Bestseler

Сиделка

Tekst
313
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Сиделка
Сиделка
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 21,87  17,50 
Сиделка
Audio
Сиделка
Audiobook
Czyta Екатерина Попова
12,71 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Промучившись какое-то время, я все-таки составила небольшую заметку.

«Сиделка, окончившая лекарские курсы при Брегольском медицинском колледже, предлагает услуги по уходу за одинокой пожилой дамой или девицей. Исполнительная, аккуратная, честная. Имеются лицензия на работу и рекомендации. Для заключения договора просьба обращаться в бюро по найму номер шесть, располагающемуся по адресу: Кобург-рейне, дом 23».

Я перечитала написанное и задумалась. Стоит ли указывать, что наличие мужчин в доме нежелательно, или это только отпугнет потенциальных работодателей?

Подумав, решила оставить все, как есть. Мне бы сейчас хоть какое-то место найти, а то надолго моих сбережений не хватит. Нет, Папаша Дюк на улицу не выкинет, но нельзя же бесконечно пользоваться его добротой? Он для меня и так столько хорошего сделал!

В памяти всплыл промозглый зимний вечер, пустынная Карстерс-роуд, закрытые ставни домов и холодный ветер, гоняющий по улице обрывки газет и оберточной бумаги.

Я брела по дороге, сама не зная, куда и зачем иду. В тот момент мне было все равно. Голод и холод гнали меня вперед. Я понимала, что нельзя останавливаться, и все шла, шла, шла…

От голода кружилась голова, во рту было сухо от жажды, руки в тонких перчатках давно озябли и онемели. В душе прочно поселилась тоска.

Я уже почти отчаялась, и тут появился Папаша Дюк – огромный, нескладный огр, со зверским лицом и страшной улыбкой. Он вышел из дверей своего заведения, заложил большие пальцы рук за пояс фартука и уставился на меня тяжелым, придавливающим к земле взглядом. У меня тогда от страха душа в пятки ушла. А Папаша Дюк хмыкнул и спросил своим густым басом:

– Чего по улицам в такую погоду бродишь? Бездомная, что ли?

– Приезжая, – ответила я.

Как ни странно, страх куда-то испарился, и мне стало все равно.

– Заходи.

Огр посторонился, давая мне возможность войти в гостиницу.

– У меня нет денег, – ответила я.

– Да ладно, заходи, – махнул огромной ручищей Папаша Дюк. – Не дело это, в такую погоду по городу бродить. Не ровен час, захвораешь.

Из-за распахнутой двери доносился вкусный запах мясной похлебки, слышался веселый шум голосов, на порожки падали отблески теплого желтого света. И я не стала долго раздумывать. Поднялась на крыльцо и шагнула в тепло общей залы.

– Кто вы?

Я так глубоко задумалась, что не заметила, как очнулся раненый. Подняв глаза, наткнулась на его настороженный взгляд и постаралась скрыть улыбку. Похоже, зелье не подвело. Не зря я за него старухе Герте целых три рона отвалила. Незнакомец не помнил ни меня, ни наш недавний разговор.

– Сиделка, милорд, – повторила свой прежний ответ.

– Где я? – последовал очередной отрывистый вопрос.

– В гостинице «Серая утка», милорд.

– И где находится эта гостиница? Что это за город?

– Вы в Бреголе, милорд. На Карстерс-роуд.

Широкий лоб незнакомца наморщился.

– Какой сегодня день?

– Пятница, милорд.

– Рес!

Маг ожидаемо выругался, откинул одеяло и попытался подняться. Вот же упрямец!

– Вам нельзя вставать, милорд. Ваша рана еще не зажила.

– Много ты понимаешь! Еще не хватало валяться в какой-то захудалой гостинице, – раздраженно заметил мужчина, ощупывая повязку и недовольно морщась. – Кто меня зашивал? Сама?

– Нет, милорд. Доктор.

Я старалась отвечать сдержанно. Ни к чему магу лишние подробности. От них никому не будет проку.

– Перевяжи, – властно распорядился раненый, усаживаясь на постели.

Скудные лучи осеннего солнца осветили тело мужчины, и я невольно задержалась взглядом на покрытой шрамами груди. Вчера ночью, когда я его зашивала, как-то не обратила внимания на старые раны, а вот сейчас с интересом разглядывала смуглую кожу незнакомца. Похоже, маг не раз побывал в переделках. Вот след от пули. А рядом с ним – косой шрам от удара меча и целая цепочка тонких, белесых швов, оставшихся после ножевых ранений.

