Альфа напрокат

Tekst
89
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Альфа напрокат
Альфа напрокат
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 24,33  19,46 
Альфа напрокат
Audio
Альфа напрокат
Audiobook
Czyta Валерия Егорова
15,61 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa
***

Утром проснулась бодрая и полная сил.

Солнце, пробиваясь сквозь коричневые шторы, заливало комнату красноватым светом.

Я повернулась, чтобы скрыться от скользящего по лицу нахального лучика, и наткнулась на внимательный взгляд темно-серых глаз. Сейчас, когда они были так близко, я разглядела и желтоватые крапинки на радужке, и длинные черные ресницы, и еле заметные лучики, расходящиеся от уголков.

– Привет, – прошептала, глядя в дымчатую глубину чужого взгляда.

– Выспалась? – коротко спросил Руслан.

Я успела заметить, что он не очень жалует распространенные формы вежливости.

– Кажется, да. А сколько сейчас?

– Пять.

– Пять?! Ты всегда встаешь так рано?

– Не люблю терять время понапрасну, – мотнул головой мужчина и коротко пояснил: – Дел много.

Да-а. А мужик-то, походу, трудоголик. Знаем таких, видели.

– Я тебе нужна сегодня?

– Днем – нет, а вот вечером мне хотелось бы вернуть тебе долг.

– О каком долге идет речь?

– Вчера я обещал тебе ванну, но мы до нее так и не добрались.

– А ты не любишь быть должным, да? – усмехнулась, глядя на партнера.

– Не люблю, – вернул усмешку Руслан.

– Ладно, договорились, – легкомысленно согласилась я. – С тебя – горячая ванна и шампанское.

Понесло, Машенька, опять понесло. Какое еще шампанское?!

– Отлично, – кивнул мужчина, даже не отреагировав на мое дополнение.

– Поспишь еще немного? – поднимаясь с постели, спросил он.

– Ну…

– Не стесняйся, Мари. Номер в твоем распоряжении. Как проснешься, позвони и тебе принесут завтрак.

Руслан застегнул рубашку, взял с тумбочки телефон и повернулся ко мне.

– У тебя есть на сегодня какие-либо планы?

– Нет. Наведаюсь к себе, потом схожу на море.

– Сергей довезет тебя до отеля, – распорядился Рус.

– Да зачем? Я пешком прогуляюсь.

– Не спорь, Мари, – категорично отрезал партнер. – Во-первых, идти далеко, а во-вторых, ты в вечернем платье и на каблуках. Так что, лучше на машине.

– Ну ладно, не спорю, – покладисто согласилась я, прикрывая рукой зевок и утыкаясь в подушку. Какой смысл препираться? Все равно будет так, как сказал Рус. Уж это-то я успела понять. Привык мужик доминировать, да и флаг ему в руки! Меня это мало заботит. Все равно через несколько дней разбежимся.

Поправив сбившуюся простыню, я продолжила ленивые размышления.

Нет, все-таки в подобных отношениях есть своя прелесть. Никаких обязательств, никаких ожиданий и претензий. Красота! Не то, что раньше.

А ведь еще не так давно я постоянно вскакивала ни свет ни заря, приводила себя в порядок, готовила завтрак, накрывала на стол. И все ради того, чтобы любимый был доволен. А потом терпеливо ждала его одинокими вечерами. М-да. Любимый…

Тряхнув головой, отогнала запретные мысли и зарылась в одеяло. И когда Рус успел меня укрыть?

– Удачного дня, Мари, – пожелал Руслан, выходя из спальни.

И тебе, партнер. И тебе.

Я слышала его шаги в соседней гостиной, потом раздался телефонный звонок, на который мужчина ответил короткое: – «уже выезжаю», и тихий стук хлопнувшей двери. Ушел.

Я раскинулась на постели, потянулась всем телом и открыла глаза. Спать больше не хотелось.

Ну что, Маруся? Пойдем исследовать территорию? Должны же мы понять хоть что-нибудь о невероятном партнере?

Я накинула рубашку Руслана, прошлась по мягкому ковру к двери и направилась в ванную.

Да, это вам не обычная душевая кабинка. Реально – настоящая ванна на гнутых ножках, стилизованная под русскую старину. Вентили, краники. Начало двадцатого века в современном исполнении. Миленько.

Привела себя в порядок, покосилась на белоснежные халаты, висящие на крючках, но предпочла им рубашку Руса. В ней было уютнее.

