Письма смертиTekst

31
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Письма смерти
Письма смерти
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 34,18  27,34 
Письма смерти
Audio
Письма смерти
Audiobook
Czyta Игорь Князев
18,16 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Zhōu Hàohuī

AN HEI ZHE

暗黑者 周浩晖 © 2014 by 周浩晖 (Zhou Haohui).

Russian translation rights authorized

by China Educational Publications

Import & Export Corporation Ltd.

All Rights Reserved

© Гемуева К. А., перевод на русский язык, 2021

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство Эксмо», 2021

* * *

«Вступление окончено, пора переходить к основной части. Ожидание и вправду слишком затянулось… И вот наконец этот день настал.

При мысли о красочном представлении, которое вот-вот развернется во всем своем великолепии, я не могу унять внутреннее волнение. Не желаешь ли присоединиться, мой старый друг?

Я знаю, все эти годы ты ждал этого с не меньшим предвкушением.

Представляю выражение твоего лица сейчас, когда ты смотришь на это письмо… Тебя буквально трясет от возбуждения, не правда ли? Кровь вскипает в венах, тело наполняется невероятной силой! Ровно то, что чувствую сейчас я.

Я уже могу почувствовать твое нетерпение, твой гнев и даже твой страх…

Приходи скорей, я жду тебя здесь».

Казалось, этот человек не письмо писал, а создавал настоящий шедевр. Движения его были медленными и выверенными, каждая черточка аккуратно ложилась на свое место, даже знаки препинания вырисовывались со всей тщательностью. Сделав последний штрих, писавший длинно выдохнул, откинулся на спинку стула и погрузился в раздумья.

Восемнадцать лет томительного ожидания – и вот настало время действовать. Он обязательно приедет. Еще бы, после такой-то провокации! Смогу ли я в этот раз победить его?

Что это, я весь дрожу? Нервное перевозбуждение… Конечно, не буду отрицать, что где-то в глубине моей души притаился неподдельный страх. Увидеть его прямо перед собой!.. Только по-настоящему опасный противник может вызывать такие непередаваемые эмоции.

Пламени его гнева хватит, чтобы сжечь меня дотла. И это будет так – пройди хоть столетия…

Уже ничего нельзя изменить. Так было назначено судьбой восемнадцать лет назад.

Глава 1
Тучи сгущаются

19 октября 2002 года, 15:40

Чэнду расположен в регионе с умеренным муссонным климатом. Сразу после праздника середины осени[1] в воздухе уже ощущалось первое дыхание зимы.

Последние два дня, как нарочно, шли затяжные дожди, температура резко упала. Порывы ветра с мелкими каплями дождя со свистом проносились по улицам города, навевая мрачность и уныние и заставляя редких прохожих зябко ежиться. И хотя Чэнду и являлся густонаселенным городом, столицей провинции Сычуань, – затянутый серой хмарью, он полностью лишился своей привычной оживленности и суеты в эти выходные дни.

Чжэн Хаомин вылез из такси и, не раскрывая зонта, пробежал несколько метров до стоявшего на перекрестке интернет-кафе «Цзитянь».

В отличие от опустевших улиц города, в интернет-кафе, напротив, было тесно и оживленно. Поскольку по соседству было несколько вузов, в этом заведении никогда не было недостатка в посетителях. Хозяин интернет-кафе, полный мужчина средних лет, в этот момент стоял за кассой, присматривая за немалой выручкой; его широкое лицо прямо-таки лучилось довольством. Увидев Чжэн Хаомина, торопливо идущего в его сторону, он слегка удивился – мужчины под пятьдесят были здесь редкими гостями.

Выглядел Чжэн Хаомин не лучшим образом: одежда вся промокла под дождем, волосы свисали спутанными прядями. Подойдя к хозяину заведения, он положил свою сумку на стойку, вынул из кармана бумажку и протянул ему со словами:

– Проверьте этот сетевой адрес и скажите, какому компьютеру он соответствует. – Голос Чжэн Хаомина звучал хрипло и немного устало.

Сетевой адрес, указанный на бумажке, действительно относился к диапазону адресов, выделенных для интернет-кафе «Цзитянь». Однако тучный хозяин лишь мазнул взглядом по бумажке и прикрыл глаза, всем своим видом демонстрируя безразличие.

