Челюсти судьбы

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Челюсти судьбы
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Замуж хотелось отчаянно и неудержимо. Вообще-то всем незамужним девушкам почему-то туда очень хочется. А всем замужним хочется обратно. Но они не уходят только потому, что, уйдя, немедленно снова попадут в категорию тех, кому «очень хочется».

Но зачем им туда хочется, они не могут сказать. Замужем ничуть не лучше, чем не замужем. И все же все разговоры девушек обычно вертятся либо вокруг того, как бы им выйти замуж, либо вокруг того, как бы изменить козла, который им в этом «замужем» по воле рока или по собственной глупости достался.

– Главное, чтобы при финансах был.

– Нет, я не согласна. С дураком жить тоже не сахар.

– Ну, не скажи, если богатый и дурак, то еще потерпеть можно. А как быть, если дурак и бедный?

– А мне кажется, богатый человек по определению дураком быть не может.

– Ну да, раз состояние себе сколотил, значит, не только в кошельке, но и в голове кое-что имеет. Только где же их таких возьмешь? Богатых и неглупых?

Такую беседу вели три хорошие приятельницы, сидя за столиком в кафе и поглядывая по сторонам. Все трое были из категории незамужних. И по этой причине их скользящие по кафе взгляды говорили о многом. Тут и трепетное ожидание, и интрига, и легкое недовольство своей судьбой и нерасторопностью суженого. Того самого единственного и неповторимого, созданного судьбой лишь для тебя, тоже единственной и неповторимой.

Но почему он все не приходит? Где же он застрял? Или случилось с ним что-нибудь? Ах, только бы не это!

– Нет, своего принца ждать – дело рискованное. Он может и не прийти никогда! Или придет, когда я буду уже старушкой. И какая мне тогда от этого радость? Жизнь-то уже прошла. Нет, пока настоящий принц не придет, можно успеть и замуж сходить, и детишек родить, а если повезет, так еще их и вырастить. А потом уж с чистой совестью и приятным чувством выполненного долга снова ждать своего единственного и неповторимого!

Маша – близкая приятельница Киры и Леси – подходила к вопросу брака исключительно с деловой точки зрения. По ее мнению, союз двух сердец – это всего лишь более или менее выгодная сделка. И следовало очень постараться, чтобы выгодной она оказалась именно тебе, а не второй половине.

– А я хочу за любимого, – задумчиво произнесла Леся. – Предназначенного именно мне мужчину, а не за чужого.

– Верно, нам чужой не нужен, – поддержала ее Кира.

– Да какая разница?! – досадливо отозвалась Маша. – Женится и станет своим в доску. И потом… Ему ведь тоже реализовываться в этой жизни нужно! Если он будет свою единственную и неповторимую до старости искать, то размножаться когда? Нет, вы как хотите, но один-то раз сходить замуж нужно. Пусть даже и не за любимого.

Подруги и не думали ей возражать. У всех может быть своя точка зрения. Но Маша продолжала убеждать их:

– Все в жизни надо попробовать.

И так как подруги по-прежнему молчали, она решила пустить в ход последний козырь:

– Ведь всегда потом развестись можно.

– Ну, если потом развестись можно, то конечно, сходить замуж разок можно, – отреагировала наконец Кира.

Маша оживилась и продолжила свою вербовку, которая длилась уже добрых полчаса. На самом деле Маше была просто нужна компания для ее поисков женихов в Интернете. Одной ей было, во-первых, скучно. А во-вторых, как известно, одна голова хорошо, а две лучше. Ну а три – это вообще шикарно!

– Потому что вы себе даже представить не можете, сколько в этом Интернете психов! Это что-то невероятное. А уж аферистов – пруд пруди!

– Так, может быть, не стоит там искать женихов?

– Да вы что? Стоит! Вот взять меня, например! Да я за три месяца нарыла себе почти десяток. Ну, половина отсеялась еще до личной встречи. С тремя я сама разговаривать даже не захотела. Но двое оказались очень даже ничего. У меня теперь с ними роман.

– Сразу с двумя? Все-таки попались тебе извращенцы? У вас секс втроем?

– Нет, конечно! Они друг про друга ничего не знают.

– А зачем тебе целых двое?