Следующим номером программы значился завтрак.

Набрав написанные на карточке цифры, услышала приятный женский голос, с придыханием пожелавший мне доброго утра и поинтересовавшийся, чего я желаю, и заказала кофе с круассанами. Почти парижский шик – раннее утро, номер-люкс и одинокая девушка в мужской рубашке. Классика жанра.

Я неторопливо расправилась с едой, натянула вчерашнее платье, с кряхтением влезла на шпильки и, подхватив сумочку, выпорхнула из номера. Не, ну это мне так хотелось думать, что двигаюсь я легко и непринужденно, но вот зеркало в лифте несколько поколебало эту уверенность. Девушка, отражающаяся в нем, как-то не тянула на «Мисс Грациозность» М-да. Все же, к высоте каблуков нужно привыкать постепенно – достаточно и вчерашнего вечера.

Сергей ждал в холле. Охранник окинул меня непроницаемым взглядом, как ни в чем не бывало кивнул и пристроился чуть впереди.

– И вам доброго утра, – пробормотала я накачанной спине, обтянутой белоснежной рубашкой. Бедный. Соблюдать дресс-код по такой жаре, да на курорте…

Передо мной последовательно открылись две двери. Сначала – стеклянная, отеля, а потом черная, блестящая – автомобиля.

Забравшись на заднее сиденье, удобно откинулась на спинку. Дежавю. Тот же аромат кожи и цитрусовых. Только машина другая.

– А вы разделяете пристрастие шефа к апельсинам? – рассматривая знакомый оранжевый мячик, не удержалась от вопроса.

– Можно и так сказать, – усмехнулся качок, но глаза его оставались холодными и оценивающими.

– А в чем еще сходятся ваши вкусы? – прошлая я уже давно бы замолчала, нынешняя же с удовольствием подначивала охранника.

– В любви к неразговорчивым женщинам, – ровно ответил Сергей.

– Надо же, не заметила. Ну, в таком случае, с вами я в полной безопасности. А кстати, почему меня отвозите вы, а не кто-нибудь из ваших подчиненных?

– Распоряжение Руслана Александровича, – коротко ответил секьюрити и резко свернул на перекрестке.

– Вы куда под кирпич? Здесь же проезд запрещен!

– Кому-то, может быть, и запрещен, – невозмутимо пробасил охранник, и спустя несколько минут уже остановился у входа в мой отель.

Я открыла дверцу, с сомнением покосилась на шпильки, прикинула расстояние до земли, еще раз посмотрела на выпендрежные Джимми Чу…

– Давайте руку, – прервал мои размышления Сергей.

С его помощью я легко преодолела полметра до асфальта – не, ну это мне так показалось, на самом деле, может, там и меньше было, кто их, эти джипы, разберет!

– Спасибо, – поблагодарила секьюрити, поскорее вытаскивая свою руку из его огромной ладони. Нет, все-таки есть что-то пугающее в таких крупных мужчинах. Он своей ручищей меня пополам переломать может!

– Хорошего дня, – кивнул Сергей, дождался, пока я войду в раздвижные двери, и только после этого сел в машину и уехал.

Молодец. Выполнил инструкцию босса.

Глава 3

Море. Оно не сравнится ни с чем! Ласковый плеск волн, прозрачная вода, безбрежная синь, уходящая к горизонту…

Я развернула шезлонг к солнцу, намазалась кремом и надвинула на лицо широкополую шляпу. Лепота.

А дома сейчас льют холодные дожди. И все кутаются в плащи и передвигаются по городу короткими перебежками. Бр-р, что это я о родине вспомнила? Не к добру, ой, не к добру, Маруся! И чего тебе спокойно не отдыхается? Ведь все же сделала для того, чтобы голову разгрузить, ан, нет! Подлые мысли, как назойливые мухи, так и вьются, так и вьются.

Вскочила с лежака, кинула шляпу на пляжную сумку и рванула к воде. Нет. Не собираюсь я, как старая бабка, перебирать воспоминания и думать, думать, думать. Ничего подобного. Я забуду. Уже забыла. Перечеркнула. Растоптала. Выбросила. Нет больше милой девушки Машеньки. Доброй, понимающей, готовой ждать и прощать. Скончалась и похоронена под тяжелой мраморной плитой, с соответствующей душещипательной надписью.