– Для чего это вам?

– Давай без лишних слов. Срочно проверь!

Чжэн Хаомин вдруг бросил на собеседника резкий взгляд, прожигающий насквозь. Владелец даже немного струхнул. Стоявшая неподалеку девушка-администратор тоже вздрогнула от резкого голоса и обернулась. Ее зрачки расширились от испуга, почти полностью закрыв радужку.

Немного опомнившись, владелец заведения почувствовал себя глубоко уязвленным. Когда он уже решился поставить собеседника на место, Чжэн Хаомин вынул удостоверение, бросил на стойку и, понизив голос, процедил:

– Я полицейский.

Владелец разом сник и сглотнул слюну, сдерживая рвущееся наружу раздражение. Он передал бумажку стоящей рядом девушке со словами:

– Линь, найди-ка ему.

Повернувшись к своему монитору, девушка-администратор быстро сверила данные и выдала:

– Второй ряд, шестой компьютер слева.

– Ясно. – Удовлетворенно кивнув, Чжэн Хаомин пригляделся к тому месту, на которое указала девушка. За нужным ему компьютером сидел парень лет двадцати с выкрашенными в бордовый цвет волосами. – Как долго он в Сети?

– Начиная с полудня. Считайте, почти пять часов.

Чжэн Хаомин достал из сумки цифровой фотоаппарат, навел на парня и сделал несколько снимков подряд. Из-за шума, стоявшего в интернет-кафе, тот ничего не заметил, полностью погруженный в виртуальный мир.

Фотоаппарат вдруг предупреждающе пикнул. Точно – на карте памяти закончилось свободное место.

Чжэн Хаомин едва слышно выдохнул, будто довел до конца какое-то важное дело. За эти полмесяца он обошел несчетное количество интернет-кафе Чэнду, наметил несколько десятков подозреваемых и сделал более трехсот снимков. Правда, и сам не был уверен, будет ли от этого хоть какой-нибудь толк.

«Как бы то ни было, пора навестить того человека. Минуло восемнадцать лет; не знаю, вспомнит ли он меня…» Так размышлял Чжэн Хаомин, покидая интернет-кафе.

На улице на него налетел порыв осеннего ветра. Несколько холодных капель дождя попало за шиворот, отчего Чжэн Хаомин невольно передернул плечами.

Что это, начало новой истории? Или же ничего и не заканчивалось?..

Вечер того же дня, 20:17

К тому времени, как Чжэн Хаомину удалось с огромным трудом разыскать нужное место, уже полностью стемнело. Это был жилой микрорайон, застроенный низкими обшарпанными домами, между которыми змеились узкие улочки. Тусклого света от покореженных фонарей еле хватало, чтобы разогнать окружающую темень. От витавшего в воздухе густого запаха плесени становилось дурно. На улицах в ста метрах оттуда вовсю бурлила ночная жизнь.

Дождь все так же лил не переставая. По проезжей части неслись потоки грязной мутной воды. Однако Чжэн Хаомин шел прямо, не выбирая дороги, пока не добрался до места назначения. Он сверил номер дома, протянул руку и два раза стукнул по деревянной двери.

– Кто там? – донесся изнутри хриплый каркающий голос.

Казалось, говоривший вложил все свои силы в этот вопрос, однако тот все равно прозвучал не громче шепота. Но, даже еле слышимый, этот голос так резал слух, словно кто-то проводил ножом по стеклу. Он неотвратимо вреза́лся в барабанные перепонки Чжэн Хаомина, причиняя почти физическую боль. От этого кошмарного ощущения его всего передернуло. После короткой паузы он ответил:

– Я из полиции.

Вслед за тихим шорохом деревянная дверь лачуги отворилась вовнутрь. В тусклом свете, лившемся из помещения, Чжэн Хаомин увидел силуэт, напоминающий чудовище из кошмаров. И хотя он успел морально подготовиться к тому, что именно увидит, по его лицу все же пробежала невольная судорога. А кто не испугался бы, столкнувшись с таким монстром поздно ночью?..