– Долго еще будешь разглядывать? – хмыкнул маг.

Я молча вымыла руки и принялась менять повязку. Внутри зрело убеждение, что лучше мне не задерживать своего невольного пациента. Пусть уезжает. Шов выглядел нормально, воспаление почти спало, нагноений не было. И это замечательно. Еще пару дней – и от раны не останется и следа.

Я нанесла тонкий слой заживляющего зелья, наложила плотную повязку и посмотрела на незнакомца.

– Постарайтесь не напрягаться и не делать лишних движений, – посоветовала я ему. – Я позову хозяина гостиницы, он поможет вам одеться и подняться по лестнице.

Нет, я вполне могла бы сделать это сама, но мне не хотелось надолго оставаться с магом наедине. Сейчас он уже не был обычным безобидным больным, нуждающимся в уходе. Передо мной сидел властный, решительный мужчина, явно из Первой когорты магов, и от него исходила едва ощутимая угроза.

Я встала, собираясь уйти, но больной резко схватил меня за руку и вынудил повернуться.

– И что? Ты даже не спросишь мое имя?

В его глазах мелькнул опасный огонек.

– Мне оно ни к чему, милорд, – твердо ответила я.

– А деньги? Неужели ты не попросишь за свои труды достойное вознаграждение? – насмешливо спросил маг.

– Нет, милорд. Вы нуждались в помощи, я вам ее оказала. А теперь, извините, меня ждут дела.

Равнодушно посмотрев на мужчину, решительно выдернула ладонь из его захвата.

– Удачного дня, милорд.

Не дожидаясь новых вопросов, я быстро поднялась по лестнице и распахнула дверь. Вслед мне донеслось скептическое хмыканье.

* * *

– Кейт! Ты слышала? Тера Савира ограбили!

Не успела я войти в общий зал, как Тильда тут же оказалась рядом. Лицо подавальщицы раскраснелось, глаза горели, толстые щеки чуть подрагивали, напоминая знаменитый свиной студень Папаши Дюка.

– Представляешь, прямо среди бела дня! – возбужденно рассказывала Тиль. – В собственной лавке! Вошли два заезжих молодчика, перекрыли выходы и обчистили кассу.

– И много взяли?

Меня не особо занимало это ограбление, мысли крутились вокруг недавнего пациента, но не проявить интерес значило смертельно обидеть Тильду.

– Тер Савир говорит, что больше ста ронов! – с придыханием ответила подавальщица.

– Тильда! Я сегодня дождусь свою похлебку? – донесся громкий окрик из-за углового столика. Дородный детина в ярко-красном мундире недовольно насупил брови и настойчиво сверлил взглядом широкую спину Тиль.

– Отстань, Олаф! – отмахнулась от него подавальщица. – Сказала же, готовится похлебка, жди.

Тильда скомкала в руках полотенце, собираясь вернуться к прежней теме.

– Ой, крику-то было! И полицию вызвали, и понятых…

– Тиль, Папаша Дюк у плиты? – перебила я подавальщицу.

– А где ж ему еще быть? Похлебку готовит.

– Пойду. Мне с ним поговорить нужно.

Я улыбнулась Тильде, протиснулась мимо нее за стойку и скользнула в раздвижные двери, мгновенно попав в жаркое нутро кухни. Шум голосов, белесый дымок, поднимающийся над кастрюлями, шкворчание жарящегося лука – в царстве Папаши Дюка кипела суетливая и насыщенная ароматами специй жизнь.

– О, Кейт! – увидев меня, хозяин гостиницы отложил огромный черпак и приветливо помахал рукой. – Ты как? Есть будешь? У меня сегодня грибная похлебка и отбивные из телятины.

Огр улыбнулся, отчего его круглое морщинистое лицо сморщилось еще больше, и ловко перевернул на сковороде большой кусок мяса.

– С удовольствием, только попозже, – ответила я. – Там раненый очнулся и собрался уходить. Ты бы проводил его.

– Как это он так быстро очухался? – в выпуклых зеленых глазах Папаши Дюка мелькнула настороженность. – Маг, что ли?

– Он самый. Причем, из высших.

– Каратен ураз! – вполголоса выругался хозяин «Серой утки», выложил мясо на тарелку и обернулся ко второму повару.