А новая Маша – в меру циничная, в меру стервозная, в меру… В общем, соответствующая современному миру – вот она. Идет по жизни, высоко задрав нос, и не жалуется.

Посчитав внушение достаточным, нырнула поглубже и поплыла. Водичка сегодня была бодрящей. То-то народ предпочитал на берегу кучковаться! А я еще понять не могла, отчего в воде видны лишь редкие пловцы, да пара пожилых тетушек бродит по мелководью вдоль берега.

Ух, красота! Со временем тело привыкло к холоду. По-летнему жаркое солнце пригревало макушку, легкий ветерок касался плеч, а вид резвящихся вдали дельфинов вызывал в душе давно забытые ощущения детства. Перевернувшись на спину, раскинула руки и уставилась в бесконечно-синее небо. Вот если бы можно было остаться тут навсегда.

Обед я благополучно пропустила. Пока провалялась на солнышке, пока доплелась до отеля… В общем, по некотором размышлении, решила выдать свое разгильдяйство за спланированную акцию. Диета у меня. Ага. А то, глядишь, с этими поздними ужинами в любимые шорты скоро не влезу.

Кстати, насчет ужина. Ближе к шести на мой телефон пришла смс-ка. «Мари, Сергей заедет за тобой через полчаса. Форма одежды – свободная».

Вот так. Ни «здрассьте», ни «до свиданья»! Впрочем, к лаконичной «невежливости» Руслана я уже привыкла. Понять бы еще, что значит «свободная форма одежды».

Подумав немного, натянула джинсы, майку, обвязала вокруг пояса рубашку – ну, на всякий случай, вдруг пригодится? – влезла в удобные кеды и стянула волосы в высокий хвост. Поколебалась немного и мазнула по губам помадой. Не, а чего добру пропадать? Подарили? Надо пользоваться. И привыкать к образу новой себя.

Ровно в шесть раздался короткий стук в дверь.

– Готовы?

Сергей, как и его хозяин, предпочитал обходиться без лишних слов.

– Готова, – невольно поддержав заданный тон, не стала заморачиваться приветствиями и реверансами.

– Тогда поехали, – кивнул охранник.

Мы спустились вниз, и я запнулась, увидев еще двух клонов идущего рядом со мной секьюрити. Чур меня, чур. С каких это пор у меня в глазах троится? М-да, Машенька. Говорила тебе Татка, нельзя долго на солнце вялиться, тепловой удар схватишь. Похоже, он и есть. Удар, в смысле.

 

Я еще раз посмотрела на окруживших меня мужчин и поняла, что… Поняла, что ничего не понимаю. Два абсолютно одинаковых качка сопровождали меня по бокам, а один шел впереди. Мама… У них даже походка одинаковая!

– Сергей!

Не знала, кому именно адресовала свое восклицание, но, на всякий случай, покосилась поочередно на всех клонов.

– Да? – обернулся ко мне тот, что шел впереди.

– Прости за глупый вопрос, но… Ты тоже их видишь? – едва ли не шепотом спросила я.

– Кого?

– Все. Перегрелась…

Так и знала, что это глюки. «Алиса, это пудинг. Пудинг, это Алиса».

Так, спокойно, Машенька, спокойно. Дыши глубже. Вдох – вы-ы-ы-дох, вдох – вы-ы-ы-дох…

– А, вы про охрану? – Сергей остановился. Глюки синхронно встали рядом. – Это Костя и Женя, сегодня они будут нас сопровождать.

Угу. Костя и Женя. Все так просто.

– А…

– Если вы о нашем сходстве… Да, мы родственники, – равнодушно заметил он и открыл передо мной дверцу машины. На сей раз меня удостоили места рядом с водителем.

Клоны расположились на заднем сиденье, и автомобиль резко рванул с места.

– И куда мы направляемся? – как можно равнодушнее задала животрепещущий вопрос.

– В горы, – односложно ответил начальник охраны.

– В горы, – задумчиво повторила вслед за ним. – А зачем?

– Приказ Руслана Александровича, – спокойно произнес Сергей.

Клоны в нашу беседу не вступали, предпочитая отмалчиваться.

– И что там, в горах? – продолжая изображать девочку-припевочку, уточнила я.

– Приедем – увидите, – не повелся на мой вопрос охранник.

Воображение тут же нарисовало кучу самых разных сценариев – от похищения и рабства до сходки бандитов и убийства. Прямо, сама себе напомнила бабушку Катю, с ее любовью к гиперболам и панике. Выходит, передались гены-то. Передались.

