Госпожа Ангел

Tekst
91
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Госпожа Ангел
Госпожа Ангел
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 31,39  25,11 
Госпожа Ангел
Audio
Госпожа Ангел
Audiobook
Czyta Диана Гагарина
20,56 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Госпожа Ангел
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Я забыла, как дышать. К черту, забыла, какой сегодня день недели, сколько мне лет, как моё имя, и, мамочки, какой у меня натуральный цвет волос. Всё блин забыла! Потому что, по ощущениям, будто только что получила пулю в голову.

В упор. Без предупреждения.

Амир!

Сказал так, словно выпустил целую обойму точно в висок, стрельнув не пистолетом, а словом.

Меня швырнуло в какой-то жуткий фильм ужасов, в котором я стала главной героиней, которой была уготована не самая лучшая участь. Которую в конце кошмарной пьесы планировали расчленить на куски, бросив объедки на лакомство диким животным.

А всё потому, что проклятый Дьявол каким-то мистическим образом узнал, что я… его подчиненная, его Фэр, верная и забитая мышка-замухрышка, пойманная в мышеловке для регулярных забав одного из самых успешных богачей нашей державы, в рейтинге нынешнего года.

Я думала, что наша с ним история, начиная с первой встречи, заканчивая сегодняшним адским днём – не иначе как глупый пранк, дурацкий и ни капли не смешной розыгрыш сучки Лерки.

Но где же камеры?

Где тупой ведущий, который вот-вот должен выпрыгнуть из-под кровати с криками: «Ёхуууу! Вас разыграли! Улыбаемся и машем!»

Сколько раз не жмурилась, сколько раз не кусала язык, чтобы проснуться, ни черта не получалось. Только и слышу, как свистит плеть у самого уха, как хрипит и пыхтит разъяренный Сатана за моей спиной, с какой силой собственное сердце таранит грудную клетку, вот-вот выскочит из груди и умчится до самой луны.

Нееет, не кино это вовсе! И никакая не постановка!

Случайности, всё же случаются.

ХИ я, более чем уверена, что случайностей вообще в принципе не существует.

Есть Ад. Есть Рай.

Есть мы, ничтожные людишки.

Которые, просто играют свою роль, развлекая тех, кто находится выше.

А судьба… это и есть главный инструмент высших сил.

– Я знаю, что это ты! Марина. И сейчас, ты сполна ответишь за свои выходки.

В ушах вибрирующим отзвуком вот уже как полминуты звучит и звучит приговор босса, словно эхо в горах, отчего я застываю в полнейшем ступоре, будто меня облили крепким бетоном, который за миллисекунду превратился в твёрдую, пуленепробиваемую оболочку.

Амир наваливается на меня сверху, прижимаясь твёрдым пахом к напряженным ягодицам, которые невольно сжались до тупого дискомфорта в ожидании острой боли, в ожидании того, что в любой миг на них обрушится ураган из диких шлепков кожаного ремня. Я чувствую его горячую, невероятно твёрдую эрекцию, благодаря чему головокружение ускоряется в разы.

Вжимается членом в ягодицы, и я мысленно верещу!

Боже! Ну какой же он горячий, какой огромный и властный!

И от этого напора, этого властвующего прикосновения, внизу живота взрывается жерло вулкана, а в промежности становится мокро и горячо.

Как так?

А вот так! Предательское тело помнит нашу с ним первую близость. Оттого и реагирует, потому что предвкушает лакомую добавку. Да и вообще, разве можно устоять перед таким восхитительным мужчиной? Перед его несравненной эрекцией, порочными прикосновениями, бархатным голосом, безупречным имиджем?

Правда сейчас, я была «слегка ошарашена», познав босса в стопроцентном гневе.

До сегодняшнего дня, Амир казался ну просто душкой-ангелом.

Пока… пока, кажется, не раскрыл мой главный секрет.

Как истинный доминант, мужчина обрушивается на меня сверху, хватает за шею, грубо так, с болью в трахее, заставляя издать хриплый стон, кончиком языка облизывает скулу и шипит моё имя, угрожающе и коварно, по слогам:

– Ма-ри-на!

Господиииии!

Все! Он правда узнал!

Но как? Как! Каааак? Черт возьми!

Шею свернет, на куски порежет, и пикнуть не успею!

Плевать даже, что я не специально к нему пошла, меня нагло подложили.

Разве чудовище будет разбираться? Ха-ха! Просто шею свернёт – вот и все разборки.

Почему?? Да потому что принял на работу шлюху!

