Инфер 7

Tekst
Z serii: Инфериор #7
12
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Инфер 7
Инфер 7
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 31,27  25,02 
Инфер 7
Audio
Инфер 7
Audiobook
Czyta Владимир Хлопов
18,36 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Взвешивание дерьма и пряников, – усмехнулся я. – Знаешь такие старинные весы с двумя чашами?

– Богиня правосудия, что всегда за женщин? Фемина вроде как… слышал что-то, – закивал Хорхе.

– Может быть, – хмыкнул я. – Если положить на одну чашу килограмм дерьма, а на другую кило пряников – какая чаша перевесит?

– Ну… никакая, ведь и там и там…

– Дерьмо! – рыкнул я. – Килограмм дерьма всегда перевесит кило пряников, Хорхе!

– Почему?

– Потому что дерьмо воняет! Управляющая не может не понимать – даже если Эдита не в курсе сейчас, однажды она узнает! И первым делом она подтянет к себе за электронную сиську перепуганную Управляющую и спросит – а какого хера? Знала? И молчала? Наказание последует тут же и будет страшным. Учитывая системную тягу к выживанию… Управляющая не станет рисковать своей жопой ради гоблинов, что может и вернут ей трон Формоза, а может и сдохнут на третьем шаге от Дублина… Понял, Хорхе?

– Понял, лид. Мы в жопе.

– Мы всегда в жопе, – рыкнул Рэк. – Жратва готова! Тебе поподжаристей, командир!

– Давай сюда, – выбросив лапу, я уцепился за край вместительной миски и подтянул к себе горку жареного мяса с салом, прикрытую яичницей. – Где моя лепешка?!

– Несу, – донеслось из-за стойки. – И овощей нарежу. Надо же таблетки какие хорошие – нигде не болит…

Пока я запихивал в пасть вилку с наколотым мясом, стараясь не упустить даже капли жира и желтка, Хорхе, зависнув над своей тарелкой, недоуменно моргал:

– Но тогда зачем мы здесь?

– Игрушки, – прочавкал я. – Мы игрушки, Хорхе. Я же сказал – Эдита пережила так много…

– Что стала параноиком. Это я понял. Но…

– И после пережитого обычная жизнь не может не показаться серой и неинтересной, – сипло проворчал я, отдуваясь после проглоченной жратвы. – Скучно ей, Хорхе! Это первое, что приходит мне на ум. А еще она всегда была одержима проверкой стойкости выстроенных ею систем. Она построила тут безумную оборону, и мы видим лишь малую часть этой защиты. Даже здесь, в Мутатерре, мы видим не больше пяти процентов спрятанных ею закладок. Ядомут… странная стойкость к зомбо-вирусу… а в Дублине наоборот – мгновенное обращение… Не верю, что все эти странности связаны с Эдитой. Что-то осталось с прошлых времен… и это – то, что нам нужно. Это дыры в обороне. Главное – распознать, какие дыры ведут к Эдите, а какие глубже в жопу… Она наблюдает за нами, Хорхе. Наблюдает прямо сейчас. Жуя мясо, знай – она смотрит тебе в спину.

– Тут нет полусфер.

– Нет, – согласился я. – Но тут полно живых наблюдателей. Пусть с задержкой, но ей регулярно передают инфу о нас. В том числе видео и аудио. Мы с тобой жрем и разговариваем, а она рассматривает записи, думает и продолжает муштровать своих солдатиков. Я так думаю… так говорит моя жопная чуйка, что очнулась после того, как я последний раз перетащил ту колесную пару через двор…

– И что делать?

– Для начала – быть менее предсказуемыми, – ответил я и ненадолго замолчал, жадно перемалывая челюстями очередную порцию похрустывающего сочного мяса. – Прямо, сука, вкусно, а…

– Менее предсказуемыми…

– Придумал что-нибудь? – поинтересовался я.

– Ну… не ломиться напролом дальше? Задержаться здесь? Мерде! Это самое предсказуемое! Ведьма на это и рассчитывает.

– Конечно, – кивнул я. – Ей интересны вызовы. Повторюсь, Хорхе… ей бросил подарочный вызов Высший. Может быть, в попытке примирения. Помнишь, я рассказывал, что он все никак не мог меня найти и вот отыскала – во Франциске II. А на кой ему хрен отработанный материал вроде меня? Разве что в качестве примирительного подарке любимой дочурке?

