиков виднелись белые вершины, то есть там был снег. А раз был снег, то была и вода. В любом случае, как современный человек, парень знал, что жизнь везде найдёт себе дорогу. К тому же, не может быть, чтобы в этом месте не было дождей. А значит, должна быть хоть какая-то растительность. И, конечно же, вместе с растительностью обязательно будут какие-нибудь зверьки или насекомые.

 

Так что он тогда даже воодушевился. Они с Чизманом уже выжили на далёком холодном севере и тут выживут.

Вот только склоны вокруг были крутыми и отвесными, белый снег на вершинах и вовсе казался недоступным, а травы на насыпях не хватило бы даже мелкому козлёнку. Но это было не самым главным.

За спинами двух путников были Неотворимые врата, которые на самом деле оказались большой и неприступной стеной из какого-то черного камня. Никаких ворот в них не было, только деревянный подъёмный кран, который опускал вниз небольшую платформу, собранную из досок. Ну и со стороны противоположной пустошам было несколько лестниц, с помощью которых можно было подняться наверх. Туда, где собралась огромная толпа.

За всё время, что два попаданца из другого, современного и спокойного мира провели здесь, они нажили себе целую кучу врагов. Сам-то Валера был обычным студентом, который совсем бы не выжил в этом месте. Но судьба свела его с Александром Комаровым, изначально представившимся Алонзо Чизманом, и тот оказался весьма подготовленным человеком. Правда, прибыл он в этот мир намеренно, чтобы остановить одного безумца и отомстить ему за свою дочь, которая пострадала от рук этого парня, слишком увлечённого своими фантазиями об идеальном фэнтези мире. Так что два попаданца сразу попали в неприятности и решали их в основном с помощью грубой силы и высокотехнологичного оружия. Поэтому-то на них и ополчился практически весь мир. Несколько могущественных правителей собрались вместе и осудили обоих на изгнание в жуткие и безжизненные пустоши. Участь была ужасной, но несчастным ещё повезло, ведь изначально их собирались казнить самой мучительной смертью.

И вот теперь эти правители взирали на изгнанников с высоты стены, а их подданные, полные счастья, выкрикивали издевательские насмешки. Учитывая то, сколько всего эти двое пережили, на подобные вопли им было просто плевать. Однако среди них вдруг послышался голос короля Ричарда – правителя Каменора.

– Лучники! А ну-ка, помогите им! А то едва тащатся! – а потом по камням застучали железные наконечники.

Чизман тогда сразу сказал, что надо уйти подальше от стены и идти, пока та совсем не скроется из виду. Ведь только в таком случае оба путника смогли бы спокойно передохнуть. А ещё он посоветовал не оглядываться назад, чтобы не дать ублюдкам повода для очередных насмешек.

Так они и шли, два несчастных человека, против которых выступила большая часть этого мира.

И постепенно Валера начал понимать, где они оказались, а первоначальное обнадёживающее впечатление начало спадать.

Сначала они шагали по камням, но постепенно лёгкий ветерок начал гонять среди булыжников серые комочки пепла. Казалось, что это лишь небольшие крохи, однако постепенно его становилось всё больше и больше. Белые облака сменились серой мрачной пеленой, что нависала над головой, закрывая всё небо. Лишь там, где была стена, ещё виднелись пушистые бока и тонкая полоска синевы. Но туда возвращаться было нельзя. Даже если бы попаданцы смогли пробиться к подножью этих Неотворимых врат, то забраться наверх у них бы не вышло. Как и подняться по отвесным склонам.

Поэтому оба пошли дальше, стараясь не думать о том, что ждёт их впереди.

Растения вовсе исчезли. Воздух стал сухим. И пепла становилось всё больше и больше. Уже даже камни скрывались под ним, будто бы утопая в его толстом слое. Путникам пришлось оторвать от своей одежды куски ткани, чтобы закрыть лица.

Горные склоны по краям этой равнины стали расползаться в разные стороны, уступая место огромному пространству. Вскоре уже и по бокам от попаданцев был бескрайний серый простор. И только позади оставались горы, которые огораживали это место от остальных живых земель.

Вот тогда-то Валера понял, где они оказались. И от ужаса несчастный рухнул на колени прямо в эту серую массу.

– Вставай! – дёрнул его за шиворот Чизман, – нам ещё идти!

– Куда? – отчаянно выдохнул парень, оглядываясь по сторонам.