Шикнув на разошедшееся не в меру воображение, приказала себе успокоиться и трезво посмотреть на происходящее. Какой смысл меня похищать? Для гарема – старовата, для выкупа – хм… бедновата, для чего-то еще… А для чего, вообще, я могу сгодиться?

Пока размышляла, джип свернул на гравийку, проехал еще немного и остановился.

Крепкая рука – то ли Жени, то ли Кости – протянувшаяся ко мне, заставила отбросить все сомнения, опереться на нее и спрыгнуть на землю.

Фигасе! Вот это да!

Впереди, среди старых сосен, высился огромный бревенчатый дом. Два этажа, подъездная дорожка, кованая ограда. Нехилый такой особнячок. И место выбрано неплохое – хвойный лес, свежий воздух, журчащая неподалеку речушка. Прям, санаторий!

Сергей отдал ключи от машины одному из клонов, наказав загнать джип в гараж, а сам кивнул мне на дом и распорядился:

– Идем.

Ну, идем так идем. По крайней мере, ничего зловещего в окружающей обстановке я не заметила, наоборот. Дремотная тишина, нарушаемая плеском воды и тихим стрекотом цикад, красноватые в солнечном свете стволы огромных сосен, воздух, напоенный ароматом хвои. Удивительно мирная картина, располагающая к релаксу и покою.

Внутри дом оказался таким же основательным, как и снаружи. Крепкая добротная мебель, выложенный камнем очаг, большая медвежья шкура, заменяющая ковер на полу. И компания мужчин, мирно беседующих за огромным, обильно накрытым столом.

– Мари, – Руслан, поднявшись, мгновенно оказался рядом. – Как ты?

– Нормально, – пожала я плечами и незаметно обвела взглядом присутствующих.

Пятеро крепких, плечистых мужиков. Лица серьезные, жесткие. Глаза… внимательные, настороженные, изучающие.

– А я, грешным делом, не поверил, – лениво растягивая гласные, произнес сидящий с краю брюнет. – Когда услышал, что Бера с… девушкой видели, не поверил.

Он беззастенчиво разглядывал меня цепким холодным взглядом. Я почувствовала пробежавший по спине озноб. Здрассьте! Я что – боюсь? Да ни в жизнь!

Я как можно беззаботнее улыбнулась и повернулась к Руслану.

– Накормишь голодную… девушку? – до секунды выдержав похожую паузу, поинтересовалась я.

– Разумеется, – кивнул партнер. – Только сначала покажу тебе нашу комнату.

Он потянул меня к выходу, коротко бросив остальным:

– Мы скоро. Сол, принеси приборы.

– Можешь не торопиться, Бер, – хохотнул крупный светловолосый мужчина, сидящий у окна. – Мы подождем.

– Боюсь, ждать придется долго, – хмыкнул его сосед по столу. – А то ты Руса не знаешь?

– Все. Прекратили балаган, – негромко произнес плотный, седой мужчина, сидящий во главе стола. – Иди, Руслан-джан, не обращай внимания на этих мальчишек. Мария, мой дом – ваш дом, располагайтесь в нем со всеми удобствами. Руслан, покажи девочке комнату, и возвращайтесь, мне будет приятно пообщаться с твоей спутницей.

Мой партнер кивнул и повел меня за собой по коридору. Уходя, я слышала, как кто-то из оставшихся скептически протянул:

– Что это с тобой, Арам? Чего ты с какой-то сучкой расшаркиваешься?

– Цыть, щенок, – оборвал его хозяин дома. Он еще что-то добавил, но вот что, я не расслышала. Руслан нетерпеливо тащил меня вперед, и мне приходилось почти бежать за ним.

Комнату, в которой, как я поняла, нам предстояло ночевать, рассмотреть не удалось. Едва захлопнув дверь, Рус прижал меня к себе и жадно поцеловал. Его руки шарили по моему телу, развязывая рубашку, поднимая майку, расстегивая ремень и нетерпеливо приспуская джинсы.

– Прости, Мари, – прорычал он, прикусывая кожу на шее. – Не могу ждать. Не думал, что…

Рус не договорил.