– Это уже слишком, команданте.

– В их мире и в их мышлении нет ничего со словом «слишком»! – отрезал я. – Эти высшие сраные эльфийские небожители в свое время учили меня, Хорхе! Даже малышка Эдита учила меня – в свои годы она знала куда больше и была куда более… прагматичной. Они влегкую решали и решают судьбы тысяч и тысяч гоблинов! У них нет слова «слишком»! Подарить обиженной дочке заклятого врага для веселых игр с кровавым финалом – да запросто! Лишь бы дочка улыбнулась впервые лет так за триста…

– Дерьмо… никогда не мог понять богатых.

– Богатые так не мыслят, – покачал я головой. – Так мыслят те, кто над богатыми и властными. Тончайшая прослойка истинных небожителей. Забудь о них. Как быть менее предсказуемыми, Хорхе?

– Скажи лучше ты, босс…

– Вариант первый и самый прагматичный – сваливать отсюда нахрен, – буркнул я, отодвигая пустую тарелку. – Еще порцию! Двойную! И еще два компота!

– Сделаю, милок… сделаю, сладкий мой. Самогончика плеснуть стопку?

– Не…

– Сигаретку? Бункерснаб Блэк Делюкс. Хорошие! Фильтр позолочен. Всего песо за штуку, но вам отдам две за монету.

– Давай, – кивнул я и тут же получил две сигареты в прозрачном пакетике со следами гноя.

Вытряхнув курево, подкурил от подрагивающей в пальцах толстухи бензиновой зажигалки, мельком заметив знакомую эмблему некогда популярной на весь мир марки и, выдохнув струю серого дыма, продолжил:

– Если мы чуть задержимся, подкопим силы, наметим прорыв якобы глубже, а сами развернемся и по заранее разведанному маршруту ломанемся в обратную сторону… есть шанс. Что у нас на пути? Прослойка окраинного Мутатерра, Дублин, мертвые скалы, Гнойный Каньон, а за ним прибрежная Зона-40… и вот он, океан.

– Ты говорил, там полно тварей.

– Их и здесь полно. А дальше будет только хуже.

– А в океане что? На лодке?

– Там есть баржа, – пожал я плечами. – Опять же – можно и нужно проработать план. А потом сваливать отсюда нахрен. Если доберемся до берега – затеряться в сумрачных джунглях лет так на пять. Подготовиться… и вернуться на Формоз, чтобы продолжить веселую игру на кровавое выбывание.

– Запомню. Буду думать. Буду искать карты.

– Ага… – усмехнувшись, я сделал еще одну затяжку и уронил пепел в мутную стеклянную пепельницу с идущей по краю надписью «Свободный Оушен-сити 17». – Думай. Ищи.

– А еще варианты?

– Попытаться для теста залезть туда, где нас точно не ждут, – тихо ответил я и указал глазами на пол. – Сделать пару нестандартных ходов… Но это опасно. Очень опасно.

– Чем?

– Если все пойдет не так, как прогнозирует умная и жаждущая забавы ведьма… это может испугать девочку с изувеченной пытками психикой. И она пошлет сюда армию… Такую армию, что нас просто снесут и не заметят. Игры до тех пор игры, пока это весело, Хорхе.

– Как поступим?

– Прорабатывай все варианты и собирай инфу.

– Этим и занимаюсь, команданте. Но…

– Но?

– Там ведь та… девушка… ну…

– Превращенная в живой корсет? – я вдавил окурок в пепельницу, пачкая пальцы пеплом. – Да… она там, если Управляющая не лжет. И что?

– Ну как… она ведь твоя…

– Я не из тех сучьих героев, Хорхе, кто бросает своих гоблинов в огонь ради спасения бывшей, – буркнул я. – Надо будет – оставлю вас в джунглях, а сам вернусь и двинусь к центру в одиночку, пока вы там готовите армию из вооруженных питонами макак… Прорабатывай все варианты. Вечером все обговорим еще раз в бараке. А теперь пожрем и…

– И пойдем наверх…

– И пойдем наверх, – согласился я. – Но только после того, как заглянем в магазины и посмотрим, что там за кухонные комбайны хотят нам впарить эти муты…

Глава вторая

– Я убиваю и за меньшее, – произнес я, не поворачивая головы и продолжая с легкой скорбью смотреть на привалившийся к стене тесного склада остов выпотрошенного экзоскелета.