К слову, двойная занятость в компании «De.Vil Industry запрещена».

А если добавить тот факт, что он своими золотыми руками касался отстойной замухрышки – тот ещё удар не только по его напыщенному имиджу, по и по его королевской самооценке.

Так и знала, что наши игры ни к чему хорошему не приведут!

Бредовая идея, конечно, подразнить сущее зло. Но куда было деваться?

Теперь мне конец. Даже завещание не успела настрочить.

Хотя кому? Тараканам, что проживают под сгнившим плинтусом в моей лачужке? Или папане-алкоголику, который за день прожрет моё единственное жизненное достижение?

В голове сейчас манная каша. Не могу контролировать этот внутренний понос, потому что ещё ни разу в жизни не боялась настолько сильно!

Меня трясёт и колбасит, от такого-то потрясения. От свистящих звуков ремня, что так лихо рассекают воздух, врезаясь в шелковое одеяло, от частого дыхания, обжигающего чувствительную кожу уха, от хрипов и рыков этого голодного, сильного, до безумия одержимого монстра!

В панике хлюпаю ртом, как выброшенная на берег рыба, ногтями впиваюсь в его крепкие пальцы, чтобы отпустил! Мне ведь нужно сказать своё последнее слово перед казнью, раз демон узнал, кто я такая на самом деле.

Отчаянный всхлип вырывается на свободу, но меня перебивают.

– Сегодня я буду звать тебя Мариной! – Продолжает лизать шею, ухо, от самого её основания до виска, сдавливая горло до темных всполохов перед глазами,

– Фэр! Мелкая! Или пустышка! – Смеётся, одержимый бес. – Сегодня… поиграем в другую игру, Биби. Сегодня ты станешь ей. Этой мелкой, но самоуверенной, занозой в заднице!

СТОП!

Что??

Ну вот теперь я окончательно запуталась.

Дерзко швырнул обратно на кровать, и прежде, чем я успела опомниться, получила жгучий удар по ягодицам.

Твою ж!!!

Чокнутый! Мерзавеееец!

Запугивание закончилось. На этот раз Амир ударил не по матрасу.

В это раз обезумевший Дьявол полоснул меня по ягодицам.

Шлепок!

Ещё один!

И ещё!

Сразу два, хлестких!

Молчать, Марина! Не смей перечить и огрызаться! Терпи.

Игра продолжается. Рот на замке. Помни о договоре.

Я еле-еле сдержалась, чтобы не зарычать «благим» матом на весь элитный посёлок, но отрезвительные удары кнута по попе быстро привели в чувство.

Было ли мне больно?

Да нет же!

Странные такие ощущения. Жаркие, интересные!

Наверно, я та ещё извращенка, похлеще Амирчика. Поскольку от этих шлепков, от букета запредельных чувств, что я только что испытала, моя грудь набухла ещё пуще, а соски приятно заныли до катастрофической рези во всем теле. Не говоря уже про невыносимое пламя между ног.

– Так тебе! Получи, Фэррр!

Шлепок. Рык. И поцелуй.

В место удара.

Амир продолжал вершить наказание ремнём, а я продолжала подпрыгивать на кровати, подражая резиновому мячику, вцепившись вспотевшими и дрожащими ладонями в простынь после очередного резкого удара.

После минуты таких вот изощренных пыток, я настолько сошла с ума, что вцепилась зубами в простынь, сдерживая рвущиеся на волю стоны.

Стоны?

Да.

Именно стоны.

Потому что мне, Боже прости, начали нравится наши безумные забавы.

Особенно то, как после каждого удара, Амир набрасывался на мои ягодицы и нежно-нежно, а порой даже и вульгарно, облизывал место ударов.

То, что на коже оставались красные полосы и ссадины, я не сомневалась.

Хуже было то, что во время его извращенских касаний, я невольно закатывала глаза и получала ментальный оргазм.

Здравый рассудок в подобные моменты отключался, вытесняя прочь мысли о том, что я вела себя как настоящая шлюха, требуя ещё и ещё зрелища, ещё сладкой боли, ещё порочных наслаждений!

Разум, естественно, вернётся из мира забвения. Но чуть позже.

После восхитительного оргазма и после удовлетворения своих, самых аморальных желаний.

* * *

Наигравшись с ремнём, Амир вдруг накрыл моё тело своим, прижался щекой к моей щеке, сделав перерыв, чтобы отдышаться. Он был по-прежнему в одежде. Правда пиджак снял, а галстук без сожаления разорвал прямо на своей шее, так, что тот мятым огрызком болтался в области груди словно поводок.

