Низший 10

Tekst
Z serii: Низший #10
108
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Низший 10
Низший 10
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 29,44  23,55 
Низший 10
Audio
Низший 10
Audiobook
Czyta Владимир Хлопов
18,42 
Szczegóły
Низший 10
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава первая

Когда надо – я могу быть быстрым.

Когда очень надо, а работы дохрена – я могу превратить любую ленивую жопу в пышущий жаром рвения гребаный метеор.

В этот раз я постарался применить все свои способности, чтобы добиться максимальной оперативности, но при этом не упустить ничего важного.

Едва вернув нас на базу, заменив пару запчастей, чуть обиходив движок и урвав для сна несколько часов, Рокс со своим помощником и десятком Хвана рванул к Зомбилэнду, увозя с собой небольшой груз из запчастей, боеприпасов и запасных батарей. Им предстояла длинная дорога, а перед прибытием в Уголек, они заглянут еще в одно место. Следом я отдал еще с десяток приказов, каждый из который вызвал громкие стоны у личного состава. Застонали все – как ветераны, так и мясо. Но мне было плевать, и через полчасика я добавил еще пару приказов, заставив всю базу всколыхнуться.

Спустя час после убытия Рокса, на крышу центрального здания упал дрон, выпустивший из позолоченного чрева сразу двух симпатичных девушек и одного урода. Зеленоглазка, Диля и Червеус. Героиня, эльфийка и уродливый призм в статусе героя. Мне хватило одного взгляда, чтобы понять – Зеленоглазка и Червеус умирают от радости и счастья. Эльфийская же ухоженная красотка рада, но при этом еще и очень смущена.

Пожав лапу червя, я поинтересовался у Дили:

– Охрана?

– Меня охраняют герои пятого ранга с нестертой памятью. – робко улыбнулась в ответ эльфийка.

– Вы? – я повернулся к знакомым рожам.

– Мы! – с широченной усмешкой подтвердил Червеус. – Свершилось, сука! Я герой высшего ранга!

– И я! – подпрыгнула зеленоглазая. – Земли Завета достигнуты! Святые сиськи! Я достигла высшего ранга!

– Спасибо! – мне в плечо вцепилась лапа червя.

– Я тебя в хранители эльфийских тушек не назначал. – качнул я головой.

– Зато дела твои привели к этому. Непредсказуемая рваная цепочка событий со счастливым финалом. И добрая Высшая Дилтарилуэлла Западная выбрала именно нас в свои телохранители. И мы не позволим упасть с ее голову даже одному пепельному волоску… К-хм… Вызывал?

– И вас я не звал. – вернул я усмешку. – Мне была нужна богатая, щедрая, быстрая и не задающая много вопросов эльфийка, что искренне озабочена судьбой этого мира. Остальные могут прямо щас валить нахер.

– Оди! – обиженно округлила губки Зеленоглазка. – Я к тебе все душой и телом!

– Телом? – переспросила эльфийка. – Давайте-ка в дрон. А я побеседую с доблестным героем Оди, спасшим мою жизнь.

– Хы… – оскалился Червеус Магмус и, схватив за плечо на этот раз округлившую глаза, а не губы подругу, поволок ее за собой к позолоченной летающей машине.

– Поговорим на сугубо деловые темы? – улыбнулась Диля.

– Поговорим. – кивнул я, с высоты крыши наблюдая как по одну сторону здания хрипели от натуги новички, проходящие созданную Каппой полосу препятствий, а с другой стороны тяжко шагал экз, отрабатывая передвижение вместе с пехотой с одновременным подавлением противника шквальным огнем. Еще чуть дальше, на крыше второго здания, находящегося на соседнем островке, перекатывались и подпрыгивали дерущиеся тигры. Сидящие и стоящие рядом бойцы внимательно наблюдали. Еще трое усердно ползали, волоча с собой рюкзаки и оружие.

– Поговорим. – повторил я, поворачиваясь к двери, ведущей вниз.

– На сугубо деловые темы. – уточнила эльфийка.

* * *

Всхлипнув, от перекорежившего ее тело оргазма, она обмякла и свалилась с меня, рухнув на расстеленное на полу в дальней комнате серое одеяло.