За моей спиной послышался звук взведенного курка, а потом легкий тупой звук, когда Рэк с размаху ткнул стволом в седой затылок недомута.

– Ты зазываешь нас в гости… много говоришь… немало обещаешь… рассказываешь про надежный экзоскелет… а потом приводишь в сраный сортир и показываешь мне ржавую мертвую железяку… Ты потратил полчаса моей жизни. Сдохнуть захотел, упырок?

– Что вы, сэр! – перепугано взвыл не по возрасту седой недомут с единственной рукой, но зато с солидным горбом. – И в мыслях не было! Вы спросили товар – я показал товар!

– Это товар? – я кивнул на навсегда умерший экз, что представлял собой не более чем дырявый панцирь сожранного краба. – Тут нет даже проводки… Когда тебя спрашивали, нет ли в продаже рабочей шагающей техники, ты решил впарить нам вот этот кусок дерьма гражданского экзоскелета «СоцХэппи-73»?

– Я…

– Ты так решил?!

– Нет! Ошибся я! Ошибся! Возмещу!

– Возместишь чем? – заорал Рэк. – Чем, сука, возместишь?! Жопой своей жирной?! Трахать уже можно?! Можно, сука, трахать?!

– Я под защитой… угх!

От удара недомут влетел в один из стеллажей с такой силой, что тот накренился и упал на стену. С полок посыпалась всякая дребедень, начали биться стеклянные банки.

Отвернувшись от скорее пластикового чем стального трупа, давя ботинками стеклянное крошево, я подошел к лежащему на стеллаже стонущему торговцу и скорее даже с удивлением поинтересовался:

– О чем ты думал?

– Хер знает… – проскулил тот. – Вдруг бы прокатило? Я же многого не прошу за этот…

– Мусор?

– Товар! Товар! Я бы никогда! Слушайте… давайте уладим миром! Да, потратил ваше драгоценное время… ну так исправим… дам скидку в десять… нет! В двадцать процентов!

– Тридцать, – прошипел Хорхе, наклоняясь над торговцем и хватая того за ворот перешитого комбинезона. – Я же поверил тебе, урод! Ты сказал – нерабочее состояние! Но ты не сказал, что под корпусом экза так же пусто, как в твоем тупом черепе! Подставить меня решил перед лидом?!

– Т-тридцать! Т-тридцать процентов на разовую сделку! И десять процентов постоянная скидка как моим лучшим покупателям!

С трудом удержавшись, чтобы не взглянуть на меня, Хорхе обдумал предложение и медленно кивнул:

– И разовый подарок.

– Какой?

– Пять пачек болеутоляющего.

 

– Три! Больше не могу!

– Четыре…

– Да не найдется у меня больше! Три полных блистера и еще десятка полтора таблеток в пакете.

– Все и отдашь, – кивнул Хорхе и, ухватившись за воротник недомута, рывком поставил того на ноги. – Пошли… и помни, Космач – тебе сегодня крупно повезло! Больше не делай таких ошибок!

– Я никогда! Но и вы меня поймите – из этого экза можно сделать доспехи! Кираса! Шлем! Наколенники! И смотреться будет круто!

Еще раз глянув на останки «СоцХэппи-73», я кивнул, и правильно меня понявший Рэк убрал револьвер и взялся за мертвый экзоскелет.

Ладно… здесь мимо… идем дальше…

* * *

– Что это? – поинтересовался я, принюхавшись к стакану, поданному хозяином торговой лавки с сохранившейся вывеской «Сувенирный магазин Оушен-сити-17».

Тот, упитанный колобок-люд, розовощекий, чистенький, прилизанный и в домашних клетчатых тапочках, сделал глоток своего зелья, посмаковал и пояснил:

– Травяной сбор. Мой личный рецепт. Бодрит! Тут чего только нет из благословенных травок Мутатерра!

– Благословенных? – Хорхе удивленно моргнул и глянул на шумно принюхивающегося к своей чашке орка. – В этих землях есть что-то благословенное?

