Обычная девушка

Tekst
21
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Обычная девушка
Обычная девушка
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 26,83  21,46 
Обычная девушка
Audio
Обычная девушка
Audiobook
Czyta Валерия Егорова
17,67 
Szczegóły
Обычная девушка
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

Машина неслась по пустынному шоссе, резко набирая скорость.

– Терри, тебе не кажется, что это уже чересчур?

Мужчина окинул сидящую за рулем девушку внимательным взглядом.

– Боитесь? – вопросом ответила та.

– Ты же знаешь, что нет.

Мужчина усмехнулся, отчего некрасивый шрам, тянущийся от виска до самого подбородка, стал еще заметнее.

– Тогда не мешайте.

Девушка нажала на педаль газа. Машина взревела, входя в крутой поворот, дорога резко ушла вправо, но крепкие девичьи руки уверенно вывернули руль, не позволяя своенравной «Берлинетте» выйти из-под контроля.

– Детка, что с тобой происходит?

Мужчина легко коснулся плеча своей спутницы.

– Ничего.

– Ничего? Терри, не лги мне. Я же вижу, что ты сама не своя. Чувствую.

– Все нормально.

Девушка упрямо вздернула подбородок.

– Со мной все в полном порядке, – повторила она и крутанула руль, посылая автомобиль в управляемый занос.

На губах ее появилась счастливая улыбка.

– Сумасшедшая, – тихо пробормотал мужчина, устало прикрывая глаза.

– Кто бы говорил!

– Ладно, разбудишь, когда доедем.

Девушка кивнула, а ее спутник откинул сиденье, пытаясь устроиться с комфортом, но места для его худого, жилистого тела было слишком мало, и он грустно вздохнул.

– Все-таки нужно было брать Мерседес.

– Ну уж нет. Я за руль этого монстра не сяду.

– Все еще не любишь немецкие машины?

– Вы же прекрасно знаете ответ.

– Пора бы уже отпустить прошлое, Терри.

– А я и отпустила. Только некоторые антипатии все равно остались, – девушка посмотрела на собеседника и совсем другим тоном спросила: – Нога сильно болит? Дотерпите? Уже недалеко осталось.

– Не переживай, детка. Все нормально, – отозвался мужчина. Он протянул руку и погладил украшенное платиновым браслетом запястье своей спутницы. – Развлекайся дальше.

Девушка довольно улыбнулась и сильнее надавила на газ.

Дорога мягко стелилась под колеса черного «Феррари», оставляя позади и огни небольшого городка, в котором путники провели пару дней, и ненужные воспоминания, вновь воскресшие в памяти.

Глава 1

Три года назад

– Катерина, зайди ко мне.

Катя чертыхнулась и быстро скинула плащ. Интересно, ей хоть раз удастся появиться на рабочем месте раньше босса?

– Отчеты захвати, – недовольно булькнул динамик селектора. – И побыстрее.

«И вам здрассьте, Александр Палыч!» – хмыкнула она.

Похоже, начальство сегодня снова не в духе. С утра лютует! «Побыстрее!» Не к добру это. Ох, не к добру…

Катя пригладила волосы, бросила короткий взгляд в небольшое зеркало и решительно шагнула в кабинет босса.

– Доброе утро, Александр Павлович, – бодро поздоровалась она.

– Где отчеты по питерскому филиалу? Почему их до сих пор нет? – не отвечая на приветствие, хмуро поинтересовался начальник.

Амбарцумов сосредоточенно просматривал какие-то бумаги и привычно не обращал на нее внимания. Что ж, она тоже давно привыкла не обращать внимания на его пренебрежение.

– Я вчера не успела вас предупредить, Алексей Николаевич забрал все отчеты с собой, – невозмутимо отчиталась Катя.

Она прищурилась, разглядывая коротко стриженную макушку начальника, и неожиданно вспомнила любимую цитату их институтской компании. Как там? Подчиненный, перед лицом начальствующим, должен иметь вид лихой и придурковатый, дабы разумением своим не смущать начальство? Катерина постаралась скрыть невольный смешок. «В точку, – подумала она. – Именно так и есть. Осталось только сделать этот самый вид и можно наслаждаться истерикой начальства».

