Берсерк забытого клана. Держава Владыки

Tekst
56
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Берсерк забытого клана. Держава Владыки
Берсерк забытого клана. Держава Владыки
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 18,19  14,55 
Берсерк забытого клана. Держава Владыки
Audio
Берсерк забытого клана. Держава Владыки
Audiobook
Czyta Сергей Ларионов
8,66 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Берсерк забытого клана. Держава Владыки
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог. О трактовках и толкованиях

Сивый и Барри оказались людьми крайне исполнительными, и подошли к возложенным на них поручениям с всеобъемлющей ответственностью, на которую оказались способны.

Они начали готовится к исполнению поставленных задач, буквально сразу же, после прошествия волнующего момента прощания со своим покровителем и благодетелем. Даже тот факт, что сутки давненько перевалили за полдень и пришло время для полноценного обеда, никак не отразился на боевом настрое бывших ватажников. Друзья повременили с трапезой, отдав предпочтение подготовке и сочтя этот пункт залогом успеха.

И вот, спустя какое-то время, двое отважных друзей вышли из постоялого дома господина Марка, со стороны заднего двора. Вечер только-только сменил ясный день и на улицы города опустились сумерки.

– И, таки, я ещё раз спрошу тебя, Сивый, – здоровяк Барри притормозил у лестницы, ведущей на Нижнюю Террасу Верхнего Ляпина. – Ты до конца уверенный, что верно истолковал наказ нашего благодетеля?

– Конечно! – бескомпромиссно заявил Остапий, и чётким, доведённым до автоматизма движением поправил полу шубы.

– Я, чего настойчивость-то проявляю, уж больно я переживаю про параграфу о кон-ку-рентах ентовых, бесовских, – продолжил Барри, проверяя удобство размещения крупнокалиберного обреза за голенищем.

– Какой пункт тебя смущает, и не даёт покоя? – Сивый сноровисто выхватил револьвер, прицелился куда-то в сторону, и также лихо убрал его в кобуру под распахнутой полой одежды.

– М-м-м, – Барри задумался и зашевелил губами, мысленно проговаривая текст. – Про проявление вежливости, – здоровяк ограничился обобщением, без приведения конкретных цитат слов господина Феликса.

– А-а-а! – выражение понимания озарило лицо мелкого товарища. – Так мы ж исполняем этот пункт! Побрилися, как и господин Феликс, – Сивый затеял перечисление. – Одежда у нас справная и дюже чистая, не сквернословим, опять же, как и наказывал наш барин, – он свирепо глянул вниз, на дома и улицы. – Ты лучше думай, как сподручнее проводить беседы с торгашами, и допытываться о поставщиках, – озадачился Сивый.

– Про приличия, хм-м, – Барри потеребил бороду. – На людях-то, надобно по именам обращаться, к друг дружке-то, – здоровяк высказал предположение.

– Дык, Барри, возьми за правило и зови меня Остапием, – Сивый сразу согласился с товарищем.

– В таком случае, Остапий, и ты меня называй правильным именем, – заявил здоровяк, слегка обидевшись на друга.

– Ну-у-у, – Сивый замешкался. – Барри, а я вот возьми, да и запамятуй, как тебя нарекли-то родичи, – он честно признался в неведении имени друга.

– Ты, Остапий, никогда и не знамши был, – насупился здоровяк. – Но, раз уж теперича требуется, то я обзовусь, как и положено, – Барри смягчился, глядя на виноватую физиономию Сивого. – Борислав я, зови Бориславом, на людях-то, – добавил здоровяк и замолчал, оценивая реакцию товарища.

Сивый посмаковал имя друга, вначале проговаривая его без звука, шевеля одними губами.

– Господин Борислав, – Остапий постучал по плечу здоровяка. – Нижайше просим вас, сподобиться и пройтись по лесенке вместе со мною, господином Остапием, – он наигранно поклонился, пародируя светские манеры, и распростёр руку в приглашающем жесте. – Так как мы диалог-то будем выстраивать с торгашами-то? – он напомнил о боевой задаче, делая первый шаг вниз.