Весь такой мокрый, потный и возбужденный до нервного срыва! Влааажный…

Белоснежная рубашка пропиталась потом, как и брюки, выкроенные из дорогой, элитной ткани, как и его восхитительные волосы, на ощупь напоминающие изысканный бархат, с которых периодически капала влага, как следствие его диких забав. Уф, сколько же чувств в этом необузданном мустанге, сколько сумасшедшей страсти и порочных желаний, мамочка родная! Эмоции зашкаливают, аж взмок, бедненький, настолько усердно трудился, выбившись из сил, выпарывая ремнём не послушную игрушку.

Я тоже немного расслабилась, в конце концов, выдохнув полной грудью.

Вдоволь отдышавшись, Амир потерся щекой о мою щеку, иронично заурчав:

– Прости, Хабиби. Сорвался. Сегодня я не в настроении! Прости за боль. Но так надо. Надеюсь, эта боль будет сладкой и тебе понравится, малышка. Сегодня я хочу поиграть. – Кожа горит от его прерывистого, горячего дыхания. Дышит хрипло, интенсивно, кончиком влажного языка лаская ушную раковину и мочку, да так прожорливо, что живот сводит острыми спазмами, как будто я срываюсь и падаю в вечную пропасть. – Ма-ри-на… – Шепчет МОЁ имя, растягивая каждую букву, как будто трахает и его тоже, а я не могууууу! Я просто тону, задыхаюсь и захлебываюсь в невероятном спектре чувств. И вообще, к бесу, не понимаю, что черт возьми происходит?! Во что он играет? Играет ли? Или действительно знает, кто я такая! – Моя помощница. Высокомерная зазнайка! Бесит меня!!! Нос передо мной, самим мать его Дьяволом, задирает. Нееет, она не грубит мне в лоб, держит рот на замке. Просто в глазах этих искры высокомерия так и пляшут, так и пляшууут, проклятье! – Тянет за волосы ещё сильней, а я рефлекторно сжимаю зубы, чтобы не закричать, выгибаясь как пластилиновая фигурка. – Не пара она мне, ясно! Да кто Я, а кто она! Даже одеваться нормально не умеет! Но отчего-то бесит прям до пены на губах! Наверно потому, что понимаю… мы с ней из разных миров. Я – вершина облаков. А она… дно земли. Грязь под ногами. И эта истина не позволяет мне прикоснуться к маленькой, заносчивой Фэр! Поэтому, давай просто немного пошалим. Сегодня тебя будут звать не Биби, а Фэр. Что скажешь? Поможешь мне забыться? Чтобы не думать о вредной занозе, что так глубоко-глубоко въелась в моё холодное сердце?

 

Господи!

Невероятно.

Слов не нашлось в ответ. Лишь слёзы. Которые хлынули по щекам от таких-то «душевных» оскорблений.

Вот значит как?

Грязь и небо??

Маска, скрывающая моё лицо, буквально за несколько секунд, по самую изнанку пропиталась солёной влагой.

Хочет поиграть, гад?!

Давай!

Давай блин, поиграем в маски-шоу!

Я тебе устрою такой спектакль, что ты, однажды, сам приползешь ко мне на коленях и будешь молить о прощении. Я заставлю тебя страдать. Я сделаю все возможное и невозможное, чтобы ты рехнулся до чертиков от меня. Чтобы ты влюбился как проклятый!

Да, Дьявол.

Ты меня плохо знаешь.

Я стану твоим проклятием.

Без которого твоя жизнь потеряет смысл.

Без которого ты сам превратишься в грязное дно.

Я просто вырву твоё сердце, своими чувствами, вырежу на нем своё имя, как клеймо, чтобы ты страдал до самого своего последнего вздоха!

Готов?

Тогда начинаем!

В мыслях что-то чиркнуло. Причина – жёсткий и невероятно мощный удар по внутреннему «Эго». Слёзы мгновенно высохли, а по венам побежал ток в тысячу вольт.

Нет, я не буду нарушать договор, навлекая на себя новые неприятности.

Хоть и очень хотелось сорвать с себя маску, чтобы отвесить высокомерному мерзавцу отрадную пощечину. Но я решила поступить иным способом.

Я хочу быть сильной! Я поступлю хитро.

Я вырву из него душу и раздавлю её в кулаке.

Он не знает на что я способна. Я ведь один и тот же человек!