– Берни, присмотри за похлебкой, – приказал он ему. – А ты, Кейт, посиди пока здесь. От греха подальше.

Папаша Дюк снял фартук, бросил его на стол и протиснулся к двери.

– Не высовывайся, – напомнил он мне. – Я его уведу.

Я молча кивнула. Все-таки хорошо, когда есть кто-то, кому ты небезразлична.

После ухода Папаши Дюка я отошла к окну и принялась ждать. Минуты бежали одна за другой, на улице поднялся ветер, а вскоре по стеклу уже застучали первые робкие капли. Осень в этом году выдалась дождливая. Я вспомнила о прохудившихся туфлях и поморщилась. Купить новые или все-таки подождать? Что, если я не смогу найти работу? Лучше пока не тратить деньги, они могут мне понадобиться. Но, с другой стороны, по лужам в стоптанной обуви долго не походишь. И перед нанимателями нужно предстать в достойном виде.

– Кэтрин, а откуда этот маг взялся? – неожиданно спросил Берни, заставив меня обернуться.

Повар ловко опрокинул в большой чан с похлебкой содержимое огромной сковороды и посмотрел на меня с плохо скрытым любопытством.

Ох, уж этот Бернард! Он просто обожает всякие слухи и сплетни!

Маленький, юркий, словоохотливый гном не пропускал ни одной новости и знал все, что происходит в «Серой утке» и в ее округе.

– Папаша Дюк нашел его на крыльце, – коротко ответила повару.

– Говорят, малому сильно досталось?

– Не особо.

Я пожала плечами и снова отвернулась к окну.

Мне не хотелось выдавать подробности. Кто знает, чем нам аукнется это благодеяние? Вполне возможно, что оно окажется из разряда наказуемых. Как в той поговорке – не делай добра, не получишь зла.

Я задумалась, наблюдая за пустынной улицей. Небо потемнело, ветер гнал по дороге опавшую листву, лужи подернулись рябью.

– Кейт, а ты не боишься, что этот маг настучит на тебя в префектуру?

– Толку бояться? Что он сумеет доказать? Пока я его зашивала, он валялся без сознания, так что может только догадываться, как все было.

Я усмехнулась.

– Не скажи! – покачал головой гном. – Маги – они такие. Им лишь бы простого человека подловить. Вывернут все наизнанку – и плати штраф. Уж я-то знаю. О, никак, хозяин его уводит?

 

Бернард подошел к окну и привстал на цыпочки, пытаясь разглядеть происходящее.

Пока мы разговаривали, на крыльце черного хода показался Папаша Дюк, ведущий под руку раненого мага.

– Ты гляди, какой здоровенный! – присвистнул Берни. – А до чего бледный! Кейт, ты уверена, что ему можно вставать с постели?

– Покуда действует настойка – можно.

Я наблюдала за тем, как маг медленно переставляет ноги, и невольно хмурилась. В душу закрадывалось сомнение. А точно ли парень выдержит? Не поторопилась ли я от него избавиться?

В этот момент раненый обернулся и посмотрел прямо мне в глаза. Нет, за светлой занавеской увидеть нас с Бернардом он не мог, но внутри возникло удивительно неприятное ощущение, и тело словно молнией прошило.

– Ух, как зыркнул! – удивленно присвистнул Берни. – И все-таки, повезло парню, что у нас оказался.

– Сомневаюсь, что он это понимает, – чуть слышно хмыкнула я.

– Интересно, а как маг в наш район попал? – не слыша меня, продолжал рассуждать гном. – И кто его ранил? Драки поблизости не было, иначе мы бы знали, может, его кто-то до нас довез, да и выкинул?

Серые глаза Бернарда беспокойно поблескивали, лоб наморщился, выдавая работу мысли, высокий поварской колпак чуть подрагивал, отзываясь на суетливые движения гнома.

– Берни, в нашем случае, меньше знаешь – крепче спишь, – осадила я друга.

– Вот, вечно ты так! – надулся Бернард. – А еще говорят, что женщины любопытны!

Я ничего не ответила.

– Ну, хоть денег-то он тебе дал? – не выдержав долгого молчания, спросил гном.

– О чем ты? Нет, лорд, конечно, спросил, почему я платы за свою работу не прошу…

– А ты что?

– Берни, когда человек хочет отблагодарить, он не задает таких вопросов.

