3 książki za 34.99 oszczędź od 50%

Сила добра: Далай-лама о том, как сделать свою жизнь и мир лучше

Tekst
4
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Сила добра: Далай-лама о том, как сделать свою жизнь и мир лучше
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Переводчик И. Евстигнеева

Редактор Д. Варламова

Руководитель проекта А. Василенко

Корректор Е. Аксёнова

Компьютерная верстка К. Свищёв

Дизайн обложки Ю. Буга

Иллюстрация на обложке А. Александрова / bangbangstudio.ru

© Daniel Goleman, 2015

© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Альпина Паблишер», 2017

Все права защищены. Произведение предназначено исключительно для частного использования. Никакая часть электронного экземпляра данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для публичного или коллективного использования без письменного разрешения владельца авторских прав. За нарушение авторских прав законодательством предусмотрена выплата компенсации правообладателя в размере до 5 млн. рублей (ст. 49 ЗОАП), а также уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до 6 лет (ст. 146 УК РФ).

Предисловие Далай-ламы

Пятьдесят шесть лет, прошедшие с тех пор, как я беженцем покинул Тибет ради сохранения своей свободы, были трудными для тибетцев и для меня самого. Одно из правил нашего учения, поддерживавшее нас на этом трудном пути, – стремиться превращать даже самые неблагоприятные обстоятельства в возможности. В моем случае жизнь в качестве беженца расширила мои горизонты. Если бы я остался в Тибете, я бы, скорее всего, был изолирован от внешнего мира, отрезан от широкого разнообразия точек зрения. Мне повезло в том, что я могу путешествовать по разным странам, встречаться со множеством людей, учиться у них и делиться своими знаниями с ними. Такой образ жизни замечательно мне подходит, поскольку я противник всяких формальностей, которые служат лишь для того, чтобы создавать дистанцию между людьми.

Как человек я признаю, что мое благополучие зависит от других и забота о благополучии окружающих – моя моральная обязанность, к которой я отношусь предельно серьезно. Нереалистично было бы думать, что будущее процветание человечества можно обеспечить при помощи одних только молитв или добрых пожеланий; от нас требуются конкретные действия. Таким образом, мое первое обязательство – делать все возможное для того, чтобы помочь людям стать счастливыми. Будучи буддийским монахом, я тем не менее знаю и признаю, что все религиозные традиции несут в себе послание о важности любви и сострадания. Поэтому мое второе обязательство – содействовать установлению гармонии и дружественных отношений между разными религиями мира. По третьему обязательству, будучи тибетцем, я хотя и отказался от политической власти, но стремлюсь делать все возможное, чтобы помочь тибетскому народу и сохранить нашу буддийскую культуру и естественную природу Тибета, которые находятся под угрозой уничтожения.

Я искренне рад тому, что мой старый друг Дэн Гоулман написал эту книгу, в которой рассказал о том, как на протяжении нескольких последних десятилетий я претворял в жизнь эти мои основные обязательства. Будучи опытным писателем и человеком, глубоко заинтересованным в исследовании нашего внутреннего и внешнего мира, он оказал мне неоценимую помощь в том, чтобы ясно и четко передать мои мысли на бумаге.

Я считаю, что наша главная цель – стать более счастливыми людьми, живущими на планете, где царит мир и взаимопомощь, – вполне достижима. Но для достижения этой цели нам нужен более широкий взгляд и долгосрочная перспектива. Мы не можем в одночасье изменить самих себя и мир, в котором мы живем; на это требуется время. Но в то же время, если мы не будем прилагать вообще никаких усилий, ничего не произойдет. Самая важная мысль, которую я хотел бы донести до читателей, состоит в том, что такую трансформацию нельзя осуществить посредством решений, принимаемых правительствами или ООН. Реальное изменение будет иметь место только тогда, когда люди поменяются сами в соответствии с ценностями, лежащими в основе всех человеческих этических систем, научных знаний и здравого смысла. Поэтому, читая эту книгу, пожалуйста, помните о том, что, как человеческое существо, наделенное удивительным разумом и потенциалом для развития доброго, отзывчивого сердца, каждый из нас способен стать силой добра.

8 февраля 2015 года

Часть первая
Гражданин мира

Глава первая
Как создать новое будущее?

