Июнь

Tekst
70
Recenzje
Przeczytaj fragment
34,99 . Szczegóły
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Июнь
Июнь
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 43,57  34,86 
Audio
Июнь
Audiobook
Czyta Dmitrij Bykow
23,66 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Видео
Дмитрий Быков "Июнь"
Opis książki

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ БЫКОВЫМ ДМИТРИЕМ ЛЬВОВИЧЕМ, СОДЕРЖАЩИМСЯ В РЕЕСТРЕ ИНОСТРАННЫХ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИХ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА 03.06.2022.


Новый роман Дмитрия Быкова – как всегда, яркий эксперимент. Три разные истории объединены временем и местом. Конец тридцатых и середина 1941-го. Студенты ИФЛИ, возвращение из эмиграции, безумный филолог, который решил, что нашел способ влиять текстом на главные решения в стране. В воздухе разлито предчувствие войны, которую и боятся, и торопят герои романа. Им кажется, она разрубит все узлы…

Содержит нецензурную брань.

Szczegółowe informacje
Ograniczenie wiekowe:
18+
Data dodania do LitRes:
12 października 2017
Data powstania:
2017
Rozmiar:
410 str.
ISBN:
978-5-17-092368-7
Prawa autorskie:
Издательство АСТ
Spis treści
Czy książka narusza prawo?
Złóż skargę dotyczącą książki
Dmitrij Bykow "Июнь" — ebook, pobierz w formatach mobi, epub, txt, pdf lub czytaj online. Zamieszczaj komentarze, recenzje i głosuj na swoje ulubione.
Inne wersje
Июнь
Audiobook
Czyta Dmitrij Bykow
23,66 
Cytaty 50

Война выручала Николая Первого, Александра Второго, война должна была спасти империю. И никогда не спасала, ибо ни одной проблемы не решала, а загоняла вглубь. Кровопускание было некогда любимым методом лечения, это называлось «бросить кровь»; оно и в самом деле могло спасти от апоплексии, но больше ни от чего. Война была замечательным способом маскировать пороки под добродетели. Война отмывала, переводила в разряд подвига что угодно – и глупость, и подлость, и кровожадность; на войне нужно было все, что в мирной жизни не имеет смысла. И потому все они, ничего не умеющие, страстно мечтали о войне – истинной катастрофе для тех, кто знал и любил свое дело. Но у этих-то, у неумеющих, никакого дела не было, они делали чужое, и потому в них копилась злоба, а единственным выходом для злобы была война. На войне не надо искать виноватых – виноватые были назначены; на войне желать жить было изменой, и те, кому было чем дорожить, объявлялись предателями. Слово «предатель» вообще теперь было в большом ходу.

+95leonidseylanov

Бехтерев писал где-то: наш мозг уже знает обо всех принятых нами решениях, и пока душа колеблется, мозг медленно готовится.

+72botnaruv

прав был Чехов: ерунда сама пройдет, а прочее неизлечимо.

+64botnaruv

Как говорил мой дедушка, замечательный, между прочим, историк римского права, когда его обсчитывали по мелочи, – спасибо, Господи, что взял деньгами.

+50vk_168913954

Если бы Творец творил коллективно, мир был бы невыносимо скучной равнодействующей. Эту мысль следовало продумать.

+10botnaruv
5 cytatów więcej

Отзывы 70

Сначала популярные
1234 4321

В 2013 году в интервью с Гордоном Быков с апломбом и пренебрежением говорил, что в основание «Тихого Дона» положен очень примитивный прием: герой мечется между красными и белыми, и это накладывается на метания между женой и любовницей. В основание «Июня» положен ровно тот же самый прием: герой Гвирцман мечется между миром престижного литературного вуза и «дном», и это накладывается на метания между двумя девушками – Валей и Лией. Со вторым главным героем – Борисом – происходит тоже самое: он мечется между двумя своими женщинами, Муреттой и Алей. Всё это происходит на фоне давно набивших оскомину описаний ужасов 38 года: когда про атмосферу и подробности тех лет писал Солженицын или другие современники тех событий, это было свежо, актуально и жизненно. Сейчас же все эти описания доносов и лагерей воспринимаются как заезженная пластинка, блеклое подражание тому, что было давным-давно рассказано. Третья часть «Июня», вообще, напоминает конспект лекции по филологии, лингвистике и истории литературы, изложенный от лица сумасшедшего: этакое подражание гоголевским «Запискам сумасшедшего» и булгаковской «Дьяволиаде» – финальная сцена третьей части, вообще, скопирована с финальной сцены «Дьяволиады» чуть менее, чем полностью. Всё это сдобрено банальными рассуждениями на тему причин начала второй мировой войны: кто с кем дружил, почему, с какими целями и мотивами – возможно, в литературном гетто эти рассуждения могут показаться кому-то новыми и интересными, но в публицистике последних тридцати лет всё это уже было тысячекратно обсосано и сторонниками, и противниками тех точек зрения, которые излагают герои книги. Из достоинств «Июня» можно отметить очень глубокое литературное мастерство, язык, продуманность деталей, сюжета, интересные реконструкции мировосприятия людей, живших в предвоенное время.

lapshov

Долгожданная (анонсировалась ещё летом) книга разочаровала. Все основные идеи были многократно озвучены автором в различных эфирах и статьях – интриги не осталось. А то, что осталось за кадром – эротика не слишком высокого, прямо-таки вокзального толка. Даже не верится, что это писал автор «кедровых орехов» и «я собрал тебя по частям»… Здесь Дмитрий Львович удивительно повторяет своего гражданского антагониста Юрия Полякова. Того тоже к 50 ти на клубничку потянуло… Тем не мене читать стоит, тема интересная. Вот перечитывать вряд ли захочется. Увы.

Нина Шиповскова

ну такое...

Если первую часть про Мишу Гвирцмана было читать очень интересно, затаив дыхание, то про Бориса уже не особо, слишком много воды, каких-то непонятных умозаключений, скачков мыслей. Третью часть начала, но от уныния и простите какой-то мутоты и некого Карастышевского, который рисовал какие-то нейролингвисические схемы или мыслеобразы и никого не пускал к себе…мда....не такой развязки ожидала. Рада что не купила книгу, видимо не моё это, вся мишура и партийная идейность

Анатолий Славин

Какая-то маловразумительная смесь из Детей Арбата, 1984 Оруэлла, Записок сумасшедшего, удобренная литературными и историческими аллюзиями на все и вся. Отдельно стоит упомянуть про жалкие любовные сцены. Рваный ритм, длинноты, рассуждизмы из пальца… Нет, я честно дотерпел до конца. Дальше Быкова – только о литературе.

Юлия Попова

Одновременно и очень хорошо и плохо. Хорошо автор умеет замышлять и владеть языком, читать этот язык большое удовольствие.

А вот что пишет, то местами плохо.

Ужасно раздражают и кажутся нелепыми обобщения типа: «И сначала он вздохнул с ужасным облегчением, а потом – с тем странным разочарованием, какое всегда посещает мужчин при известии, что обошлось» (о беременности).

От практически всех женских сцен просто передергивает.

Настойчиво меня поучать я позволяю только Льву Николаевичу, но уж никак не Дмитрию Быкову.

И этот Дмитрий Быков кричит собой из такой большой текста, что аж устаёшь у Дмитрия Быкова в романе про конец 30-х годов читать про внутренний мир Дмитрия Быкова.

Оставьте отзыв