– Ох…

Успокаивая дыхание, я чуть изменил положение и вытянулся, позволяя не знающему передышек телу разлечься поудобней. Иногда баловать надо даже рабов – чтобы потом работали усердней. Но нельзя баловать слишком сильно – иначе послушный инструмент превратится в ленивую одышливую жопу.

– Компот с самогоном – охеренно вкусная вещь! – пробормотала дергающаяся в сладких судорогах девушка. – Зачем было придумывать что-то еще? Эти чертовы коктейли Высших, где лиловая ягодка висит над лазурной, что означает мирную волну в мире и намерениях, а янтарное озерцо среди сахарных берегов… В жопу коктейли! Самогон и компот – вот правда жизни!

– И жареное мясо плуксов. – усмехнулся я.

– И просто кусок жареного мяса. Ну может, сверху пара сочных помидоров… но коктейли – в жопу! Больше ни капли этой разноцветный бурды!

– Ты идешь верной дорогой.

– Ты… ты представляешь, чего наворотил? Боюсь, что на тебя вот-вот откроют охоту. – задумчиво произнесла пришедшая в себя эльфийка и потянулась за граненым стаканом с остатками компота. – Тебе надо либо занять оборону, либо спрятаться понадежней. Хотя я не сведуща в этих делах. Я всего лишь красивая Высшая с правом голоса. Я сезонный шут, что уже проголосовал за то, чтобы назначить героя Эрыквана, он же Оди, кандидатом в Высшие, минуя все ранги и условности. Повод – неоднократное сотворение невероятных подвигов, неустанный труд на благо мира, спасение жизни Высшей и еще десяток пунктов, что я просто придумала, но которые нельзя проверить или опровергнуть. Это я умею – мутить прозрачную воду.

– Ого… и нахрена?

– Ну ты же рвался в Земли Завета.

– Ну да.

– Но теперь не рвешься. – понимающе кивнула Диля, расплющивая о меня совершенные по форме сиськи. – Я уже поняла. Все равно это будет не лишним – тебя побоятся трогать мелкие сошки, а крупные фигуры будут присматриваться, но не станут торопиться с действиями. Когда один из Высших заявляет кого-то из героев в кандидаты… это серьезно. И это рассматривается на внеочередном собрании, где каждый отдает свой голос или воздерживается. Затем Мать оценивает количество голосов за и против, проверяет свои внутренние данные касательно кандидата и принимает окончательное решение. Учитывая, что за тебя уже пообещали отдать свои голоса семнадцать Высших… это очень неплохо.

– Семнадцать эльфов проголосовали за меня?

– Включая меня – восемнадцать.

– Ладно ты. Я понимаю. Но те, другие семнадцать?

– Не я одна забочусь о судьбе мира, Оди. Высшие… это сраное болото. Сборище моложаво выглядящих древних стариков. Никто нихрена не делает. Все всех устраивает. Но при этом все ненавидят и опасаются друг друга, заключают тайные договоры и альянсы, формируют какие-то сраные партии… а дело не движется. А мир продолжает умирать! Неудивительно, что такие, как я – одиночки, ненавидящие сложившийся порядок, но ничего не могущие сделать… ведь мы трусливы и слабы, чего уж там… я трусиха! Я очень боюсь всего! И я не лидер. Но если бы среди Высших появился кто-то вроде тебя… поверь – за тобой пошли бы очень многие!

– Я – Высший? – меня аж перекривило от с трудом сдерживаемого хохота, бутылка с остатками самогона едва не выпала из пальцев. – Я гоблин из жопы мира!

– Вот именно! Жесткий, вонючий, решительный, плюющий на авторитеты. Это то, что надо. Политика, Оди, политика! Не каждую стену можно пробить кулаками. Но эту стену можно разбить одним приказом обладающего истинной властью лидера.