Рванув пряжку своего ремня, он прижал меня к стене и резко вошел, сразу начиная двигаться. Его напор, сила его желания, новизна обстановки и полная неадекватность моей теперешней жизни… Видимо, все это и отключило мои мозги. Я не думала о том, что в доме, кроме нас, полно народу, не боялась, что мои крики могут услышать, не обращала внимания на неудобство позы.

Уже потом, когда наше общее сумасшествие закончилось и я сумела дойти до кровати и рухнуть на нее, в голову пришел закономерный вопрос: «А когда это, Машенька, мы успели так измениться?».

Нет, ну правда! Я за всю свою взрослую жизнь если и получала настоящее удовольствие от секса, то только в редких случаях. Да и то, если Федька был в настроении и прилагал к этому определенные усилия. Причем, немалые усилия, надо сказать. А тут…

Одно прикосновение Руслана – и я превращаюсь в какую-то нимфоманку. Это, вообще, нормально? Или у меня непонятный гормональный сдвиг?

С сомнением посмотрела на своего партнера и наткнулась на странный, немного растерянный взгляд. Казалось, Руса посетили похожие мысли. Ага. Сумасшествие. Или солнечный удар. Прямо, как у классика. Кто там писал про такой вот мимолетный курортный роман? Бунин? Точно, Бунин. Интересно, Руслан читал Бунина?

Не удержавшись, усмехнулась.

– Что, Мари? – отозвался Рус.

– Да так, ерунда всякая в голову лезет.

– И какая? – не отставал мужчина, рассматривая меня потяжелевшим взглядом.

– Да вот, думаю, – я невольно хмыкнула. – Ты читал Бунина?

– С чего это вдруг ты классика вспомнила?

– Рассказ на ум пришел. «Солнечный удар» называется.

Почему-то я была уверена, что такие мужчины, как Рус, вряд ли увлекаются русской литературой, но партнер меня удивил.

– А-а, читал, – задумчиво ответил он. – Правда, не уверен, что понимаю беднягу-поручика. Страдать из-за какой-то незнакомой женщины… Бред.

Руслан потянулся и лег щекой на мой живот.

– М-мм, как ты вкусно пахнешь, – тихо прошептал партнер, легко прикусывая чувствительную кожу. – Не могу удержаться!

Его руки задрали майку, а губы двинулись вверх – отвоевывая, захватывая, пытая…

***

Спустя полчаса мы появились за общим столом. Мне было немного не по себе, стоило только вспомнить собственные крики, но я лишь вздергивала подбородок и упрямо улыбалась. Какая разница, что обо мне подумают? Судя по прощальным репликам, обитатели этого дома уже заранее невысокого мнения о любой девушке, приехавшей с Русом.

Как там этот сказал? Сучка? Надо же, обычно, насколько я знаю, телками величают, а тут… Ладно. Плевать на них. Зато не скучно. Да и Федька был бы в ярости, узнай он, как и с кем я провожу время. Ох, как бы ему не понра-а-авилось…

Так, Маруся, хватит. Сколько можно вспоминать прошлое? Забыли. Вычеркнули и забыли. Пусть себе покоится с миром.

– Руслан, посади Марию рядом со мной, порадуй старика, – распорядился хозяин дома, едва мы появились в гостиной. – Присаживайтесь, Машенька, – радушно улыбаясь, предложил он.

Надо же, даже имя запомнил! Занятный дядечка. И глаза такие… Мудрые.

Рус отодвинул стул, дождался, пока я сяду, и только тогда устроился по соседству.

– Зара, принеси нашей гостье хаш, – негромко сказал Арам.

На его зов появилась невысокая худощавая женщина с подносом в руках. Она молча поставила передо мной глубокую тарелку с жирным бульоном и посмотрела на седого.

– Арам-джан, горячее нести?

– Рано, Зарочка. Видишь, мальчики кушают, да? Зачем торопишься? И девушки пока не приехали, одна Машенька тут. Лучше принеси нам еще вина – ту бутыль, что на дальней полке стоит.

Женщина кивнула, сверкнула на меня своими черными глазами и скрылась в коридоре.

– Кушайте, Мария. Хаш – лучшая еда, которую только могли придумать люди, – добродушно произнес хозяин дома, окидывая меня внимательным взглядом. – А уж такой хаш, как мои мальчики готовят… Я вам по секрету скажу, ни одна женщина никогда не сварит его так, как полагается. Не женское это дело. К хашу особый подход нужен.

– Никогда не пробовала, – улыбнувшись радушному хозяину, отправила ложку с густым бульоном в рот. – Тем более, приготовленный по всем правилам.