– Можа мы это, сразу про перспективы разговор затеем, а? – Барри выдвинул свой вариант. – Будем вежливость вытворять, да и сказывать, как хорошо будет жить купчина, коли примет условия?

– М-мм, – Сивый наморщился. – А может ты просто скажешь, что ему жить разрешат, коли он пойдёт на щедрые условия сотрудничества? – ватажник задумался. – Хотя нет, – он отрицательно мотнул головой. – Там про перехват инициативы что-то было в инструкции… Не припомнишь?

– Помню, отчего же! – гордо заявил здоровяк. – Перебить толи поставщиков, толи цены, или объяснить про ОПТ! Мудрёно как-то, а, Сивый? ОПТ? – он создал такое выражение на лице, словно произнёс великое заклинание.

– Не-е-е, – запротестовал мелкий товарищ. – ОПТ – это когда сразу много товара, да и точно покупать станешь, но с дешёвой ценой, супротив штучной покупки, – он блеснул памятью и вспомнил о краткой расшифровке. – Тама в сносках к заданиям, от господина нашего, было толкование этого, – напомнил Сивый. – Читали же.

Барри напряг и свою память, чтобы не отстать от товарища в объёме почерпнутых знаний.

– Там и про ограничение способности приобретения было, когда иным торгашам, мелковатым супротив нас-то, мастеровые да промысловый люд цены повышают, – выпалил Барри на одном дыхании. – Тожа, в сносках.

– Поставщиков велено привечать, и выказвать всякое уважение, ежили оные господа на сделку сподобятся! – возразил его мелкий товарищ. – Короче! Дел у нас с тобою Барри… Э-хе-хех, невпроворот, – подвёл краткий итог Сивый, которому надоели пространные разговоры. – Готовься давай, уже подходим к торговым лавкам, – заявил Остапий, поглядывая на дома слева и справа. – Начнём мы вести диалоги с купчинами Рыночного Посада…

– Опасна та должность, ух как опасна, – с задумчивым согласием изрёк Барри. – Как уж там её обозначил наш благодетель?

– Ме-не-д-жер по закупкам товаров, – охотно напомнил Остапий. – Это вам не Статским Советником служить! Это – выгоду от поставки обеспечивать надобно!

– Да-а-а, это серьёзный чин, – протянул с пониманием здоровяк. – Нам ещё два дома сыскать надлежит, для исполнения всех задумок барина, для новых торговых лавок-то.

– Эх! Судьбинушка наша… – кивнул Остапий, отрешённо смотря в пространство перед собой.

Коротая время пути в полезном общении, господа добрались до нужной улицы.

Во время своей беседы они кратко прошлись почти по всем незнакомым пунктам и терминам, используемым господином Феликсом в своих записях.

Бывшие ватажники открыли для себя массу нового, интересного и перспективного в ведении торговли. Однако, друзья, недавние выходцы из криминального мира Империи Руссии, всё-таки переделали некоторые пункты памятки.

Господа адаптировали их к реальным условиям, сопоставив описываемые в инструкциях действия с общепринятыми традициями, и, конечно же, учитывая свои манеры ведения дел.

Тук-тук-тук!

Сивый остановился и постучал в первую попавшуюся дверь лавки, на вывеске которой красовался большой мясной окорок…

Интермедия первая. О переговорах…

Резиденция Потёмкиных, в городе Ставрополе, что на на Волге, ожила в одночасье. И на то есть весомая причина. Одиозная Графиня Полина Николаевна готовит встречу именитым дамам из высшего света.

Вся прислуга графской семьи так или иначе задействована в подготовке к принятию гостей. Не сказать, что почётных и желанных хозяйкой графиней, но однозначно важных.

Полина решила показать своим вероятным соперницам всю ту роскошь с богатством, которыми славилась её городская резиденция. Естественно, она должна показать себя со стороны серьёзной и здравомыслящей девушки, коей гордится семья.

Всему уделили внимание. Буквально каждой, даже самой, на первый взгляд, несущественной мелочи богатых интерьеров огромного особняка. Некоторые из работников умудрились и под высокие своды забраться, чтобы избавить от несуществующей пыли огромные, золотые люстры комнат и залов.