Конечно, нельзя было сказать, что вокруг них была только огромная ровная поверхность, уходящая за горизонт. То тут, то там торчали чёрные горы, из вершин которых поднимались серые клубы дыма. Где-то они были в виде низких и широких конусов, раскатываясь по плоскости, а где-то торчали острые пики, поднимаясь к самому небу. Подножье их нельзя было разглядеть, оно скрывалось за серым одеялом. Поэтому до ближайшей горы, скорее всего, нужно было тащиться целую вечность. Лучшим выбором было шагать вдоль хребтов, которые стеной поднимались на западе, и надеяться на то, что там будет какой-нибудь перевал или ложбинка, по которой можно будет вернуться обратно к чистому небу и зелёной траве.

– Туда! – Комаров снова дёрнул его и показал куда-то в бескрайний простор. Там даже гор никаких не было, лишь серый горизонт.

– А что там?! – выдохнул Валера, понимая, что идти туда бессмысленно. У них просто не хватит сил, чтобы преодолеть такое расстояние.

– Там? – его спутник тяжело вздохнул, – там валун.

– Валун? – парень изумлённо поднял голову, – какой валун?

– Обычный. Видишь? Камень. Стряхнём с него пепел и посидим нормально, – Чизман махнул головой, – пошли!

Они зашагали к этому булыгану, который поднимался из пепельного ковра, накрывшись серой шапкой. До него было всего ничего и, подойдя ближе, оба попаданцы принялись стряхивать толстый слой пепла рукавами.

– Ух, – выдохнул Комаров, устало усаживаясь на валун. Валера сел напротив, спиной к своему товарищу.

– Ну, – спросил он у него, – что будем делать?

– Перекусим, – хмуро ответил тот, заглядывая в мешок, который им дали перед тем, как выслать в это ужасное место, – держи! – он протянул парню засохший кусок хлеба, а потом взял и себе такой же.

Оба замолкли и принялись грызть эти пресные и безвкусные сухари. Пепел падал на них с неба, покрывая одежду и волосы своими хлопьями. Пищу попаданцы решили не экономить, а сразу всё съесть. За время, что они провели в пути от Лира, никто так не решился их накормить. Поэтому несчастным нужно было набраться хоть каких-то сил перед тем, как они решат отправиться в путь. А вот с водой путники решили обойтись иначе. Оба сделали по небольшому глотку и закупорили мех с водой.

Впрочем, даже в этом Валера не видел смысла. Было ясно одно – либо с ними случится чудо, и они найдут выход из этого места, либо сгинут тут навсегда. И последнее ему казалось более вероятным.

– Итак, – хмуро начал он, – куда идём? Я думаю, что нам нужно пройти вдоль гор и искать подъем наверх.

– Наверное, – вздохнул Чизман, оглядываясь по сторонам, – только вот куда? На юг или на север?

– Не знаю, – парень схватился за голову, – что там на юге? Горная Твердыня, да? И степи. А потом и вовсе эльфийские леса… Может, лучше на север?

– Вот только там зима уже, – покачал головой Комаров, – если придётся лезть по горам, то угодим в метель. А у нас нет зимней одежды…

– Угу, – одежды у них действительно не было. В Лире обоим выдали простые штаны, тонкие рубашки, да по паре сапог. Там никто о пленниках не заботился. Все понимали, что несчастные точно погибнут в этом месте.

– А с другой стороны, на этих вершинах ведь везде снег. Это надо ледорубы и верёвки, но у нас даже этого нет. Только мешок, вода и пистолет….

Оба замолчали, бессильно пялясь в пустоту. С неба падал этот пепел. Пару раз им пришлось даже стряхивать его с себя, поскольку он нагло пытался набиться в глаза и нос, скатываясь с головы. От его сухих и острых частичек чесалась кожа, а внутри вообще всё начинало зудеть.

Сидеть тут было глупо. Поэтому Валера поднялся на ноги и выгнулся, чтобы размять затёкшую спину.

– Пошли на север, – выдохнул он.

– Давай, – легко согласился Чизман и тоже вскочил со своего места, – только предлагаю сильно к горам не подходить. Издалека будет лучше видно, что там наверху, – он зашагал вперёд.

– Угу, – кивнул ему парень и тоже двинулся следом.

Шли они так долго. Спустили их вниз ещё утром, а солнце уже перевалило через зенит. А горы были всё такими же неприступными. Казалось, что это вообще какая-то природная стена, которая защищает остальной мир от этого пепельного ковра. Несколько раз оба поглядывали вдаль, туда, где дымили вулканы. Каждый из них надеялся увидеть хоть что-нибудь зелёное или белое. Однако там был лишь дым, пепел и чёрные пики. А значит, и никакой жизни там не было.