– Ну, я еще не определилась, кто из них лучше. Например, у Коли хорошая работа и перспективы в будущем. Но сам из себя он не красавец. И тощенький, и маленький. А у Русланчика дела обстоят не так хорошо, он грузчиком в «Ленте» работает, зато на мордочку смазливый.

– Чего же грузчиком? Молодой ведь парень, все у него в руках. Пусть идет учиться.

– А он не хочет. Говорит, что и так имеет все, что ему нужно. А учиться он не желает.

– Тогда бери Колю. Он хоть с образованием.

– Но Колька такой зануда! И чистюля страшный! Изведет своими придирками! А Русланчику и макароны с сыром сгодятся прямо из кастрюли. Ему только постель вместе с макаронами подавай, он все слопает и будет очень доволен.

– А Коля не такой темпераментный?

– Ну, тут вообще тухляк! – пренебрежительно отмахнулась Маша.

– Тогда бери Руслана.

– Да, у Кольки отдельная двухкомнатная квартира, – запела свое Маша. – От бабки ему досталась. И он из нее конфетку сделал. И машина у него опять же есть. И дача тоже. Правда, родительская, но тем лучше. Ничего делать не надо, все уже давно приготовлено и посажено. Только приезжай на воскресные шашлыки с домашними огурчиками-помидорчиками и лучком прямо с грядки.

– А Руслан? У него дачи нету?

– Скажешь тоже, дача! Да комнату в коммуналке снимает. Сам он приезжий. Никого в нашем городе не знает. А кого и знает, так все голь перекатная и пьянь! Мне с такими людьми знаться совсем не хочется. Ведь коммуналка, никуда не денешься!

– Погоди! Но у тебя ведь есть отдельная квартира?

– То-то и оно что есть!

Маша почти страдала.

– Не будь у меня квартиры, все куда бы проще решалось. Вышла бы себе за Кольку, и дело с концом. А так думаю постоянно и терзаюсь. Кого предпочесть? Обеспеченного зануду или бездельника и лоботряса, но страшно обаятельного?

Подруги ничего не могли посоветовать. Если ни один из женихов не удовлетворяет, то зачем вообще идти замуж?

– Поищи еще кого-нибудь третьего, – решила Леся.

– Так я именно этим и занимаюсь! Ищу постоянно. И вас зову. Есть у меня тут один перец на примете. Нужен ваш совет, подруги.

И Маша вопросительно уставилась на них. Отказать ей было решительно невозможно. Тем более что хитрая Машка, заранее убежденная в том, что ей удастся уговорить подруг, назначила встречу не просто в каком-нибудь кафе. А именно в интернет-кафе. И выйти отсюда во Всемирную паутину можно было за считаные минуты.

– Ну что? Пойдем? – искушала подруг Маша. – Купим себе пару часочков счастья. Не беспокойтесь, я плачу!

– О чем ты говоришь! – возмутились подруги. – Разве в этом дело?

– Нет, нет, я вас приглашаю!

И вот хитрюга Машка! После такой ее фразы отказаться оказалось решительно невозможно! Человек даже деньги личные готов потратить, как тут не пойдешь навстречу?

– Пошли! – канючила Машка. – И я вас познакомлю со своим Бармаглотиком.

– С кем?

– Ну, это типа ник у него такой.

– Бармаглотик?

Подруги переглянулись. Да уж, трудно себе представить такой вариант, чтобы здоровый психически взрослый солидный мужчина выбрал бы себе такое прозвище.

– Мне кажется, что Бармаглотик тебе не подойдет, – вздохнула Леся. – Какой-то несерьезный он человек.

– Ах, вы так говорите, потому что еще не видели его фотки! Пойдемте, я вам сейчас его покажу.

Маша вышла в Сеть и тут же радостно воскликнула:

– Как нам повезло! Бармаглотик сейчас тоже чатится. Как вы считаете, хотя бы сегодня он назначит мне свидание?

Но ожидания Маши оправдались не в полной мере. Бармаглотик явно ей обрадовался, наговорил ласковых словечек, но вот на встречу даже не намекал. И больше того, сказал, что уезжает в командировку. Настаивать на свидании в такой ситуации было просто глупо.

Маша огорчилась, но ненадолго. Она уже шла по следу новой добычи.

– Пошарим на сайтах знакомств. Тут у меня есть пара-тройка реальных, где мужики приличные. Сейчас подберем себе кого-нибудь.