И правда, перед ним стояло вылитое чудовище: сгорбленная спина, лысый череп без единого волоска и только полоски старых иссиня-черных рубцов на голове. Лицо тоже все испещрено шрамами, так что нельзя найти ни одного живого места. Черты лица выглядели еще более отталкивающими: неровно посаженные глаза, уродливый нос, словно от него отхватили кусок, рассеченная надвое верхняя губа.

Чжэн Хаомин сделал глубокий вдох, беря эмоции под контроль, и обратился к этому «монстру» по имени:

– Хуан Шаопин.

Взгляд жуткого калеки по имени Хуан Шаопин в одно мгновение стал серьезным. Он чуть ли не целую вечность неотрывно разглядывал человека напротив, после чего срывающимся голосом произнес:

– Вы… офицер Чжэн?

Его голосовые связки были сильно повреждены. Когда он говорил, то создавалось ощущение, что голос совершенно не слушается его.

Брови Чжэн Хаомина взметнулись вверх от удивления.

– Не думал, что ты узнаешь меня… столько лет прошло, а ты до сих пор помнишь.

– Как я мог забыть? – сквозь зубы выдавил Хуан Шаопин. Звучание его голоса было для Чжэн Хаомина медленной мучительной пыткой.

– Я тоже не забыл. Ни на минуту не забывал. – Голос полицейского тоже задрожал от волнения. – Поэтому только сейчас пришел к тебе.

– Входи, – сказал Хуан Шаопин, развернувшись и направившись в глубь комнаты. При ходьбе он всем телом опирался на костыль – теперь стало видно, что ноги его тоже сильно изувечены.

Жилье было совсем крохотным, чуть больше десяти квадратных метров. Рядом со входом был отгорожен закуток, где стояли плита и посуда; надо полагать, это была кухня. Чуть дальше находилась жилая комната, обставленная крайне скудно: кровать, стол, несколько стульев… Единственным стоящим предметом здесь был 21-дюймовый старомодный телевизор.

 

От увиденного у Чжэн Хаомина болезненно защемило в груди.

Так не должно было случиться. В жизни этого человека тоже все могло сложиться иначе. Но все изменилось после того трагического случая, произошедшего восемнадцать лет назад…

Хуан Шаопин усадил гостя и сразу перешел к сути:

– Вы так внезапно пришли… Удалось обнаружить какие-то новые улики?

– Да, появились кое-какие зацепки… Но пока непонятно, стоящие ли. – Чжэн Хаомин вынул фотоаппарат и включил режим просмотра. – Взгляни-ка на этих людей; может, кого-то узнаешь…

Хуан Шаопин, придвинувшись, сосредоточенно уставился на дисплей фотоаппарата. Но совсем скоро на его лице проступило разочарование.

– Нет, они все слишком юные. Восемнадцать лет назад… Это просто не мог быть кто-то из них.

– Знаю, – подавленно пробормотал Чжэн Хаомин, прикусив губу. – Но я ждал столько лет – и вот, наткнулся на эту зацепку… Я не хочу упустить ни одной ниточки, которая может привести к преступнику. Посмотри-ка внимательно. Пусть даже это не тот самый человек, но он может быть как-то с ним связан… Приглядись, не упусти ничего, что сможет вызвать у тебя смутные ассоциации.

– Какие такие смутные ассоциации? – Хуан Шаопин с недоумением глянул на полицейского.

Чжэн Хаомин не нашелся что ответить. И правда, чего он требует от собеседника? Какие вообще ассоциации у того могут возникнуть, если это изначально совсем другой человек? Поставленная задача изначально была невыполнима, и даже абсурдна по своей сути.

К счастью, Хуан Шаопин не стал заострять на этом внимания. Он все так же скрупулезно, снимок за снимком, просмотрел все фотографии, хранящиеся на карте памяти камеры, после чего отрицательно покачал головой, показывая, что никого не обнаружил.

На Чжэн Хаомина накатила опустошенность и безысходность. Тихо вздохнув, он убрал фотоаппарат в сумку.

– Что это были за люди? – спросил Хуан Шаопин, видимо, пытаясь сменить тему и таким образом отвлечь собеседника от грустных мыслей.