– Да уж, – Бернард грустно вздохнул. Его маленькое личико забавно сморщилось, бровки насупились, нижняя губа выдвинулась вперед. – Может, хозяину чего заплатит? – задумчиво спросил он.

– Бьюсь об заклад, Папаша Дюк ни рена не возьмет, – усмехнулась в ответ. – Еще и уверит, что для него огромная честь помочь господину магу.

– Ох, и то верно. Когда маги простых людей ценили? Думают, что мы живем только для того, чтобы им прислуживать, да еще и радоваться этому, по их мнению, должны, – вздохнул Берни и тут же спохватился. – Батюшки! Я ж про похлебку забыл!

Он кинулся к плите, а я чуть сдвинулась в сторону, продолжая наблюдение. Папаша Дюк вывел раненого на дорогу, маг что-то сказал, обращаясь к хозяину гостиницы, а тот энергично помотал головой и принялся низко кланяться.

Да. Все, как я и предполагала. От благодарности Папаша Дюк отказался. И правильно сделал. В Дартштейне не зря существует поговорка – видишь мага, перейди на другую сторону улицы. Опыт, так сказать. Многовековой негативный опыт.

Маг чуть поморщился и властно поднял руку. Неужели собирается построить портал? Точно! Воздух сгустился, задрожал и замерцал открывшимся телепортом. Вот это да! Ничего себе, силища!

Мне стало не по себе. Это кого же мы приютили? Судя по уровню, маг явно из самых высших чинов, приближенных к королю. М-да. Незадача. Не хватало только с придворной знатью связываться. Пожалуй, надо побыстрее искать себе место и уходить из «Серой утки».

Я вспомнила, что оставила в подвале написанные объявления и заторопилась. Нужно было сдать их в редакцию и поскорее. Может, уже завтра кто-нибудь откликнется, и у меня будет работа.

* * *

Мои надежды не оправдались. С тех пор, как я отнесла в «Брегольские ведомости» и в «Утреннюю звезду» объявления, прошло уже две недели, а подходящей работы все не было. В бюро теры Бэском меня тоже ничем не смогли обнадежить.

– Вы же понимаете, милочка, представителей вашей профессии много, и найти работу всем желающим довольно сложно, – подняв глаза от стопки аккуратных папок, заявила хозяйка бюро. Она чуть отодвинула печатную машинку, выровняла пресс-папье и недовольно добавила: – К тому же, вам слишком часто отказывают от места, и это наводит на размышления.

– Неужели?

Я не смогла скрыть иронию.

– Да, милочка, – поджала губы тера Бэском.

Она едва заметно покачала головой, и ее уложенные в высокую прическу седые локоны укоризненно качнулись.

– Как я могу рекомендовать вас клиентам, если вы ни на одном месте больше трех месяцев не задерживаетесь?

– Тера Бэском, есть некоторые обстоятельства…

Договорить я не успела.

– Знаю я ваши обстоятельства, – безапелляционно заявила пожилая тера. – Скромнее нужно быть, милочка. Скромнее. И выглядеть более…

Тут тера Бэском запнулась, пытаясь подыскать подходящие слова, но в этом не было нужды. Я прекрасно ее поняла. Проклятая внешность! От нее одни неприятности.

– И все же, тера Бэском, у меня на вас вся надежда, – я постаралась улыбнуться как можно приветливее и положила на стол три рона. – Если появится вакансия, вы ведь оставите ее за мной?

– Даже не знаю, – задумчиво протянула тера, но деньги взяла, и они незаметно исчезли в ящике ее стола. – Попробую вам помочь. Зайдите через неделю, может, что-нибудь и появится. Но я ничего не обещаю, – тут же поторопилась предупредить она.

С тех пор я уже два раза наведывалась в бюро, но работы для меня так и не было.

– Кейт, ты чего обедать не идешь? – Тильда грохнула на стойку поднос с пустыми кружками и уставилась на меня внимательным взглядом.

– Не хочется, – ответила я, машинально разглаживая потрепанную гостевую книгу.

Папаша Дюк попросил меня подежурить, пока Олли уехал к матери, и я скучала за конторкой. Новых постояльцев не было, так что никакой пользы заведению я не приносила.

– Иди, поешь. Все равно, никого нет.

– Я пока не буду.

Не скажешь же, что денег почти не осталось?

– Хватит свою гордыню лелеять, – не отставала Тиль. – Папаша Дюк велел тебя бесплатно кормить.