Неужели мой босс такой редкостный подонок, что любит лишь по обертке?!

Да все мужики похотливые кобелины и извращенцы. Все, у кого есть шланг между ног. Но я докажу выскочке, что внешность не главное. Как и статус, и сумма твоего капитала на счету в банке.

Главное, твоё отношение к человеку.

Ненавижу своего босса!

Раз так он ко мне относится, то я тоже не буду с ним мила.

Просто буду принимать его за хороший источник дохода.

Даже не за человека, а за ходячую безлимитную купюру.

Деньги и секс! Никакой привязанности.

Он думает, что это я шлюха?!

Ах-ха! Да хрен ему!

Это он самая настоящая шлюшка, которую я использую для удовлетворения собственных нужд. Для удовольствия, а также, чтобы расплатиться с долгами.

Есть начало и есть конец. Ничто не вечно, это факт.

Когда-нибудь наши встречи прекратятся. Я почему-то уверена, что Амир станет моим постоянным клиентом. И если вдруг узнает, кто я такая на самом деле – клянусь! Я просто плюну ему в лицо. И уйду.

Мне не место рядом с черствым, лицемерным монстром, что судит не по уму и способностям, а по внешности.

Он пользовался мной, он владел моим телом. Он стал моим первым мужчиной.

Горько, но ничего не поделать. Я пришла к нему добровольно.

А я… воспользуюсь его деньгами.

Все по-честному, Дьявол.

Что ж.

Игра началась.

* * *

– Моя подчинённая конкретно меня выбесила! Поэтому, сегодня будет минимум нежностей. Я возьму тебя жёстко, лапочка! Становись на колени, прогнись как кошечка и давай сюда свою попу!

Чтоооо??

Проклятый демонюга!

Грязный, богатенький сноб и извращенец!

Совсем уже в конец чокнулся!

Амир слегка отстранился, на короткий миг выпустив меня из своих загребущих объятий, но лишь для того, чтобы избавиться от одежды и позаботиться о мерах защиты. Сделав глотательное движение, продолжая лежать на спине с одеялом в зубах, я застыла, прислушиваясь к шелесту одежды и характерному звуку расстегивающейся ширинки.

А моё сердце в груди сходило с ума!

Тарахтело и трепыхалось настолько очумело, врезаясь в ребра, будто участвовало в марафоне на выживание.

– Она такая мошка! Высокомерная зазнайка! Я б её в попу вы*бал! – сердцебиение зашкаливало, а тело изрядно трухнуло, превратившись в сплошной оголённый нерв, – Сама при виде меня трясётся, а глаза горят, будто бросает вызов! Два раза за неделю кофе на новый «Армани» выплеснула, засранка!

Да! Было дело.

Уууупс!

Я просто запаниковала!

Это было во вторник. Утром. Воспоминания после первой ночи в клубе конкретно вышибли из колеи.

Не хотела. Честно.

Переволновалась. Испугалась!

– Сучка! Тупо притворяется скромницей! Я это точно знаю. Девка-то борзая. Просто я её хорошенько припугнул, когда вазу разбила. А она всё равно пакостить вздумала. Тихушница! Думает, не догадался, что живот прихватило вовсе не от просроченных сливок. А от слабительного, подсыпанного в кофе!

Ох, ё-маё!

Когда он фырчал мне на ухо вот эти свои догадки, я мечтала просто исчезнуть!

В воздухе раствориться! Стыдно и обидно!

Какой же он всё-таки дьявольски сообразительный гад!

– Ничего-ничего! Как-нибудь сорвусь и выдеру по самые яйца в её надменную попочку!

Ну капец просто. Вот уже и угрозы пошли.

Срочно увольняться. Ага, как же!

Уволилась. Если бы не дурацкие долги.

– Ладно, хватит объяснений. Давай лучше делом займёмся. – Матрас беззвучно прогнулся под тяжелым весом босса, когда он снова залез на кровать, уже абсолютно голый, одержимый извращенным сексом, пристроившись сзади моих бёдер.

Капец!

В комнате стало невыносимо душно. Не хуже, чем в общественной бане.

А он, мой босс, выступил в роли накаленной до красноты печки, от которой за километр фонило жаром.

– Ручками, Хабиби! Помоги мне! – Шлёпнул ладонью по бедру, властно чеканя пошлый приказ, и я дёрнулась. – Ну же! Давай, раздвинь своими нежными ручками обе сладкие половинки. Так, чтобы мне было хорошо видно твою тугую скваженку.

Что б тебяяяя!

Он серьёзно??