– Не, – покачал я головой. – Диля… ты не понимаешь. Ты еще не сообразила, кто я. Давай начистоту – если очередной выверт судьбы сделает меня Высшим с правом голоса, если я вдруг наберу вес и заполучу в свои окровавленные лапы рычаги власти… я начну с массовых расстрелов. Я утоплю сраные Земли Завета в крови. Причем расстреливать я буду пачками всех Высших подряд. И по очень простой причине – все Высшие как минимум бездействовали в то время, как мир катился по наклонной. Никто нихрена не делал! И это уже вина! Раз ты назначен кем-то, кто имеет влияние – используй его! Рви жопу, истекай кровавым потом, но делай! Сдохни, но сделай! Понимаешь? Вот единственное правило каждого, кто дотягивается до рычагов власти – сдохни, но сделай! Не сделал? Тоже сдохни! Под расстрел!

– Это… это слишком радикально…

– Радикально? Ну нет. Бездействием вы гробите мир.

– Я не бездействую!

– Ну пусть ты… и еще несколько таких же одиночек, что не могут поделать ничего – даже убить старых пауков. Вас вообще почти невозможно убить…

– Рубить голову…

– Ну да. А их Высших хреновые бойцы.

– В белых тогах и с бокалами красного вина мы заседаем… и заседаем… и заседаем… Ты прав. Но массовые расстрелы в Землях Завета…

– И это было бы только началом. – качнул я головой.

– А потом набрал бы новых деятельных Выс…

– В жопу! Никакой сраной демократии! Никакого общего голосования! Нет! Этот мир спасет лишь четкая вертикаль власти! Очень узкая вертикаль! Без десятков никчемных заседающих, что живут в дорогущих домах, наслаждаясь всеми прелестями жизни и не спеша предпринимать хоть что-то! Я сказал – надо пахать до кровавого пота! Напрягать жопу так, чтобы она трещала, а кишки от натуги вылезали на километр и тащились в пыли сзади!

– Фу…

– Не хочешь пахать так усердно? Вали на хутор! Занимайся чем-нибудь попроще! Пчелок там окучивай, картошку запекай, капусту нахрюкивай. Но не лезь в высоты власти – потому что там надо пахать! Гора! Вершина!

– А? – удивленно глянула на меня красотка, забирая бутылку и допивая самогон. – Уф! Жжет! Погоди… что еще за вершина? Какая гора?

– Власть – это нахождение на вершине.

– Ну это понятно.

– На самой высокой вершине.

– И это само собой. И что?

– А то, что на самой высокой горной вершине даже самый выносливый гоблин не сможет держаться долго! Вершина требует жертв! Огромных жертв! Там почти нет кислорода для дыхания, там жесткие минусовые температуры, там вечный свирепый ветер, что одним порывом снимает шкуру с хари! Ты можешь подняться на вершину, поставить флаг, сделать пару фото и… бегом вниз! Бегом к спасению! Вот что такое настоящая вершина! И еще не факт, что ты сможешь выжить, пока спускаешься. Горная вершина и вершина власти… они схожи, Диля. Поднялся, поставил флаг – и уходи! Так же и власть! Поднялся? Сделай что-то по-настоящему полезное, нужное – и уходи! Не волнуйся – на твое место придет следующий…

 

– Вот это речь… тебе бы с ней выступить на одном из собраний Высших.

– А эти твои Высшие. Разве место одышливой толпе стариков на вершине? Вершина мала. Там нет места для толпы. А они умудрились забраться туда аж сотней рыл! Чем они там держатся? Яйцами зацепились? Дерьмо! Править должен один! Принимать решения должен один! Только один!

– Так было, – тихо произнесла Диля. – Давным-давно. Первый Высший правил в одиночку. Принимал все решения сам. И так было до тех пор, пока он не ушел.

– В Башню?

– Может, туда. Может, умер. Не знаю. Но он ушел. При нем мир жил и благоденствовал. Без него мир начал умирать… может ты и прав, Оди. Править должен только один. Высшим может быть только один. И, стоя на вершине, держась за поставленный им гордо реющий флаг, он должен принимать решение за решением. А как поймет, что решений больше нет… надо уходить.

– Расстрелы! – повторил я. – Хотя проще запустить в их ряды орка с топором. Чтобы не тратить патроны. Ведь даже это – расточительство! Всех эльфов на мясо! И их прихлебателей, что прожирают и без того скудные мировые ресурсы. А затем, когда Земли Завета будут подчищены – начать чистку уже глобальную, мировую. Никаких тюремных сроков – сразу под нож! Никаких стираний памяти – даже со стертой памятью дерьмо остается дерьмом.

