Za darmo

Там. Часть II

Tekst
0
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Лиля весело засмеялась.

– Как же ты напугал маму, Кайрат! Представляю, тебя наперевес с учебником, прыгающим и поющим на диване. Я бы тоже испугалась.

– Абсолютно точно, Стебелёк! Грубо говоря, мама подумала, что я свихнулся от напряжённой учёбы.

– Надеюсь, у тебя хватило ума остановиться и прекратить выступление?

– Меня охватил дикий хохот, – засмеялся Кайрат, – я видел мамины глаза, раскрытые от ужаса и не мог прекратить, ржать. Кое-как взял себя в руки, когда мама присела рядом и погладила дрожащей ладонью по голове. Она отняла у меня учебник и силком затащила на кухню. Там мы попили чай. Она вовремя почувствовала, что сыну необходим краткий отдых.

– Видимо, ей бередили душу историей про сошедших с ума студентов? Из-за этого она искренне испугалась за сына. У тебя добрая мама!

– Верно. В нашей семье давно гуляла байка. Кто-то поделился с мамой страшилкой. Якобы, один студент, получив диплом, возвратился домой. Зашёл на кухню, наполнил кастрюлю водой и, поставив на зажженную горелку, положил полученный диплом внутрь. Наверное, решил сварить суп из картонки и чернил?

– Ну, в этом случае крючки упали на самом деле. Он сошёл с ума! – грустно покачала головой Лиля.

– Не знаю. Это была байка. Никто не видел умалишённого студента. Я сомневаюсь, что он существовал. Хотя спорить не буду. В жизни возможно всё!

– А у меня был похожий случай. Неправильно поставила вопрос. Я так же, как и ты напряжённо готовилась к экзамену, по предмету: «Педагогика». Хотела спросить: «Какое число будет в среду?». А у меня вылетело: «Мама, а среда – это какой день недели?».

– Да, – вздохнул Кайрат, – заучились мы с тобой основательно. Как среагировала мама? Пошла ставить чайник?

Лиля прыснула.

– Нет, но очень странно на меня посмотрела. Я успела, исправить постановку вопроса, как только увидела круглые, подозрительные мамины глаза.

– А, как обстоят дела с преподавателями?

– К старостам группы преподаватели шибко не придираются.

– Помогает в учёбе? – улыбнулся Кайрат.

– Да. Но и приходиться, понервничать. За группу переживаешь. Выслушиваешь претензии профессоров, некоторые из них недовольны поведением студенток. Улаживаешь конфликт!

– У нас тоже в институте происходили спорные ситуации. А в параллельной группе вообще случился конфуз. У одного студента никак не выходило сдать экзамен по теории высоких напряжений. Должен признаться, этот студент был рослым и, можно сказать, жирным. Он абсолютно не желал учиться. Сделал две безуспешные попытки сдать предмет «на шару», но попытки оказались пустыми. Хотя он успел, каким-то способом доучится до третьего курса, но…, вот споткнулся. Оставался последний шанс пересдачи, но толстяк пошёл кривой дорожкой. Вместо того, чтобы вызубрить или, на худой конец, договориться с преподавателем, на более поздний срок, он пожаловался своему старшему брату. А брат, в свою очередь решил, применить меры физического воздействия на ершистого профессора.

– Вот, дурак! – ахнула Стебелёк.

– Именно! В общем, он пил пиво со старшим братом и, вероятно, в питейном разговоре родственник спросил о делах в институте? А непутёвый дуралей раскрыл душу. Поплакался в жилетку родному брату, что в институте есть преподаватель, который отрицательно относится к своему студенту. И мечтает, отправить несчастного в армию. В то время это был действенный метод заставить студента взяться за голову.

– До сих пор этот метод действует, – подтвердила Лиля, – над нерадивыми студентами висит грозная тень местного военкома!

– Брат неуспевающего студента обладал недюжинной силой и выглядел довольно внушительно. Мускулистый и высокий. Накачанный алкогольными напитками, он заверил младшенького, что завтра самостоятельно решит проблему. Он самолично переговорит со своенравным преподавателем и тот поменяет свою неправильную точку зрения.