Блииин, как же это стрёмно. Попу ему показать? Совсем ополоумел?

Можете назвать меня отстоем, но я никогда не понимала ни мужчин, ни женщин, которым нравилось использовать свой анальный проход не по назначению.

Я почувствовала, как щеки обожгло смущением.

Трудно, черт побери! Ооочень трудно!

А ещё мерзко, неприлично и неэтично!

Кажется, я переоценила свои возможности, когда подписала тот клятый договор, в котором не было место каким-либо чересчур откровенным ограничениям.

Пока я ёрзала на одном месте, воруя время у страшно богатого олигарха-миллионника, не решаясь выполнить его желание, тут же получила карательный шлепок по и без того воспалённым ягодицам.

Твою ж!

Резко выгнулась от удара, запрокинув голову назад, покорно оттопырив пятую точку.

– Ты тратишь не только моё бесценное время, Мышка. Но ещё и терпение.

Хорошо, хорошо.

Поняла уж!

Что перед смертью не надышишься.

Медленно сжала ладонями ягодицы и аккуратно развела их в сторону, едва уловимо всхлипнув от дискомфорта, то бишь, от постыдных внутренних чувств и новой боли. Приятной боли! В момент, когда потные ладошки ненасытного деспота коснулись зудящей кожи после такой-то бесноватой порки.

– Ох, Всевышний! – Дьявол присвистнул, заикнувшись от восторга. – Гореть мне в вечном Аду! Какой потрясный вид! Кто-нибудь уже владел твоей миниатюрной дырочкой? – На последнем предложении восхищение вдруг сменилось яростью.

А может быть ревностью?

Быстро-быстро качнула головой.

Чёрррт!

Только не это!

Я на такое не подписывалась! Блииин!

Хотя нет. Подписывалась.

Перед глазами мелькнул тот проклятый договор, который впихнула мне Лерка перед повторным «свиданием».

– Прекрасно! – и вновь ярость трансформировалась в радость.

Сказал с такой властной интонацией, словно выиграл мировую войну, объявив себя победителем.

А дальше последовала череда острожных, чувственных прикосновений.

Амир вцепился в мои пышные половинки обеими руками, крепко-крепко ухватился, слегка помассировал, выпустив на волю хриплый стон восхищения.

И снова меня шандарахнуло током, стоило только почувствовать заветное касание мужской плоти. Сначала непроизвольное, где-то чуть ниже левой ягодицы, а затем, он ткнулся горячей головкой в ложбинку между ягодиц, скользнув то вверх, то вниз, марая анальный проход своей липкой смазкой.

Ох! Как же трудно было смириться с новыми ощущениями и с этими безумными экспериментами. Я продолжала мычать и ворочаться, каждый раз, когда невообразимо огромный фаллос Амира касался моей напряжённой дырочки, тягучей смазкой вырисовывая узоры в области анального отверстия.

Дразнил, играл, но пока ещё не входил, наслаждаясь моей пугливой реакцией и своим превосходством. Кажется, деспота забавлял сам процесс перед началом акта, а также запах моего страха познать нечто новое на старте половой жизни.

Поласкав упругие половинки вздыбленной плотью, Амир вдруг отстранился и, не позволяя мне перевести дух, быстро вставил указательный палец в плотное колечко, предварительно смочив слюной.

– Плотная. Сочная. И маленькая дырочка. Очень скоро я буду обладать и тобой тоже, моя кроха. Но для начала, разработаем. Чтобы не было больно.

Боже, смилуйся!

Мысленно ахнула, кусая губы до ран, сдерживая вопли и «благие» ругательства в адрес этого безбашенного извращенца! Мужчина лишь недовольно фыркнул, наклонился ближе и языком поиграл с узким проходом. Несколько раз ритмично облизал, старательно увлажнив кожу, после чего, словно заядлый собственник, толкнулся кончиком языка вглубь, напряженного в истоме, тела.

Когда я снова начала дёргаться и вырываться, испытав невероятно яркий спектр чувств, Амир нагрубил:

– Фэр! Прекрати, иначе придётся тебя связать. – Настолько разгневался, что даже шлепнул членом по бедру за непокорность.

Однако, я не прекратила бунтовать, хоть и пыталась.

Извивалась и дергалась, но не специально, блин! Тело само по себе реагировало на его аморальные прикосновения, будто он касался меня не членом, или пальцем, а шокером.

Таки да! Амир меня связал!

Поставил на колени спиной к нему, а руки привязал к ножкам стола.

