3 książki za 35 oszczędź od 50%

В поисках истины

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 2
Все мы кровоточим

Иисус вышел из лодки на берег, и толпа тотчас же устремилась к Нему. Там, за морем, на другом берегу, простирается земля Гадаринская. Но слухи о Нём докатились уже и сюда (1).

Даже ученики Его стали переговариваться шёпотом, увидев такое скопление народа. Один из них указал пальцем на берег.

– Вы видели такое?

Другой кивнул в знак согласия:

– Видел, и не раз. Только не знаю, что со всем этим делать.

В разговор вступил третий:

– Я и представить себе не мог, что такое возможно.

Иисус лишь улыбается, слушая их речи. У Него должно состояться несколько важных встреч. То, что произойдёт здесь в ближайшие несколько минут, перевернёт мир вверх дном.

Прямо к Нему по берегу бежит мужчина. Одежды развеваются. По виду человек богатый. Один из начальников здешней синагоги. Он протискивается сквозь толпу. Апостолы сдвигаются вокруг Иисуса, чтобы защитить Его. Но Иаир падает перед Ним на колени и начинает умолять Его: «Дочь моя при смерти; приди и возложи на неё руки, чтобы она выздоровела и осталась жива». (2)

Иисус доброжелательно улыбается и кивает в знак согласия.

– Веди Меня к ней.

Иаир ведёт Его по улице, с криком расталкивает толпу. Он боится, что не успеет и дочь вот-вот умрёт.

– Прочь с дороги! – выкрикивает он то и дело.

Но Иисус и не думает торопиться. Напротив, Он идёт очень медленно. И, судя по всему, делает это преднамеренно.

Он Сам выбрал эту улицу. Он ждал этого дня. Этого момента. Толпа теснит Его со всех сторон, но это Его мало беспокоит. Он выжидает, тянет время. Он уже успел заметить её в толпе позади Себя, и сердце Его забилось в радостном предвкушении. Он знает, как её зовут. И вот она здесь. Незаметно пробирается сквозь толпу с отчаянным выражением на лице. Он – её последняя надежда, и Он знает это. Он улыбается Сам Себе.

Она слышала множество историй. Ведь слухи заполонили всю Иудею. Про того человека, у которого высохла рука. Или про слугу центуриона. Потом ещё сын той вдовы из города Наин. Его уже вынесли в гробу за ворота дома. Или парализованный, которого друзья спустили на покрывале через отверстие в крыше прямо в дом к Исцелителю. А Тот лишь коснулся его рукой, и человек тотчас же встал и самостоятельно вышел из дома через входную дверь. Рассказывали также и о том, как Он силой Своего слова успокоил ветер и утихомирил разбушевавшиеся волны. Как Он налагал Свои руки на страждущих от самых разных хворей, и все они исцелялись. Он исцелил всех до единого. И наконец, она услышала и о том, как исцелил Он одного человека в стране Гадаринской от беснования, изгнав из него нечистую силу. А совсем недавно она слушала, как Он читал пророка Исаию в Синагоге. О том, как Дух Господень осеняет Его. Она знала это пророчество.

Он – Исцелитель. Тот, о Котором рассуждали пророки.

Вот и она. Безвинно страдает кровотечением уже более двенадцати лет (3). Трудно сказать, почему так, но в 15-й главе книги Левит изложены строгие предписания для таких несчастных, как она. В глазах закона она является нечистой, осквернённой. Осквернённым считается и всё то, к чему она прикоснётся, на что положит руку, ляжет, сядет, наденет на себя. Это же касается и людей, с которыми она может вступить в контакт. То есть любой, к кому она прикоснётся, становится нечистым. Ей запрещается «быть с мужчиной», а мужчинам не разрешается иметь с ней дело. Правила есть правила, закон строг по отношению к ней. «Отойди в сторону. Ты – отверженная, ты – пария». Эта женщина в таком состоянии не может участвовать в богослужениях или приносить жертву. Ей даже не позволено переступать порог храма. И так продолжается уже более десяти лет. Она не может пообщаться со священником, а следовательно, и с Богом тоже. И нет средства, способного помочь ей. Нет прощения. Она никому не пожимает руку на людях. Никого не целует. Никого не заключает в свои объятия. Её руки всегда опущены вниз.

Сколько раз за все эти годы она думала, что лучше бы ей уже умереть, чем влачить такую жалкую жизнь.