– Надеюсь, что договор остался на словах?! Пьяный уговор не вышел за пределы квартиры?

– Увы! Старший брат пошёл в институт. Зажал пожилого профессора в уголке и угрожающим тоном посоветовал, поставить удовлетворительную оценку для его братишки. Иначе, как он предупредил «… возникнут проблемы со здоровьем!».

Лиля ахнула.

– Брат такой же обалдуй! Профессор испугался?

– Конечно, нет. Он был опытным и, повидавшим жизнь, человеком. Учёный муж согласился с предложением бестолкового великана и пообещал рассмотреть в положительную сторону «…такую незначительную мелочь, как удовлетворительная оценка!». Внушительный амбал довольно крякнул и, рыгнув, отпрянул от учителя.

– Схитрил экзаменатор?

– Естественно. После угроз он сразу направился в деканат, объяснил ситуацию ректору и учёному совету. И уже к обеденному перерыву был подготовлен приказ об отчислении двоечника.

– За что боролись, на то и напоролись! – мудро изрекла девушка.

– Да. Что и требовалось доказать. К осеннему призыву военкомат получил новобранца!

– Он поблагодарил брата за «заботу»? – мило хихикнула Лиля.

– Увы! Об этом история умалчивает, – смеясь, пожал плечами парень, – но больше мы его не видели.

– А у меня был случай. Из разряда курьёзных и обидных. Вернее, виновата только я сама.

– Неужели тоже позвала на помощь здоровяка-родственника? – пошутил молодой человек, – чтобы он поклацал мускулами перед хилым очкариком – преподавателем?

– Нет, ты, что?! – засмеялась Лиля. – Нам выдали материал по экзамену. Всего в комплекте находился тридцать один билет по два вопроса в каждом. Я выучила тридцать билетов накануне вечером. Время давно перевалило за полночь. У меня стали слипаться глаза. В голову ничего не лезло. Посмотрела на часы. Решила, что хватит. Понадеялась на фортуну и подумала, что невыученный тридцать первый билет не попадётся.

Она замолчала, предавшись недавним воспоминаниям. Кайрат поцокал языком, сетуя на судьбу – злодейку.

– Спроси меня, Стебелёк, экзаменационный билет, под каким номером, ты случайно выбрала? – попросил Кайрат.

– Угадай? Тридцать билетов выучила. А на последний …, не хватило времени.

– По закону подлости, тебе попался именно тридцать первый билет.

Девушка обречённо улыбнулась и в глазах появилась грусть, будто она собиралась, расплакаться за накопившуюся в ту ночь усталость. Кайрат нежно привлёк её к себе и поцеловал в кончик носика. Ему захотелось подбодрить Лилю, пережившую досадную сцену.

– Ты завалила экзамен? – мягко спросил он.

– Знаешь, нет! Преподавательница меня вытащила. Когда она спросила, номер билета, который я вытянула, у меня в глазах потемнело. Цифра тридцать один расплылась в огромное, серое пятно. Только с помощью преподавательницы я кое-как ответила на вопросы.

– Тройку втюхала?

– Нет, – девушка отрицательно покачала головой, – она решила, задать мне дополнительные вопросы…., посмотрела мою посещаемость и осталась довольна. Я ответила на десяток вопросов по различным темам. И получила в зачётку четвёрку.

– Подфартило!

– Ага. Через две недели я пересдала на пятёрку.

Кайрат широко раскрыл глаза.

– Ну, ты, Стебелёк, даёшь?! Неужели тебе мало хорошей оценки?

Девушка виновато пожала хрупкими плечами, будто увидела, как Кайрат обиделся.

– Ну, я знаю, почему ты захотела «пятёрку? – он нежно взял её за руку.

– Почему? – она тряхнула светлой чёлкой.

– Ты схитрила. Во второй раз готовиться к экзамену стало проще. Тебе остался выучить лишь один, последний тридцать первый билет! Подлый билет, о который ты споткнулась в первый раз!

– Да! Я ему отомстила! – она беззаботно рассмеялась.

– Ты опять его вытянула? – глаза у Кайрата стали ещё шире, – тридцать первый номер?! Во второй раз!

– Не вытянула. Экзаменаторша мне сама его дала.