Чжэн Хаомин не ответил. Был ли смысл что-то объяснять? Он же совершенно не в курсе дела. В том трагическом событии, произошедшем восемнадцать лет назад, он был всего лишь безвинной жертвой…

Хуан Шаопин, словно догадываясь, о чем думает полицейский, неприятно рассмеялся. Было непонятно, потешался ли он над собой или над собеседником. При этом его рассеченная надвое губа приподнялась, обнажая ряд белоснежных зубов.

Чжэн Хаомин нахмурился.

– Тебе… тебе нужно сделать пластическую операцию. – Но, сказав это, он тут же пожалел.

– Пластическую операцию? – Хуан Шаопин натужно выдавил из себя несколько горьких смешков. – А на какие деньги? У меня есть только небольшое пособие да жалкие гроши, выручаемые за продажу собранного на улице мусора. То, что я смог дожить до сегодняшнего дня, – уже достижение.

– И то правда… – Чувствуя неловкость, Чжэн Хаомин решил сменить тему. – Да… ты просмотрел все фотографии. Если потом что-то придет на ум, немедленно свяжись со мной… Возможно, я к тебе еще приду.

Хуан Шаопин ничего не ответил. Он поднялся, опираясь на палку, всем своим видом показывая, что готов проводить гостя.

Два дня спустя, 21 октября, 10:45

Гнетущая атмосфера, повисшая в кабинете начальника отдела уголовного розыска Управления общественной безопасности Чэнду, невидимой петлей сдавливала горло. Начальник Хань Хао в порыве гнева ударил по столу и вскочил с места, его глаза округлились от шока. Он резко спросил, практически прорычал:

– Что? Повтори, что ты сказал?

Стоявший напротив разъяренного Хань Хао – Инь Цзянь, его подчиненный, был на целую голову ниже своего массивного начальника. Пару мгновений он кусал губы, собираясь с духом, после чего голосом, в котором смешались горе и паника, произнес:

– Только что позвонили из полицейского участка Наньчэн и сообщили, что Чжэн Хаомин… наставник Чжэн… убит.

– Конкретнее! – На скулах Хань Хао вздулись желваки. Хотя он намеренно сдерживал себя, от проскальзывающих в его словах мучительной скорби и гнева невольно пробирала дрожь.

– По словам коллеги из участка Наньчэн, десять минут назад к ним поступил срочный вызов с сообщением, что на подведомственной им территории произошло убийство. Спустя пять минут первый наряд полиции прибыл на место происшествия. Обнаружилось, что убит наставник Чжэн из нашего отдела. Тогда они сразу связались с нами по телефону и доложили об обстоятельствах дела… Детали выясняются.

– Сейчас же выдвигаемся на место! – Хань Хао набросил на плечи пальто и стремительным шагом направился прочь из кабинета.

Инь Цзянь прорысил пару шагов, догоняя, после чего подстроился под шаг начальника и пошел вслед за ним, добавив:

– Начальник Хань, есть еще одно довольно странное обстоятельство. Тот, кто вызвал полицию, – сам полицейский.

– Да? – Хань Хао ни на секунду не замедлил шаг. – Из участка Наньчэн?

– Нет, он назвался начальником отдела уголовного розыска Лунчжоу.

– Лунчжоу? – Начальник нахмурился. – Так это же черт знает где. С какой стати этот тип оказался на моей территории?

Впрочем, эта мысль занимала его внимание лишь долю секунды. В этот момент ему действительно было не до того, чтобы задаваться странными вопросами, к которым даже пока не ясно, с какого боку подобраться. На пути от своего кабинета до машины Хань Хао успел вызвать по телефону лучшего судмедэксперта и следователей, а также самых способных оперативников угрозыска, велев всем в кратчайшие сроки прибыть на место преступления.

Весть о смерти Чжэн Хаомина произвела эффект разорвавшейся бомбы, вмиг разлетевшись по внутренней связи по всему Управлению общественной безопасности Чэнду. Новость вызвала такой сильный резонанс даже не столько потому, что был убит полицейский, сколько из-за самой личности Чжэн Хаомина, его репутации и достижений, приобретенных за почти тридцать лет службы в полиции.