Через какое-то время пришла ночь, однако никакого облегчения она не принесла. Скорее наоборот стало хуже. Идти в темноте было не очень приятно. Но пепельный ковёр был ровным и гладким, так что запнуться на нём было трудно. Только смотри вперёд, да туда волочи ноги, загребая эту серую массу. Время пролетело быстро и вскоре через мрачную пелену облаков стали пробиваться первые лучи утреннего солнца. Однако вокруг всё оставалось таким же.

Безысходность всё сильнее накрывала попаданцев с каждым шагом. Уже и никакого отчаяния в них не было, несчастные перешли к стадии смирения, когда на них нашло полное безразличие к собственной судьбе.

Валера даже перестал волноваться из-за этого пепла, который налип на его одежду и кожу. Он шёл, загребая ногами по толстому слою, оставляя за собой вытянутые полосы. Во рту у него всё пересохло, но понял парень это не сразу. Лишь через какое-то время ему стало ясно, что язык практически прилип к нёбу.

– Эй! – он едва смог разлепить иссохшие губы, – дай воды… – его взгляд перешёл от серой дымки вдали к спутнику. Тот тоже был весь засыпан пеплом. Кажется, ему тоже стало плевать на себя.

– Сейчас, – Чизман тряхнул головой, будто бы выйдя из какой-то комы, а потом потянулся к мешку, который всё ещё тащил в руках. Он вытащил полупустой мех с водой и протянул его Валере.

Парень залил в рот немного воды. Ему показалось, что эти капли впитались, даже не дойдя до желудка. Однако больше пить было нельзя. Нужно было оставить ценной жидкости своему товарищу. Он протянул мех Комарову и вдруг заметил, что тот держит в руках пистолет и задумчиво смотрит на него.

– Ты чего? – просипел несчастный, слегка оторопев, – лучше попей!

– Не знаю… – Чизман совсем не обратил внимания на его слова, всё ещё разглядывая воронёный металл, – может быть, Даниил был прав? И это единственный выход отсюда?

– Может быть, – Валера утёрся, размазав золу по лицу, – но у нас ещё есть вода и силы, – он махнул рукой в ту сторону, куда они шли, – вдруг впереди наш ждёт выход? Было бы глупо умереть в паре шагов от него…

– Да… – протянул его товарищ, а потом протянул оружие ему, – держи.

– Что?

– Пусть будет у тебя.

– У меня? – парень осторожно взялся за ствол. После тяжёлого ружья, пистолет казался почти невесомым.

– Ага. Это ведь ты всегда рассказывал про мораль и прочее, – хмуро усмехнулся Комаров, – вот и решай сам, – бросил он и зашагал вперёд по пепельному ковру.

Валера уставился ему в спину, всё ещё неуверенно держа оружие за затворную рамку, будто бы это заряженная мина. Впрочем, так и было. Только эта бомба была моральной. Вместе с оружием в его руках оказался тяжёлый выбор. Трепыхаться дальше или всё же сдаться?

Кто-нибудь из современного мира, окружённый всеми благами цивилизации и не имеющий никаких серьёзных проблем, легко бы ответил на этот вопрос. Однако, что делать тому, кто стоит посреди серой безжизненной пустыни и не видит ничего, кроме мрачного тёмного неба, на краю которого во мгле скрывается горизонт? Тому, кто знает, что впереди нет ничего хорошего, и более того, даже не понятно, где именно это впереди, поскольку куда не глянь везде лишь сплошная безысходность. И кажется, что единственный способ спастись от всего этого находиться в твоих руках.

Глубоко в душе, парень понимал, что выбор тут не между жизнью и смертью, а между смертью мучительной и смертью быстрой. И от этого у него по спине побежали мурашки.

– Нет, – наконец выдохнул он и спешно ощупал одежду, пытаясь придумать, куда деть этот пистолет, – у нас есть этот выход, так что мучительно мы не умрём, – судорожно пробормотал Валера, убеждая сам себя, – вот когда иссякнут силы, тогда и наступит время для таких мер. А пока ещё можно побороться!

В итоге Валера просто оторвал край рубахи и хитро скрутив его, подвесил оружие на пояс. А потом зашагал за Чизманом, который тащился далеко впереди.