Что ж, в доброте хозяина «Серой утки» я и не сомневалась. Но ведь нельзя же ею злоупотреблять? Я всячески старалась быть полезной, попыталась даже несколько раз помочь работницам с уборкой, но Папаша Дюк быстро пресек мой порыв.

«Береги руки, Кейт, – сказал он. – Они у тебя золотые».

И забрал ведро и швабру.

– Вот, сколько раз тебе говорить? Забудь ты про свой гонор! – фыркнула подавальщица, но тут же вздохнула и уставилась на меня с сочувствием. – Что в бюро говорят? Есть вакансии?

– Нет.

Я покачала головой.

– А по объявлениям? Тоже ничего?

– Ничего.

– Плохо. Я среди соседок поспрашивала, но ты же понимаешь – времена нынче тяжелые, лишнего рена ни у кого нет, многие уже и от прислуги отказываются.

Это да. Реформы, затеянные лордом Дальгеймом, заставили жителей королевства затянуть пояса.

– Знаешь, Тиль, я все-таки надеюсь, что мне повезет.

– И правильно. Сколько людей вокруг болеют? Кому-то да понадобятся твои услуги.

Тильда заправила за ухо выбившуюся прядь и перекинула косу за спину. От этого движения тонкая ткань ее блузки натянулась, выставив напоказ довольно объемную грудь подавальщицы. Тиль всегда гордилась своим бюстом. Впрочем, там было чем гордиться.

– Эй, рыжая, долго еще ждать? – подал голос нетерпеливый посетитель. – Неси похлебку, не то я тебя саму съем!

– Вот прожорливое отродье, – тихо пробормотала Тиль и тут же, растянув губы в приветливой улыбке, двинулась в зал. – Не беспокойтесь, уважаемый тер, – сладко сказала она, останавливаясь рядом с угловым столиком. – Сейчас я все принесу.

Тильда чуть нагнулась, позволяя клиенту обозреть низкий вырез ее блузки, и поправила лежащую на столе салфетку.

– Да, уж поторопись, милочка, – не отрывая взгляда от декольте подавальщицы, уже более мирным тоном ответил посетитель. Его толстые губы сложились в плотоядную усмешку, маленькие глазки маслянисто заблестели, а огромная ладонь легла на крепкий зад Тильды и по-хозяйски его огладила.

– Что вы, тер, я девушка честная! – возмутилась Тиль, но в глазах ее появилось обещание, дающее надежду на более близкое знакомство.

Я усмехнулась. Похоже, сегодняшней ночью в десятом номере будет жарко.

В этот момент, колокольчик над входной дверью звякнул, и в зал вошел укрытый длинным плащом мужчина. На улице шел дождь, черная ткань, в свете масляных ламп, блестела от стекающих по ней капель, на полу мгновенно образовалась небольшая лужа. Незнакомец снял капюшон, тряхнул длинными темными волосами, и я мысленно застонала. О нет! Только не он!

Маг, словно почувствовав мой взгляд, повернулся и уставился прямо мне в глаза.

– Кейт, ты не видела Бетси? – протискиваясь за стойку и расставляя чистые стаканы, спросила Тиль.

– Она в мансарде, убирает номера, – машинально ответила я, не отрывая взгляда от недавнего пациента.

– Знаю, как она убирает, – проворчала Тильда. Стеклянная посуда громко звякнула. – Небось, с постояльцем из пятнадцатого кувыркается.

– С чего ты так решила?

Я повернулась к Тиль, стараясь не смотреть на усевшегося за столик мага.

– Да она все утро вокруг него терлась, – фыркнула подавальщица. – Чисто кошка.

Я вспомнила высокого грубого мужлана, занимающего пятнадцатый номер, и поморщилась. Нет, никогда мне не понять той легкости, с которой местные работницы сходятся с состоятельными посетителями.

– Чего скривилась?

Тильда, видимо, разгадала мои мысли.

– Вот закончатся у тебя деньги, посмотрю, как долго ты протянешь со своим чистоплюйством.

Она взяла блокнот и, демонстративно виляя бедрами, направилась к столику, за которым сидел прибывший маг.

– Доброго утречка, Ваша милость, – елейно произнесла подавальщица, останавливаясь рядом с моим недавним пациентом. – Что будете заказывать?