– Конечно! – убежденно ответил колобок по имени Бубс Манаро. – Это сейчас здесь ад. Но все ведь должно было быть иначе…

– Все должно было быть иначе, – повторил я и сделал небольшой глоток. – Вкусно… сладко…

– Дикий мед! – расплылся в улыбке колобок в клетчатых тапочках. – Находят редко. Добывают еще реже. Пчелы Мутатерра убивают быстро… Еще там листики и веточки столь же редко встречающегося рододендрона, немного молодой хвои, сурверский чай зеленый и черный… я потратил на составление этого рецепта долгие годы. Чистит сосуды! Молодит кишечник! Кто не хочет почистить сосуды и омолодить кишки, верно?

– Каждый день только об этом думаю, – буркнул я, делая еще глоток. – Продаешь этот микс?

– Конечно. Сорок песо за пятьдесят граммов заварки, – улыбнулся колобок Бубс.

Поперхнувшийся Хорхе едва не расплескал драгоценный отвар и возмущенно захрипел:

– Да за такие деньги я отряд вооружу и накормлю!

– Вооружишь дубинами и накормишь падалью? – ласково спросил колобок.

Рассмеявшись, я допил свою долю и поднялся. Шагнув к выходу, велел:

– Установи торговые отношения с этой лавкой, Хорхе. Найдешь нас в правом коридоре.

– Сделаю, коменданте.

– И сбей цену на травяной микс.

– Сбить цену не дам, – улыбка колобка стала шире. – Но зато могу дать отменную скидку на сурверские небьющиеся походные термосы. Объем два литра, плоские, легко умещаются во внешнем кармане нормальных рюкзаков, которые у меня есть в продаже.

– А кто тебе поставляет чай и термосы, Бубс? – спросил я уже от выхода. – Только не юли…

– Хм… что-то внутри меня предостерегает от ложного ответа… Чай, термосы, рюкзаки и кое-что еще я покупаю у лагеря Сады Мутатерра. Чаще всего. Но иногда получается купить у счастливчика, вскрывшего неплохой взрывной сундук и сумевшего вернуться с добычей. Тебя устроил мой ответ?

– Да, – кивнул я и шагнул за решетчатую дверь лавки.

* * *

На верхний этаж мы поднялись по лестницам, проигнорировав лифтовую кабину, куда нас настойчиво направляла закутанная в воняющие дешевым одеколоном тряпки тщедушная крыса неопределенного пола и возрасты, с начесанной на половину лица челкой. Рэк порывался оторвать к херам эту волосяную штору, но потом отвлекся на изумленное созерцание устланных пусть старыми, но все же плотными и целыми коврами лестничных ступеней, что слегка пружинили под нашими ботинками. А поднявшись еще на один пролет, мы обнаружили на подоконниках и ступеньках кадки с цветущими растениями.

– Грязный гоблин всегда мечтает почувствовать себя живущим в цветочном раю эльфом, да? – изрекший это Хорхе глянул на меня, ожидая реакции.

– Ага, – усмехнулся я. – И не только. Вспомни джунгли. Мы все родом оттуда. И в далекие времена, когда из оружия у гоблинов были только сучковатые палки и засохшее дерьмо, их тощие жопы спасались от врагов в густых джунглях с их тяжелым запахом цветов и вонью гнили. Века прошли! Некогда спасительные джунгли вырубили под корень… Все живут в бетонных коробках, но тяга к некогда спасительным растениям осталась. Спрячь жопу за фикус, гоблин! Спрячь! Уставь цветами подоконник и боязливо смотри на мир из-за них… и не забудь полить сучий кактус…

Мы тихо рассмеялись, пересекая площадку с закрытыми дверьми, украшенными картинами с видами солнечных океанов.

– А еще пещеры! Это прямо рай для гоблинов! – заметил Хорхе.

– И пещеры, – кивнул я, оглядывая надежно защищенную стенами и решетками на окнах лестничную клетку. – Да… гоблины любят пещеры. Но чем сильнее любишь пещеры… тем сильнее ты долбаный гном. Гоблин тварь бродячая и почти кочевая.

– Вам сюда, – прошептала фигура с косым начесом на харю, обеими руками указывая на приветственно открытые двери и опять умудрившись остаться бесполым существом.

Миновав субтильное существо, мы оказались в просторном холле с широкими и, что удивительно, уцелевшими деревянными дверьми. Понятно, что искусная имитация под цельное дерево, но они были целыми, полированными и натертыми до блеска. Поблескивали даже металлические дверные ручки. Синяя длинная ковровая дорожка тянулась по идущему к самым широким и тоже распахнутым дверям коридору.