Неожиданно эта странная игра затянула в себя и подруг. Впервые они так легко перебирали и отбрасывали различные варианты женихов. Подойдет или не подойдет? А этот? А тот? И вообще, это его ли фотка выставлена или он прислал вместо себя красавца дружка?

– Но самое верное дело – это разместить на брачных сайтах свою собственную анкету! – сказала всезнающая Маша. – Тогда уже не вы будете набиваться в приятельницы, а к вам будут набиваться те, кому вы понравились.

– И много?

– Смотря какую фотографию поместите, – авторитетно произнесла Маша. – От фотографии очень многое вначале зависит. Ведь вы можете быть и умницами, и лапочками, и богатенькими, и хозяйками отличными, но на фотографии ведь этого не видно! Так что тут нужно уметь себя грамотно подать.

– Значит, обычная фотография не подойдет?

– Ну только та, где вы действительно потрясающе хорошо получились. Или лучше фотографию от профессионального фотографа.

– У меня есть такие! – воскликнула Кира. – И у Леськи тоже. Мы года три назад с ней получили подарочный купон на бесплатную фотосессию. Правда, потом оказалось, что фотографии с этой бесплатной сессии придется выкупать за бешеные бабки. Но ведь не отказываться же от них, раз уж мы целый час красились, еще час одевались, а потом час кривлялись перед камерой? Конечно, мы их купили.

– Тысяч шесть за это удовольствие отвалили.

– Зато память на века осталась!

– Фотки у вас на диске? – деловито осведомилась Маша. – Или на флешке?

– На диске.

– Отлично! Тащите эти фотографии ко мне! Завтра же в обеденный перерыв добавлю самые лучшие фотки к вашим объявлениям – и женихи повалят толпой!

– К объявлениям? Но мы не давали никаких объявлений.

– Так сейчас и дадим! – откликнулась Маша. – А фотографии ваши я добавлю завтра.

 

И она зацокала по клавишам, не спрашивая согласия самих подруг.

– Один-то раз замуж все равно сходить надо! – бормотала Маша с видом маньяка, идущего по следу своей жертвы.

И даже зубы скалила и глаза прищуривала с самым зверским видом. Оставалось только пожалеть того мужика, который имел бы несчастье понравиться Маше не так себе, а очень сильно. Уж она бы его в покое не оставила. Гоняла бы бедолагу до тех пор, пока бы тот либо не помер, либо не влюбился бы по уши в деятельную и инициативную Марию.

Маша свое слово сдержала. Замуж она твердо решила идти в компании своих приятельниц.

– Не брошу же я вас одних! Пропадете без меня! А так пусть мужики ваши о вас заботятся!

И на следующий день к вечеру Леся с Кирой были приятно поражены количеством кандидатов в женихи, желающих с ними познакомиться. Правда, все они при этом намекали на какое-то хобби подруг, которое им пришлось сильно по душе. И все в один голос твердили, что у них есть точно такое же хобби, просто они сами стеснялись в этом признаться.

– Что за хобби? – удивилась Кира. – Что там про нас Машка написала?

– Да ну! Ерунда какая-нибудь.

– Наверное, просто наши фотографии всем им понравились.

– И еще анкета. Они про нее все пишут!

– Кстати, а что там Машка про нас написала? Давай хоть прочитаем!

Забравшись в свое объявление, подруги ахнули. В графе «Ваши увлечения» бесстыжая Машка написала: «Очень люблю секс, путешествия и танцы».

– А что тут такого? – изумилась эта нахалка, когда подруги поспешили к ней с претензиями. – Разве это не правда? Вы не любите секс?

– Правда, мы его любим. И все любят. Но ведь незачем об этом трубить на всех углах!

– Без хорошей рекламы ни один товар быстро не продашь, – философски отозвалась Мария. – Это я вам говорю как опытный маркетолог. Так что вы лучше со мной не спорьте, а быстренько садитесь и отвечайте вашим женихам. И учтите, отвечать нужно всем. Никогда не знаешь, кто именно окажется настоящим брильянтом. Фотки штука коварная, да и жизнь тоже!