– Коренев заходил? – переспросил Амбарцумов. Лицо его потемнело, брови сурово сошлись на переносице. – Почему я об этом не знаю?

– Вы на объекте были.

Она спокойно выдержала недовольный взгляд босса.

– Сколько раз я просил докладывать обо всем, что происходит в мое отсутствие? – повысил голос Александр Павлович. – Ладно, сделай кофе и подготовь документы для совещания.

Он вновь уткнулся в бумаги, а Катерина, кивнув для порядка, вышла из кабинета.

«Будет исполнено, босс! – мысленно передразнила она начальника, включая кофемашину. – Лишь бы вы довольны были, отец и благодетель!»

Автомат деловито перемолол кофе, сыто заурчал и выдал чашку крепкого эспрессо. По комнате поплыл приятный горьковатый аромат. Катя поставила чашку на поднос, добавила тарелочку с шоколадным печеньем и тихо пробормотала:

– Мне срочно нужна заправка – торт со взбитыми сливками вполне подойдет.

Крылатая фраза Карлсона подняла настроение. Да и как иначе? Этот наглый и прожорливый персонаж мультфильма был ее любимчиком.

Толкнув дверь бедром, Катерина вошла в кабинет и ловко сгрузила на стол кофе и документы.

– Седов еще не заходил?

Амбарцумов наконец-то поднял глаза от бумаг.

– Нет? Ладно, отдашь ему договора, – он протянул Кате несколько папок. – Да, и еще. После обеда ко мне придет важный клиент, пропустишь его без доклада.

Катерина уточнила:

– Александр Павлович, а как я его узнаю? Имя, фамилия…

– Высокий блондин, – отрывисто пояснил босс.

«Вот так. Блондин. Ни имени, ни фамилии. Догадывайся, Катенька, сама», – безмолвно возмутилась Катя, однако вслух ничего подобного не сказала. Просто кивнула и забрала поднос.

– Будут еще какие-нибудь распоряжения? – спокойно спросила она, продолжая держать в уме бессмертное «указание» насчет придурковатости подчиненного.

– Нет, иди уже, – отмахнулся от нее шеф, вновь погружаясь в изучение бумаг.

Косой солнечный луч высветил чуть заметную седину в темных волосах, прошелся по хмурому лицу, коснулся крупного кольца, плотно сидящего на мизинце левой руки, и остановился на тонкой фарфоровой чашке, подсветив ее золотистый ободок.

Катерина на секунду застыла, наблюдая за передвижениями нахального лучика, а потом, очнувшись, неслышно выскользнула за дверь и перевела дух. Похоже, сорвавшаяся сделка с «Ранстроем» испортила настроение шефа надолго. Вон, две недели уже прошло, а Палыч все никак не остынет.

Она вздохнула и кинула взгляд на часы. Девять. Пора.

Катя распахнула дверь приемной, состроила серьезную физиономию и подхватила со стола подготовленные документы.

Рабочий день привычно покатился по заранее отлаженным рельсам: совещание, отчеты, препирательства с плановым отделом, бесконечные звонки и визиты сотрудников, а с ними и мелкие недоразумения, ссоры, слухи и предположения.

– Катенька, а правда, что генеральный собирается заменить Трошина?..

– Катюша, как думаешь, Александр Павлович подпишет отпуск или лучше обратиться попозже?..

– Катерина Алексеевна, мы вам отчеты еще вчера передавали! А то, что они в отдел продаж попали, так мы в этом не виноваты!..

И так весь день. Катя привычно отвечала на возникающие вопросы, выпроваживала не в меру навязчивых посетителей, разрешала случающиеся недоразумения. К вечеру мышцы лица сводило от приклеенной намертво улыбки, а в душе зрело истеричное желание послать всех подальше и закрыть дверь приемной.

Наконец, поток клиентов и просителей иссяк, и она с облегчением вздохнула. Торопливо приведя в порядок документы, Катерина быстро просмотрела план на завтра и принялась за составление расписания для босса. Блаженная тишина воцарилась в ее небольшой комнатке. Тиканье часов, легкий шорох бумаги, круг света от настольной лампы – любимые и необходимые мелочи, помогающие пережить цейтнот трудового дня. Больше всего на свете она любила вот такие моменты, когда никто не беспокоил, и можно было спокойно заняться делами.