С ума сойти…

Глава 2

Закончив ласкать анальное колечко языком, Амир на долю секунды прижался мужской мощью к крайне чувствительной зоне ягодиц, заставляя меня чуть слышно ахнуть и закатить глаза от странных ощущений. Невероятно! Не знаю какой демон в меня вселился, но мне не хотелось, чтобы он прерывался.

Мне захотелось большего.

Чтобы мой порочный босс начал ласкать меня одновременно в двух местах.

Сумасшедшие мысли прервались шелестом рвущейся упаковки. Латексная броня, с характерным звуком натягивающейся резины, туго обволокла мощную мужскую потенцию. Нет, я не видела это удивительное зрелище, так как была привязана к ножкам стола и стояла на коленях спиной к партнёру, я лишь мысленно представляла и облизывала губы в нетерпении, чувствуя, как вся кровь моего тела хлынула вниз, к промежности.

Я думала, стоит ему лишь раз коснуться меня там, у истоков рая, я тут же взорвусь в жарких судорогах, грязно и неприлично, сжимая горящими бёдрами головку твёрдого, пульсирующего спермой и кровью члена.

Так и случилось.

Впившись крепкими и властными пальцами в ягодицы, издав хриплый стон, Амир быстрым, напористым толчком ворвался в изнывающую от желания промежность, толкнувшись до самого предела, грубо выругавшись на арабском.

Я тоже застонала, хоть и тихо, держалась как могла!

Нельзя, чтобы Амир узнал мой голос.

Спектакль продолжается. Демон решил поиграть в ролевые игры, сделав меня… МНОЙ! Господи, как смешно получается! Обхохочешься. Кому рассказать – в лицо рассмеются, да пальцем у виска покрутят. Прям хоть кино снимай.

Ну и как тут не поверишь в то, что мистика существует, а случайности не случаются?

Сегодня самый сумасшедший день в моей и без того сумасшедшей жизни!

Главное вытерпеть до утра, а после забыть наши забавы как какой-то ужастик.

Забыть! Навсегда! Потому что это, сто процентов, наше с ним последнее «свидание инкогнито».

Хоть и не хочется забывать. Жить бы и жить в такой вот сладкой сказке, день ото дня получая удовольствие, находясь рядом с тем, по кому ну просто нереально сходишь с ума!

Но что поделать. Жизнь далеко не сказка. Если Дьявол узнает всю правду – не сносить кое-кому голову. Это точно!

 

Вы представьте, он ведь ненавидит замухрышку-Марину! Так, что готов втоптать в грязь. А тут… ему вдруг подсунули такую-то свинью, унизив несравненное достоинство превеликого алмазного магната.

Удар по железной самооценке деспота. Не иначе!

Думаю, нет ничего хуже, чем перепасть с тем, от кого тебя тошнит.

Гнусно, мерзко, унизительно!

Обхватил меня за живот, привлёк к себе, крепко-крепко прижал спиной к влажной, бурно вздымающейся груди, и одним уверенным рывком резко насадил на стоящий колом член, пружинистыми толчками начал двигаться как ошалелый, порыкивая мне в ухо. Правой рукой сжимал, будто законную собственность, периодически пощипывая за сосок, и насаживался, а левой… нагло засунул указательный палец в рот, гласно рявкнув:

– Соси!

Эмоции хлестали по нервам не хуже шипованной плети!

Проклятье!

Всосав в рот его палец, украшенный золотым перстнем, до самого основания фаланги, что так вкусно пах табаком и шоколадом, я тотчас же подпрыгнула на месте, ощутив мощный, раскатистый взрыв, от которого невольно, с одержимой силой, цапнула зубами палец Амира.

– Бл*! – матернулся, толкнувшись с такой бесчеловечной агрессией, что мне стало больно.

Боже!

Я не хотела! Потеряла контроль! И, как следствие, заставила Амира отреагировать весьма грозно на укус – схватить за волосы, сжать с треском в корнях. Кажется, я прикусила его палец до крови, так как моментально почувствовала металлический привкус на языке.

Во время сумасшедшего оргазма, я продолжала сладко сжиматься, сидя на члене босса и одновременно посасывать его палец, языком зализывая ранку. Грязно, порочно, как умелая проститутка. Но я ничего не могла с собой поделать. Инстинкты взяли вверх над разумом. А яркая вспышка экстаза швырнула меня на край другого измерения.

Амир взорвался синхронно со мной, в тот момент, когда я чуть-было не откусила его палец, задвигавшись на максимальной скорости, как дикое, выжившее из ума животное, кончил в презерватив.