Да… это здание было без сомнения главным административным центром. Скромное снаружи – обычная коробка – но с определенной роскошью внутри, коя должна была показать любому из явившихся на прием гоблину, насколько все здесь серьезно и богато. А просторные офисы, что прячутся за деревянными полированными дверями, должны окончательно в этом убедить…

Миновав половину коридора, я наконец увидел еще одну лестницу справа и свернул туда, сцапав Хорхе за плечо и потащив за собой.

– Вам не туда! – изумленно пискнуло существо с начесом, запнувшись о ковер и едва не упав. – Не туда!

– Сладкий крепкий кофе, хорошую сигару и дельного собеседника, – буркнул я, поднимаясь навстречу приоткрытой двери, охраняемой двумя насторожившимися гоблинами.

– А сюда нельзя, – удивленно кашлянул молодой охранник-люд.

– Ага, – кивнул я, проходя мимо.

Молодой дернулся было ко мне, но его перехватил второй постарше и коротко кивнул мне:

– Оттуда отличный вид на Мутатерр, мистер.

– Везде найдется свой Обсервер, – усмехнулся я в ответ и, успев заметить несколько характерных шрамов на его шее и лице, добавил: – Когда надоест охранять двери и захочешь повоевать – найди меня.

– Благодарю, – коротко ответил тот, и в его голосе я услышал отчетливое сожаление.

Сразу ясно, что он бы и хотел, вот прямо хотел бы, но уже есть своя пещерка, родная баба под боком, немного накопившегося барахла и робкие планы на будущее. Кончено. Этот уже спекся и постарается и дальше служить дверным охранником, старательно скрывая грызущую его изнутри тоску.

Крыша встретила всем те же искусственным солнечным светом и действительно неплохим обзором на ближайшие окрестности. Хотя я предпочту взглянуть на Мутатерр с места повыше, а не с верхушки этой дешевой позолоченной трибуны. А это трибуна. Видно по вон тому выдающемуся за край крепкому настилу с ограждением и прикрытыми пластиком удобными креслами. Мутов и недомутов надо регулярно воодушевлять горячими спичами и щедрыми подарками. Иначе им надоест постоянно рисковать жопами в погоне за взрывными сундуками, и они задумаются о том, стоит ли оно того или проще посвятить себя работе на огородах.

Трибуна меня не заинтересовала. Сориентировавшись, я подхватил одно из металлических креслиц, другой лапой поднял круглый столик из канувшей в лету кафешки и оттащил их на край крыши. Схватив за жирную шею занявшего козырное место упырка, оттолкнул его в сторону, поставил стул, глянул по сторонам… примолкшие ушлепки поспешно рассосались, создав желаемую мной зону вакуума, что продолжала расширяться. Усевшись, глянул вниз и удовлетворенно кивнул – наш барак и внутренний двор прямо подо мной.

– Эй, гоблины! – рявкнул я, и движуха во дворе ненадолго замерла. – Ну что там с моим рекордом? Мао Тяжеловес справился?

Через пару секунд я увидел высунувшую во двор руку Ватрухи, что явно не спешил вытащить свою уродливую тушу на солнцепек, а следом послышался его трубный рев:

– Мао облажался, босс! Обосрался по-крупному! Четырнадцать ходок!

– Я смогу больше! – вопль донесся из прикрытого драным навесом угла двора, где Хорхе складировал всякий могущий пригодиться однажды мусор вроде рваных покрышек. – Я смогу! Смогу!

– Слов много, реальных дел мало! – возразил Ватруха. – Босс! Ты смотришь?

– Да!

– Двое тощих, но крепких недомутов грозятся сделать пятнадцать ходок и побить малый рекорд Мао! Будет интересно! Ставки! Делаем ставки, дамы, господа и уроды Мутатерра! Делаем ставки! Босс! Ставишь?

– Да! – крикнул я. – Ставлю на то, что ни один из недомутов не справится!

– Они жилистые, босс!

– Похер!

– Принято!

– Что насчет призовых за одну ходку?

– Пятеро осилили, но у одного лопнула жопа! Еще семеро облажались, но попросили второй шанс! Давать?

– Как только подметут двор и уберут мусор! – крикнул я.

– Есть! Вы слышали боевого босса и главного гоблина Оди, упырки! Вам дан второй шанс, но его надо заслужить! Беритесь за метлы!