– Александр Павлович у себя?

Поглощенная работой, Катя не заметила открывшуюся дверь и вошедшего в приемную посетителя.

– Эй, вы меня слышите?

Высокий светловолосый мужчина окинул ее недовольным взглядом.

Катерина вздрогнула от неожиданности. Голос незнакомца заставил сердце замереть. Боже, какой тембр! Низкий, глубокий. Таким только фильмы озвучивать.

Медленно подняв глаза на посетителя, она невольно отметила, что его внешность полностью соответствует волшебному тембру. Красавчик! Впору в кино сниматься. Желательно, в мелодрамах, чтобы толпы поклонниц дружно утирали слезы, наблюдая за чужим киношным счастьем. Еле заметно вздохнув, Катя отмахнулась от представшей перед глазами картины – ночь, пламя свечей, неяркие блики, скользящие по обнаженным телам любовников. Фух, ну, и воображение у нее!

– Вы что-то хотели? – поинтересовалась она, стараясь не глядеть в стремительно темнеющие глаза незнакомца.

– Я спрашиваю, Амбарцумов у себя? – нетерпеливо повторил тот, и Катерина, вспомнив распоряжение босса, поспешно ответила:

– Да, конечно. Александр Павлович ждет вас, проходите, пожалуйста.

Мужчина медленно окинул ее взглядом, слегка задержавшись на груди, усмехнулся каким-то своим мыслям и вошел в кабинет Амбарцумова.

Катя вздохнула. Что-то не ладится у нее сегодня работа. Все невпопад. Устала, видимо. Еще и сон этот… Ей вспомнилась минувшая ночь и привычно повторяющийся кошмар. На душе стало тоскливо. Мысли снова вернулись туда, в загадочную черную пустыню.

***

…Темный песок простирался до самого горизонта.

Она брела по нему, не замечая, как гудят уставшие ноги, как болят израненные ступни, как тоскливо ноет в груди сердце. Ей было все равно.

Шаг, еще один. И еще…

Казалось, она идет по этой пустыне целую вечность. Босая, измученная, потерявшаяся в бескрайних барханах. Идет, не помня о прошлом и не думая о будущем. Горизонт сливался с черными барханами, необычное красное солнце мрачно освещало своими лучами уходящие вдаль пески, в раскаленном воздухе мерцала еле заметная глазу дымка. Сил оставалось все меньше. Казалось, они тают с каждым шагом, утекая в никуда.

 

Катя машинально переставляла ноги, двигаясь вперед.

Она не знала, как попала в этот мрачный мир. Не знала, есть ли из него выход. Не знала, зачем и куда идет. Не знала…

Внезапно свет стал меркнуть, и в воздухе едва ощутимо запахло грозой.

Катя невольно вздрогнула. Тупое безразличие исчезло, уступив место смутной тревоге.

– Наконец-то ты пришла ко мне… Пришла…

Хриплый шепот окружил Катерину со всех сторон.

– Кто здесь? – испуганно спросила она.

Темнота ожила и придвинулась к ней вплотную, обволакивая и укрывая со всех сторон.

Катя в ужасе огляделась, пытаясь понять, что происходит и откуда доносится таинственный голос, но тьма надежно скрывала от нее говорящего.

– Подойди ближе. Ну же, не бойся…

Катя в страхе попятилась и почувствовала, как чье-то ледяное дыхание холодит ее шею.

– Умница, девочка, – довольно произнес неизвестный.

Он коснулся распущенных волос Катерины и мягко провел по ним рукой, заставляя ее повернуться. Миг – и приоткрытые губы оказались смяты поцелуем. Долгим. Жадным. Беспощадным…

***

– Катерина, два кофе. И побыстрее, – ожил динамик, выдергивая ее из минувшего кошмара.

Веселый голос босса был так не похож на привычный, что Катя удивленно уставилась на коммутатор. Интересно, с чего это начальник так радуется? Неужели гость сумел поднять ему настроение?