Ей постоянно приходится носить пелёнку. Кусок материи, который бы впитывал кровь, не позволяя ей течь по ногам, но порой пелёнка промокает и пропитывается кровью насквозь. Иногда она даже оставляет после себя капли крови на дороге. Её гложет постоянный стыд. Дома, на заднем дворике, где она обычно занимается стиркой, постоянно болтаются на верёвках окровавленные тряпки. Соседи видят, как они трепещут на ветру, но сделать ничего не могут. Приходится терпеть. Хотя окровавленное тряпьё издаёт неприятный запах.

Женщина перепробовала всё, что можно. Извела кучу денег на врачей. Перебывала у всех, у кого могла. Ничего не помогло. Ситуация лишь ухудшилась.

Все вокруг знали о её недуге. То есть её позор был известен всем. В глазах людей её болезнь – это грех. Либо она согрешила сама, либо это проклятие, наложенное на неё за грехи членов её семьи. Во всяком случае, именно так трактует эту болезнь закон Моисея. Вот так она и живёт, слушая постоянные кривотолки и пересуды людей. Наверное, она в чём-то сильно согрешила, рассуждают они. И вот сейчас расплачивается за содеянное. Одному Богу известно, за что именно.

Не женщина, а какое-то ходячее убожество, наполненное нечистотами. Но ведь она тоже «дочь Авраама», не будем забывать об этом. Из того, о чём повествуется в Библии, нам известно не только о недомогании женщины. Мы также можем судить, опираясь на библейский текст, что ей известно кое-что и об Иисусе. Во всяком случае, она наслышана о Нём. Однако мы ничего не знаем о том, почему она следовала за Христом, осторожно подкрадываясь к Нему. Сомнений на этот счёт быть не должно. Она именно тайком подкрадывалась к Нему.

Чтобы всем нам в полной мере понять ту степень отчаяния, в котором пребывала эта несчастная, а также оценить то мужество, толкнувшее её на подобный отчаянный шаг, давайте оставим женщину там, где она находится сейчас. На улице, в толпе народа. Чтобы понять её истинные мотивы, нам нужно прежде всего уразуметь, что или кто толкал её навстречу Христу, кто вселил в неё надежду, которая и привела её сюда, на эту улицу.

А чтобы понять, нам придётся вернуться на полторы тысячи лет назад.

Под защитой его крыл

В 1500 году до Рождества Христова Моисей вывел три миллиона евреев из Египта [6]. На момент своего ухода из Египта евреи были рабским народом. И вот они двинулись в путь и шли по пустыне три дня. Людей стала мучить жажда. Нашли какой-то колодец, но вода в нём оказалась тухлой. Народ стал роптать. Господь подсказал Моисею бросить в воду дерево. Он так и сделал, и вода тотчас же стала сладкой. (Обратите внимание, избавление пришло именно через дерево.) А потом Он сказал: «Я Господь Бог твой, целитель твой» (Исх. 15:26).

В этой связи важно отметить, что целитель – это одно из первых имён, которым Господь именует Себя Сам, после того как освободил Свой народ из уз рабства. По-еврейски это звучит так: Yahweh-Raphah, что буквально означает следующее: «Господь – твой Целитель».

Три месяца спустя Моисей уже стоял у подножия горы Синай.

«Моисей взошёл к Богу на гору, и воззвал к нему Господь с горы, говоря: так скажи дому Иаковлеву и возвести сынам Израилевым: вы видели, что Я сделал Египтянам, и как Я носил вас как бы на орлиных крыльях, и принёс вас к Себе. Итак, если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете моим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля, а вы будете у Меня царством священников и народом святым; вот слова, которые ты скажешь сынам Израилевым» (Исх. 19:3–6).

В этом отрывке Господь вводит понятие «крылья». На орлиных крыльях Он перенёс народ Израиля к себе. Иными словами, крылья символизируют защиту Господа, Его помощь в освобождении. Далее Господь, наставляя Моисея, как ему следует строить ковчег завета, развивает эту мысль, объединяя в одно целое идею исцеления и освобождения под защитой Его крыл.

«И будут херувимы с распростёртыми вверх крыльями, покрывая крыльями своими крышку, а лицами своими будут друг к другу: к крышке будут лица херувимов. И положи крышку на ковчег сверху, в ковчег же положи откровение, которое Я дам тебе; Там Я буду открываться тебе и говорить с тобою над крышкою, посреди двух херувимов, которые над ковчегом откровения, о всём, что ни буду заповедовать чрез тебя сынам Израилевым» (Исх. 25:20–22).

Итак, крылья Бога – это покров и защита для Его народа. И даже более того. Он Сам пригласил всех этих людей прийти к Нему и укрыться под защитой Его крыл.