Он двигался во мне одновременно. И пальцем. И членом.

Он трахал меня с бешеным напором. И в рот. И во влажную плоть.

Никто и никогда не делал со мной ничего подобного! Ничего такого, от чего я билась в невообразимых конвульсиях, как будто впервые попробовала наркотик или прыгнула с парашютом с высоты полёта самолетов.

В такие безумные моменты, я отчаянно внушала себе, что не должна испытывать к Дьяволу какой-либо симпатии, ни грамма позитивных чувств.

Не получалось! Даже когда в уме сотню раз подряд повторяла, словно мантру: «Ненавижу! Ненавижу! Ненавижуууу! Не буду кончать под тобой! Не буду кончать для тебя! Ты лишь мешок с деньгами! Я тебя тупо использую!»

Хрен там.

Кончала, как миленькая. Кончала и мысленно визжала, сжирая губы до основания.

Мне кажется, гребанный монстр довёл меня до струйного оргазма.

Если презерватив не лопнул, то это так. Потому что я ощутила, как по ногам потекла тёплая влага, и я… на несколько секунд лишилась чувств.

Голова стала тяжелой, как кусок свинца, дыхание сбилось, окружающие предметы поплыли перед глазами.

Промычав нечто невнятное, я просто рухнула вперёд, но Амир успел обхватить меня руками, прижав спиной к влажной и такой крепкой груди.

– Тише, тише, Биби… Не засыпай только, не засыпай. – Потрепал по щекам, а затем быстро избавил руки от шелковых пут, в виде красных лент, которыми лично привязывал к ножкам стола.

Осторожно уложил спиной на ковёр, навис сверху, продолжая пошлепывать по лицу. Замычав, я нехотя распахнула глаза, потому что испугалась, что он попытается снять маску, или ещё хуже – она сама сползёт с лица.

– Вот так, девочка. Моя Хабиби. Моя дорогая. Настолько сильно понравилось, что даже потеряла сознание? – Голос деспота буквально трещал от нежности и волнения.

Никогда ещё его голос не звучал так сладко. Захотелось прижаться к мужчине всем телом и душой, уткнуться ему в шею, с воплем разрыдаться.

Кивнула. И, в конце концов, пустила первую слезу от такой-то радости.

Очень сильные эмоции и ощущения! Очень.

Мои губы дрожали, в глазах до сих пор мигали разноцветные пятна, а мышцы лона подергивались в жаркой пульсации. И эта пульсация длилась чуть больше минуты.

С ума сойти можно…

– У меня на родине говорят так: “Если любимая женщина потеряла сознание во время оргазма, то она, несомненно, превосходная хозяйка!”

Амир рассмеялся, нежно-нежно погладив меня по скуле тыльной стороной ладони. А затем, просто рванул на себя и крепко-крепко прижал к пылающей жаром груди.

Щекой.

Там, где громко билось и колотилось его дьявольское сердце.

– Солнышко моё. Моя девочка. Какая же ты удивительная. Как же мне хорошо с тобой. – Чувственно осыпал поцелуями щеки, губы, гладил по волосам, перебирая пальцами спутанные пряди. – Хочу тебя каждый день. Каждый час и каждую минуту. Как жаль, что ты всего лишь собственность клуба. Их гребанная игрушка. Хотя… нет! – Выждал паузу, сверкнув чёрными, и такими опасными глазами. – Я сделаю всё возможное, чтобы ты стала лишь моей.

Чуть не добавил слово «игрушкой».

Меня передернуло.

Где-то в области солнечного сплетения случился экстренный взрыв.

Вот и гордость проснулась и пришла в себя, когда тело получило разрядку, а возбуждение, затмившее здравый разум, сошло на «нет».

Не стану, Амир. Не стану.

Ты станешь моей игрушкой.

Не я. А ты.