Она включила кофе-машину, та утробно загудела, перемалывая зерна, и выдала порцию эспрессо. А следом – еще одну. Приемную заполнил бодрящий аромат.

Катерина аккуратно поставила чашки на поднос, привычным движением толкнула дверь бедром и вошла в просторную комнату.

– Ваш кофе.

Мужчины, сидящие в креслах, продолжали непринужденно общаться, не обратив на нее никакого внимания.

– Думаешь, Коренев потянет?

Сомнение, прозвучавшее в голосе блондина, было достаточно заметным.

– Потянет, куда он денется?

Хозяин кабинета добродушно усмехнулся и ловко отрезал кончик толстой сигары.

– Он давно уже созрел для самостоятельной работы, – раскуривая любимую «Montecristo», добавил Амбарцумов. – Пусть попробует. Лешка парень толковый, не подведет.

– Что ж, тебе виднее.

Гость едва заметно усмехнулся.

Стараясь не шуметь, Катя осторожно поставила поднос на небольшой столик, подвинула чашки к собеседникам и незаметно сделала шаг назад, собираясь покинуть кабинет.

– А кстати, как тебе моя новая помощница?

Амбарцумов благодушно прищурился, наблюдая за тонкой струйкой дыма, затейливо вьющейся над темной сигарой.

– Нравится?

Катя запнулась на пороге и удивленно посмотрела на начальника. Нет, с боссом точно что-то не так! С чего бы ему обращать на нее внимание пришлого красавчика?

– Боюсь, она не слишком расторопна, – недовольно процедил блондин, окинув Катерину пренебрежительным взглядом.

– Все бы тебе придираться, – усмехнулся Александр Павлович. – А, между прочим, неплохо справляется. И кофе у нее хороший выходит.

– Алекс, боюсь тебя разочаровать, но хороший кофе – это заслуга той машины, что стоит в углу твоей приемной.

Гость насмешливо сверкнул глазами и вальяжно развалился в кресле.

– Не скажи, – покачал головой Амбарцумов. – У Инги эта техника такую бурду выдавала! Как я еще жив остался?

Он хмыкнул и благосклонно улыбнулся Кате.

– Можешь идти, Катенька. И не забудь подготовить отчеты по «Ферратеку».

– Хорошо, Александр Павлович, – невозмутимо ответила она.

И только оказавшись в своей приемной, Катерина беззвучно прошептала пару крепких словечек. Нет, ну надо же! Кофе, видите ли, машина делает! Ну да, ну да! А те сорта, что она, Катя, специально подбирает в одном из лучших магазинов города, это так, мелочи! Да если бы она продолжала сыпать в аппарат тот ужас, что покупала ее предшественница, вряд ли пришлый сноб с таким вальяжным видом попивал бы сейчас поданный кофе!

Задетая за живое Катерина еще долго не могла успокоиться и время от времени тихо бормотала нелестные слова в адрес обидчика. Надо же! Нерасторопная… Посмотрела бы она на этого умника, если бы он целый день провел на ее месте! Небось, к вечеру уже сдулся бы!

– Что ж, думаю, мы решим это вопрос, – неожиданно прозвучал голос начальника.

Амбарцумов, довольно улыбаясь, вышел из кабинета. Следом за ним появился и гость. Тихо переговариваясь и не глядя на Катерину, мужчины направились к выходу из приемной.

– Катя, завтра ты будешь нужна мне на конференции, – уже на пороге обернулся начальник. – Выезжаем в девять.

– Хорошо.

Она кивнула, стараясь не смотреть на противного блондина.

А тот, словно нарочно, окинул ее пренебрежительным взглядом и демонстративно усмехнулся.

Вот же мерзкий тип!

– И не опаздывай, – добавил Амбарцумов.

Он открыл дверь приемной, и белобрысый гад, как успела окрестить пришлого красавчика Катя, еще раз сверкнув насмешливой улыбкой, вышел вслед за ним.

«Давай-давай, катись отсюда», – беззвучно фыркнула Катя.

Она едва не показала закрывшейся двери неприличный жест, но благоразумие заставило ее удержаться от необдуманного поступка. Мало ли, может, Амбарцумов и в приемной распорядился камеру установить? Нет, план Катерина видела, и по нему никаких посторонних устройств в приемной не значилось, но чего только в жизни не бывает? А расставаться с хорошо оплачиваемой работой она как-то не планировала, и никакие грубияны не заставят ее забыть об осторожности!