Принятое решение совершенно внезапно придало несчастному сил. Казалось, уверенность в том, что всё это можно закончить в любой момент, делала все эти страдания менее мучительными. Теперь он был не бедной жертвой, которая зависела от случая, а тем, кто сам решал свою судьбу. И парень решил жить дальше и шагать по этой пепельной пустыне вперёд, проверяя сколько ещё он сможет продержаться.

 

Вскоре ему удалось догнать Комарова, и они вместе продолжили свой путь в никуда. Горы были всё такими же неприступными, а пустоши пустынными. Вулканы вдали неспешно дымили, будто бы трубы каких-то заводов. Дым от них скрывался в серой пелене, что висела в небе. А под ногами тихо шуршал пепел. Пожалуй, это был единственный звук на всём этом огромном просторе. Изредка что-то рокотало вдали, но это были лишь далёкие отголоски, что разлетались эхом, отражаясь от высоких пиков хребтов.

В этой тишине и шли два попаданца, едва волоча ноги. Наверняка со стороны, они походили на каких-то зомби из всяких ужастиков. Покрытые пеплом, с грязными лицами и отсутствующим взглядом. Впрочем, сами несчастные совсем ни о чём не думали. Думать для них было роскошью, ведь все силы уходили на то, чтобы идти вперёд.

– Как думаешь, – Чизман вдруг тяжело вздохнул и медленно, будто бы заржавевший робот, повернул голову в сторону своего спутника, – может быть, нам лучше попробовать взобраться на вон те горы? – он показал пальцем на высокие хребты, что поднимались неподалёку.

– Там есть дорога? – сразу встрепенулся Валера и тут же нахмурился, – что-то я ничего не вижу! Сплошные отвесные стены!

– А если там есть щели или какие-нибудь пещеры? – пожал плечами тот, – всё равно больше никаких вариантов нет! Идти по этой пустоши бессмысленно!

– Ну, – парень остановился и отряхнулся от пепла, – может быть, в тех скалах есть проход. Но взгляни выше! Там ведь просто какой-то ледник или снежный склон, совсем вертикальный! По нему даже со всякими ледорубами не залезешь! Сам же говорил…

– Говорил, – тяжело выдохнул Комаров, – вот только толку от этих разговоров никакого, – он сжал кулаки, – сейчас у нас закончатся силы, и мы будем лежать в этом пепле, чувствуя, как жизнь покидает нас. И длиться это будет достаточно долго. Будь тут обычная пустыня с жуткой жарой, то мы бы просто погибли от перегрева на солнце. А здесь, – Чизман презрительно фыркнул, уставившись в серое небо, – никакого солнца нет. Да и жары особой нету, как и холода. Даже ночью тут никакой прохлады не было!

– И что? – озадаченно спросил парень.

– А то, что мы тут как в комфортной комнате, – воскликнул его спутник, – так что умирать будем долго и от истощения или обезвоживания. Без еды человек может протянуть неделю, кажется, а без воды три дня. Так что давай допьём это, – он тряхнул мешком, – а потом будем считать!

– За три дня мы сможем…, – начал, было, Валера, но потом вдруг осёкся. Он сам понимал, что три дня в масштабе этих пустошей совсем ничего не значат. От того, что они пройдут ещё пару десятков километров, ничего не измениться. Горы здесь были неприступные, будто бы кто-то специально постарался, чтобы отсюда никто не вышел.

– Вот именно, – покачал головой Чизман, подтверждая его опасения, – ничего мы не сможем. Это в первый день ты ещё будешь способен идти вперёд. А потом кровь начнёт густеть, начнётся головокружение, отдышка и прочие прелести, – пустился перечислять он, – появятся галлюцинации, потеря ориентации. Ты уже никуда не дойдёшь, будешь ходить кругами, а потом и вовсе грохнешься в этот пепел, катаясь по нему в бреду!

– Неужели ты так просто сдашься? – спросил у него парень.

– А что ещё делать? – тот уселся прямо в пепел, – если бы был выход и я знал, что он где-то там, – он махнул рукой вперёд, – то я бы ещё боролся. Вот только нет никакого выхода. Совсем.

– Давай проверим это, – попытался приободриться Валера, – пошли к тем горам, попробуем залезть на них! Или ещё куда-нибудь! А?

– А смысл? Выберемся отсюда и что дальше?

– Ну, – парень схватился за голову и прошёлся кругом, – там же Мордред, который готов сражаться…. Мордред! – вдруг отчаянно воскликнул он, – Чизман! Нам надо было сидеть на месте! На том валуне! Ведь когда этот мужик вернётся к себе в Цитадель, то он сразу узнает о том, что нас сюда выставили! Может быть, его люди отправятся сюда, чтобы найти нас!