– Запомнила, значит, как ты «плавала» в прошлый раз?!

– Да.

– А я всегда готовил шпаргалки, – поделился Кайрат. Он поднял ладошку девушки и сделал вид, словно пишет авторучкой на листке бумаги, – помню, сдавал предмет «Электроника». Выбрал билет, сел за стол готовиться. Стал шарить по карманам, в поисках шпаргалки. Нашёл во внутреннем кармане пиджака. Пиджак всегда надевал на экзаменационную сессию. Удобнее прятать бумажки с подсказками. В левом кармане с первого по десятый билет, в правом с одиннадцатого по двадцатый и так далее. Так вот…, только спрятал в ладошке шпаргалку и стал чертить схему на листке, как заметил возле себя тень. Поднимаю глаза, а рядом со мной стоит учитель и испытывающим взглядом буравит меня. Потом протягивает руку и говорит мне: «Давай сюда свои заметки!». У меня всё ухнуло вниз, в пятки. Я скомкал свою последнюю надежду в потной ладони и полез во внутренний карман, чтобы исполнить приказ преподавателя. Вынул дрожащими руками, то, что достал и отдал ему. Он начал их рассматривать. А в нём схемы, рисунки, правила, условия прохождения сигнала, компоненты в цепочке, диоды, транзисторы и остальные электронные секреты. Я писал подробные шпоры. На совесть! Он мельком ознакомился и вдруг спрашивает: «Шпаргалки сам писал?». Я возмущённо отвечаю: «Конечно, сам!». Он кинул, погружённый в раздумья, взгляд и вернулся за учительский стол, чтобы вновь занять позицию смотрителя. Я с грустью посмотрел по сторонам. Помощи ждать неоткуда. Решил полазить по карманам. Найти хотя бы близкое по теме. А, что ещё мне оставалось делать?! Некоторые шпоры уцелели. Оказалось, что преподаватель отнял у меня только часть записок. Но я поумнел. Полез в карман, когда экзаменатор был занят и не обращал внимания. И вдруг вытаскиваю неимоверно скомканную шпаргалку. Смотрю и не могу поверить своему счастью. Бумажка оказалась той самой «шпорой», с которой я списывал. В суматохе я отдал ему совершенно другие ответы, а нужный, как, оказалось, остался у меня в кармане.

Пришла очередь удивляться Лиле.

– Повезло! – прощебетала она, подпрыгнув от радости, чем вызвала у Кайрата добродушную улыбку.

– Да. Я аккуратно воспользовался информацией. И пошёл держать ответ. Он поставил мне тройку. За обнаруженные шпоры.

 

– А ты согласился?

– Я обрадовался. Трудный экзамен. Мы боялись его. Удовлетворительная оценка тоже неплохо. На каждом курсе был какой-нибудь предмет, который добирался до печёнок. На первом «высшая математика», на втором курсе – «сопромат», на третьем «электроника». И ещё «Электрические машины».

Кайрат заметил, что слова у него сыпались, словно крупинки риса из дырявого пакета. Ему было легко общаться с девушкой. Кайрату нравилось, смотреть на внимательные и озорные глаза симпатичной девушки, наблюдать за её живой мимикой на лице. А также он был в восторге от её неподдельной, искренней реакции на услышанные истории.

– Вот ещё произошёл случай на экзамене. Тоже вытянул билет. Уселся за парту. Принимала женщина. Скажу откровенно – замечательный человек! Справедливая преподавательница, до чёртиков! Нас оставила, а сама вышла из помещения. Ну, естественно, парни и девчонки расслабились. Вынули тетрадки, учебники и стали списывать.

– А ты шпаргалки сделал?

– Конечно. Я же готовился к экзамену и не подозревал, что она подарит студентам такую вольность, – жульнически улыбнулся Кайрат, – вынул помощницу – шпаргалку. Списал формулы и доказательство. В принципе материал несложный и я его удачно запомнил. Вернее, освежил в памяти. Всё логично и верно прописано в алгоритме решения. Запечатлел в мозгу. На всякий случай! И, как оказалось, не зря!

– Пригодилось?