Снабженные этой многозначительной инструкцией, подруги первые два дня отвечали на все письма. Но постепенно первоначальный энтузиазм пошел на спад. Они выделили нескольких фаворитов, а с остальными переписку свернули. Отвергнутые женихи некоторое время еще не хотели смириться со своей участью. Но Интернет постоянно подбрасывает все новые и новые развлечения. И бывшие женихи нашли себе другие утехи, других подруг и даже, возможно, других невест.

Теперь подруги переписывались лишь с несколькими мужчинами, что существенно упрощало их жизнь и их задачу. Но и даже такое сравнительно небольшое количество мужчин отнимало у подруг слишком много времени.

– Пора бы уже начать знакомиться по существу, – проворчала Леся, в изнеможении откидываясь на спинку своего стула. – Сколько можно разводить розовые сопли? Ты почитай, что он мне пишет.

– Не хочу, – откликнулась Кира. – У меня все то же самое.

– Нет, ты только почитай! – продолжала злиться Леся. – «Ты по мне скучаешь, котенок? И я по тебе тоже скучаю, рыбочка моя!» Разве не муть голубая?

– Видимо, им не скучно.

– Не лучше ли встретиться, сходить куда-нибудь?

– Видимо, у них есть и другие дела.

– Бездельники они, вот кто!

– Так уж и бездельники, – заступилась за женихов Кира. – Мои вот пишут, что работают с утра до ночи.

– Не знаю! Не верю! В общем, ты как хочешь. Но если я завтра не получу от своих кандидатов реального подтверждения того, что они вообще существуют, то прекращу с ними всякую переписку. Может быть, они мне живыми вообще не понравятся! Так чего время терять? Лучше уж пойти в клуб или покопаться в оранжерее с тюльпанами, чем тратить свое драгоценное время на этих типов! У меня из-за них все луковицы без присмотра завяли!

В Лесе заговорил садовод. На дворе стояла весна, и в ее зимнем саду начался бурный рост. Сердце Леси рвалось туда, к ее дорогим цветочкам. Зачем она оставила их ради призрачных женихов? Ведь ее место сейчас было в саду, рядом с ее зелеными любимцами.

За прошлый сезон Леся умудрилась истратить на цветы столько денег, что просто в голове не укладывалось. Все, казалось, ерунда, там сотню, там две, а тут пятьсот или шестьсот. И в итоге набежала приличная сумма, но сад подруг заметно похорошел.

Вообще садоводство, если кто не знает, по расчетам социологов, – это самое дорогостоящее хобби в мире. Потому что садовод всегда немного сумасшедший. Понравившиеся цветы будут сниться ему ночами. И он не успокоится, пока не раздобудет приглянувшийся сорт. Купит, вот, например. И если даже не купит, то найдет другие пути. Пусть даже для этого придется клянчить и донимать соседа, у которого в саду растет сей шедевр. Он может даже пойти на кражу экземпляра-любимца – истинный садовод не станет испытывать сомнения. Шедевр должен расти именно в его саду!

Да, а этой весной цветоводство засосало Лесю с головой. И первые весенние цветы, которым она отдала свое сердце, конечно, были тюльпаны. Леся еще с осени купила луковиц великое множество. Часть посадила в саду, а часть оставила для весенней выгонки в своей оранжерее.

Ну да, в оранжерее. Теперь в коттедже подруг была оранжерея. Правда, оранжерею в целях удовлетворения Лесиной страсти пришлось пристроить к дому. Ну и что же? Ничто не обходится нам так дорого, как наши прихоти. К счастью для Леси, глава их поселка, бодрый отставник по прозвищу Таракан, к увлечению Леси цветоводством отнесся одобрительно:

– Потренируйся. Глядишь, на общественных началах озеленишь нам главную площадку, а там и за периметр возьмешься. А то садовники, которых мы вызвали в прошлом году, чего-то там слишком уж намудрили. Половина растений, которые они нам посадили, у нас не прижилась.

На взгляд Леси, ничего удивительного в этом не было. Если в Ленинградской области в принципе не зимуют кипарисы, то с чего вдруг они изменят свое отношению к нашему климату исключительно у них в Чудном Уголке? Конечно, поселок у них замечательный, но зимы тут все равно студеные, а весеннее солнышко, отражаясь от белоснежного снега, наносит непоправимый ущерб хвое и можжевельникам. Так что Леся бы, наоборот, удивилась, если бы кипарисы прижились.