Убедившись, что начавшая было утихать движуха оживилась, я замолчал и погрузился в наблюдение. При этом я сидел так, что меня мог видеть каждый из собравшихся внизу. Гомон сменился ревом, когда высокий и нескладный, но очень жилистый хромающий недомут с раздутой ниже колена правой ногой взялся за колесную пару и покатил ее к полосе препятствий. На стены двора лезли новые наблюдатели, и я знал, что уже сегодня к вечеру на стенах не останется ни одного свободного места. Особенно когда начнутся бои.

Как привлечь в свои ряды сильных и боевитых гоблинов, но так, чтобы не бегать в их поисках по грязным развалинам? Правильно – их надо заманить. Одна проблема – они явятся в составе толпы, что всегда жадна до ставок, легких денег и дармового развлечения. Так что придется выискивать, вычленять и убеждать, а затем обучать и ставить в строй.

– Собери под себя два десятка пряморуких гоблинов, Хорхе, – велел я, с края крыши глядя, как жилистый недомут с хриплым ревом поднимает одну сторону колесной пары, чтобы перекатить ее через препятствие. – Набирай с запасом – даже среди голодных гоблинов встречаются капризные твари.

– Знаю…

– Выбирай умных и хотящих обучаться. Создай из набранного сброда четыре малые бригады.

– Так…

– Постепенно пополняй количество гоблинов в каждой бригаде, не забывая выгребать ненужное капризное дерьмо. Наблюдай внимательно!

– Так…

– И введи их в вечный не меняющийся график.

– Какой?

– Первый день бригада занимается главными делами – готовит хавку для всего состава, моет посуду, готовит душевые, выгребает мусор. Что у нас с сортирами?

– Две ямы и обе полны до краев. Булькает и переливается…

– Найми мутов со стороны, и чтобы сегодня же ямы были пусты. Следом пусть выкопают три новых сортира там же. Чистота в приоритете, Хорхе!

– Принято.

– Нужно еще пять душевых кабин. Но проблема с водными баками…

– Я нашел в продаже цистерну с поливочной платформы. Дырок почти нет. Просят за нее немало. Но емкость отменная, сеньор.

– Торгуйся. Угрожай. Не переплачивай.

– Сделаю. Что по графику для бригад? Первый день бригада занимается главным делом. Дальше?

– На второй день бригада строит. Сортиры, душевые кабины, новый внутренний двор.

– Понял.

– На третий день эта бригада с утра планомерно уничтожается тобой сначала на стрельбище, где они отрабатывают стрельбу из дробовиков и револьверов или пистолетов. Плюс метают камни в качестве будущих гранат и коктейлей Молотова. Следом отработка действий с защитной экипировкой, с полицейскими щитами, с тесаками и топорами. Потом чистка оружия и приведение в порядок всей снаряги. Следом обед и короткий сон. А затем убойная силовая тренировка. После этого они свободны. Четвертый день – отдых до вечера. Вечером – помощь той бригаде, что занимается основным делом. Приготовление пищи и… ну ты понял. Все четыре бригады следуют друг за другом в бесконечном четырехдневном цикле.

– Все уяснил, сеньор. Ого…

– Сразу ответь – справишься или нет?

– Справлюсь.

– Все надо сделать быстро. Набрать бригады, запихнуть их в график, начать их обучать, одновременно справляясь с непокорными и подыскивая тех, кто сможет заменить тебя хоть в чем-то, как ты заменяешь меня.

– Справлюсь.

– Помощников ищи в первую очередь.

– Сделаю.

– Первые тренировки для бригад тебе поможет провести либо Рэк, либо Ссака. Не забывай – тебе еще бегать по территории Форта и продолжать устанавливать те самые тесные важные связи, от которых мне блевать хочется.

 

– Спасибо, – серьезно кивнул консильери. – Без помощи загнусь. Мао Тяжеловес…

– Что с ним?

– Его хочу забрать себе.

– Забирай, – кивнул я. – Ты понял, чего я от тебя хочу, Хорхе? Или мне прояснить?

– Поясни, лид. На всякий случай…

– Ты должен создать для меня зубастых и злобных обозников, что на средней и короткой дистанции смогут дать предельно жесткий отпор, сохранив при этом свой состав и не отдав наш походный арсенал, медблок, запчасти для техники и прочее.

– Теперь понял.