В Псалме 90 (вполне возможно, этот Псалом написал сам Моисей) об этом говорится так:

«Живущий под кровом Всевышнего под сенью Всемогущего покоится, говорит Господу: прибежище моё и защита моя, Бог мой, на которого я уповаю!” Он избавит тебя от сети ловца, от гибельной язвы, перьями Своими осенит тебя, и под крыльями Его будешь безопасен; щит и ограждение – истина Его» (Пс. 90:1–4).

Обращаю ваше внимание на все эти понятия, фигурирующие в рассматриваемых текстах. Покров. Убежище. Избавление. Доверие.

Но, поскольку Господь руководствуется вполне практическими целями, делая всё, чтобы Его народ не забыл Его наставлений, то он предпринимает следующий шаг. Обращаясь к Моисею, переводит разговор уже непосредственно на его дом.

 

«Объяви сынам Израилевым и скажи им, чтоб они делали кисти на краях одежд своих в роды их, и в кисти, которые на краях, вставляли нити из голубой шерсти; И будут они в кистях у вас для того, чтобы вы, смотря на них, вспоминали все заповеди Господни, и исполняли их, и не ходили вслед сердца вашего и очей ваших, которые влекут вас к блудодейству, чтобы вы помнили и исполняли все заповеди Мои и были святы пред Богом вашим. Я, Господь, Бог ваш, Который вывел вас из земли Египетской, чтоб быть вашим Богом: Я Господь, Бог ваш» (Чис. 15:38–41).

Ту же мысль Он повторяет во Второзаконии 22:12. «Сделай себе кисточки на четырёх углах покрывала твоего, которым ты покрываешься».

Еврейское слово, используемое в этом тексте для обозначения «углов», – это kanaph. Оно обозначает край или оконечность чего-либо, а также крыло (у птицы) или фланг (у армии), а также полу одежды или низ покрывала. Иными словами, угол/край одежды обозначается по-еврейски тем же словом, что и крыло. Господь как бы устанавливает незримую логическую связь между этими понятиями для Своего народа. Он как будто говорит, обращаясь к народу Израиля: «Край вашей одежды должен напоминать вам обо Мне и о Моей защите – Я освободил вас и исцелил».

Эта идея стала важнейшим элементом всей дальнейшей еврейской культуры.

Приблизительно за тысячу лет до Рождества Христова Давид бежал от Саула и скрывался в пустыне Ен-Гадди.

«И взял Саул три тысячи отборных мужей из всего Израиля и пошёл искать Давида и людей его по горам, где живут серны. И пришёл к загону овечьему при дороге; там была пещера, и зашёл туда Саул для нужды; Давид же и его люди сидели. И говорили Давиду люди его: вот день, о котором говорил тебе Господь: “вот, Я предам врага твоего в руки твои, и сделаешь с ним, что тебе угодно”. Давид встал и тихонько отрезал край от одежды Саула» (1 Цар. 24:3–5).

Так что, как вы думаете, отрезал Давид от одежды Саула?

Кисточку, которая олицетворяла Божье покровительство и защиту. Иными словами, Бог отдал Саула в руки Давида. И когда Давид показал эту кисточку Саулу, тот лишь глянул на свою одежду, у которой осталось лишь три края вместо четырёх, и всё понял. Он знал, чего ему теперь ждать.

Приблизительно в 740 году до Рождества Христова пророк Исаия сказал так:

«Разве ты не знаешь? разве ты не слышал, что вечный Господь Бог, сотворивший концы земли, не утомляется и не изнемогает? разум Его неисследим. Он даёт утомлённому силу, и изнемогшему дарует крепость. Утомляются и юноши и ослабевают, и молодые люди падают, а надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут – и не устанут, пойдут – и не утомятся» (Ис. 40:28–31).

Позднее пророк Малахий, живший за 400 лет до Рождества Христова, скажет об этом так:

«А для вас, благоговеющие перед именем Моим, взойдёт Солнце правды и исцеление в лучах Его, и вы выйдете и взыграете, как тельцы упитанные» (Мал. 4:2).

После чего пророки замолчали на четыре столетия. А потом появился Иисус, мальчик, и Он был облачён в рубашку с четырьмя краями. Младенец Иисус вырос и превратился в Иисуса Мессию, Yeshua Hamashiach по-еврейски. Но откуда нам известно, что эта идея, этот образ крыльев так важны для Него? Да Он же Сам говорит об этом, восклицая: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз Я хотел собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» (Мф. 23:37)

Вот она, цепочка, растянувшаяся во времени более чем на тысячу лет: от Псалмов к Малахии, а от него – к Матфею. И везде для обозначения крыльев используется одно и то же слово: kanaph. А сейчас снова возвратимся на ту улицу, где застыла в ожидании женщина, страдающая кровотечениями.