То же самое касалось и японской сосны, которую эти горе-садовники рекламировали как зимостойкую и солнцелюбивую. Что же, сосна зиму перенесла стойко. Но вот летом почему-то местами пожелтела и потеряла всякую декоративность. Луковичные, которые посадили садовники, вымерзли в первый же год. А розы упорно не желали цвести так пышно, как это рекламировалось садовниками.

Но вот денег за свою работу эти мастера взяли немыслимо много. И, самое главное, упорно отказывались признавать свои ошибки.

– За редкими растениями и уход должен быть соответствующий, – твердили они в ответ на все укоры Таракана. – Вы не позаботились об укрытии от мороза, об укрытии от солнца, об укрытии от излишних дождей, об укрытии…

– Если укрывать ваши растения от всего на свете, то когда же на них любоваться?

Таким образом, разрешение на строительство оранжереи Лесей было получено. В принципе подруги жили в поселке уже достаточно долго. И все это время они активно занимались общественной деятельностью, так что достигли четвертого уровня доверия Таракана. Теперь они могли купаться в бассейне даже в ночное время. Могли завести такое количество домашних питомцев, которое были в состоянии содержать. И, конечно, могли выращивать те цветы, которые хотелось им самим.

Новичкам в их Чудном Уголке такие послабления и не снились. Они выращивали строго регламентированные цветочки и делали это в строго отведенных для этой цели частях своего участка. И попробовал бы кто-нибудь из них пикнуть! Таракан мог сделать жизнь строптивца очень и очень нелегкой в их поселке.

Но, к счастью, увлечение цветоводством накрыло Лесю уже после того, как они с Кирой достигли такого уровня уважения и доверия Таракана. Так что теперь им разрешалась и оранжерея с длинными полками, уставленными горшочками с проклюнувшимися луковицами тюльпанов. И прочие вольности в декорировании своего участка.

Леся каждый день заходила в оранжерею, которая ее усилиями быстро превратилась в некий зимний сад. И любовалась на ростки, проклюнувшиеся из земли. Некоторые из них даже выбросили первые нежные листочки. А другие уже выдвигали упругую стрелку с божественной яркой каплей на конце.

С каждым днем эта капля должна была все увеличиваться и увеличиваться в размерах, одновременно обретая окраску, свойственную будущему цветку. И Леся в нетерпении проводила возле своих цветов целые дни, наблюдая и ухаживая за ними.

Никакой муж ей при этом был совершенно не нужен. Она и так была абсолютно счастлива. И даже опасалась, как бы кто-нибудь не помешал ее счастью. И потому придирчиво расспрашивала у всех своих претендентов об их отношении к цветоводству. Пока что ответы были утешающими. Ни один мужчина не возражал против такого хобби своей будущей супруги. Хотя сам копаться в земле желания не выказывал.

– Но женихи и переписка с ними отнимают у меня слишком много времени. Пора с этим уже кончать. Надо выбрать одного, максимум двух. И с остальными завязывать.

Кира была солидарна в этом со своей подругой. У нее тоже было достаточно других увлечений в этой жизни помимо переписки с потенциальными мужьями.

– К тому же ничего умного никто из них мне не пишет. Смешно подумать, что в восемнадцатом веке влюбленные строчили друг другу целые поэмы. Посвящали стихи!

– Еще вспомни, что они сражались на дуэлях! – хмыкнула Леся. – Или, чего доброго, на турнирах!

– И что тут плохого?

– Ничего, кроме того, что времена изменились. И мужчины вместе с ними.

– А женщины?

– И женщины тоже. Время поэтических виршей прошло.

– А я о чем говорю! Сейчас модно действовать, а не говорить!

И, чтобы не отставать от моды, подруги поставили своим женихам жесткие условия. Либо они в течение недели назначают им свидания и являются пред их светлые очи, либо… Либо подруги займутся другими делами! К счастью, им есть чем занять себя вместо пустой болтовни.

Как ни странно, вызов был принят почти всеми женихами. Терять невест, с которыми они так долго переписывались, не захотел никто. Видимо, подруги все же выбрали себе достаточно разумных кандидатов, которые тоже ценили свое время и потраченные на подруг усилия.