Чжэн Хаомину в этом году исполнилось сорок восемь лет. В двадцать три он пришел на службу в отдел угрозыска Чэнду и с тех пор в полной мере проявил свои способности, раскрыв одно за другим несколько крупных и запутанных дел. Им лично были найдены и задержаны десятки жестоких преступников. И пусть без высшего образования шансов продвинуться по карьерной лестнице у него было немного, тем не менее он давно прослыл легендой среди своих коллег в Управлении. В последние два года возраст брал свое, и Чжэн Хаомин все реже принимал участие в оперативной работе. Однако для всех молодых ребят в отделе он являлся уважаемым наставником. Без преувеличения можно было сказать, что Чжэн Хаомин был живым символом угрозыска Чэнду. Даже начальник отдела Хань Хао, известный своим крутым нравом, почтительно обращался к нему «наставник Чжэн».

Внезапная смерть такого человека для любого полицейского была что нож в сердце. И, несомненно, сильнее всего она ударила по Хань Хао.

В машине он все время торопил водителя:

– Быстрее! Быстрее!

Сине-белая полицейская машина со включенной мигалкой на скорости под сотню километров в час мчалась по кольцевой дороге, расчищая себе путь воем сирены.

Два года назад Чжэн Хаомин купил собственную квартиру в Чэнду и перевез туда всю семью, поэтому выделенное ему Управлением жилье освободилось. Однако оно тоже не всегда пустовало – иногда, засидевшись на работе, Чжэн Хаомин оставался там переночевать. С одной стороны, его окружали коллеги, что было удобно для решения рабочих вопросов, и в то же время он не тревожил сон жены и дочки, привыкших рано ложиться спать. Со временем прежнее жилье стало для него своего рода вторым кабинетом.

По сообщению с участка Наньчэн, Чжэн Хаомин был убит именно в его служебной квартире. Территориально это было совсем недалеко от Управления, к тому же машина, на которой ехал Хань Хао, неслась что есть мочи, так что не прошло и десяти минут, как они уже прибыли на место.

Этот жилой микрорайон был весь застроен старыми низкими кирпичными домами. Квартира Чжэн Хаомина находилась в седьмом корпусе на третьем этаже. У двери подъезда караулил молодой сотрудник полиции. Хань Хао, не дожидаясь, пока машина полностью остановится, открыл дверь и выскочил наружу. Зайдя в дом, он скорым шагом двинулся вверх по лестнице. Поднявшись на третий этаж, увидел двух полицейских, охраняющих вход в квартиру Чжэн Хаомина. Они узнали Хань Хао и тут же уважительно поздоровались:

– Начальник Хао, вот и вы!..

– С какой стати вы стоите снаружи? – резко спросил Хань Хао с суровым выражением лица и, не дожидаясь ответа, продолжил: – Доложите обстановку.

Парни замялись с ответом. Один из них, почесав голову, произнес с запинкой:

– Мы… сами не знаем. Тот человек не разрешил нам войти, велел охранять снаружи.

Полицейский сказал чистую правду. Получив приказ из дежурной части, они тут же отправились сюда. Однако вызвавший полицию человек, находившийся в квартире, не дал им даже приблизиться к телу; притом по документам он оказался начальником отдела уголовного розыска. Полицейские пришли в замешательство и не знали, что и предположить. Приехал ли он специально, чтобы расследовать это дело? В такой ситуации им ничего не оставалось, как встать на стражу у дверей и сообщить о произошедшем в местный отдел уголовного розыска.

Хань Хао, понятное дело, всего этого не знал. И хотя у него в голове роилось множество вопросов, он не стал больше ничего спрашивать, вместо этого направившись в квартиру, чтобы увидеть все собственными глазами.

Квартира была двухкомнатная; по левую сторону от входной двери находилась гостиная, по правую – кухня. Тело Чжэн Хаомина лежало на полу гостиной лицом вверх. От шеи и вниз все было залито кровью. С первого взгляда было ясно, что с момента смерти уже прошло какое-то время. В комнате находился еще один человек, который стоял на одном колене рядом с телом и пристально рассматривал лежащий на полу кухонный нож. В таких старых домах вентиляция была неважная, поэтому в комнате висел густой запах крови.

Хань Хао, сделав пару шагов от двери, остановился и с мрачным видом спросил:

– Кто вы такой?