Вот он, мой стыд!

Новости распространяются быстро, и даже изгои наслышаны о Его подвигах. Что-то дрогнуло и встрепенулось в душе женщины. Что? Надежда? Отчаяние? И то и другое одновременно. Будучи нечистой, она не могла попасть туда, где бывал Он. Её бы просто не пустили. Ведь закон запрещает таким, как она, бывать в общественных местах. Она знает, что ей категорически нельзя бывать там, где собирается народ. Несчастная вынуждена влачить своё существование где-то на задворках. И уж одно она знает наверняка: ей точно не разрешается даже приближаться к кому бы то ни было, не говоря уже о том, чтобы прикоснуться к другому человеку. Тем более к Нему. Но её отчаяние столь велико, что в эту минуту она просто не думает о том, что скажут о её поступке другие.

Ведь она в любом случае человек конченый, и терять ей больше нечего.

Она затыкает не одну, а целых две тряпки между ног. Закрывает покрывалом лицо, чтобы её никто не узнал. Мимо неё движется народ. Он посреди толпы. На Него устремлены все взгляды. Она тихонько пристраивается в самом хвосте. Чтобы никто не заметил. Немного успокоившись, начинает осторожно пробираться поближе к Нему. Кого-то обходит, кого-то подвигает локтем. Если её поймают, ей грозит суровое наказание. Новый позор на её голову. Полный запрет на появление в общественных местах. Но несчастная упорно пробирается всё ближе и ближе к Нему, обливаясь кровью, но одновременно веря в возможность чуда.

Народ теснит её со всех сторон. Она прокладывает себе дорогу локтями. Прекрасно понимает, что преступила и нарушила все законы. Даже не хочет думать о том, что с ней сделают, если поймают. Ещё несколько шагов, и вот Он, совсем уже рядом. На расстоянии вытянутой руки. Вокруг несколько мужчин. Судя по их внешнему виду, они из Галилеи. Тот громкоголосый крупный мужчина, должно быть, Кифа. О нём она тоже слышала. Рыбак Симон, которого Иисус нарёк Кифой, что означает «камень», или Пётр. Толпа всё время движется, колышется в разные стороны, становится всё гуще и плотнее. В этой толчее она на какой-то момент вдруг теряет из вида Того, Кого называют Иисусом Назарянином. В отчаянии она бросается вперёд, подступает к Нему ближе и хватает за край Его одежды. Его рубахи. За кисточку. За крыло. Она буквально вцепилась в кисточку руками.

Он мгновенно почувствовал это касание. Сила покидает Его.

А она в это мгновение чувствует, как сила входит в неё.

Вот как об этом повествуется в Евангелие от Марка.

«Одна женщина, которая страдала кровотечением двенадцать лет, много потерпела от многих врачей, истощила всё, что было у ней, и не получила никакой пользы, но пришла ещё в худшее состояние, – услышала об Иисусе подошла сзади в народе и прикоснулась к одежде Его, ибо говорила: если хотя к одежде Его прикоснусь, то выздоровею. И тотчас иссяк у ней источник крови, и она ощутила в теле, что исцелена от болезни» (Мк. 5:25–29).

Евангелист Лука рассказывает эту историю так.

«И сказал Иисус: кто прикоснулся ко Мне? Когда же все отрицались, Пётр сказал и бывшие с Ним: Наставник! народ окружает тебя и теснит, – и Ты говоришь: кто прикоснулся ко Мне? Но Иисус сказал: прикоснулся ко Мне некто, ибо Я чувствовал силу, исшедшую из Меня. Женщина, видя, что она не утаилась, с трепетом подошла и, пав пред Ним, объявила Ему перед всем народом, по какой причине прикоснулась к Нему и как тотчас же исцелилась. Он сказал ей: дерзай, дщерь! вера твоя спасла тебя; иди с миром» (Лк. 8:45–48).

И Марк, и Лука используют, описывая эту историю, такие слова, как «немедленно», «сразу же», Матфей пишет «тотчас же». То есть буквально сразу, прямо на месте, женщина получила исцеление и поняла это. Двенадцать лет физических и нравственных страданий, боли, стыда, постоянного страха, всё, что скопилось в её душе за эти долгие годы, выливается из души слезами. Она пытается скрыться. Уйти незаметно. Её трясёт от страха, у неё подкашиваются ноги.