Одним словом, встречи пошли одна за другой. И подруги уже не успевали делиться друг с другом впечатлениями о своих кандидатах. Впечатлений было слишком много, а времени слишком мало.

– Так всегда и бывает с мужиками. То густо, то пусто.

– Мужики – словно грибы, – подтверждала эту же теорию и Маша. – Они всегда идут слоями. Как пойдут, тут уж все другие дела в сторону, только успевай собирай урожай.

И подруги собирали. Старались изо всех сил. Возвращались домой после двух, а то и трех свиданий за вечер в таком состоянии, что даже разговаривать друг с другом ни о чем не хотели. Заползали в кровати и засыпали, чувствуя, что в головах у них царит полная каша. Кого выбрать? Кого предпочесть? Вроде бы и этот хорош, и тот неплох. Выберешь одного, упустишь другого. А вдруг он и есть тот самый беспроигрышный вариант?

Но постепенно кавардак в головах уступал место какому-то подобию порядка. Даже пара встреч уже давала более или менее объективное представление о кандидате. У Киры отсеялись двое из троих. Один был слегка психованный. Мог устроить скандал официантке из-за неправильно, по его мнению, поданного кофе. А второй был скуповат. Скупость Кира в мужчинах одобряла только в тех случаях, когда она направлена на них самих. Но экономить на ней, красивой… Нет уж, увольте!

У Леси дела шли чуть лучше. Отсеялось двое из четверых. Но так как третий укатил куда-то в служебную командировку и обещал вернуться не раньше чем через две недели, она вроде как осталась тоже с одним-единственным кандидатом.

– Не могу сказать, что сильно в восторге от своего, – призналась Леся подруге. – Виталик мне нравится куда больше.

– Это тот, что уехал?

– Да.

– Забудь про него, – посоветовала ей Кира и, увидев, как вытянулось лицо подруги, быстро прибавила: – Вот вернется, тогда и вспомнишь.

Она не стала добавлять, что жених, укатывающий в долгую деловую поездку накануне знакомства, – знак весьма подозрительный. Скорей всего, сама судьба ставит палки в колеса, препятствуя вашей встрече. А раз так, то лучше не противиться ей и про этого мужчину забыть. Иначе можно оказаться в крайне незавидной ситуации. Судьба такого упрямства не прощает. И выдает строптивцам, как говорится, по полной программе.

Долгие поиски подруг относительно кандидатов подошли к концу. К финишу пришло двое. Один у Киры. И один у Леси. Виталик и Густав. Насчет Виталика у Леси никаких сомнений не было. Он был прост, надежен и понятен, как булыжник в старой мостовой. Сто лет пролежал и еще столько же пролежит, никаких фокусов не выкинет.

 

А вот Кира все придиралась и придиралась к своему Густаву. С одной стороны, он ей положительно нравился, а с другой – ее в нем многое настораживало.

– Во-первых, денег у него – куры не клюют. Но он не говорит прямо, где работает, кем работает и откуда у него такие деньги на карманные расходы.

– Это подозрительно.

– К тому же не называет мне никаких точных координат. Ни города, где он родился. Ни улицы, на которой живет сейчас. Ни даже своей фамилии.

– А ты его спрашивала?

– Конечно! Не совсем же я идиотка!

– А он что?

– Отделывается какими-то маловразумительными репликами.

– Но что-то ведь он тебе рассказывает про себя?

– О да! Постоянно и очень много. Но опять же ничего конкретного. Единственное, что я поняла, это то, что он живет со своей мамой, младшим братом и его женой.

– Ого! Теплая компания. У них свой дом или квартира?

– Я так поняла, что у каждого есть своя комната. И еще имеется библиотека, комната для прислуги и гостиная.

– Тогда, скорей всего, это загородный дом.

– Да, и еще сад!

– Тогда точно загородный дом. А кем работает его мама?

– В его роду женщины не работают, – мрачно произнесла Кира.

– Как? – искренне поразилась Леся. – Совсем?

– Я так поняла, что совсем.

– Здорово! – одобрила Леся. – Значит, ты тоже не будешь работать?

Но Кира не торопилась радоваться.

– В эту пятницу вечером, – многозначительно произнесла она, взглянув на подругу, – Густав пригласил меня к себе домой.

– Ого!

– Ничего общего с «ого»! Он хочет познакомить меня со своей семьей.