Приведя эмоции в порядок, Катя вздохнула и снова взялась за расписание босса.

Она старалась не обращать внимания на засевшее в душе неясное томление. Отмахивалась от воспоминания о насмешливых синих глазах незнакомца. И пыталась не думать о том, что в ее жизни нет места подобным мужчинам. Нет, и быть не может. Она давно так решила. Красавцы – не ее формат. Она сама не понимала, почему, но красивые мужчины вызывали у нее неясное раздражение и казались ужасно самодовольными. Этакие павлины, привыкшие ко всеобщему восхищению и поклонению.

Катя хмыкнула. Чего ее на рассуждения потянуло?

Она еще раз проверила расписание, выключила компьютер, собрала бумаги и сняла очки. Рабочий день подошел к концу. Аллилуйя!

Накинув плащ и подхватив сумку, Катя сбежала по лестнице и вышла в мокрую серость осеннего вечера.

***

…В старом подземелье было сумрачно и тихо. Чуть слышно потрескивали свечи. Где-то вдали раздавался глухой звук падающих капель. От неровных каменных стен веяло сыростью, а низкие своды давили своей мощью, вызывая в душе безотчетный страх.

– Пора, – раздался тихий голос, и пятеро мужчин, стоящих у древнего алтаря, мгновенно подняли головы.

Черные плащи колыхнулись, капюшоны спали, открывая красивые бледные лица, ухоженные руки соединились в странном молитвенном жесте.

Прошла пара минут, и неизвестные слаженно шагнули вперед, выстраиваясь по обе стороны от огромного каменного стола, на котором лежала обнаженная девушка.

Яркие блики свечей трепетали на ее белоснежной коже, играли в темных волосах, оттеняли прекрасное лицо, сияли в золоте широкого ожерелья.

Глаза девушки были открыты, но в них не мелькало даже проблеска мысли. Спокойные, безмятежные очи равнодушно взирали на происходящее.

Неожиданно, тишину подземелья нарушил громкий возглас:

– Virgos!*

– Virgos! – повторили стоящие у алтаря.

– Virgos sempiternus!** – снова послышался одинокий голос.

– Virgos sempiternus! – громко выкрикнули мужчины.

Свечи ярко вспыхнули и мгновенно погасли. Несколько секунд в подземелье царила полная тьма, а потом под потолком загорелась тусклая масляная лампа, и ее свет выхватил из темноты высокую, укрытую длинным плащом фигуру.

– Мы собрались здесь сегодня, братья, чтобы совершить очередной обряд, – глухо произнес неизвестный. Лицо его было закрыто черной маской, из-под которой неестественно ярко блестели светлые глаза. – Вы готовы к нему?

– Готовы, – раздалось под низкими сводами.

– Нет ли в ваших сердцах сомнений и страха?

– Нет.

– Не живет ли в них недостойная жалость?

– Нет.

– Да будет так, – удовлетворенно пророкотал неизвестный.

Он протянул руку, на которой нестерпимо сияло крупное темное кольцо, и указал на алтарь.

– Придите, братья, отпейте из чистого источника и примите живительную энергию.

В тот же миг мужчины склонились над неподвижной девушкой, тишину подземелья разрезал пронзительный женский крик, но спустя минуту все стихло, и в склепе снова воцарилась тишина…

***

Резко распахнув ресницы, Катя с трудом сделала вдох. Сон. Опять проклятый сон! Господи, когда уже это все закончится?

Как же она устала… Устала от непонятных видений, устала бояться, устала вздрагивать от каждого шороха и выискивать в толпе тех, кто снится ей в кошмарах.

Натянув на себя одеяло, она попыталась успокоиться. Все хорошо. Это всего лишь сны, и нет никакого повода сходить с ума. Подумаешь, подземелье! Ну и что? Фигуры в плащах? Бред! Меньше надо ужастики смотреть.

Она бодрилась, не желая признаваться себе в том, что напугана. Ужасно, до чертиков, напугана. Холод, сковавший ее тело во сне, проник и в реальность, заставляя дрожать и кутаться в теплое покрывало.