Но Полина всё ещё не приняла окончательного решения о регламенте предстоящего разговора с двумя высокородными посетительницами. Да и место проведения встречи в особняке пока не выбрала. К тому же, ожидаемые ею гостьи являются детьми глав знаменитых кланов Империи Руссии, и напросившимися на приём вместе со своими сопровождающими.

Наверное, девушки-клеветницы опасаются возникновения двояких толкований сделанных выводов и достигнутых договорённостей, по итогам предстоящего общения, или ещё чего-то, более неприятного.

Свидетели, видите ли, им понадобились. Ну или люди, желательно аристократы, способствующие недопущению возникновения открытых конфронтаций, называемых в простонародье бабскими драками.

Потёмкина младшая лишь загадочно улыбалась, всякий раз, когда её думы доходили до такого вот невероятного, но вполне возможного поворота в грядущем мероприятии. Отчего же они своих родителей не позвали?

Суровая графиня шествовала по коридору своего городского особняка, а по пятам следовал её верный поверенный, Резник, Егор Дмитриевич. Полина занималась осмотром многочисленных комнат и залов, проверяя результаты работ по подготовке к приёму, и продолжая выбирать помещение для его проведения.

Они остановились у витражных дверей галереи, за стёклами которых зеленел зимний сад.

– Полина Николаевна? – Резник участливо взглянул на свою строгую хозяйку. – Что-нибудь не так? – он вскинул бровь и перевёл взгляд на предмет её интереса, находящегося сразу за дверьми. – Мне кажется, или я сумел прочесть ваши мысли о месте проведения встречи? – добавил он с надеждой на положительный ответ.

– Егор Дмитрич, как ты считаешь, зимний сад станет хорошим решением сего сложного вопроса? – вместо ответа спросила графиня, входя в галерею.

– Почему нет? – Резник повёл плечом вверх. – Зелень, моя госпожа, всегда действовала на человека с успокаивающем эффектом, как подавитель внешних раздражителей, – он выдал свой взгляд в пользу этого помещения.

– Что ж, на том и порешим, – хозяйка подвела итог. – Распорядитесь, чтобы прислуга организовали здесь два столика, для нас и для сопровождающих, коим вы, Егор Дмитриевич, составите компанию, когда мы с княжнами перейдём к уединённому общению.

– Се непременно-с, моя госпожа! – отрапортовал поверенный. – Всё будет исполнено, – Резник почтительно поклонился.

– Вот и хорошо, – проговорила строгая графиня. – А теперь, прикажите служанкам прибыть в мои покои, мне нужно переодеться, – Полина развернулась и направилась к себе, дабы произвести последние приготовления к принятию визитёров.

 

Следующий час прошёл безо всяких событий, способных отвлечь хозяев и слуг городской резиденции Потёмкиных от своих важных дел. К назначенному часу начала встречи все подготовительные работы выполнили.

Гости прибыли все в одно время и без опозданий, что Потёмкина младшая тут же отметила, сочтя поведение визитёров уважительным по отношению к своей персоне.

Ей, как принимающей стороне, надлежит задержаться с выходом к знатным особам, но ненадолго. А ровно настолько, чтобы соблюсти этикет. Что Полина и выполнила, дав гостям время ознакомиться с обстановкой зимнего сада, как с местом проведения встречи.

По заведённой традиции аристократических семей, о её появлении должен был известить дворецкий, однако графиня временно упразднила этот обязательный пункт из начала встречи. Она просто вошла в галерею, в сопровождении своего поверенного.

Гости прогуливались по центральной дорожке зимнего сада, осматривая зелёные насаждения и некоторые из цветущих растений. Особого восхищения от виденного великолепия никто из визитёров не проявлял, готовясь к общению с одиозной хозяйкой.

– Уважаемые дамы, господа, – Резник обратился к гостям, учтиво поклонившись и привлекая их внимание. – Её сиятельство, Полина Николаевна, приглашает вас проследовать к столу.

Хотя подготовленных столиков для чаепития слуги и приготовили два, вначале всех гостей пригласили за один, общий. Чуточку позднее, после соблюдения всех положенных церемоний, молодые аристократы разделятся для общения тет-а-тет, дабы не мешать друг другу.