М-мм, вкусно. Даже не ожидала!

– Погоди, Машенька, я тебя научу, как надо хаш есть, – оживился Арам. – Видишь, лаваш лежит, да? Ты не думай, что он сухой и негодный. Это специально нужно. Вот так берешь, ломаешь его, в хаш кидаешь. А теперь пробуй. Вот, другое дело! А еще зелень бери и цацики. Да-да, вот этот перец, это мы его так называем, цацики. А? Как тебе? Хорошо, да? Молодец, Руслан, отличную девочку нашел. Правильную.

Арам улыбнулся немного лукавой улыбкой, отчего в уголках его глаз собрались многочисленные морщинки.

– Издалека приехала? – словно между прочим поинтересовался он, пододвигая ко мне тарелку с ярко-желтым соленым перцем.

Ага. Так я и выложила все!

– Нет, не очень.

– Надолго?

– Пока отпуск не закончится.

– А хотела бы остаться подольше?

– Даже не знаю.

Сказав это, поняла, что наш диалог напоминает разговор двух евреев. Недоверчивых и скрытных. Видимо, хозяин дома тоже сообразил, что я не готова откровенничать. Он окинул меня внимательным взглядом и радушно предложил:

– Ты кушай, Машенька, кушай. Где еще такой хаш попробуешь, да?

Арам по-доброму усмехнулся, глядя, как я поглощаю янтарный бульон.

– О, а вот и наши гостьи пожаловали! – неожиданно повернувшись к двери, воскликнул он.

Я недоуменно прислушалась. Вроде бы, все тихо, никого не слышно. Пожав плечами, надломила лаваш и продолжила свою трапезу – язык не поворачивался назвать все это обычной едой. Слишком обильным было предложенное угощение.

Я уже и думать забыла о каких-то там гостьях, когда в комнату впорхнули длинноногие феи. Или нимфы? А, один фиг. Короче, красотки. Молодые, ухоженные, уверенные в себе и в своих женских чарах, заполнившие все пространство смешками, короткими приветствиями и ароматами дорогих духов. Сколько их? Одна, две, три… Семеро… Нет, десять, вроде… Точно, десять.

На их фоне я, в своей майке, кедах и рваных на коленках джинсах, почувствовала себя бедной родственницей. Не, джинсы у меня, конечно, модные, но… Оглядев щебечущих девочек, усмехнулась и посмотрела на Руслана.

Похоже, именно этих девиц ему и пытались подложить. Молодец, партнер. Не повелся на «молодые организмы». Выбрал себе женщину взрослую, достойную, неподкупную. Может, не такую красавицу, зато душевную и понимающую. И не дуру, что немаловажно.

Давай, Маруся, вспоминай, какая ты офигенная, поднимай самооценку. И срочно. Срочно. Пока она не упала окончательно.

Дальнейший вечер прошел сумбурно.

Прибывшие девушки блистали глубокими декольте и неглубоким остроумием, мужчины лениво переговаривались и изредка баловали своих спутниц короткими репликами, хозяин старался уделить внимание каждому гостю, а я, удобно устроившись у камина, с интересом наблюдала за происходящим.

Руслану беспрерывно звонили, и он, в конце концов, просто вышел во двор, предоставив мне отличную возможность оглядеться и сделать кое-какие выводы. А выводы прямо-таки напрашивались, ведь чем больше я рассматривала местное общество, тем отчетливее понимала, что за всем происходящим скрывается некое второе дно. Непонятные слова, недосказанность фраз, напряженные, совсем не соответствующие расслабленному отдыху взгляды, мягкая властность хозяина дома.

 

И еще. Было что-то общее, что объединяло собравшихся здесь мужчин. Нечто неуловимое, и в то же время отчетливо осязаемое. Взгляды, походка, внешность, манера общения. Какой-то особый магнетизм, присущий каждому из них.

При всем спокойствии обстановки, я никак не могла понять, откуда берется это ощущение первобытной животной силы, разлитой в воздухе.

– А ты с Берцевым приехала?

Мелодичный женский голос вторгся в мои размышления, заставляя поднять голову.

Высокая, эффектная блондинка стояла напротив меня, небрежно облокотившись на каминную полку.

– А Берцев у нас кто? – лениво поинтересовалась у красотки.