Я незаметно усмехнулась. Тиль нюхом почуяла богатенького клиента и теперь постарается сделать все, чтобы раскрутить того на полный заказ и на хорошие чаевые.

– У нас сегодня вкуснейшее рагу из баранины и жареные в сметане почки. А на десерт дреберский маковый пирог.

– Принеси рагу и чего-нибудь выпить, – небрежно бросил маг, поигрывая золотой цепочкой от часов.

– Сию минуточку, Ваша милость.

Тильда резко крутанулась, позволяя оборкам юбки взметнуться и открыть полосатые чулки, и направилась на кухню, а я принялась наблюдать за магом. Из-за моей конторки хорошо просматривалась та часть зала, где стоял его столик, и можно было незаметно разглядеть недавнего пациента. Похоже, чувствовал он себя неплохо. Небольшой румянец на гладко выбритых щеках, уверенные движения крупных рук, цепкий взгляд черных глаз, прямая осанка – ничто не указывало на недавнее ранение.

На душе полегчало. Все-таки с тех пор, как раненый ушел из «Серой утки», у меня нет-нет, да и возникало беспокойство. Хотелось узнать: все ли в порядке с моим нечаянным пациентом? Не загноилась ли рана? Не причинил ли ему вреда поспешный уход?

В этот момент входная дверь с шумом отворилась, и в гостиницу, пошатываясь и размахивая руками, ввалился Кревен.

Рес! Только его не хватало! Я попыталась незаметно спрятаться за деревянную колонну, подпирающую галерею, но было уже поздно – оборотень увидел меня и, ухмыльнувшись, направился прямиком к конторке.

– Мое почтение, «герцогиня»! – склонившись в шутовском поклоне, манерно произнес Крев. Он оперся о столешницу, обдав меня непередаваемым амбре из смеси шнапса, чеснока и кислой капусты. – Вижу, Папаша Дюк пристроил тебя к делу?

Оборотень усмехнулся, и его желтые глаза маслянисто заблестели.

– Правильно. Такой милашке каждый будет рад накинуть пару ренов сверх счета.

Он обернулся и обвел обеденный зал мутным взглядом, а я нащупала за спиной тяжелый совок для угля и сжала его в руке. На всякий случай. В разговоре с таким упертым м-мм… мужчиной подобный железный аргумент не помешает.

Я быстро оглядела Крева. Пьян, но на ногах держится достаточно уверенно. И движения почти осознанные. Рес! Принесла же его нелегкая! И Папаша Дюк как раз отлучился…

– Тиль, накрывай на стол! Я сегодня щедрый, – крикнул оборотень. – Собираюсь угостить Кэтрин королевским обедом! – он протянул ко мне свою волосатую руку и ухмыльнулся. – Пошли, детка. Составишь мне компанию, а я дам тебе два рона. На новое платье.

– Отстань, Кревен, – спокойно ответила оборотню. – Я не голодна, и новое платье мне без надобности.

– Ты посмотри, она еще и ломается! – хмыкнул Крев. – Пошли, я сказал.

Он крепко ухватил меня за запястье и потянул на себя.

– Отпусти!

Я попробовала вырвать руку, но оборотень лишь злорадно усмехнулся и крепче сжал пальцы.

– Пусти, а то хуже будет!

– Да что ты? Ой, напугала! – рассмеялся Крев и снова потянул меня из-за конторки.

 

Я больше не раздумывала ни секунды – подняла совок и замахнулась.

– Ненормальная! – взвыл оборотень, ощутив силу обрушившегося на его плечо удара. Увы. До головы я не дотянулась. И очень жаль, между прочим. Удар не нанес Кревену ощутимого ущерба и не лишил желания накормить меня обедом.

– Хватит ломаться, Кейт, – дернув за руку, оборотень вытащил меня из-за конторки. – Пошли, посидишь со мной. От тебя не убудет.

– Слушай, Крев, тебе что, своих девчонок мало? Чего ты ко мне привязался?

Я с досадой поморщилась. Нет, ну, правда. У самого в подчинении целая толпа дамочек всех мастей, от блондинок до брюнеток, а он все ко мне клеится!

– А мне, может, нравятся такие, упрямые, – хмыкнул Кревен, и на меня вновь пахнуло смесью шнапса и кислой капусты. – Идем. Всего-то и делов – посидишь рядом, пока я поем.