Как ни странно, но начало их встречи протекало без какого-либо взаимного напряжения, в праздных беседах на отвлечённые темы. Негативных эмоций никто из гостей не проявил, что Полина тоже отметила и повела себя соответственно. А если выражаться конкретнее, то нейтрально, с толикой хозяйского дружелюбия, продиктованного элементарными обычаями гостеприимства.

Вполне естественно, что господа и дамы испытывали определённый интерес к принимающей их хозяйке. Но такое проявление в поведении оказалось взаимным и вполне предсказуемым.

За время проведения чайной церемонии все занимались изучением друг друга, чтобы определиться и выстроить характер и стратегию при предстоящем серьёзном разговоре.

Вскоре все церемониальные условности были исполнены и наступила неудобная молчаливая пауза.

Однако, поверенный хозяйки, Егор Дмитрий Резник, быстро сориентировался и отдал несколько коротких распоряжений слугам.

Исполнительные служки тотчас подали подносы, уставленные разнообразными графинами, как по форме, так и по содержанию, не забыв и соответствующую посуду с лёгкими закусками.

– Итак, Роксана Никитична и вы, Марфа Митрофановна, – Полина пристально всмотрелась в гостей. – Предлагаю перейти к обсуждению важных вопросов, с коими вы и явились ко мне.

Гостьи внутренне ждали и желали скорейшего перехода к делу, но хозяйка предложила это слишком резко и прямолинейно. Они стушевались, но быстро взяли себя в руки. Названные девушки обменялись красноречивыми взглядами, затем вновь сосредоточили внимание на Полине.

– Анна Никитична, и вы, Василий Митрофанович, не желаете осмотреть картины и редкие доспехи? – Резник опять разрядил неловкое замешательство у именитых гостей.

– С удовольствием, Егор Дмитрич. Анна Никитична, не откажите, составьте мне компанию, – молодой княжич Василий встал и учтиво придержал стул княжны Демидовой, проявляя галантность. – Мне рассказывали, что Полина Николаевна недавно побывала в далёком Порубежье, может графиня и там приобрела что-нибудь редкое для своей коллекции древних вооружений, – Шуйский воспользовался предложенной темой.

– Присоединюсь, – княжна ответила согласием, с лёгким кивком и встала со своего места.

Девушка приняла поданную молодым человеком руку и опёрлась на неё. Затем, она перехватила её, взяв Василия под локоток.

Обменявшись любезностями, они втроём с Резником отошли от стола и углубились в заросли сада, удаляясь по одной из многих тропинок.

– Итак, – Потёмкина вопросительно взглянула на девушек, проводивших взглядами ушедших сестру и брата.

Взгляд графини изменился на колкий и проницательный, сделавшись соответствующим ситуации, одним словом. Это когда вдруг встречаются три непримиримых соперницы, у которых есть одна общая цель.

– Уважаемая Полина Николаевна, мы сможем упразднить некие аристократические условности, чтобы нормально поговорить с вами? – Роксана сделала предложение, первой начав общение с железной леди.

– Конечно сможем, – кивнула Потёмкина. – Только, хм, – она ухмыльнулась. – Только если это не приведёт к повторению знаменитого «бального скандала», имевшего место в резиденции Годуновых, – добавила Полина.

– Заверяем вас, что не дойдёт, – ей ответила Марфа. – Мы тут не для того, чтобы выяснять отношения, – добавила девушка.

– А для чего? – наигранно изумилась Полина. – Мне казалось, что две высокородные девушки, в одночасье забеременевшие от князя, просто обязаны выяснить отношения со своей конкуренткой, – графиня уколола своих собеседниц, отчасти и для того, чтобы проверить их общий настрой и заявленную сдержанность в предстоящем общении.

– Нет, всё не так, как это выглядит, – Шуйская опустила взгляд. – Но… В общем, Полина, есть более серьёзные проблемы, требующие от нас примирения, – она досказала вводные слова и наполнила свой фужер тонизирующим напитком.

– Уж не по просьбе ли своих великородных родителей вы напросились ко мне? – Потёмкина продолжила засыпать девушек неудобными вопросами.