– Ещё как! Она вошла в аудиторию и спрашивает, кто готов отвечать? Ну, пионерами ответили отличницы, затем по желанию. Пришла моя очередь. Я сажусь с готовым листком. Читаю вопрос в билете и начинаю водить шариковой ручкой по готовым решениям. Отвечаю по – лекционному. Внезапно она переворачивает мой лист с ответами. «Списал, хулиган?». Отвечаю, что нет. Она мне протягивает этот же лист, но с другой, незапачканной стороны. Говорит мне: «Пиши заново!». Я собрался и за пять секунд безукоризненно уложил по полочкам формулы и вывел правильный ответ.

– Она удивилась? – тренькула колокольчиком Лиля.

– Нисколько. Мне даже показалось, что преподавательница была уверена, что я не ошибусь в ответе. В зачётке поставила заслуженную оценку. Кстати, твою любимую циферку!

– Пятёрку?

– Её, родимую! Ты удивительно прозорлива, Стебелёк! – парень приблизился к девушке и чмокнул её в мягкую щёчку.

Лиля застенчиво улыбнулась. Девушка вспомнила ещё пару студенческих историй. Затем разговор плавно перешёл на профессиональную тему рабочей специальности.

– Стебелёк, тебе нравится работать с детьми?

– Да. Они очень смешные, – она секунду помедлила и добавила, – и очень догадливые. Смышлёные.

– Сколько лет твоим почемучкам?

– Ясельный возраст.

– Ты говоришь загадками, – состроил рожицу Кайрат. – Я не разбираюсь в шкале детских возрастов. Мне неведома классификация групп детского сада.

– От полутора до трёх лет.

– О! – протянул Кайрат. – Какие же они почемучки? Детишки калякать не умеют.

–Девочки разговаривают. Причём, предложениями могут облачить свою идею и просьбы. Многие из них чётко произносят слова. Вообще заметно, что девчонки умнее и быстро растут. А мальчики отстают в развитии.

Кайрат шутливо нахмурился.

– Попрошу не обобщать, Стебелёк! Пацаны тоже не глупые!

– Я не хотела обидеть тебя, – засмеялась Лиля, – обычно это назначено природой. Я констатирую факт. Именно в детском садике заметен разрыв в развитии мальчиков и девочек.

– В вашем садике группы на татарском и русском языке?

– Да. Я веду татарскую группу. На деле, заведующая имеет право поменять или назначить воспитательниц по усмотрению в любую группу.

– Чем, кроме национального языка они отличаются? Ведь программа обучения неизменная?

– Абсолютно. Игры и книги практически одинаковые, – согласилась девушка, – игрушки и поделки. Рисуем мам на восьмое марта, а также пушки – пулемёты на двадцать третье февраля. Правда, непонятно где танк, а где самолёт, но малыши творят с воодушевлением, высунув языки от старательности. Единственное различие в количестве воспитанников. Обычно в татарских группах их меньше. Работать в татарской группе капельку легче. С педагогической стороны внимания к детям больше.

– Намного меньше детей?

– В два раза.

Кайрат свистнул.

– Даже так?!

– Да. У нас в садике произошёл случай…, не придуманный. Переполненную группу посещал мальчик Артём. У него папа и мама по национальности русские. Артёмка рос болезненным мальчишкой, но, несмотря на это был смышленым и умным. В группе находилось двадцать восемь воспитанников. У каждого, как известно свои бактерии и вирусы. Вообще заметно, когда приводят или набирают новую группу малышей, они начинают болеть.

– По маме скучают? – пожалел крох Кайрат.

– По родителям скучают – отдельный вопрос! Они болеют, потому что приступают общаться между собой и, естественно активно делятся болезнетворными бактериями. А иммунитет у всех ослабленный. И малыши заражают друг друга. Так и Артём. Два дня ходит в детский садик. Потом неделю дома, с мамой на больничном листе. И так до бесконечности, без надежд на прерывание нездоровой цепочки. В одно время директору, где работала мама Артёма надоела сложившаяся ситуация с частым отсутствием работника и он предложил ей более низкооплачиваемую должность, или, как запасной вариант, попросить помощи у бабушки. В крайнем случае, воспользоваться услугами няни. Мама погрузилась в глубокие раздумья. И случайно узнала об образовании татарской группы. Она обрадовалась ещё сильнее, когда ей сообщили о количестве воспитанников в группе. Четырнадцать детишек, конечно гораздо лучше, чем двадцать восемь маленьких бутузиков! Посовещавшись на семейном совете с мужем, совместно приняли решение перевести Артёма в татарскую группу.