– Слишком радикально… во всем нужна гармония. Во всем нужна мера. Ну… я сделала тебя кандидатом. Рассмотрение через восемь дней. Думаю, у тебя все шансы стать Высшим, Оди. Пока без права голоса. Но, зная твою натуру – ты точно пробьешься выше. И я верю, что, глянув на мир с высоты вершин Земель Завета, ты поймешь, что нельзя принимать слишком уж жесткие решения…. Мир можно менять постепенно, мягко. Новые законопроекты, мягкие и почти незаметные изменения, что приведут к большим позитивным последствиям…

– А у нас осталось на это время? – спросил я, тянясь за еще непочатой бутылкой самогона. – У нас есть время в запасе? Мы скоро сдохнем!

– И все же…

– Так что насчет моих скромных нужд, Высшая? Ты сделаешь дело?

– Я сделаю дело. – улыбнулась эльфийка. – Забавно ты составляешь слова. Сдохни, но сделай. Сделай дело. Мне это нравится. И я сделаю дело. Учитывая ту поддержку, что оказывает тебе Мать – это будет несложно. И все же ты зря так торопишься. Не спеши! Куда несешься?! Остановись! Спрячься или засядь в оборону, Оди. Мы поможем тебе. Протащим тебя в Земли Завета. Сделаем Высшим. И рано или поздно ты сможешь изменить этот мир к лучшему куда более цивилизованными способами.

– Я гоблин из жопы мира. Из цивилизованных методов у меня только окровавленная дубина на плече. И этого хватит. Так что насчет…

– Все прибудет сегодня. Я отдам приказ через… ну… скажем, еще через часик. И этот час ты потратишь на то, чтобы своей дубиной… ну той, что не на плече, а ниже… воспитать из меня настоящего бойца… м?

– Через час. – кивнул я, подтягивая к себе податливое и горячее женское тело. – Через час…

– И в жопу сантименты. Компот, самогон, мясо и трах! Вот истинные ценности этого мира!

* * *

Под конец, перед тем как вырубиться на несколько часов, я сумел заставить осоловевшую от секса, выпивки и слов эльфийку добраться до своего дрона и убраться, унося с собой и героев высшего ранга. Я потратил пару минут на задумчивое рассматривание приплясывающих от нескрываемой радости Зеленоглазку и Червеуса. Все. Свершилось. Им больше не надо плести интриги, не надо надрывать жопу, не придется рисковать жизнью в опасных заданиях. Их мечты сбылись. Финал достигнут. Более того – они поднялись на ступеньку выше, став избранными новыми телохранителями Высшей. Причем телохранителями настолько доверенными, что им не стерли память. Зеленоглазка если и была огорчена тем, что ее новая госпожа решила провести со мной время, никак этого не выказывала – продолжала светиться от дикого счастья. Уродливый червь от нее не отставал. Они пытались это скрыть и на прощание не забыли помахать руками. Но… было отчетливо видно – я для них уже в прошлом. И будь их воля – они бы предпочли вовсе со мной никогда не встречаться. Кому из жителей рая нужны воспоминания о когда-то оказавшемся полезным грязном гоблине?

Может, и были у них какие-нибудь грандиозные планы касательно меня, однако недавнее происшествие с покушением на жизнь эльфийки, настолько испугавшейся, что в качестве новых телохранов решившей выбрать тех, с кем имел дело Оди и кого пока не убил, в корне изменило их жизнь.

Тех, с кем имел дело Оди и кого пока не убил…

Так Высшая мне прямым текстом и пояснила свой выбор.

Критерий так себе. Но я не стал ничего уточнять. Как не стал и спрашивать про расследование случившегося. А расследование давно уже должно было начаться, и проходить оно должно жестко. Там не просто чешут яйца забравшегося на пальму бабуина. Там сейчас трясут всю пальму. Ну я так предполагаю. А как на самом деле – да хрен его знает. Мне главное – урвать свое. Если Диля сумеет сделать то, что обещала – мы с ней в расчете. Более того – когда она спросила, приду ли я ей на помощь еще раз в случае беды, я кивнул утвердительно, добавив, что никогда не забываю ни зла, ни добра. Ну если только мне не стирают память…

Диля не облажалась.