Старые механические часы деловито отсчитывали минуты, а она смотрела на них и думала о том, как не хочется выбираться из теплой постели и идти на работу. Правда, спустя некоторое время, переборов себя, она все же поднялась и поплелась в ванную. Сил не было, настроения – тоже, но разве это кого-то волнует? Впереди ее ждал очередной рабочий день.

***

– Катерина, зайди ко мне.

Катя невольно вздохнула. После нудной конференции, испортившей и без того не радужное утро, она и на минуту не присела. Сплошная беготня и нервотрепка. То девчонки из планового отдела перепутали документы, то кладовщик, Николай Безухов, пришел на работу нетрезвым и принялся рыдать, жалуясь на весь мир. А потом еще и бывшую жену шефа принесло!

И Катерине пришлось со всем этим разбираться – искать бумаги, успокаивать Безухова, держать оборону кабинета. Последнее, кстати, было самым трудным. Наученная горьким опытом, она знала, что Элину к Александру Павловичу допускать ни в коем случае нельзя. Истеричная красотка обязательно устроит очередной скандал, а свое плохое настроение босс выместит на подчиненных. Причем, даже разбираться не будет, виноваты те в чем-либо или нет. Влепит выговор, и все! Нет уж, пусть лучше бывшие супруги общаются где-нибудь в другом месте! Катя еле уговорила обиженную дамочку покинуть приемную и лишь после этого облегченно вздохнула. Кажется, обошлось! Но сейчас она готова была застонать от разочарования – только устроилась за столом и сняла неудобные туфли, как шеф снова вызывает ее к себе. Ну вот что за невезение?!

Открыв дверь кабинета, Катерина прошла к столу босса и негромко спросила:

– Александр Павлович, вам что-нибудь нужно?

Почему-то ей всегда сложно давалось общение с шефом. Вроде, не первый день работает, а внутри до сих пор сидит то неприятное чувство, что появилось при знакомстве с Амбарцумовым.

– Присядь. Разговор есть.

***

Александр небрежно указал рукой в сторону кресла и окинул свою сотрудницу внимательным взглядом. Он заметил и усталое выражение ее лица, и попытку скрыть беспокойство за доброжелательной улыбкой, и привычный ежедневник, стиснутый в руках. Алекс еле слышно хмыкнул. Надо же, а ведь девчонка до сих пор побаивается! Полгода уже работает, а все равно смотрит с опаской. Что ж, с интуицией у нее все в порядке. Не зря опасается, хоть и думает, что он ничего не замечает! Амбарцумов прищурился, наблюдая, как девушка идет к стоящему в углу комнаты креслу. Хороша… Все при ней – и фигурка аппетитная, и личико смазливое. Жаль, что не удалось попользоваться. Как не вовремя Терсенов заглянул! И чего ему на Кипре не сиделось?

***

Катя опустилась на мягкое сиденье и вопросительно посмотрела на босса, пытаясь понять, о чем будет разговор, однако Александр Павлович не спешил его начинать. Он задумчиво поглядывал на нее и медленно перебирал пальцами нефритовые четки. Крупные зеленоватые бусины неторопливо скользили в его ухоженных руках, нарушая хрупкую тишину кабинета чуть слышным глуховатым звуком.

– Катерина, я хочу попросить тебя о небольшом одолжении, – заговорил, наконец, Амбарцумов.

– Да, Александр Павлович.

– У меня есть один близкий друг, – шеф расслабленно откинулся в кресле, но Катя видела, как напряженно стиснули его пальцы зеленые бусины четок. – Очень близкий, – многозначительно подчеркнул он. – Так вот…

Амбарцумов внезапно замолчал, не сводя с Катерины тяжелого взгляда темно-карих глаз, и она едва удержалась от того, чтобы не передернуть плечами. Не нравилось ей, когда начальник так смотрел. Обычно это не сулило ничего хорошего.

 

– Ему срочно нужен секретарь, – продолжил Александр Павлович. – Пойдешь? Ненадолго. Всего на пару месяцев.

Катя удивленно посмотрела на шефа. Это что же, ее, как какую-то крепостную, новому барину передают? Ничего себе!