– Но Артем, ни слова не знал по-татарски? Как же он понимал команды воспитательницы? – вопросительно почесал макушку Кайрат.

– Нянечки и воспитательницы прекрасно знают русский язык. Мы не звери, чтобы гробить тонкую, наивную душу малыша. Естественно, в первое время мы общались с ним на родном для него языке, чтобы он как можно быстрее влился в коллектив.

– А с остальными?

– У оставшейся ребятни, не забывай, родным прямо или косвенно, являлся татарский язык. Поэтому основным и разговорным в ясельной группе служила национальная речь.

– Ты меня заинтриговала!

– Артёмка оказался общительным человечком. Он живо всем интересовался. И буквально за несколько месяцев стал понимать татарский язык. Мало того, постепенно он начал отвечать по-татарски на вопросы воспитательницы и в полном смысле, безошибочно трактовал значения татарских слов.

– Я понял. Он выучил, – сказал Кайрат, – память у малышей, как губка. Впитывает, как воду. А болеть-то Артёмка перестал?

– Представь себе! Да! Малышей, как я сообщала, в группе было мало. Перевод в малочисленную группу пошёл на пользу. Радости мамы Артёма не было предела! К общей радости она делилась с нами информацией, о том, что сын замолкал и прислушивался в транспорте к тем людям, когда они беседовали на татарском.

– Смешно! А родители Артёма не понимали татарскую речь?

– Конечно, нет! Ни слова не знали.

– Родители Артёма оказались прогрессивными и современными людьми. Новые знания никогда не будут лишними! – похвалил Кайрат.

– Я даже больше тебе скажу! После окончания детского сада, Артём пошёл в школу…, в татарский класс, – Лиля улыбнулась, – мама Артёма общается с одной из наших нянечек. Мама мальчугана с юмором жалуется, что сейчас им приходится несладко. Учёба осложнилась.

– Почему?

– Потому что обучение проходит на татарском языке. Школярам выдали книги на татарском. Уроки проводят на татарском. В общем, полное среднее образование на национальном языке.

Кайрат поглядел на девушку.

– Ничего странного! Артём разбирается в языке. Для него не возникнет сложностей на занятиях.

– Для мальчишки не возникнет трудностей. А для родителей – глобальная катастрофа! Домашние задания сплошь на татарском языке. Мама не понимает и ничем не может помочь сыну в выполнении домашних работ. Она открывает сыновний дневник и смотрит, на неровный почерк школьника, старательно накарябавший, не доступные для её мозга, татарские буквы.

Кайрат прыснул.

– Да. Это тебе не детский сад. Здесь правила совершенно иные.

– Тем не менее, она нашла выход. Теперь вместе с сыном изучает татарский алфавит, чтобы научиться азам татарской речи. До этого она обращалась с просьбами к соседке – татарке или звонила учительнице.

– У нас в городе перемешалось. Татарские парни женятся на русских девушках. А татарки выходят замуж за русских парней. Этим никого не удивишь. Мы знаем русский, а русские учат татарский. Всё закономерно.

– Я тоже не вижу в подобном поступке преступления, – согласилась Лиля, – любовь нечаянно нагрянет.

– Однако может, я старомодно рассуждаю? Ты меня, Стебелёк, исправь. Но я бы выбрал в жёны девушку своей национальности. И, знаешь, почему?

Кайрат посмотрел Лиле в глаза.

– Допустим, мы пойдём на концерт…., ну, или в театр. На татарский спектакль я имею в виду…, и вместо того, чтобы слушать и наслаждаться мелодичной песней, я должен буду на ушко шептать перевод слов. Удовольствия никакого! Нет эстетического наслаждения!

– Возле каждого кресла есть наушники, – улыбаясь, резонно заметила Лиля, – а в наушниках диктор переводит любую реплику, выскользнувшую со сцены. Так что, Кайрат, тебе не грозит переквалифицироваться в переводчика.