В этот момент Инь Цзянь тоже зашел в квартиру и встал за спиной начальника.

Незнакомец тут же обернулся на звук голоса. Стало видно, что это мужчина лет сорока, худощавого телосложения. У него были прямые волосы и густые брови. Глаза хоть и не были большими, но их взгляд поражал своей проницательностью.

Заметив вошедших, мужчина левой рукой дал знак не подходить ближе. Другой рукой он вытащил из внутреннего кармана удостоверение и кинул в руки Хань Хао, представившись:

– Ло Фэй, начальник угрозыска Лунчжоу.

Хань Хао протянул руку и уверенным движением поймал документ. Бегло проглядев, передал его Инь Цзяню и вполголоса распорядился:

– Пусть в информационном отделе проверят его данные.

Уши Ло Фэя слегка дрогнули, словно тот расслышал то, о чем говорил Хань Хао. Не спуская с пришедших цепкого изучающего взгляда, он спросил:

– Вы из уголовного розыска?

Инь Цзянь, показывая в сторону Хань Хао, произнес:

– Это наш начальник Хань.

Ло Фэй коротко кивнул.

– Хорошо. Тогда вы прекрасно знакомы с процедурой осмотра места преступления. Если собираетесь приблизиться к телу, будьте осторожны и не уничтожьте улики, которые могли остаться.

На лице Хань Хао проступило крайнее недовольство; он махнул рукой Инь Цзяню, чтобы тот вышел наружу. Инь Цзянь незаметно покачал головой в знак неодобрения: ему было прекрасно известно о раздутом самомнении своего начальника. Своими словами Ло Фэй, пусть и по незнанию, перешел границы дозволенного. Учитывая, что Хань Хао сейчас переполняли горе и негодование из-за смерти Чжэн Хаомина, только что сказанное, несомненно, настроило его против Ло Фэя.

И действительно, как только Инь Цзянь покинул квартиру, за дверью раздался голос Хань Хао:

– Начальник Ло, что вы здесь делаете?

В голосе Хань Хао прорезались стальные нотки, из-за чего вопрос прозвучал крайне требовательно и жестко.

Ло Фэй на мгновение опешил. Сейчас он тоже заметил, что атмосфера резко накалилась. Сообразив, что собственные слова и действия минутой ранее действительно были немного бестактными, поспешно поднялся на ноги и попробовал объясниться:

– Я… Я пришел к полицейскому Чжэну по личному делу. Я и не думал, что полицейский Чжэн…

– А раз вы пришли по личному делу, я прошу вас покинуть место преступления, – холодно перебил Хань Хао, не дожидаясь, пока собеседник закончит говорить. – Что касается определения хронологии событий – прошу подойти к офицеру Инь, который стоит на выходе из квартиры; он проведет ваш допрос.

Ло Фэй с минуту напряженно изучал крепкого и рослого мужчину в паре шагов от него. Тот в свою очередь сверлил его враждебным взглядом, всем своим видом излучая непреклонность. Тут в комнату вошли несколько человек, сопровождаемые негромким шумом. Судя по их форме и принесенному снаряжению, это были судмедэксперт и следователи.

 

– Поскорее покиньте помещение, не мешайте нам работать, – еще раз поторопил собеседника Хань Хао с явной неприязнью в голосе.

Ло Фэй подавленно вздохнул, после чего, осторожно ступая и внимательно глядя себе под ноги, двинулся к выходу. Дойдя до Хань Хао и остальных, он сказал:

– У меня уже появились некоторые соображения; возможно, нам стоит сначала обсудить их…

– Нет необходимости; наша работа – это наша работа, и вас она никоим образом не касается. Сейчас ваш долг как заявителя – дать показания для содействия следствию. Вы сами из уголовного розыска, так что должны быть прекрасно знакомы со всеми положенными процедурами. – Очевидно, Хань Хао выждал удобный момент, чтобы обратить оскорбившую его фразу Ло Фэя против него самого.

– Офицер Ло, пожалуйста, подойдите сюда, – окликнул Инь Цзянь, наполовину высунувшись из-за двери. Он был настроен намного доброжелательнее Хань Хао и, можно сказать, давал шанс Ло Фэю достойно выйти из неудобного положения. Тот кивнул в знак признательности и скрепя сердце вышел за дверь. Оставшиеся в квартире Хань Хао и остальные сразу занялись делом.