Британская радиовещательная корпорация (более известная как BBC) передает свои новости по всему миру; ее коротковолновые сигналы достигают даже удаленного района Дхарамсала у подножия Гималаев и притулившегося на склонах гор городка Маклеод-Ганж, где живет Тензин Гьяцо, четырнадцатый Далай-лама.

Он – один из самых преданных слушателей BBC, начавший слушать ее еще в юношеские годы на Тибете. Он высоко ценит ее надежность как источника новостей и, когда находится дома, всегда включает эту радиостанцию в 5:30 утра, во время завтрака.

«Я слушаю BBC каждый день, – сказал мне Далай-лама. – И каждый день я слышу новости об убийстве, коррупции, злоупотреблениях, сумасшедших людях».

Ежедневные отчеты BBC о несправедливости и страданиях в человеческом мире привели его к мысли о том, что большинство трагедий являются результатом одного фундаментального изъяна – а именно отсутствия основанной на сострадании моральной ответственности. Наша мораль должна фокусировать нас на наших обязательствах перед другими людьми, говорит он, а не на наших эгоистических желаниях.

Попробуйте представить себе, что новости – это барометр, показывающий наличие или отсутствие этого морального ориентира в человеческом мире. Когда мы их слушаем, на нас обрушивается море негатива: гибнущие от бомбежек дети; правительства, жестоко подавляющие любое инакомыслие; разрушение очередного дикого уголка планеты. Кровавые казни, военные вторжения, ад на земле, рабский труд, бесконечные потоки беженцев, ужасающая бедность, в которой люди, даже трудясь с утра до ночи, не могут прокормить себя и свои семьи. Перечислению человеческих страданий нет конца.

При этом возникает навязчивое чувство дежавю. Сегодняшние новости мало чем отличаются от новостей в прошлом году, в прошлом десятилетии и даже в прошлом столетии. Эти рассказы о горе и трагедиях не что иное как переклад на современный лад старых историй, объективные отчеты о том, как человечество с удивительным упорством продолжает повторять ошибки прошлого.

Конечно, у нас есть прогресс, которым мы можем гордиться, но при этом нас не может не беспокоить то постоянство, с которым в нашем мире сохраняется несправедливость и жажда разрушения, коррупция и вопиющее неравенство.

Где же взять противодействующие силы, способные построить мир, в котором мы хотели бы жить?

Именно об этом и говорит нам Далай-лама. Благодаря своему уникальному мировоззрению он отчетливо видит, где человеческая семья сбилась с пути и что мы можем сделать, чтобы вернуться на правильную стезю и построить для себя лучшее будущее – такое, где мы перестанем повторять трагические ошибки прошлого и начнем решать мировые проблемы, опираясь на внутренние ресурсы и меняя привычный ход истории.

Предлагаемое им противоядие – сила добра.

Далай-лама воплощает собой эту силу и проповедует ее больше, чем любой другой человек, которого я знаю. Мы познакомились с ним в 1980-х годах, и на протяжении этих десятилетий я много раз видел и слышал, как он тем или иным образом передает это послание людям. И он потратил много часов на то, чтобы детально изложить свое видение силы добра для этой книги.

Эта сила начинается с противодействия внутри человеческого разума тем негативным энергиям, которые порождают деструктивизм. Чтобы будущее перестало быть печальным повторением прошлого, говорит Далай-лама, мы должны трансформировать наш собственный разум – ослабить влияние деструктивных эмоций и укрепить нашу лучшую человеческую сущность.

Без такой внутренней трансформации мы по-прежнему останемся подвержены рефлекторным реакциям, таким как гнев, разочарование и отчаяние, способным повести нас лишь проторенными безнадежными путями.

Но если удастся осуществить такой положительный внутренний сдвиг, мы станем более склонны к естественному проявлению заботы о других людях – к состраданию, составляющему ядро моральной ответственности. По словам Далай-ламы, это подготовит нас к тому, чтобы взяться за реализацию более глобальных задач на новом уровне ясности, спокойствия и взаимопомощи. Благодаря этому мы сможем разрешить такие неразрешимые на данный момент проблемы, как коррупция среди политиков и вседозволенность элит, жадность и своекорыстие как главные движущие мотивы, равнодушие власть имущих по отношению к тем, кто не обладает влиянием.