– Катенька, я понимаю, что мое предложение выглядит несколько странно, – в голосе Амбарцумова зазвучали вкрадчивые нотки. – Но поверь, Терсенов – не тот человек, которому можно отказать, – он впился взглядом в лицо Катерины и веско добавил: – Соглашайся.

Александр Павлович рывком поднялся из-за стола и принялся расхаживать по кабинету, а Катя задумчиво наблюдала за ним, пытаясь понять, почему ей так не нравится предложение босса.

– И в чем будет заключаться моя работа? – после небольшой паузы спросила она.

– Ничего нового, – скупо ответил начальник. – Все то же, что и здесь. Разница только в некоторых нюансах производства.

Он остановился у окна и задумчиво посмотрел вниз, на забитый стоящими в пробке машинами проспект. Четки, все с тем же глухим стуком, быстро скользили в его пальцах.

– Соглашайся, Катенька, – бросив на Катю какой-то нечитаемый взгляд, повторил Амбарцумов. – Поверь, я умею быть благодарным. И потом, «Интелком» – довольно крупная компания, с обширным рынком сбыта и внушительными связями, и тебе, в будущем, может пригодиться опыт подобной работы. Не век же в приемной сидеть.

– Я могу подумать? – поинтересовалась Катерина.

– Разумеется, – кивнул Александр Павлович. – У тебя есть несколько минут.

Катя вскинула на босса удивленный взгляд. Так мало?!

– Ты пойми, нам нужно решить этот вопрос как можно быстрее, – правильно понял ее недоумение начальник. – Если согласишься, то уже завтра с утра Терсенов будет ждать тебя в своем офисе.

Катерина задумчиво покачала головой. Что и говорить, особого выбора у нее не было. Отказывать начальству чревато, а с работой нынче не густо и вряд ли удастся так сразу найти что-нибудь подходящее. Да и с деньгами у них все еще напряг.

– Катерина, тут не о чем раздумывать, – словно услышав ее мысли, сказал Амбарцумов. Он подошел к Кате и положил руку на спинку ее кресла. – Ты прекрасно справишься. Тем более что ничего нового делать не придется. Та же работа, что и здесь.

– Хорошо, – решилась Катерина. – Я согласна. Только у меня есть небольшое условие.

– Что за условие? – насторожился шеф.

– После окончания контракта мне нужен двухнедельный отпуск.

Она выпалила это и замерла, ожидая ответа начальника.

– Всего-то? – Кате показалось, что, после ее слов, Амбарцумов расслабленно выдохнул. – Ладно. Будет тебе отпуск.

– И прибавка к зарплате? – невинно добавила она.

– Катерина, – в голосе шефа проскользнуло предупреждение. – Не наглей.

– Ясно, – погрустнела она. – Значит, прибавки не будет.

– Ну, не кисни. Так уж и быть, накину, – поддался Амбарцумов. – Но немного, – тут же уточнил он.

Катерина согласно кивнула, постаравшись скрыть довольную улыбку. Перспектива на два месяца перейти в другую фирму становилась все более заманчивой.

– В общем, этот вопрос мы решили, – подвел итог разговора Александр Павлович, и Катерине показалось, что глаза его как-то странно блеснули. – Я позвоню Константину Сергеевичу, и завтра он пришлет за тобой машину. Будь готова к восьми. И не волнуйся, у тебя все получится.

Катя кивнула и поднялась с кресла.

– Я могу идти?

– Конечно, Катерина, иди, – махнул рукой босс. – И не опаздывай. Константин Сергеевич опозданий не любит.

***

Выйдя от шефа, Катя подошла к своему столу и принялась рассеянно перебирать документы. Надо же, с завтрашнего дня у нее будет новый начальник и новое рабочее место. Интересно, что представляет из себя этот самый Терсенов? Известная фамилия, где-то Катя ее уже слышала. И название компании… Что-то очень знакомое, вот прямо крутится в голове! Кажется, недавно она видела в документах упоминание об этом самом «Интелкоме». И новый босс… Кто-то говорил о нем. Причем, буквально на днях. Точно. Леха тогда еще о своем отпуске рассказывал, а девчонки из бухгалтерии трепались в курилке о каком-то красавчике. Вроде, именно эта фамилия и звучала. Блин, ну почему она никогда не прислушивается к сплетням? Сейчас бы уже знала, на кого работать будет. А так, догадывайся теперь, чего ждать от нового шефа!