Инь Цзянь потянул Ло Фэя к лестничной площадке и, немного оправдываясь, произнес:

– Такие у нас рабочие порядки, не обижайтесь. А сейчас прошу вас изложить хронологию событий, имеющих отношение к вашему приходу сюда.

С этими словами Инь Цзянь достал блокнот и ручку. В это время снизу раздался протяжный вой полицейской сирены, и все повернули головы на звук. Оказалось, это подоспело подкрепление в лице других оперативников угрозыска.

Ло Фэй махнул рукой, привлекая внимание Инь Цзяня.

– Изложение хронологии событий предлагаю перенести на более подходящее время, сейчас есть дело поважнее. Вы можете отдавать приказы прибывшим оперативникам?

Инь Цзянь отрицательно мотнул головой.

– Наш начальник здесь, как я могу самовольно действовать в обход него?

– Тогда сообщите вашему начальнику, чтобы срочно отдал распоряжение. Необходимо объявить в розыск подозреваемого: мужчину худого телосложения, ростом приблизительно сто шестьдесят пять сантиметров, скорее всего, с ножевыми ранами на руках. Его могли заметить неподалеку от места преступления между одиннадцатью часами вечера и двумя часами ночи, – торопливо, но четко изложил Ло Фэй, не сводя с собеседника горящего взгляда.

Инь Цзянь смешался.

– Не получится. Наш начальник точно не прислушается к вам.

– Вы должны мне поверить, – продолжил настаивать Ло Фэй с твердой убежденностью в собственной правоте.

Инь Цзянь горько усмехнулся.

– Нет, вы не до конца понимаете ситуацию. Сейчас вопрос не в том, верю я вам или нет, а в другом… Вам следует делать то, что говорит наш начальник, а не пытаться заставить его поступать по-вашему.

Ло Фэй ненадолго замолчал, переваривая услышанное, после чего вздохнул и произнес:

– Хорошо. Тогда записывайте мои показания. Мне было необходимо встретиться с офицером Чжэном по личному делу. В девять пятьдесят две утра я позвонил ему на рабочий номер телефона, но его на месте не оказалось. Ваш коллега, парень по фамилии Сунь, сообщил мне другие его контакты. Я позвонил офицеру Чжэну на мобильный телефон, но никто не взял трубку. Затем я от его домашних узнал, что он может быть в этой квартире. В десять тридцать семь я прибыл сюда; дверь была не заперта. Я постучал, но никто не откликнулся. В тот момент я почувствовал в воздухе запах крови. Зайдя внутрь, обнаружил труп Чжэн Хаомина. Я тут же позвонил по номеру «сто десять» и сообщил о произошедшем, сразу приступив к обследованию места преступления. В десять сорок четыре прибыли полицейские из ближайшего участка. Я не позволил им войти в квартиру, чтобы они случайно не повредили улики. В десять пятьдесят пять прибыли вы.

Ло Фэй лаконично, но очень четко изложил последовательность событий, к тому же предельно точно указав их время. Инь Цзянь, записав сказанное слово в слово, посчитал, что все, что требовалось узнать непосредственно по сути дела, Ло Фэй уже сообщил. Подумав немного, он решил задать общий вопрос:

– Вы были знакомым наставника Чжэна?

Против его ожиданий, Ло Фэй помотал головой:

– Нет.

Инь Цзянь прищурился от удивления.

– Тогда как так получилось, что вы искали с ним встречи по личному делу?

Ло Фэй мгновение колебался с ответом.

– Это связано с одним расследованием… с делом, которое вел офицер Чжэн.

– С делом? – Инь Цзянь потер кончик носа, запутавшись еще больше. – Тогда это должна была быть рабочая встреча?..

На этот раз Ло Фэй надолго погрузился в молчание. Воцарившаяся пауза резко контрастировала с его беглыми ответами минутой ранее. Наконец он спокойным размеренным тоном продолжил:

– Это дело восемнадцатилетней давности. В то время я еще не служил в полиции… Это дело коснулось меня лично.

Дело восемнадцатилетней давности? Инь Цзянь досадливо поморщился.