Призывая начать эту социальную революцию внутри нас самих, Далай-лама стремится оградить нас от того тупика, которым заканчивались все попытки строительства лучшего мира в прошлом. Вспомните, к примеру, назидательную притчу Джорджа Оруэлла «Скотный двор», где рассказывается о том, как животные изгнали с фермы жестокого хозяина-деспота и решили построить новое общество, где царит всеобщее равенство и свобода. Однако они не сумели побороть свою алчность и жажду власти и в результате воссоздали точно такой же несправедливый диктаторский режим, который ранее хотели искоренить.

Все проблемы нашего мира Далай-лама рассматривает через призму взаимозависимости. Как замечательно выразился Мартин Лютер Кинг-младший, «мы пойманы в неизбежную сеть взаимной зависимости, связаны единой тканью судьбы. Все, что влияет на одного прямо, косвенно затрагивает всех».

 

Так как нас всех затрагивают эти проблемы, некоторые из искомых решений находятся в пределах нашей досягаемости – и, следовательно, в каждом из нас сокрыт потенциал стать силой добра. Каждый из нас, говорит Далай-лама, может прямо сейчас начать делать правильные вещи – используя доступные ему способы. Все вместе мы можем создать движение, стать более заметной силой, которая поможет нам освободиться от оков прошлого и создать новое будущее.

Семена, которые мы посадим сегодня, могут изменить наше общее завтра. Некоторые из них могут принести урожай незамедлительно; другие дадут плоды лишь несколько поколений спустя. Но наши совместные усилия, основанные на вышеупомянутой внутренней трансформации, способны переломить ситуацию к лучшему.

Таково видение Далай-ламы, к которому он пришел в результате очень непростого жизненного пути. Но в этой книге мы рассмотрим лишь последнюю часть этого пути, с того момента, когда его деятельность и его мировоззрение получили широкое признание всего мира.

Награда за миротворчество

Место: Ньюпорт-Бич, Калифорния. Дата: 5 октября 1989 года.

Под аккомпанемент щелкающих фотоаппаратов и сквозь пульсирующую иллюминацию фотовспышек Далай-лама начал свою пресс-конференцию, посвященную присуждению ему Нобелевской премии мира.

О получении этой престижной премии Далай-лама узнал всего несколько часов назад и не успел до конца разобраться в том, что это означает. Когда один из журналистов спросил у него, что он будет делать с призовым фондом, в то время составлявшим около четверти миллиона долларов, Далай-лама был приятно удивлен, что вместе с наградой ему дадут еще и деньги. Не задумываясь, он ответил: «Это замечательно! В Индии есть колония-лепрозорий, и я бы хотел отдать часть денег туда». Как он сказал мне на следующий день, его первой мыслью было, кому – каким больным, бедным и голодающим людям – можно помочь этими деньгами.

Он часто подчеркивает, что никогда не думает о себе как о «стоящем над людьми и миром» Далай-ламе, а считает себя простым монахом. Поэтому у него нет никаких личных нужд, на которые он мог бы потратить Нобелевскую премию. Все деньги, которые Далай-лама получает в качестве премий или пожертвований, он немедленно раздает.

Например, я помню одну конференцию с участием общественных активистов в Сан-Франциско, в конце которой организаторами была раскрыта вся финансовая информация (что само по себе является неожиданным шагом на таких мероприятиях). Оказалось, что от продажи билетов после оплаты всех расходов осталось около 15 тысяч долларов, и к всеобщему удивлению и восхищению, Далай-лама тут же объявил, что жертвует все эти средства молодежной группе из Окленда, которая была так вдохновлена этой конференцией, что решила проводить подобные мероприятия своими силами. Это было много лет назад, и с тех пор я потерял счет таким щедрым жестам (разумеется, свою часть доходов от этой книги он также пожертвовал на благотворительные цели).

Звонок из Норвегии с известием о том, что посол находится в пути, чтобы лично вручить диплом о присуждении Нобелевской премии, поступил в десять часов вечера, когда Далай-лама уже спал крепким сном (обычно он ложится спать не позже семи).