Через три часа прибыл первый мягко коснувшийся крыши центрального здания контейнер. Еще через полчаса прибыл второй, поменьше, содержавший в себе стандартную начинку – боекомплекты на все случаи сучьей жизни, запасные батареи, пару десятков новых апгрейдов для игстрелов, на которые Высшая просила взглянуть меня попристальней. Там же находилось защитное снаряжение для бойцов – новенькое, черное, с непроницаемыми для взгляда снаружи забралами шлемов со встроенной связью. Наконец-то! Больше не придется надсадно орать за километр тупому гоблину, чтобы прижал оттопыренную жопу к земле. Достаточно тихого приказа в микрофон у губ – что тоже давным-давно вышло из моды, но все же лучше, чем дымовые сигналы индейцев. Вкусностей в первом контейнере было немало. Но я доверил разгрузку и сортировку Джоранн и Каппе, в первую очередь велев закрыть все нужды разведчиков и звена экза – за исключением нужд сексуальных.

А сам я занялся вторым контейнером.

Едва я прижал большой палец к темному квадрату сенсора, боковая бронированная створка ушла вверх, сматываясь в плотный рулон. Одновременно изнутри выдвинулись тяжелые стальные держатели, с которых неподвижно свисали три боевых скафандра. Три малых экза, если быть точнее.

Я знал эти модели. Я был в этих моделях. Я дрался в этих моделях. И горел в них же… эти воспоминания коснулись меня зыбким эхом и пропали, оставив на губах пороховую горечь и кисло-соленый вкус переполненной химикатами крови.

Два экза – стандартные пехотные. Модель Глефа. Для обычного пехотного экза чуток тяжеловаты, но это компенсируется наличием отменной лобовой брони. С боков и спины они прикрыты похуже. Из стандартного вооружения пулемет, дробовик, наплечный иглометатель. Из дополнительного, подвешенного на тех же держателях, имеется щит, еще один дробовик и огнемет с бронированным заспинным ранцем с адской порошковой смесью. Больше я ничего не помнил об этих экзах, хотя в голове крутилась упорная мысль-воспоминание-бред, что они очень неплохо показали себя в войне за огромные надводные руины какого-то почти полностью затонувшего города. При этом глефы доказали свою живучесть, хотя потери среди них были чудовищные – такой вот военный парадокс. Еще у этих экзов намертво закрепившееся прозвище «принглс». Но не помню почему.

И модель вторая и единственная в контейнере – Шило. Это название заставило меня ухмыльнуться, вспомнив старые деньки, когда я и Йорка мотались по стальным коридорам, крепко сжимая в руках пластиковые дубины с гвоздями и острые шила.

На самом деле экз назывался иначе. Восточная поделка. Крайне удачный гибрид из двух типов азиатских экзов каких-то там ранних поколений. Когда Диля начала перечислять ту технику, к которой имела доступ по праву рождения – а так бывает? – едва она произнесла название, я тут же кивнул. Да. Хочу. Именно его. Шило. Хотя модель называлась по-другому – там длинное слово оканчивалось на «…яма». Но это Шило. Сержантская модель. Броня чуть послабее, чем у глеф, зато Шило умеет прыгать – и высоко! Для этого он оснащен всем необходимым – включая увеличенный ранец со специальной смесью. Поэтому сержантскую модель не оснастить огнеметом и не навесить ему на спину дополнительный боекомплект. Но я справлюсь и со стандартным боекомплектом и оружием – мои руки заканчиваются пальцами, а не встроенными оружейными стволами. Что выберу – с тем и повоюю. А мой выбор очевиден. Я давно не расстаюсь с игстрелом, дробовиком, автоматом и дальнобоем. Плюс револьвер и пара гранат. Я с легкостью таскал это в одиночку, когда требовалось. Сейчас же, благодаря мощным сервоприводам боевого экзоскелета… Глефы были столь же грузоподъемны и не уступали в вооружении, но у них была только одна правая рука. Вместо второй – дробовик. И я всегда считал это огромным недостатком. Будет время и возможность – мы проведем глубокую модернизацию.