Расстроенно покачав головой, Катерина постаралась отогнать мысли о будущем и переключилась на настоящее. Ей предстояло разобрать все бумаги и оставить Светлане краткие записи того, где что находится. Провозившись с документами, Катерина даже не заметила, как вышел из кабинета Амбарцумов, как стихли в коридоре голоса сотрудников, как погасло освещение в большинстве помещений офиса. Приведя в порядок свое рабочее место, она удовлетворенно осмотрелась и только тут обратила внимание на висящие напротив ее стола часы. Двадцать два десять. Удивленно присвистнув, Катя подскочила со стула и принялась лихорадочно переобуваться. Вот это она задержалась! А еще ведь до дома добираться! Спешно накинув плащ и на ходу попадая в рукава, она выключила свет и захлопнула за собой дверь приемной.

***

– Ты почему так поздно?

Мама выглянула из кухни и одарила Катю недовольным взглядом.

– На работе пришлось задержаться, – снимая сапоги, ответила Катерина. – Дела передавала.

– Тебя уволили? – Елена Борисовна взволнованно скомкала в руках вафельное полотенце. – Катя, ты можешь объяснить нормально?

– Мам, успокойся, никто меня не увольнял, – устало выдохнула Катя.

Сорок минут в ожидании маршрутки не прошли даром, и сейчас она хотела только одного – забраться под горячий душ и согреться. Даже в автобусе не смогла избавиться от пробирающего до костей озноба. Проклятый холод! Как же она его ненавидит!

Повесив плащ на плечики, Катерина убрала его в шкаф и повернулась к матери. Как ни хотелось ей отложить разговор на потом, один взгляд на поджатые губы мамы заставил Катю вздохнуть и спокойно пересказать просьбу шефа.

– И ты, конечно же, согласилась? – выслушав ее, уточнила Елена Борисовна.

– Да, мам, – вяло кивнула Катя. – У меня не было другого выхода.

– Глупости, – отрезала Елена Борисовна. – Ты просто побоялась отказать. Впрочем, чего еще от тебя можно было ожидать? Сразу же пошла на поводу у начальника. А нужно было поторговаться, набить себе цену. А-а, кому я это говорю?! – мама махнула рукой и пошла на кухню. – Святая простота!

Катя вспыхнула от обиды, но тут же привычно затолкала ее поглубже. Не нужно. Не стоит обижаться на маму. Она же не виновата, что Катя не похожа на… Впрочем, об этом сейчас тоже лучше не думать.

– Мамуль, а что у нас есть покушать? – как ни в чем ни бывало, спросила она, остановившись в дверном проеме. Что толку говорить о выторгованных условиях? Мама все равно останется при своем мнении.

– Мой руки, ужин на столе, – не глядя на нее, проворчала Елена Борисовна. – Посуду сама помоешь, я спать пойду.

Мать повесила на крючок полотенце, которое до этого комкала в руках, и молча вышла из кухни, а Катерина устало опустилась на стул и проводила ее задумчивым взглядом. Она давно уже привыкла к маминой холодности, но иногда ей так хотелось, чтобы мама обняла ее, ласково прикоснулась, сказала доброе слово. Да-а… Мечтать не вредно.

Прогнав ненужные мысли, Катя через силу усмехнулась и подняла крышку с керамического горшочка. Чанахи… М-мм… Красота! Разом повеселев, она принялась за еду, забыв и о горячем душе, и о недавнем желании поискать в интернете сведения об «Интелкоме» и его владельце.

Уже поздно ночью, укладываясь спать, Катерина вспомнила навязчивые сны, преследующие ее, и понадеялась, что сегодня обойдется без них. Ее надежды оправдались. Утром она проснулась бодрой и выспавшейся, с радостью улыбнувшись наступающему дню.

прим. Virgos* – жизненная сила (лат)

Virgos sempiternus** – вечная жизненная сила (лат)