Следующее утро Далай-лама, как всегда, начал с занятия духовными практиками, которые обычно длятся с трех часов ночи до семи утра (с перерывом на завтрак и новости BBC). Никто не посмел прервать его занятия, чтобы сообщить ему эту новость, поэтому официальное объявление в прессе вышло раньше, чем об этом узнал сам лауреат.

На его личного секретаря обрушилось цунами просьб об интервью от ведущих мировых СМИ, что резко контрастировало с ситуацией прошлых лет, когда журналисты не очень-то охотно давали слово духовному лидеру последователей тибетского буддизма. Неожиданно он стал кумиром мировых СМИ, и каждая крупная телекомпания и печатное издание в мире жаждала услышать от него хотя бы несколько слов.

Несмотря на то, что телефоны в то утро трезвонили без перерыва, Далай-лама спокойно предупредил секретаря, что он проведет запланированную на этот день встречу с нейробиологами, и распорядился отклонять все просьбы об интервью или назначать их на более позднее время. В конце концов, поддавшись настоянию своего помощника, он согласился включить в свой график пресс-конференцию во второй половине дня, ближе к вечеру.

К началу этой импровизированной конференции в банкетном зале местного отеля собралось более ста журналистов и фотографов. Последние устраивали между собой схватки в стиле регби, пытаясь протиснуться вперед и найти лучший ракурс для съемки.

Многих журналистов поспешно выдернули из соседнего Голливуда, где они освещали новости киноиндустрии и привыкли к знаменитостям совсем иного рода. Здесь же они встретили человека, который не жаждал ни славы, ни денег и вовсе не был польщен вниманием мировой прессы.

В нынешнюю «эпоху селфи», когда многие из нас чувствуют себя едва ли не обязанными сообщать о каждом своем шаге и приеме пищи всему миру, Далай-лама придерживается радикально иной позиции. «Вы – не центр Вселенной, – кажется, говорит он всем своим существом, – расслабьтесь, освободитесь от своих тревог, откажитесь от своей одержимости самим собой и умерьте свои эгоистические амбиции, чтобы подумать о других людях».

Возьмите хотя бы его реакцию на присуждение Нобелевской премии мира. Мне довелось присутствовать на той первой пресс-конференции, поскольку я был ведущим на трехдневной серии встреч Далай-ламы с группой психотерапевтов и общественных активистов, посвященных теме деятельного сострадания.

Когда на следующий день я брал у него интервью для газеты The New York Times, я еще раз спросил у него, какие чувства он испытал, когда узнал о присуждении ему этой высокой награды. На своем «ломаном» английском, как сам его называет, он ответил: «Что касается лично меня – никаких особо сильных эмоций». Он был рад тому, что это осчастливило окружающих его людей – тех, благодаря кому он получил эту награду. В буддизме это называется «мудита» – чувство удовольствия, которое мы испытываем при виде чужой радости.

Или возьмите такую черту его характера, как жизнерадостность. Кажется, его близкий друг архиепископ Десмонд Туту как никто другой способен выманить на поверхность эту веселую и озорную натуру Далай-ламы. Когда эти двое собираются вместе, они подтрунивают друг над другом и веселятся, как мальчишки.

Каким бы серьезным и важным ни было мероприятие, Далай-лама всегда готов посмеяться и пошутить. Я помню, как на одной встрече со светилами мировой науки он пошутил над самим собой (как это часто бывает). Он сказал, что ему приходится так много встречаться с учеными, что эта ситуация напомнила ему старую тибетскую притчу о том, как снежный человек ловил сурков.

Снежный человек вставал у входа в нору и ждал, когда из нее вылезет сурок. Как только сурок выскакивал из норы, он хватал его и садился на него сверху, чтобы тот не убежал. Но когда выскакивал следующий сурок, снежный человек вставал, чтобы его поймать, – и предыдущий сурок успевал убежать.

«То же самое происходит с моими знаниями, – со смехом сказал Далай-лама. – Как только я узнаю что-то новое, старые знания убегают из моей головы!»

Или вот еще случай: однажды Далай-лама ждал начала встречи с группой университетских ученых. Пока в зале собирался народ, хор старшекурсников развлекал аудиторию пением а капелла. Как только студенты запели, заинтригованный Далай-лама встал со своего места, вышел на сцену и зачарованно застыл перед хором.