– Это же когда было! Отчего вы решили именно сейчас поворошить далекое прошлое?.. Ладно, это к делу не относится. Так… Опишите, что вы увидели на месте преступления.

– Не относится к делу? – Взгляд Ло Фэя мгновенно помрачнел. – Я бы так не сказал.

Его тон вдруг резко сменился на холодный, так что собеседника даже прошибла дрожь. Инь Цзянь, застыв под суровым взглядом Ло Фэя, нерешительно спросил:

– Вы говорите, что смерть наставника Чжэна и то дело связаны между собой… Что это было за дело?

Ло Фэй заметил, как занервничал собеседник, и заставил себя успокоиться. После чего он непринужденным тоном задал встречный вопрос:

– Как давно ты работаешь в отделе уголовного розыска?

– Еще нет и двух лет, – честно ответил парень.

– Оканчивал полицейскую академию?

– Да, окончил Полицейскую академию провинции Сычуань по специальности «криминалистика».

– В таком случае я твой однокашник. – Ло Фэй улыбнулся парню, его взгляд смягчился и потеплел. – Я тоже учился там и тоже по специальности «криминалистика». Ага… Хуан Вэй, наверное, сейчас один из преподавателей?..

– Верно! – Парень активно закивал. – Он вел у нас курс «Криминалистическое исследование следов преступлений».

– Мы с ним были однокурсниками. – Ло Фэй легонько хлопнул парня по плечу. – Любой пожилой преподаватель на факультете, кого бы ты ни спросил, точно еще помнит меня.

– Ой, я и не думал, что вы действительно мой однокашник!

В глазах Инь Цзяня читалось неприкрытое восхищение, даже какой-то детский восторг; лицо его оживилось, а голос зазвучал намного дружелюбнее.

– Хорошо. Сейчас ты полностью во мне уверен, так? – Лицо Ло Фэя вновь стало серьезным. – Потому что мне нужна твоя помощь.

Инь Цзянь с готовностью кивнул в ответ, хотя и видел Ло Фэя впервые. Мужчина перед ним обладал какой-то необъяснимой притягательностью: он в два счета мог расположить к себе человека, завоевать его доверие, вызывая чувство духовной близости и надежности, словно старший брат или товарищ.

– Отлично. – Ло Фэй удовлетворенно потер подбородок, из-за чего в уголках его рта обозначились две складки. – Пока не будем о деле восемнадцатилетней давности; сейчас есть более насущные дела. Меня волнует несколько вопросов, и я хочу, чтобы ты на них ответил. Было ли что-то необычное в поведении офицера Чжэна последние дни? Другими словами, замечали ли за ним странные слова или поступки?

– Необычное? – Инь Цзянь опустил голову, ненадолго задумавшись. – Последние два дня он постоянно был на выездах… впрочем, это вряд ли можно считать чем-то необычным. Для уголовного розыска частые выезды в порядке вещей.

– Да? А над каким делом он работал?

Инь Цзянь покачал головой:

– Да ни над каким, если честно. Все-таки возраст у наставника Чжэна брал свое; он уже не мог полноценно заниматься оперативной работой и самостоятельно вести крупные дела и по большей части был занят аналитикой и руководством. Впрочем, он был таким человеком, что не мог сидеть без дела. Даже если в какой-то момент у него не было текущей работы, он частенько выезжал в город, следил за настроениями в обществе и все такое… А, точно! Последние два дня он главным образом занимался старыми расследованиями.

– Откуда ты знаешь? – Ло Фэй всерьез заинтересовался последней фразой Инь Цзяня. – Он обсуждал это с тобой?

– Напротив, он редко обсуждал дела с другими. Наставник Чжэн всегда держался особняком и любил действовать в одиночку, избегая общения с людьми. Я лишь заметил, что в последнее время он всегда брал с собой на выезд цифровой фотоаппарат, потому и пришел к такому выводу.

– Цифровой фотоаппарат? – Брови Ло Фэя взлетели вверх. – Марки «Никон» серебристого цвета?

– Верно. Всему нашему отделу закупали фотоаппараты этой марки… А откуда вы знаете?

115-й день 8-го месяца по лунному календарю приходится на конец сентября – начало октября.