Ощутив горькость под языком, я сглотнул наркотическую слюну и задумчиво провел ладонью по чуть клиновидной груди экзоскелета.

– Лид!

– Да? – я с неохотой оторвался от созерцания Шила.

– Эти апгрейды для игстрелов…

– Да?

– Там увеличенные скобы, особый приклад, плюс дополнительные прицельные модули. И картриджи на сто игл каждый. Я правильно понял? Это для модификации игстрелов под экзоскелеты?

– В точку! – растянул я губы в усмешку. – Прямо в точку. Ну и Рэку обломится большая убойность. Каппа.

– Да?

– Осваивай одну из глеф. Начинай сразу же, как только закончишь с сортировкой. Во вторую глефу пусть лезет Баск.

– Баск? – в голосе азиата прозвучало отчетливое удивление.

– Баск. – кивнул я.

– Принято. Мой меч…

– У тебя есть одна стальная рука. – усмехнулся я. – Осваивайся.

– Есть!

Внутрь выделенного лично себе Шила я влезал с чувством, будто заново отращиваю себе роговой некогда потерянный и родной слой кожи. Этого чувства не объяснить. Не передать ни словами, ни эмоциями. Вход в боевой скафандр был сзади и для новичка являлся крайне неудобным – ранец приподнимался, на спине разъезжались в стороны щитки, открывая узкий проход, куда не сразу и поймешь, как забираться. Я втиснулся мгновенно, сначала впихнув ноги, а затем нырнув головой, последней втянув жопу. Едва сенсоры опознали внутри живое тело, бортовая система тут же вышла на рабочую мощность, прогнала у меня перед глазами – на забральном экране – с десяток обнадеживающе зеленых оповещений касательно технической части, сообщила, что заряда маловато, а боекомплект отсутствует. Следом мы начали знакомство, закончившееся тем, что отныне, кроме меня, никто не сможет запустить конкретно этого экза. Для любого другого – это просто отлитая из стали и покрашенная в черный цвет уродливая скульптура.

Одно плохо – я не могу отдать экзу дистанционный приказ запускать и проверять системы или «вскрыться» для принятия моей гоблинской тушки. Все наше общение происходило с помощью двух сенсоров снаружи – основной и запасной, на случай повреждения первого. Плюс я врубил голосовое управление, что отчасти решило проблему. Остальное копание в небогатых настройках, рассчитанных на понимания даже полным кретином, происходило с помощью тактильных сенсоров в стальных перчатках. Схема управления вполне рабочая. Но пусть я этого не знаю наверняка, но буквально не до конца стертой подкоркой ощущаю, что раньше я подобной техникой управлял без помощи голоса, касаний и прочих доисторических способов. Чип. Не зря же у нас в тупых головах вшиты чипы. Я надеялся на некий симбиоз… но надежды не оправдались.

Поведя плечами, я сделал первый шаг, тут же второй, на ходу привыкая к характеру экзоскелета – а у него он имелся. Крутнулся, с трудом удержав равновесие, раздраженно выругался, убирая с экрана участливый вопрос: «Хотите пройти начальный инструктаж?» Сделав еще шаг, я перевалился через небольшую балюстраду и рухнул с крыши. Не обращая внимания на истошно заверещавший интерфейс, активировал ножные факелы, дернувшись, удержал равновесие с помощью ручных сопел и достаточно мягко приземлился на брусчатку. Не глядя на взвывших от восторга бойцов, в несколько коротких примерочных прыжков преодолел площадку и отправил себя в полет прямо к черным водам ночного океана. Покрытие моего экза – сталь, кевлар, полимеры. Он полностью герметичен – в теории. А как на практике, я сейчас и…

Еще до попадания в воду бортовая система определила тип среды, что сейчас примет нас в свои объятия и резко захлопнула все лишние заслонки, включая сопла, заодно перейдя на крохотный внутренний запас воздуха. У всех изолированных от наружной среды экзов этот запас различен. Оператор Шила сможет продержаться под водой до семи – десяти минут. Если оператор обладает тренированный дыхалкой и холодными расчетливыми мозгами – продержится и двадцать минут. При наличии пары не предусмотренных стандартным набором приспособ – и того больше.