– Значит, его мама и брат с женой тоже будут на ужине?

– Да.

– И тебя это напрягает?

– Да.

– Ты чего-то боишься?

– Да.

– Чего же? Радоваться надо, дурочка!

– Меня что-то пугает в этом человеке, – призналась Кира. – Я ему не верю. Чувствую, что он мне чего-то недоговаривает. У него явно имеются темные делишки, о которых он мне пока что не говорит.

– Ой! – встревожилась Леся. – Может, тогда ну его совсем?

– Ну уж нет! Мы столько с тобой искали! И теперь ты предлагаешь мне остаться на бобах?

– Лучше на бобах, но живой, – благоразумно возразила Леся.

– А вдруг я все себе придумала? И на самом деле Густав – это классный парень и лучший вариант из тех, что у меня были или когда-нибудь будут?

– Ну, не знаю. И что ты предлагаешь?

– Подстрахуй меня, – неожиданно взмолилась Кира. – Густав приглашает меня к себе домой. Но я даже адреса не знаю!

– Да, это странно.

– Еще как странно. Представляешь себе ситуацию: сажусь я к нему в машину, а он увозит меня куда-нибудь в глухую чащу и там убивает.

– Ой!

– Вот тебе и ой! Конечно, это я утрирую. Хотел бы убить, давно бы уже убил. Но все-таки… Отправляться в неизвестном направлении с малознакомым человеком как-то не хочется. Мало ли что он там говорит про своих родственников, которые жаждут со мной познакомиться. Может быть, врет все!

– Запросто!

– И вместо родственников меня в том доме будет поджидать группа его дружков-насильников.

– Ой!

– Вот тебе и ой! – повторила Кира.

– И что ты предлагаешь?

– Поезжай вместе со мной. Будешь меня страховать.

– Но как же я поеду вместе с тобой? – растерялась Леся. – Наверное, Густава это удивит. Он приглашал к себе домой тебя одну.

– А он про тебя и знать не будет. Зачем ему?

– Но как же тогда? – растерялась еще больше Леся.

– Да очень просто. Поедешь на своей машине за нами следом. И когда убедишься, что со мной все в порядке, поедешь обратно домой.

– А как я узнаю, что с тобой все в порядке?

– Ну, я дам тебе какой-нибудь знак.

– Какой?

– Например, подойду к окну и выброшу из него…

– Что?

– Горшок герани! – разозлилась Кира. – Не знаю еще пока что! Ты мне главное скажи, в принципе ты согласна мне помочь?

– В принципе да.

– Ну вот и чудесно! – моментально повеселела Кира. – В главном мы с тобой сошлись. А детали продумаем по ходу пьесы!

Но продумывать подругам ничего не пришлось. В пятницу днем Густав позвонил Кире и сказал:

– Дорогая! Обожаю тебя безмерно, тоскую и люблю. Но проклятые дела вынуждают меня сегодня провести весь день в офисе. Никак не успеваю заехать за тобой и лично отвезти ко мне домой. Ты не возражаешь, если мы отступим от протокола и ты прибудешь ко мне самостоятельно?

В другой раз Киру бы оскорбило подобное предложение. Но сейчас это так дивно совпадало с ее собственными планами, что она только воскликнула:

– Конечно, дорогой мой Густав! Я ничуточки не обижена и даже рада!

– Рада?

– Рада тому, что ты относишься ко мне попросту, без всякой сентиментальной ерунды!

– Ах, вот как. Значит, мы с мамой и Риком будем тебя ждать?

– Да.

– Как и договаривались, ровно в семь?

– Ровно в семь я буду у вас в гостях.

– Смотри, не опаздывай. Наша повариха Розалия обычно впадает в бешенство, когда кто-нибудь задерживает ее обед хоть на несколько минут. Она немедленно выбрасывает его за окно. И потом еще несколько дней дуется и держит весь дом всухомятку на бутербродах и готовых пельменях.

– Я прибуду в точности, – ответила Кира, не зная, как реагировать на сказанное Густавом.

Скорей всего, он шутил. Вряд ли хозяева потерпели бы кухарку, столь вольно обращающуюся с приготовленным ею обедом. Но тем не менее необходимость в присутствии Леси отпала. И теперь Кира точно знала, куда ехать и каким образом.