– Ищи пулемет! И помни – ищешь для себя, Хорхе!

– Найду.

– И не забывай прикармливать того мута на наблюдательной вышке, – я указал глазами на покачивающуюся вышку.

– Перетащить его к нам?

– Позднее. Пока пусть привыкает к регулярной кормежке и продолжает приглядывать – мы ведь чаще всего оттуда возвращаемся с Мутатерра.

– Прикрытие меткого стрелка не помешает, – правильно понял меня Хорхе.

– Ага, – кивнул я. – Особенно когда на пятках сидит голодная свора тварей, а у нас на руках раненые. Не забывай снабжать его патронами.

– Все понял, лид. Еще указания?

– Справься пока с этим. К полуночи хочу увидеть уже набранную первую бригаду. А с утра – в дело их!

– Принято.

– Добрый день, господа, – уверенный в себе и при этом доброжелательный голос послышался издалека, и я едва слышно одобрительно хмыкнул, мысленно записывая крохотный плюс в пользу идущего к нам незнакомца, загодя давшего понять о своем появлении.

Не скрывая своего интереса, я поочередно оценил взглядом каждого из тех, кто неспешно шагал к нам по крыше административного здания. Двое мужчин. Две женщины. Все четверо люды. Всем за пятьдесят. Все чем-то неуловимо похожи друг на друга – хотя бы шрамами на руках, лицах и шеях. Остальные части тела скрыты под демонстративно легкой одеждой, но уверен, что шрамы есть и там. Кем бы ни являлись сейчас правители Форта Славы, но раньше они не раз бывали в диком Мутатерре. И не раз сталкивались там с опасностью.

Что ж – уже хорошо.

Куда легче достучаться до тех, кто бывал в деле, кому опасность дышала в лицо, а смерть трогала за жопу. Такие не потребуют невозможного и с такими проще договориться. А я уже понял, что от нас – отряда пришлых гоблинов – хотели что-то если и не потребовать, то попросить в обмен на несомненно щедрое вознаграждение. Это читалось в едва заметно улыбающихся глазах приблизившейся четверки. Заглянув в синие глаза подошедшей последней коротко стриженной седоволосой женщины, я качнул головой в сторону высящихся с севера разрушенных зданий и произнес:

– Тебе, синеглазая, лучше не гулять по северному Мутатерру какое-то время, если не хочешь, чтобы тебе вынули глаза.

Замерев на полушаге, седовласая вгляделась мне в лицо и медленно кивнула:

– Ты не шутишь. И я помню, что Маруна Охотница синеглаза… была синеглазой.

– Ага.

– Кто-то охотится за синими глазами? – удивленно спросил полноватый, но все еще крепкий мужик в белой рубашке и серых просторных штанах. – Спятивший чужак?

– Именно так, – кивнул я. – Спятивший чужак.

– Расскажешь подробней?

– Нет смысла. Скорей всего, он уже ушел дальше на север.

– Значит, он уже мертв, – удовлетворенно кивнула вторая женщина, могущая похвастаться невероятно большим носом.

– Я бы не это ставить не стал, – улыбнулся я и коротко ткнул Хорхе локтем. – Эй, консильери. Я сюда пришел кофе выпить. И тебя послушать.

– Ах да, – ожил Хорхе и, медленно поднявшись, широко улыбнулся. – Усаживайтесь, дамы и господа. Рады встрече и знакомству. Я Хорхе. Личный адъютант команданте Оди и его правая рука во многих делах. Понимаю, что у всех у нас времени в обрез, так что, может, сразу перейдем к делу?

– Было бы здорово, – улыбнулась синеглазая, задумчиво переводя взгляд с меня на Хорхе и обратно. – И что-то подсказывает мне, что куда проще все обсудить именно с тобой, помощник Хорхе…

– Вы мудры, сеньора, – улыбка Хорхе сверкнула ярче, но не стала от этого заискивающей или угодливой. – Итак, чем можем помочь? И самое главное – сколько вы готовы за это заплатить? – поймав взглядом недовольное выражение лица до этого молчавшего гоблина в синей футболке, консильери развел руками. – Или сначала познакомимся поближе?

– Поближе, – с готовностью поддержал гоблин в синем. – Вы вообще кто? Откуда? Зачем? Мы ни к кому в душу не лезем, но когда вдруг прибывает отряд вооруженных дерзких чужаков, что с ходу начинают вскрывать малые взрывные сундуки и нанимать мутов… сами понимаете. Так что… да… не помешает познакомиться поближе.