 

Дно тяжело ударило в стальные подошвы. Вспыхнул плечевой фонарь, высветив зеленоватую толщу воды и поднятое мной облако мути. Поерзав, убедился, что не ощущаю внутри присутствия воды. Системы так же ни о чем тревожном не оповещали. Сориентировавшись, я повернулся и по дну тяжело зашагал обратно, по пути заставив бортового помощника вырубить предательский фонарь и впредь не врубать его без моей команды. Заодно проредил список тех тревожных оповещений, что будут мне посылаться. Это отвлекает. А многих заставит запаниковать. Прошагав до основания острова, без особого удивления обнаружил на дне пару затонувших катеров. У одного уцелела застекленная рубка. Включив ненадолго фонарь, заглянул внутрь и увидел пару скелетированных тел на полу. Дыры в их лбах говорили о многом. Потушив свет, я обогнул катер, видя мир в тусклом зеленом мареве первичной системы ночного видения. Всего их три. Но прочие здесь либо неэффективны, либо требуют повышенных энергозатрат, чего я допускать не намерен. За катером я увидел скалистую стену, что окончится краем площадки, с которой я прыгнул. Но вот чего вряд ли найдешь в обычной подводной скальной стене, так это длинного панорамного окна. Я заглянул внутрь и не углядел там ничего интересного – обычное тускло освещенное помещение со стальными стенами, полом, потолком и лавками. Обычный обзорный пункт гребаных гномов.

Можно подождать. А когда появится подземный житель и любитель подводных красот, попытаться наладить контакт, затем построить диалог. И плевать, что гномы людей десятками и сотнями живьем в жертву сраным плуксам приносят. Как там вякала высокородная эльфийка? Всегда, мол, есть цивилизованные способы, и всегда можно построить грамотный диалог?

Ну нет. Хрен вам. Если бы не столь щедрая наводка на столь жирную цель вкупе со столь многообещающим главным системным заданием и невероятно заманчивой наградой за его выполнение… я бы уже стучал атомным хером в ваши обзорные окна, гребаные гномы. Бросив последний взгляд в преддверие подземного мира, я начал взбираться, легко цепляясь за выступы. Через пару минут я оказался над водой и с лязгом приземлился на площадку, вызвав новый дикий вопль бойцов.

– Вернуться к учениям, гоблины! – рявкнул я, и мой усиленный динамиком голос прозвучал на весь остров – Живо!

Радостно оскалившись, бойцы продолжили стоять еще несколько секунд, пожирая меня жадными взглядами. Да. Шило это, конечно, не Ночная Гадюка, но все равно производит серьезное впечатление – горбатая мощная фигура с чуть великоватой головой, матовым щитком на месте глаз и гротескно вытянутой нижней частью «лица» – чем-то напоминает обломанное шило. Высота экза – двести пять сантиметров. Не так уж много, но благодаря широте плеч и броне, боевой скафандр кажется великаном.

– Рано или поздно каждый получит такой. – добавил я, двигаясь прочь. – Если доживет. А живучесть зависит от опыта. В этой жизни всего два пути. Либо вы мясо, либо мясник. Выбирайте сами.

Гоблины проводили меня улюлюкающим воем восторга. Не обратив на них внимания, я продолжил упражнения, решив взобраться на крышу по наружной стене. Без проблем выполнив поставленную задачу, увидел стаскивающих вниз ящики гоблинов и… активированную глефу. Забравшийся в пехотный экзоскелет Каппа отрабатывал боевые техники зажатым в правом манипуляторе мечом, нанося удар за ударом. Тяжелые ноги неуклюже переступали назад-вперед, меч со свистом резал воздух, оператор сохранял угрюмое молчание.