– Это вряд ли, – криво усмехнулся Комаров, – ему на нас плевать. Для него мы своё дело сделали. Предупредили его об опасности, а дальше уже сами по себе.

– Блин! – Валера сжал кулаки, – надо бороться!

– Надо. Вот только что-то настроения нет, – криво усмехнулся его спутник.

– Вставай, – парень дёрнул Чизмана за рукав, – идём к горам! Попробуем залезть…

– Нет, – тот с трудом поднялся на ноги и покачал головой, – пошли дальше на север, – скривился он, – на эти отвесные обрывы мы не залезем. Только время потратим зря.

– Ладно, – покорно кивнул Валера и осторожно коснулся повязки, в которой лежал пистолет. Несчастный и сам-то боролся с этим соблазном – разом закончить все эти страдания. А вот Комаров, похоже, совсем сдался. Видимо, поэтому-то и доверил оружие своему товарищу.

Они зашагали дальше. Солнце снова добралось до зенита, прячась за тучами. От него было видно только светлое пятно в мрачной пелене облаков, но даже так было заметно, что оно снова клонится к горизонту.

Во рту у Валеры всё пересохло. Он бы с радостью попил, да только Чизман до сих пор не притронулся к меху с остатками воды. Так что парень тоже терпел. Ему не хотелось показывать слабину.

А вокруг всё оставался тот же самый ландшафт. Попаданцы всё погладывали на горную цепь, что скрывала от них живой и зелёный мир. Но там по-прежнему были лишь отвесные обрывистые склоны. Черно-серые они поднимались из пепла, а потом уходили ввысь, приближаясь к облакам острыми кромками. Чуть дальше возвышались ещё более крутые вершины, на их скатах уже белел снег.

Разглядывая эту неприступную преграду, парень вдруг подумал, что это могут быть стены огромного кратера. Да такого, что размером с половину континента. Правда, у кратеров вроде бы покатые стенки, а тут некоторые вершины стояли вертикальной стеной, а то и вовсе клонились в сторону пустошей, будто бы нависая над ними. Однако думать над тем, какая сила или катастрофа воздвигла эти горные цепи, ему быстро надоело. Два попаданца по-прежнему шагали вперёд и не видели ни единого способа выбраться с этих пустошей.

Снова на Валеру накатило это отчаяние и уже никакие мысли не могли прогнать это чувство. Глаза у него устали пялиться в серую однотонную пустыню, несчастному начало казаться, будто бы там бегают какие-то серые холмики, словно кто-то залез под это одеяло и ползает там. Кажется, это начались те самые галлюцинации.

Чизман всё шагал впереди, мерно раскачиваясь из стороны в сторону. Он даже в сторону гор не смотрел.

– Эй! – позвал его парень, – я больше так не могу! – силы оставили его, и бедняга грохнулся на колени, закрыв глаза. Руки у него сами потянулись к оружию, надеясь оборвать это бесконечное мучение.

– Вставай! – Комаров вдруг неожиданно быстро оказался рядом и дёрнул его за воротник, – пошли!

– Зачем?

– Чтобы бороться, – коротко бросил тот, – сам же говорил!

– И какой…

– Никакого! – рявкнул Чизман, – идём вперёд до последнего! – он с трудом поставил своего спутника на ноги и потянул его за собой.

– Но ты ведь тоже говорил, – начал парень, следуя за ним, – что это бессмысленно и…

– Слушай, – тот заглянул ему в глаза, – у нас с тобой нервное истощение после всего пережитого дерьма, понимаешь?! – он тряхнул несчастного, – и вся эта обстановка не располагает к радужным мыслям! Знаешь, почему я отдал этот проклятый ствол тебе, а?!

– Почему?

– Потому, что ты вечно думаешь и мнёшься, а я действую решительно. Если меня накроет, то я сразу вытащу ствол и пущу себе пулю в башку, а ты будешь сидеть страдать и пялиться в дуло! В такой ситуации только и думаешь о том, чтобы всё это закончилось, а ещё и Даниил любезно предложил нам решение и заложил его прямо сюда, – Комаров скривился и яростно постучал пальцем по виску, – сделал вид, что переживает за нас. Может быть, мы бы никогда о таком и не подумали, но он намекнул. Помог…

– Вот сволочь, – процедил Валера, набирая полную грудь воздуха, – знаешь, давай вообще выбросим этот пистолет! Чтобы не было соблазна? – он поднял голову на своего товарища.