– Я тебе уже сказала – нет, – резко выдернув руку из его захвата, я отскочила в сторону. – Учись понимать человеческий язык, волк, – ты меня не получишь!

– А ну, стой! – рявкнул Крев, но было уже поздно.

Я быстро юркнула в берлогу Папаши Дюка и заперла дверь на засов. И только потом выдохнула и привалилась к стене.

Проклятый оборотень! Неймется ему. Что за дурацкая натура? Теперь точно не успокоится, пока не добьется своего. Волки – они такие. Не терпят отказов и готовы на все, лишь бы заполучить понравившуюся женщину.

В Артакии, из которой они родом, слишком вольные отношения между полами, и оборотни не привыкли себя ограничивать. Вот и в Дартштейне ведут себя по своим законам, а власти смотрят на это сквозь пальцы. Впрочем, чему удивляться? Оборотни держат весь подпольный бизнес столицы и щедро делятся с мэрией доходами. Кто ж откажется от дармовых денег?

Я хмыкнула, машинально оглядела комнату и отвлеклась от невеселых мыслей. Интересно, как Папаша Дюк умудряется жить в таком свинарнике? На кухне у него все сияет чистотой, а здесь, в «личных апартаментах», ногу сломать можно. Настоящая огровская пещера – на креслах и на высокой кованой кровати валяются штаны и рубашки, на окнах криво болтаются сорванные с крючков занавески, на полу полно оберточной бумаги и прочего мусора.

М-да. Если мне придется сидеть здесь до возвращения хозяина гостиницы, то лучше провести время с пользой.

Закатав рукава рабочего платья, я повязала вместо фартука полотенце и принялась за уборку. Собрала разбросанную одежду и повесила ее в шкаф, подцепила на крючки оборванные шторы, поправила криво висящие картины и, обнаружив в углу за шкафом метлу, тщательно подмела полы.

А в голове все это время крутились неотвязные мысли. Нельзя мне здесь оставаться. Нельзя. Крев не успокоится, покуда не добьется своего. Это сейчас он по-хорошему разговаривает, но скоро ему надоест, и оборотень просто подкараулит меня где-нибудь, да и возьмет силой. И ведь никто не заступится. Брегольцы предпочитают не вмешиваться в чужие разборки, тут каждый сам за себя. И Папаша Дюк не всегда рядом будет. Да и не обязан он меня все время спасать.

«Собирай вещи, Кейт, – шепнул внутренний голос. – Пора искать другое пристанище. Кревен – злопамятная скотина, он ни за что не простит унижения».

Я грустно вздохнула. Пожалуй, и впрямь пора сматываться.

Короткий стук в дверь заставил насторожиться. Кого там еще нелегкая принесла?

– Кейт, это я, – послышался тихий голос Бетси. – Открой дверь. Кревен уже ушел.

– Сейчас, Бет.

Я отодвинула засов и впустила в комнату взволнованную служанку.

– Ну, ты даешь, Кейт! – едва переступив порог, напустилась на меня Бетси. – Неужели так трудно было посидеть с Кревом? Он же теперь тебя в покое не оставит!

– Думаешь, если бы я с ним посидела, он дал бы мне спокойно уйти?

Хмыкнув, поставила метлу на место и тщательно вымыла руки.

– Странная ты все-таки, Кэтрин.

Бет неодобрительно покачала головой.

– Вот что тебе стоит быть как все?

– Прогибаться под всякую мразь и делать вид, что счастлива от этого?

– Но ты ведь женщина!

Бетси недоуменно вскинула на меня яркие голубые глаза и уставилась с явным осуждением.

– Ты должна быть благоразумной. Иной раз не грех и прогнуться. Не переломишься.

– Бет, давай не будем обсуждать мои жизненные принципы? – примирительно улыбнулась я и погладила служанку по плечу.

Ссориться с Бет мне не хотелось. И спорить тоже.

– Говоришь, Кревен ушел?

– Да. Побушевал немного, а потом ухмыльнулся криво и выскочил за дверь. Явно что-то задумал.

Бетси огляделась и удивленно покачала головой.

– Порядок навела? Не боишься, что Папаша Дюк ругаться станет? Он терпеть не может, когда в его берлоге кто-то хозяйничает. Нас с Тиль и близко не подпускает.

– Ничего. На меня он кричать не рискнет.

– Слушай, я ж зачем пришла? Там тебя постоялец спрашивает. Пришлый этот, которого ты вылечила.