– Так ты с Русланом или нет? – нетерпеливо переступила с ноги на ногу блонди.

– А, ты про Руса, – все так же растягивая слова, произнесла я.

– Да. Так что? Неужели он польстился на такую, как ты?

– Странно, правда? – усмехнувшись, отсалютовала красотке бокалом. – Наверное, надоело мужику силикон тискать, на натуральное потянуло.

– Думаешь, отхватила лучший кусок? – скривилась блонди. – Даже не надейся, что это надолго. Берцев с тобой не задержится, можешь не сомневаться.

– А ты мне это по доброте душевной говоришь, да, детка? – беззаботно отхлебнув шампанское, поинтересовалась я.

– Представь себе, да, – язвительно усмехнулась девушка. – Жалко тебя, дуру.

– А вот хамить не надо, дорогуша, – отставив бокал на столик, посмотрела блондинке в глаза. – Не стоит.

– А то что? Думаешь, Берцев за тебя заступится, в случае чего?

– О нет. На него я как раз-таки не рассчитываю, – усмехнулась я. – За себя могу и сама постоять.

Посмотрев на ангелоподобную красавицу, поманила ее рукой, предлагая наклониться поближе.

Та неохотно придвинулась.

– Значит, так, детка. Мне ваш Берцев нужен только на… Что у нас сегодня? Третье? Вот, он мне нужен ровно до пятнадцатого числа. А дальше можете забирать своего мачо и делать с ним все, что заблагорассудится. Так и передай остальным. Но если до этого хоть одна из вас попробует к нему приблизиться, не обессудьте. У меня нарощенных волос и ресниц нет, да и ногти свои, натуральные. Понимаешь, на чьей стороне будет перевес? В случае драки, – пояснила подробнее.

Блонди замерла, уставившись на меня своими прекрасными голубыми глазами.

– Говорю, моя внешность стоит не так дорого, как ваша, так что мне терять нечего, а вот вам потом придется не один день по салонам бегать и кучу денежек потратить, чтобы вернуть свои красоты на место, – я усмехнулась, глядя на стоящую напротив девицу. – Эй, кивни, если поняла.

Та задумчиво посмотрела на меня и переспросила:

– Неужели Бер тебе не нужен?

– Совершенно.

– Тогда что ты рядом с ним делаешь?

– Он хорош в постели, – я пожала плечами. – А мне больше ничего и не надо. Классный трах и только.

– Странная ты, – блонди с сомнением покачала головой. – Такой мужик… Богатый, щедрый, красивый. Наши все мечтают его окрутить, а ты…

– Детка, ты забыла добавить – эгоистичный, властный, равнодушный. Нет. Мне такое на фиг не нужно.

Я встряхнула головой, отгоняя непрошеные мысли. Знаю я подобных мужиков. Рядом с ними только такие, как эта блонди, и выживают, и то потому, что прекрасно разбираются в правилах игры. А простые, обычные девушки рано или поздно захотят любви, уважения, настоящей семьи. А всего этого как раз и не будет. Деньги, машины, шубы – пожалуйста, а вот любовь – нет, увольте.

– Я – Лена, – поразмыслив, представилась красотка. – Хочешь, пойдем к девчонкам? Мы в баню собирались, у Арама она очень крутая. И бассейн есть, и отдельная сауна, ну, для тех, кто хочет уединиться.

– Ладно, пошли, покажешь местные красоты, – усмехнулась я.

Похоже, блонди мне поверила и перестала считать конкуренткой. Интересно, если бы я выглядела, как одна из их клонировано-красоточного отряда, она бы повелась на мои слова? Думаю, вряд ли.

Я выбралась из уютных объятий глубокого кресла и отправилась вслед за своей новой знакомой. М-дя. Какой интересный круг общения у нас теперь, да, Машенька? А всего-то и нужно было – перестать быть приличной девочкой.

Выйдя во двор, с наслаждением вдохнула напоенный ароматами хвои воздух. Нет, как же здесь все-таки здорово!

Солнце медленно заходило за горы, облака потемнели, дневная жара ушла, сменившись вечерней прохладой. Я развязала рубашку и накинула ее на плечи.

Лена шла впереди меня по выложенной брусчаткой дорожке. Да-а… Будь я мужиком, наверное, ни за что не отказалась бы потрогать этот идеальный, упругий зад. Интересно, сколько часов она в спортзале проводит, доводя свои ягодицы до совершенства?