– Стебелёк, ты теннисом не занималась? – Кайрат постарался выглядеть серьёзным, – или вышиванием?

– Нет, – опешила девушка, – а, что?!

– Профессионально меня отшила, – захохотал парень, – безупречно ударила ракеткой по ответному мячу.

Девушка не сильно шлёпнула Кайрата по плечу.

– Да, ну, тебя! – засмеялась она.

– Кстати, к вопросу о любви. На рынке Рузалия апа рассказала мне историю. Про сильное чувство одного парня к девушке. Девушка, к слову является её родственницей. Её зовут Гузеля.

Кайрат поддел носком ботинка опавший лист и оттолкнул его.

– Что приключилось с Гузелей? – спросила Лиля.

– Она познакомилась с молодым человеком, которого звали Вячеслав. Если произносить по имени и отчеству, то Вячеслав Михайлович.

Кайрат на секунду замолчал.

– Просто я вспомнил эту историю, когда ты поведала об Артёмке. К продолжению разговора о русских и татарах. О тесном проживании в регионе и дружбе между нациями.

Лиля повела плечами.

– Замёрзла? – встрепенулся парень.

– Немного, – мило улыбнулась она.

– Иди ко мне ближе, – предложил молодой человек, сделав полшага навстречу.

Он расстегнул куртку, приглашая девушку прижаться к нему. Когда она робко приблизилась, Кайрат её бережно обнял.

– Вместе согреемся, – сказал он с гулко бьющимся сердцем, держа Лилю за тонкую талию и ощущая её дыхание.

– Гузеля и Слава? – донеслось до Кайрата. – Продолжение будет?

– Что? – спросил парень, который боялся, нарушить возникшую хрупкую близость.

Он поймал себя на мысли, что, обнявшись с ней, был бы готов стоять в таком положении всю жизнь!

– Вячеслав Михайлович?! – на него трепетно смотрели зелёные глаза.

Кайрат не удержался и зарылся лицом в волнистые волосы. Он сделал глубокий вздох.

– Ах! Как, Стебелёк, ты вкусно пахнешь! – заметил он.

Она обворожительно улыбнулась, показав ослепительно белые зубы.

– Ну, как поживает родственница Рузалия апы? Гузеля? – напомнила чувственная девушка, – она вышла замуж за Вячеслава Михайловича?

– Вышла. Но им пришлось пережить много трагичных моментов. Они шли к совместному счастью не один месяц. Им пришлось, доказывать окружающим свою любовь.

Кайрат сильнее прижал девушку к себе.

– Гузеля познакомилась с парнем. Он ей очень понравился. В свою очередь она почувствовала, что их чувства взаимны. Но, когда она узнала имя понравившегося парня, расстроилась. Но дело не в том, что Гузеля была против знакомства и дружбы с русским парнем, она боялась осуждения со стороны родителей и старенькой бабушки, которая совершенно иначе представляла замужество любимой внучки. Они встречались уже полтора года. Дома Гузеля отводила разговоры в стороны, когда её спрашивали о Славке. Впрочем, она утаила от семьи даже настоящее имя парня. Гузеля не желала вводить родителей и бабушку в бессмысленные, панические настроения. Она очень уважала родителей, но также любила и Славу. Её пугал тот факт, что с каждым днём они становились ближе, а настоящая любовь крепла. Они не могли уже друг без друга. В какой-то момент Гузеля и Вячеслав решили раскрыться и сдаться на милость строгих родителей. Откровенно говоря, влюблённые дошли до ручки и не могли более прятаться. Гузеля нерешительно намекнула бабушке, о том, что парень хочет познакомиться с родителями, чтобы сделать предложение. Был назначен день, в который Слава должен прийти к ним в гости….

 

– Ой! У меня от страха за Гузель и Славы мурашки по коже побежали, – жалостно протянула Лиля.

– Согласен, Стебелёк! Родители и бабушка встретили Вячеслава оживлённо и гостеприимно. Они усадили почётного претендента в мужья за стол и, как обычно происходит, принялись расспрашивать. Бабушка, конечно, первая поинтересовалась, как величают благородного юношу? Жених, искоса посмотрев на любимую, ответив правдиво: «Слава. Вячеслав». Гузель с тоской заметила, как моментально пожухли живые глаза любимой бабушки. Ей стало больно на душе. Она была обожаемой внучкой, но и Славу любила больше всех на свете. Гузеля поняла, что подошло время принять решение.