Это было совершенно не по сценарию – представители университета, которые приготовились официально приветствовать гостя, стояли за кулисами, не зная, что делать. А в это время довольный Далай-лама стоял на сцене и лучезарно улыбался певцам, забыв про собравшихся в аудитории людей, которые с доброй улыбкой смотрели на него.

Однажды Его Святейшество пригласили на встречу с корпоративным топ-менеджментом: за длинным столом для переговоров сидели два десятка генеральных директоров, гостя посадили во главе стола. Пока они разговаривали, фотограф, нанятый специально для того, чтобы зафиксировать встречу на пленке, неожиданно оказался на полу рядом с креслом Далай-ламы, направил на него камеру с огромным телеобъективом и принялся его снимать.

Далай-лама остановился на полуслове, удивленно посмотрел вниз на фотографа и предложил ему прилечь на этом самом месте и немного вздремнуть. В конце встречи фотограф сделал официальный групповой снимок Далай-ламы с бизнес-боссами.

Когда группа разошлась, Далай-лама жестом подозвал к себе фотографа, крепко его обнял и попросил сфотографировать их вместе.

Такие маленькие детали сами по себе кажутся ничем не примечательными. Но в сочетании с бесчисленным множеством других моментов, высказываний и реакций они наглядно показывают те поистине уникальные эмоциональные установки и социальные алгоритмы, с которыми живет Далай-лама: этот эмпатический резонанс с окружающими людьми, чувство юмора и спонтанность, ощущение принадлежности к единой человеческой семье, а также замечательная щедрость, помимо прочего.

Отсутствие у него всякого намека на святошество, показной набожности – вкупе с его готовностью всегда посмеяться над своими слабостями – я считаю одной из самых потрясающих его черт. Он приправляет сострадание чувством радости, а не мрачными и пустыми банальностями.

Эти черты, без сомнения, являются плодом глубоких духовных практик, которыми Далай-лама занимался с раннего детства и до сих пор посвящает им около пяти часов каждый день (четыре часа утром и еще час в вечернее время). Эти ежедневные практики, безусловно, формируют его духовно-нравственный облик и его отношение к людям и внешнему миру.

Его уникальная иерархия ценностей, поддерживаемая высочайшей самодисциплиной в культивировании таких качеств, как исследовательское любопытство, внутреннее спокойствие и сострадание, дарует Далай-ламе радикально иной способ смотреть на наш мир.

Я познакомился с ним в начале 1980-х во время его визита в Амхерстский колледж, где нас представил друг другу его старый приятель профессор Роберт Турман. Я был поражен тем, насколько серьезные вопросы затронул Далай-лама на встрече с ведущими учеными университета, а также тем, до какой степени услышанное мной во время этого обсуждения перекликалось с моим собственным опытом психолога (и отчасти с моими интересами научного обозревателя газеты The New York Times).

В последующие годы я организовал несколько встреч Далай-ламы с учеными-психологами и регулярно посылал ему статьи из Times о последних научных открытиях. Мы с женой взяли за правило посещать все его лекции и проповеди, которые только могли. Поэтому, когда меня попросили написать эту книгу, я с радостью ухватился за этот шанс.

В то время как большинство моих книг посвящены исследованию новых научных тенденций и изобилуют большим количеством деталей, эта книга не является научной в строгом смысле слова, хотя Далай-лама и основывает свои взгляды на науке, а не на религии. В данном случае научные доказательства не являются моей самоцелью; я привожу их только лишь для того, чтобы подтвердить или проиллюстрировать излагаемые здесь мысли Далай-ламы. Те читатели, которые хотят узнать больше по тому или иному вопросу, могут обратиться к указанным мной источникам (хочу заранее предупредить, что я использовал «слепые» сноски, без нумерации в тексте – вы найдете их в конце книги).

Безусловно, то видение, которое сложилось у меня в ходе многочисленных бесед с Далай-ламой, – как и само повествование в этой книге – отчасти несет на себе отпечаток моих собственных интересов и волнующих меня проблем. Тем не менее я старался максимально точно передать его ключевые идеи и суть того послания, с которым он обращается к каждому из нас.