Ой, да какая разница? Все равно мне не светит подобная роскошь. С моей зарплатой только вокруг дома круги нарезать, выдавая это за фитнес. И то, по выходным, потому что в будни у меня одно желание – прийти с работы, закутаться во что-то теплое и отоспаться.

Вот опять! На фига я про работу вспомнила? Когнитивного диссонанса не хватает? Да уж. Скажи этой Лене, кем я работаю, долго бы своими нарощенными ресничками хлопала! А уж если сумму зарплаты озвучить…

Не отвлекаемся, Машенька, не отвлекаемся. Идем-ка лучше в баньку, знакомиться с тяжелой жизнью эскортниц.

Я хмыкнула, нацепила на лицо глуповатую улыбку – не, ну а чего от коллектива-то отбиваться? – и бодро потрусила за своей провожатой. Та как раз свернула к речке, направляясь к виднеющемуся на ее берегу деревянному строению. Заходящее солнце окрашивало его бревна ярким янтарем. Резные наличники, основательное крыльцо, широкие ступени – не домик, а игрушка!

Открыв украшенную металлическими накладками дверь, Лена громко объявила:

– Девочки, знакомьтесь, это Маша.

Девочки, удобно расположившиеся на мягких кожаных диванах в некоем подобие предбанника, радоваться моему приходу не спешили. Знакомиться, впрочем, тоже.

– Ленка, вот какого хрена ты эту моль притащила? – хрипло спросила сидящая у окна брюнетка. – Вечно всякий хлам подбираешь. Раньше хотя бы мужики были, а теперь уже и на баб переключилась!

– Марин, успокойся, она нормальная, – попыталась встать на мою защиту Лена.

– Ага. Нормальная. Ты видела, во что она одета? – подала голос одна из нескольких похожих друг на друга блондинок. – Ширпотреб какой-то! И прическа у нее стремная!

– И сиськи обвисшие!

– Убожество.

– С какой помойки она сюда попала?

Раззадоренные девицы перебивали друг друга, торопясь высказаться пообиднее. Сколько их здесь? Ага. Пятеро. Остальные остались в доме.

– Интересно, что в ней Бер нашел? – растягивая слова, негромко спросила миниатюрная шатенка, восседающая на подоконнике, и после ее слов неожиданно наступила тишина.

– Так, дамы. Резюмирую, – я прошла на середину комнаты и обвела красоток внимательным взглядом. Ишь, застыли, внимают! – Похоже, всех вас всерьез интересует только последний вопрос, а проходка по внешности – это так, попытка понять, за какие такие достоинства Руслан выбрал именно меня, – сделав паузу, усмехнулась и направилась к свободному креслу. Девы напряженно молчали, ожидая продолжения. – Так вот, спешу вас огорчить. Наверное, вы не в курсе, но Руслан Александрович терпеть не может искусственную красоту, поэтому ваши прелести, – я покрутила рукой, для пущей убедительности обведя ею электорат, – на него не только не действуют, а наоборот. Отталкивают. Так что, без обид, дамы, но вы мне не конкурентки. И еще, – я повысила голос, жестом останавливая поднявшийся ропот. – Если хотите окрутить Берцева, поработайте над своим имиджем – естественная красота и тому подобное. На все про все у вас две недели. А до тех пор даже не вздумайте к нему приближаться. ЗарЭжу.

Я состроила зверское лицо и обвела всех тяжелым взглядом, в душе угорая над собственным артистизмом. «Зарэжу» было любимым выражением моего соседа сверху. Рафик, когда смотрел футбол, орал всегда только одно это слово, но как! Я поначалу пугалась и все порывалась ментов вызвать, настолько убедительно оно звучало! Это уже потом Тамилка, жена «джигита», объяснила мне, что ее ненаглядный так ругается. «Ты Рафика не бойся, Машенька, он смирный, мухи не обидит! – оправдывалась она. – А вот когда нервничает, орет всякую дурь, как оглашенный!»

Вот его-то интонации я сейчас и воспроизвела. Кто б знал, что так круто получится!

Дамы смотрели на меня с испугом, и на их лицах отчетливо виднелась работа мысли. Давайте, родимые, напрягите мозги, если они у вас есть.

– Слушай, а что, Руслану правда только натуральное нравится? – брюнетка, которую Лена называла Мариной, осторожно сползла с дивана и подошла к моему креслу, остановившись от меня в двух шагах.