Лиля глубоко вздохнула. Кайрат погладил девушку по голове.

– Церемония знакомства прошла на высшем уровне. Родители и бабушка ни в коей мере не показали пренебрежения к дочкиному выбору. Однако когда Слава ушёл, девушка осторожно вошла в комнату бабушки. В первую очередь, девушка хотела узнать мнение старшего поколения. Гузель застала бабушку сидящей на диване, устало опустившей плечи. В её позе читалось неуверенность и смятение, испытывающий страх пожилой родительницы за внучку. Гузель ненавязчиво присела рядом. Она положила голову ей на колени. Бабушка, вздохнув, морщинистыми ладонями любовно погладила повзрослевшую внучку по волосам. Они обе молчали. Через пару минут Гузель не выдержала. Она подняла голову и тихо промолвила: «Я люблю Славу! Он предложил мне выйти замуж!». Вновь повторилась молчаливая пауза.

– Бабушка уступила? Она приняла сторону Гузели? – нетерпеливо подгоняла Лиля, – бабушка прожила жизнь. Бабушка пожалела внучку?

Кайрат задумчиво провёл рукой по щеке.

– Это ты верно заметила. Бабушка прожила жизнь. Она планировала совершенно иную жизнь для Гузели. Поэтому она сказала: «Моя дорогая и любимая внученька! Я тебя растила. Баюкала перед сном, кормила и сажала на горшок. Маленькой крошкой, ты прыгала ко мне в постель и мы вместе засыпали. Слава – хороший парень,…но это не твой выбор. Я против твоего замужества с русским парнем! Впрочем, я не хочу тебе указывать. Но, если ты решила выйти замуж за Славу, я не стану перечить, но, прошу тебя, больше не обращайся ко мне! Ты окрасила в чёрные цвета остаток моей жизни!».

– Но ты, же сказал, Кайрат, что они поженились?! – чуть не плача, с горечью спросила Лиля.

– Гузель встретилась со Славой. Она расплакалась. Рассказала о последнем разговоре с бабушкой. Обнявшись, они молчали. Каждый думал о своём. Гузель, заикаясь и путаясь в словах, проговорила: «Слава, я очень тебя люблю! Но я не могу перечить бабушке. Мой поступок будет выглядеть предательством по отношению к ней!». Вячеслав стал возражать: «Мне не нужна жизнь без тебя, Гузеля! У меня нет будущего. Я очень тебя люблю!». Гузель отрицательно покачала головой, словно старалась смахнуть горечь расставания. В этот день они разошлись.

– Как?! Разошлись?! – Лиля посмотрела широко раскрытыми глазами на парня

– Зря, я сразу выдал тебе концовку про свадьбу, – улыбнулся Кайрат. – Какая трагичная мизансцена! Скорбный Ромео и плачущая Джульетта.

– Не отвлекайся, – поторопила Лиля, шутливо топнув ножкой, – хочу услышать оптимистичный конец любовной истории. Ну, пожалуйста!

– Прошла неделя, за которую девушка ни разу не улыбнулась. Она автоматически делала домашние дела, ходила на работу. В общем, выполняла будничные обязанности. Неделя тянулась, словно резиновый эспандер. В голове у влюблённой девчонки постоянно мелькал напряженный и мужественный взгляд Славы, кинутый им в несчастливый час расставания. И вот настал день, когда она повстречалась с Вячеславом снова. Возле дома под локоток её бережно подхватила чья-то рука. Обернувшись, сердечко Гузели ухнуло. Слава отвёл её в сторону. Он начал, объяснять: «Любимая, я нашёл способ, чтобы нам не разлучаться. Я решил, принять мусульманскую веру! Я учу татарский язык. Через месяц мы повторим попытку. Я уговорю бабушку и родителей поверить мне! Я сделаю тебя счастливой!».

– Вот какой благородный поступок! – восхитилась Лиля. – Какая сильная любовь! Уговорил?