– Нет! – воскликнула Роксана. – Но вопрос напрямую затрагивает и их. Нам с княжной Марфой Митрофановной кажется, что скандал вокруг нас зашёл слишком далеко, – Демидова не удержалась и резко перешла к больной теме. – Из-за нашей глупости, – она выставила ладонь, останавливая ответную реплику хозяйки. – Да-да, уважаемая Полина! Именно из-за нашего необдуманного поступка гибнут ни в чём неповинные люди! – она выплеснула всё на одном выдохе.

– Это уже интересно, – проговорила Потёмкина с долей скепсиса и откинулась на спинку стула, сложив руки на груди. – Что-то я не понимаю вас, о каком поступке идёт речь, и о каких потерях вы говорите. Поясните, только снизьте свой эмоциональный накал.

Тут уже и Роксана потянулась за фужером, наполненным Марфой.

– Недавно из Порубежья прибыли наши верные поверенные, – говорить продолжила более спокойная Шуйская, сменив свою эмоциональную подругу.

– Да, я застала этих господ в Одиноком Бастионе, который несокрушимым клином вгрызся в горные хребты у Великого Разлома, – её перебила хозяйка и глянула на собеседниц через стекло своего бокала. – Да и вы там побывали незадолго до меня, – добавила она. – Так, и что за новости привезли вам упомянутые господа?

– До этого они побывали в крепостях, почти по всей линии противостояния с тёмными, – продолжила Марфа, великолепно держа себя в руках. – Это случилось уже после нашего, бального… Э-э, ну мы поняли, после каких событий. Так вот, – она задумалась на мгновение, подбирая слова и выражения для продолжения. – Спустя некоторое время они вновь побывали на передовых наших кланов и вернулись, буквально вчера. Ситуация изменилась в худшую сторону, и касается она не только возросшей активности тёмных, но и проблем с обеспечением.

– Поясните, – чётко проговорила Потёмкина.

– Снизились поставки надёжного вооружения, а особенно рунных боеприпасов, производимых на ваших мануфактурах, – Шуйская стала чрезвычайно серьёзной. – Положенные бесплатные боеприпасы для Магов-Вольников кончились в одночасье, – она приступила к перечислению проблем. – Их попросту расхитили нечистые на руку служивые, что из интендантских, да и продали втридорога. А новых поставок нет, или они малы до нельзя. Новое оружие вовсе не поступает, но это пока терпимо, ведь оно есть у регулярных, которые отошли в тылы, – она посмотрела на хозяйку, ожидая пояснения или ответной реплики протеста. – Полина Николаевна, у вас все привилегии по снабжению. Вы генеральный поставщик…

– Армейские получают всё исправно, – парировала графиня. – Что касается великих кланов, м-м-м, дайте подумать, – Потёмкина вскинула подбородок и подпёрла его пальцем, изображая напряжённую работу мысли. – У меня наметился дефицит, а жёстких договоров с независимыми кланами я не имею, – она пожала плечами. – Но! Что вы хотите сказать на самом-то деле, уважаемая Марфа Митрофановна? Какую мысль хотите донести?

– Мне кажется, но вы меня поправьте, если я ошибаюсь в своих предположениях, что всему виной наши проблемы, – Шуйская перешла к конкретике. – Вы мстите…

– Я отвечаю симметрично и адекватно вашим родителям, – хозяйка грубо её перебила. – И это только начало, если вы этого ещё не осознали своими детскими умишками, – Полина вперила в собеседниц холодный взгляд. – Ваши великородные Главы Великих Кланов сократили, или вовсе прекратили поставки нужных мне артефактов, для производства рунных вооружений, – она надавила на этот неоспоримый факт. – И что вы хотите? Моего разорения, что последует сразу, как только я пойду на сделку с Трубецкими, семьёй прихлебателей, укрывшимися под крыльями ваших родителей, и задравшими закупочные цены на активные артефакты с копий Прихребетья? Это копи ваших родителей, девушки, – она замолчала, оставив продолжение гостьям.

Обе девушки опустили головы, не найдясь сразу с ответами.