– С радостью! – расцвел Хорхе. – А вот и кофе как раз несут…

Поднявшись, я кивнул помощнику:

– Ты поясни. А я пока чуток пройдусь…

– Ого, – удивленно буркнул тот, что в белой рубашке. – А это не перебор по наглости и…

– Тише, Кон, – мягко произнесла синеглазая, успокаивающе опуская ладонь ему на плечо. – Мы ведь уже обсуждали и не раз. Все люди разные. И никто не обязан соблюдать устраивающий нас этикет. Вот Хорхе. Улыбчив, дипломатичен, готов что-то рассказать и готов выслушать. Тебе мало?

Тот что-то ответил, но я уже не слушал. Забрав у девушки с подносом один из стаканов с кофе, я двинулся по периметру крыши, вслушиваясь в доносящиеся снизу крики, вглядываясь в городские руины и пытаясь понять, насколько долго нам придется здесь задержаться. Я прошел почти половину пути, когда заметил двигающуюся к Форту Славы машину. Груженый большой электропикап некогда серебристого цвета. И шел он аккурат с той стороны, откуда я и ждал гостей.

Посланцы Садов Мутатерра прибыли.

И с ними, похоже, придется общаться именно мне.

Допив кофе, я поставил стакан на один из столиков и с края крыши прыгнул вниз. Пролетев этаж, приземлился на крохотный козырек над окном, откуда прыгнул дальше и левее, не промахнувшись мимо еще одного выступа. Следующим пунктом назначения стала крыша одного из бараков. Морщась от рвущей мышцы ног боли, я пробежал всю длинную крышу и прыгнул еще раз, приземлившись в центре заваленного мешками грузового отсека.

– Владыка! – завопила сидевшая на мешках девка, подпрыгивая и для чего-то закрывая глаза.

– Не он, – возразил я и ударил ладонью по крыше пикапа. – Вы из Садов Мутатерра?

– Д-да…

– Я Оди, – широко улыбнулся я и сквозь заднее стекло уставился на лицо сидящего в кабине старика с тревожным взглядом. – Поболтаем, садоводы?

* * *

Высокий сухой старик, выглядящий скорее палочником, а не недомутом, с сипом втянув в легкие вонючий дым сигариллы, вместе с кашлем выдохнул все накопленное недовольство и легкий испуг:

– Не понимаю, с чего мы вдруг подорвались на просьбу этого незнакомца, леди Руха!

– Я никого ни о чем не просил, – возразил я, медленно обходя изношенную машину. – Не путай, старик.

Пикап выглядел именно что изношенным, а не потрепанным – как раз потрепанности в нем было ноль. Как и следов небрежного отношения к технике. Каждая дырка в корпусе заделана, каждая вмятина выправлена, фары защищены стальной решеткой, причем сделанной по размерам, массивный гоблинятник с шипами закреплен не декорации ради и, судя по следам на нем, уже не раз сталкивался с препятствиями живыми и мертвыми. Не обращая внимания на продолжающийся бубнеж старика с самокруткой, я подпрыгнул и убедился, что солнечные панели являются частью крыши и выглядят чистыми и работоспособными. Последнее, что я сделал – заглянул в шестиместную просторную кабину и глянул на органы управления. Ну да… Руль и одинокая педаль. Больше ничего – никаких приборов. Одиноко горит желтый огонек, говоря о частичной разряженности батарей. В Мутатерре не разгонишься, здесь нет светофоров, тут не нужны электронные навороты. Все что надо – это руль, педаль и индикатор батарей. Все отверстия в приборной доске – там, где раньше находились экраны – аккуратно заделаны пластиком. Но на сиденье рядом с водительским местом лежит подключенный к машине планшет в защитном чехле – для дополнительного мониторинга бортовых систем. Да…

Все предельно функционально, аскетично и надежно. От этой машины буквально воняло сурверами. Если раньше я еще сомневался, то теперь, рассмотрев пикап и его пассажиров, я окончательно убедился в своей правоте.

– Успокойся, Брушо! – вежливо, удивительно вежливо и при этом властно попросила сухонькая старушка, даря мне нейтральную улыбку, что показала прекрасно сохранившиеся белые зубы.