– Такая мокренькая и тугая. Развратная, скромная девочка. В миллиард раз лучше, чем безвкусная Фэр. У меня есть ты. Ты можешь стать тем, кем я захочу. – Поиграл большим пальцем с нижней губой, оттянул её, чутко поцеловал. После чего, подхватив на руки, понёс к кровати, уложив спиной на прохладные шёлковые простыни. И сам упал рядом, крепко-крепко обнял, притянув ближе, уложив щекой на раскалённую грудь. – Вот так, Биби. Полежи со мной, пожалуйста. Просто полежи. – Томно шепнул на ухо, поцеловав в макушку. А дальше, Амир вдруг заговорил на арабском. – Не знаю, что со мной. В последнее время, я сам не свой. Прости, что сорвался, заставив тебя притвориться Мариной. Я напился, конченный психопат. Думаешь богатым и известным живётся в кайф?? Наверно, думаешь я счастлив? Потому что алмазный магнат? Нет. Не в деньгах счастье. А в уважении и принятии себя. Я ведь грязнокровка. Грязный ублюдок-метис, как дразнили меня ребята в школе и мои братья. Разбогатев, я надеялся, что заслужу их восхищение и уважение. Поскольку никто из них, спиногрызов моего отца, не добился того, чего я добился!

Закрыв глаза, обняв его в ответ, я притворилась, что уснула.

Но разве можно спокойно заснуть, когда тут на ухо тебе льют такие откровения??

Я. ПРОСТО. В ШОКЕ.

Мой босс принялся мне исповедоваться, вероятно, думая, что я не знаю арабского языка. И у меня сердце в желудке отбивало чечетку, а артериальное давление подскочило до патологической нормы!

Он вывернул мне душу, своими рассказами.

Об отце. О матери, которой он лишился слишком рано. О братьях и сёстрах, которые часто над ним издевались и унижали из-за того, что его мать была русской шлюхой, как они утверждали, а он – браком природы, выблюдком и грязнокровкой.

Амир перебирал мои волосы кончиками дрожащих пальцев, продолжая рассказывать о своей жизни. А мне казалось, что он плачет. Нет, слез я не видела. Лишь чувствовала, как он весь скован и напряжен, как кусок мертвого гранита, как его сердце ни на миг не успокоится… всё колотится и колотится, будто вот-вот пробьёт грудную клетку и подскочит к потолку.

Я сама готова была расплакаться от той невыносимой боли, с которой он со мной делился.

И будет делиться всегда.

В будущем.

Когда мы будем встречаться с Амиром регулярно, каждую неделю.

Он этого добьётся. А я окажусь слишком слабой, чтобы противостоять власти влиятельного миллионера.

* * *

Тёмные тучи, что сгустились за окном комнаты, начали постепенно рассеиваться и светлеть, так как дело близилось к рассвету. Наша с ним бурная ночь пролетела на одном вздохе. Обняв Амира ещё крепче, я вдруг осознала, что не хочу с ним расставаться, когда он вот такой… добрый, чувственный, искренний, крепко-крепко прижимал меня к себе, окутывая запредельной любовью и заботой.

Я решила назвать его Настоящим.

Амир. Настоящий.

А тот Амир, которого мне приходилось видеть на работе, я решила называть просто… Дьяволом.

Мне до чертиков нравилось слушать его красивый голос, наполненный бархатом, вдыхать невыносимо вкусный запах его восхитительного тела, потираясь щекой о рельефные мышцы груди, чувствовать ласку, тепло, защиту и чувственные поцелуи, подаренные лишь мне.

Одной.

Его девочкой. Его Хабиби. Любимой.

Как он стал меня называть, впервые, как только увидел.

Тогда я поняла – я просто им заболела.

И где взять лекарство от безумной болезни – увы, понятия не имела.

Когда Амир выговорился и замолчал, он вдруг мягко погладил меня по животу, шепнув на ухо уже на русском:

– Извини, маленькая, если сделал тебе больно. Сорвался. Накипело! Это всё моя подчиненная виновата. Довела. Мыша. – И снова я вся подобралась, когда услышала это ненавистное «Мышь, подчиненная», а легким катастрофически стало мало кислорода. – Не слушает меня, нос задирает. Как будто летает в облаках, или специально издевается. Я ей по сто раз задания разжёвываю. Бесит! А ещё она в юбке приперлась. И у меня… стояк на неё млять проснулся. Что за хрень происходит?!! Ни черта не понимаю! Она же никакущая! Не моего сорта фрукт. Узнает кто из коллег, что связался с таким-то «чудом-юдом» – засмеют. Ещё и пресса каламбур устроит – им, упырям этим вонючим, только повод дай. Пришлось троих шлюх заказывать, чтобы хоть как-то облегчить дискомфорт в яйцах. Но и шлюхи не помогли. Поэтому… я снова уболтал клуб на повторное свидание. Не поверишь. Но мне полегчало. Только ты! Только ты, моя дорогая, помогла мне расслабиться и забыться. Сейчас вот лежу и улыбаюсь… Как будто булыжник со спины свалился. А всё, благодаря тебе.