– Чего ему от меня надо?

– Поговори – и узнаешь, – пожала плечами Бет. – Может, отблагодарить тебя хочет.

Я с сомнением посмотрела на служанку. Отблагодарить? Это вряд ли. Магам незнакомо такое чувство, как благодарность.

– Ладно. Пойду, выясню, что ему нужно.

– Кейт, ты, это, – неуверенно пробормотала Бетси. – Ты поласковее с ним. Мало ли, может, он тебе денег даст за лечение.

– Не уверена. Но я постараюсь быть с ним предельно вежливой.

Я подмигнула Бет и вышла в общий зал.

* * *

– Добрый день, уважаемый тер.

Взгляд, которым одарил меня недавний пациент, сложно было назвать доброжелательным. Цепкий, въедливый, неприятный. Да, благодарностью тут и не пахнет! Впрочем, чего еще ожидать от мага?

Я опустила глаза и чуть склонила голову, стараясь не выдавать своего скептического настроя.

– Садись, – не ответив на мое приветствие, отрывисто бросил мужчина и кивнул на соседний стул.

Я молча села. Что ж, посидим, послушаем, что господину аристократу в «Серой утке» понадобилось. А к еде-то не притронулся, брезгует. Вон, миски полные. И похлебка, и почки с кашей. И эль не выпил. Только от пирога небольшой кусочек отломил. М-да. Видать, не по вкусу пришлась простая пища.

– Милорд? – не выдержав долгого молчания, вопросительно взглянула на мага.

Тот задумчиво крутил в руках вилку, глядя куда-то в сторону, и лицо его было холодным и непроницаемым. Темные волосы, стянутые в хвост, широкий лоб, крупный нос, впалые щеки – мага трудно было назвать красивым, но было в его внешности что-то, что привлекало внимание. То ли скрытая сила, то ли яркая мужская харизма.

– Хочу предложить тебе работу, – отложив прибор, неожиданно огорошил маг.

Ничего себе! От неожиданности я удивленно уставилась на гостя.

– Мне нужна опытная сиделка, – пояснил тот. – Кров, пропитание и хорошую оплату гарантирую. Десять ронов в неделю.

– Вы не выглядите человеком, которому нужна сиделка.

Я уже более спокойно посмотрела на мужчину. Его худое лицо слегка скривилось в непонятной гримасе, но тут же приняло прежний невозмутимый вид.

– Разумеется, сиделка понадобилась не мне, – отрывисто ответил маг.

– Кому-то из ваших родственников?

– Да.

– Это мужчина?

– Какая разница?

Маг взглянул на меня с высокомерным удивлением. Его тонкие губы презрительно скривились.

– Разве тебе не все равно, за кем ухаживать? Я предлагаю хорошие деньги, думаю, этого достаточно, чтобы не задавать лишних вопросов.

В том-то и дело! Очень хорошие деньги! Мне редко удавалось заработать больше пяти ронов, а тут получался сразу двойной тариф. Плюс кров и пропитание. Идеальные условия. Знать бы только, в чем подвох? Я уже давно привыкла к тому, что в каждой бочке меда есть своя ложка дегтя.

– Чем болен ваш родственник?

– Последствия ранения. От тебя потребуется своевременно менять повязки и давать лекарства.

Ага. Всего-то. Я незаметно усмехнулась, но тут же приняла серьезный вид. Надо сказать, предложение мага пришлось очень кстати. Вот только я почему-то не торопилась его принимать.

– Как зовут вашего… больного?

– Его имя тебе ни о чем не скажет.

– И все же?

– Лорд Фредерик Горн, граф Эргольский и Санресский, – в голосе мага снова послышались высокомерные нотки.

М-да. Еще один аристократ из высших.

– Он женат?

– О нет, – хмыкнул маг.

Уже легче. По крайней мере, некому будет ревновать.

– А где находится его дом?

– В Эрголе, – неохотно обронил мужчина и тут же поинтересовался: – Ты всегда задаешь так много вопросов?

– Должна же я знать, на что рассчитывать.

– Думаю, в бюро по найму ты ведешь себя иначе. По крайней мере, тера Бэском уверяла меня, что тебе очень нужна работа.

Вот как? Получается, он уже и в бюро наведаться успел? Я вспомнила написанные не так давно объявления и вздохнула. Очень неосмотрительно было оставлять их в подвале!

– Вы разговаривали с терой Бэском?