Иисус молчит. Он останавливается. Женщина замирает от страха, ожидая, что Он сейчас скажет. А Он спрашивает: «Кто только что прикоснулся ко Мне?» То есть её поступок не остался незамеченным. Её обнаружили. Какой стыд! Новая порция позора на её голову. После содеянного она станет ещё большей парией. Пожалуй, её даже могут побить камнями за то, что она нарушила закон. Иисус говорит громче: «Кто прикоснулся ко Мне?» Его Ученики во главе с Петром отвечают: «Учитель, взгляни на этих людей. К Тебе мог прикоснуться любой».

Иисус лишь качает головой в ответ. Они не понимают, не улавливают суть произошедшего. А Он ведь Солнце, Он несёт на Своих крыльях исцеление (4), и кто-то, кто понимает это, кто верит в Него, как в Целителя, прикоснулся к Нему, движимый верой, что получит от Него исцеление. Солнце Правды желает, чтобы эта женщина предстала перед Ним. Почему? Да потому что Он только что снова изваял её, вылепил, собрал заново. Он знал о её страданиях. Более того, Он страдал вместе с нею. Он видел, как она пробирается сквозь толпу. Знает, как она ослабла физически за двенадцать лет, сопровождающихся постоянной потерей крови. Потому-то Он и замедлил Свой шаг, давая ей возможность приблизиться к Нему вплотную и коснуться Его одежды.

Нет, она не вытянула из Него все Его силы. Никоим образом.

Вот Он поднимает руку.

– Кто-то намеренно прикоснулся ко Мне, и из Меня исторглась сила.

Все, все эти крепкие и сильные мужчины, сгрудившиеся вокруг Него, начинают лихорадочно искать в толпе злоумышленника. Вора.

Женщина трясётся от страха, она уже почти полностью утратила контроль над собой. В глубине душе она молит лишь об одном: чтобы Господь либо проявил к ней милость, либо покарал прямо здесь, на месте. Она падает на колени, орошая землю своими слезами. Низко склоняет голову, прячет глаза, с трудом выдавливает из себя слова. Обнародует свой позор перед всеми, объявляет о нём во всеуслышание:

– Вот он, мой стыд!

Гулким эхом вторят её словам каменные городские стены. С этой женщиной покончено. С бесстыжей срывают покрывало.

Иисус делает шаг навстречу ей. Он прекрасно знает, как её зовут. И Он безмерно рад видеть её перед собой. Он скучал по этой женщине, Он так долго ждал встречи с ней. Он и дорогу эту выбрал специально, потому что знал, что она пролегает рядом с её домом. Все эти годы страдало и болело не только её тело, сердце её рвалось на части. Но вот всё решилось. Иисус исцелил её тело. «Кровотечения прекратились». Он вызывает её сейчас для того, чтобы исцелить и её душу тоже. И вот из всех слов, которые Он бы мог сказать ей, Он выбирает одно-единственное, то самое, которое ей сейчас и нужно более всего на свете.

– Дочь моя! Дщерь!

Слово моментально проникает в сердце и звучит уже внутри. Оно танцует, вибрирует по её жилам, заполняет всё её нутро. Душа оживает. А ведь совсем недавно она готова была похоронить там свою последнюю надежду.

В Священном Писании ничего не сказано, что и как происходило на самом деле. Но лично мне думается, что Иисус подошёл к ней, протянул ей Свою руку и помог подняться с земли. Потом Он поставил её перед всеми собравшимися и обнял. Крепко так обнял. А она в это время заливается слезами у Него на плече. Он встречает Свою дочь, радуется её возвращению в родную семью. Но чтобы никто из тех, кто наблюдает сейчас за происходящим, не усомнился в этом и понял всё правильно, Он добавляет: «Вера твоя спасла тебя».

Наконец она в полной мере осознаёт, что с ней произошло.

– Я исцелилась! Я здорова! Всё в прошлом. Я снова стала такой, какой была когда-то. Ах, как же я мечтала об этом…

Лицо женщины проясняется, глаза светятся от счастья, когда она повторяет снова и снова: «Я – дочь Господа!»

6Почему я так уверенно утверждаю, что евреев было именно три миллиона? В книге Числа, глава 1, описывается, что в течение второго года блужданий народа Израиля по пустыне Моисей провёл перепись всех мужчин старше двадцати лет, то есть тех, кто может воевать. Таковых оказалось 603550. Опираясь на эту цифру, учёные полагают, что общее количество представителей мужского пола было где-то в пределах 1,2 миллиона человек или около того. А если присовокупить к этому числу ещё женщин и детей, то как раз и получим те самые три миллиона, о которых я говорил.