– Кстати, как протекают ваши беременности? П-фф! Внизу животов не тянет? – съязвила хозяйка. – Две набитые дуры! Вы одним только лишь заявлением запустили такую цепочку событий, что у меня дух захватывает! – графиня поднялась со стула и упёрла кулаки в столешницу. – Чего притихли? А я вам сейчас обрисую, что ждёт нас по весне, – Полина и не думала маскировать свой праведный гнев. – Хотите послушать мою версию будущего?

– И, что же? – пробубнила княжна Шуйская, так и не поднимая опущенной головы.

– Начну с самого невероятного, но очень болезненного для вас, – Полина опустилась на стул и наполнила рюмку крепчайшим. – Что бывает с главами Кланов, когда они не справляются со своими обязанностями? А всё легко! От них избавляются, причём очень жёстко, вырезая всех до единого родственника, – выдала она страшные слова совершенно хладнокровно. – Так было в старые времена, но и сейчас такое возможно, – проговорила она чуточку мягче. – Но и это не так фатально, как обезглавливание рядов Магов-Вольников, ведь смута в военное время чревата сокрушительным поражением. А на фоне возросшей активности Великого Разлома? Да Великая Тьма придёт в города Руссии, дуры вы безголовые! – Потёмкина продолжила прессинг гостей. – Там и западные противники проявятся… Вы видели Серую Мглу, хоть однажды?

– Нет, не довелось, – призналась Роксана.

– Это бурлящее марево тумана, под которым земля кишит исчадиями, вышедшими из-за грани, – проговорила Полина, наполнив свой тон ужасными нотками. – И они спокойно перейдут Великий Рубеж, раз там некому сражаться. Там все заняты склоками и выборами новых глав кланов, – хозяйка небрежно пожала плечами. – И Востоку тоже достанется… Не-е-ет! – она прошла за спины девушек и потрепала их по плечам. – Вскоре соберётся великое ополчение, и конечно же справится с этакой напастью… А в конечном итоге, какую Империя заплатит цену?

Железная графиня замолчала и вернулась на своё место, где самолично разлила девушкам крепчайшего. Они молча выпили.

– И что теперь делать? – прозвучал ожидаемый графиней вопрос из уст Роксаны Демидовой.

– Я пока не имею решения, – честно призналась Полина. – Одно знаю точно – нужно заканчивать историю с вашей лживой беременностью и клеветой, распространившейся по империи в отношении Феликса. Да-да! – она остановила реплики поднявших головы девушек. – Я уже всё поняла, да и сам Рюрик на этом упорствовал, на вашем вранье. Но вот каким образом всё исправить… Не имею понятия, – она пожала плечами и осмотрела окружение безучастным взглядом.

– А когда Феликс вернётся? – спросила Роксана с надеждой в голосе.

– Не знаю, – призналась графиня. – Однако, я слышала о отпуске, который ему жалует Годунов младший.

– Возможно, нам стоит надеяться, что он подскажет решение? – отмерла и Марфа.

– Х-м? А моё мнение вам не интересно? Ведь это в меня пальцем указывают, – подметила хозяйка. – Ладно, припозднились мы, а времени на решение проблем миром… Хе-эх, всё меньше и меньше, – Потёмкина вздохнула.

– А если мы сделаем официальное заявление, в котором и опровергнем всё нами содеянное? – высказала отчаянное предложение Роксана.

– В таком случае, вы уважаемые княжны, будете обречены на позор и жизнь безмужними во веки вечные, – Полина меланхолично озвучила результат этого способа решения проблемы. – Вас устроит такой вариант завершения всей этой истории? И напомню, что часы тикают, а мой конфликт с вашими родителями затрагивает всё большее количество непричастных, – добавила графиня. – А ещё, я считаю, что вы можете добиться паузы и прекратить эскалацию проблемы, как Феликс иной раз выражается. Он будет в отпуске и всё разрулит! Я в этом уверена, ведь он всегда всё разруливает, – она улыбнулась. – Вот такие у моего будущего мужа выскакивают словечки…

 

– Хорошо, что у нас хватило ума и оказалось достаточно мужества, чтобы придти к вам, Полина Николаевна, – самоотверженно проговорила Демидова. – Мы всё разру… обговорим.

Они погрузились в раздумья, а потом проговорили ещё долгое и долгое время, расставшись под самое утро…