Хорошо…

Не став отвлекать мечника от старого дела на новый лад – но не позавидую тому, кто словит точный удар меча, нанесенный усиленным боевым экзом – я подцепил пару отложенных ящиков и снова спрыгнул, на этот раз потопав к пятачку, где стояли наши колесные трофеи. Там же обосновался Белый Гиппо – называющийся экзом по чистому недоразумению. Его бы следовало назвать малым шагоходом. Сгрузив ящик, я подошел к энерговоду и «вскрылся», постаравшись выбраться наружу за положенные по нормам три секунды. Почти получилось. Подключив Шило к зарядке, я развернулся к успевшим построить бойцам и дал отмашку – вольно. Я пришел сюда ради могущих понадобиться инструментов, тишины и моих боевых пожитков.

Пора заняться модернизацией игстрела. На это дело я потратил несколько часов – большей частью ушедших на возню с экзом, а не на игстрел, что проделал со мной путь от самой жопы мира, изрядно изменившись в пути. Благодаря моим отважным манипуляциям, игстрел стал тяжелее на четыре килограмма с лишним, что при наличии боевого экзоскелета не значило практически ничего. Игольная игрушка перестала быть таковой. Новая более емкая батарея увеличила количество выстрелов без подзарядки на сотню. Еще одна столь же увесистая батарея удвоила это количество. Обе они спрятались под толстым стальным корпусом, что заменил собой старый армированный пластиковый. Туда же вместился простенький девайс, позволивший сопрячь системы игольника с системой наведения, выведя мне на забрала прицельную метку. Благодаря замене трех блоков, игстрел стал стрелять процентов на двадцать дальше, сохранив при этом достойную убойность. Система подачи боеприпасов обзавелась двойным приемником, что позволяло одновременно заряжать два стозарядных картриджа – с одинаковым или различным типом игл. Я зарядил оба имеющихся – стандартные и зажигательные, а в набедренные боковые разгрузки запихнул еще по паре картриджей с зажигательными иглами. Учитывая тех тварей, что встретились нам… обжигающий огонь лишним не будет. Установив специальный держатель, я получил возможность намертво закрепить игстрел на правом предплечье, причем так, что он не мешал сгибаться и разгибаться руке. Еще одно крепление я установил на пояснице прямо под горбом. Но предплечье предпочтительней – я могу стрелять, не беря игстрел в руку и не касаясь спусковой скобы. Это раз. И два – короткий кабель в стальной оплетке соединил энергосистемы оружия и экза. Теперь, в случае истощения батарей экза, я смогу подрубить его системы к батареям игстрела. А можно и наоборот – запитать игстрел от экза. Все зависит от конкретной ситуации. Чуток подумав, я использовал еще один из навесных модулей – фонарь с различными опциями, которыми также мог управлять дистанционно. Яркость света варьировалась по мощности от детского ночника до ослепляюще армейского прожектора.

Свет и тьма – тоже оружие. Главное – грамотно их использовать.

Закончив с игстрелом, перешел к остальному. Заполнение внутренних термосов, куча мелких настроек, касающихся систем климат-контроля, отключения внутренней аптечки – от своей нагрудной пока отказываться не собирался, а дополнительная лишней не будет. Закрепление ножа, многократная проверка удобности хвата, следом тестирование выдвижного клинка в левом предплечье. Проверка и наполнение всем необходимым набедренных и нагрудных слотов хранения.

Умные системы экза открывали передо мной десятки сообщений. Часть я читал. Часть оставлял на потом. Кропотливо проверял состояние всех внутренних узлов, забрался в архивы, с сожалением убедившись, что все стерто подчистую.

Я… я обживался в экзе. Отныне Шило – мой дом родной. Я буду в нем жрать, спать и срать – благо нужные функции имеются. Я прогоню все возможные режимы, а затем заставлю сделать то же самое других операторов экзов.

Хотя может и заставлять не придется – глядя на мою возню, на мою мрачную сосредоточенность, делом занялось и звено Гиппо, принявшись обихаживать и без того обихоженный шагоход. Пока еще неуклюже притопавший Каппа понаблюдал… и начал задавать вопрос за вопросом, деловито осваиваясь и перенимая все, что возможно перенять касательно настроек, передвижения, вооружения и, что самое главное, касательно постоянного нахождения внутри экза.