– Настроение у Гузели поднялось. Слава нашёл замечательный выход из сложного положения. Гузель восторженно поделилась планами с бабушкой и родителями. Во второй раз молодая пара пришла «знакомиться» с родителями. Вячеслав выучил несколько бытовых татарских предложений. Гузель, правда, ему помогла в произношении. Слава не лукавил. Он действительно принял мусульманскую веру. Поменял имя. Вместо Славы стал Салаватом. И, что ещё самое интересное?! Он всей душой проникся мусульманской верой…, даже держал религиозный пост – Уразу! И всегда поздравлял бабушку Гузели со всеми мусульманскими праздниками. К тому же по собственному желанию выучил пару строк из священного Корана.

– Я люблю похожие истории из жизни, – радостно пролепетала Лиля, – у настоящей любви не может быть непреодолимых преград!

– Подписываюсь под Вашими словами!

– Кайрат, а ты знаешь, как они поживают сейчас?

– Да! Рузалия апа говорила, что у них полный ажур. Родился сын, а следом и дочка! Так что всё в порядке!

– Я рада за родственницу Рузалия апы. Кстати, кто она? Рузалия апа?! Ты с ней работаешь вместе?

Кайрат смутился. Пришло время рассказать девушке о распространении полиэтиленовых пакетов. Как она воспримет информацию? Не поднимет ли его на смех, как это сделала Ира? Однако юлить и изворачиваться перед Лилей он не желал. Пускай знает правду.

– Лиля, – он осторожно подбирал слова, – знаешь…, Рузалия апа…, работает на рынке…, продавщица молочных продуктов. А я снабжаю её фасовочными пакетами. Она упаковывает сыр и масло.

– А ты складываешь пакеты в тележку? – спросила Лиля.

– Да. Раньше я таскал пакеты в сумке, но постоянно рвались ручки. Тем более, внутрь помещается малое количество.

– Тяжело?

– Я привык.

– Пакеты покупаешь в городе?

Кайрат расслабился. В её интонации и расспросах отсутствовали высокомерные нотки признания никчемности занятия. Она не осуждала, а должным образом отреагировала на непрестижность вынужденного заработка трудовой копейки.

– Да. Покупаю в городе. Потом везу в посёлок. В квартире, считаю и комплектую по пятьдесят и сто пакетов. А на следующий день обратно в город, на базар.

– Теперь я поняла, отчего в руке ты держал хозяйственную тележку, когда мы случайно столкнулись на базаре. Но тогда я решила, что ты приехал в город, за продуктами.

– Ты наивно полагала, что у нас в посёлке нет продуктовых магазинов? – улыбнувшись, поинтересовался Кайрат.

–Нет, конечно, – уголки губ девушки тронула лёгкая улыбка, – но громадная тележка, размером в товарный вагон меня смутила. Ты говорил, что живёшь с мамой, а продуктов в мешок вмещалось, будто на многодетную семью!

– Если честно, я покупаю некоторые продукты на колхозном рынке. В городе дешевле, чем в поселковом магазине. Например, масло и сыры покупаю у Рузалия апы или Веры. Муку и сахарный песок у тёти Тани или Гули. В общем, на любой товар, будь, то куриные окорока, печенье с конфетами или, допустим говяжья печёнка, найдётся знакомая продавщица.

– Ты всех знаешь?

– Трудно не запомнить, когда каждый день с ними встречаешься. Единственное отличие, продукты я не могу покупать каждый день, потому что, как правило, после торгового дня еду в оптовый магазин и комплектую заказы на следующий день. Тележка заполняется доверху. Так что в основном запасы провизии для дома я делаю в воскресение. По той простой причине, что в понедельник у рынка выходной!

Лиля заинтересованно посмотрела на привлекательного парня, отметив его хозяйственность и домовитость. Они так же с мамой предельно просто делили общие функции на двоих. Когда кто-то не мог выполнить домашнюю работу, то автоматически её выполнял незанятый член семьи.

Молодой человек легонько привлёк девушку к себе, готовый немедленно отпустить, если она станет возражать. Лиля податливо прижалась к высокому парню. Окрылённый прикосновением стройного тела, Кайрат продолжил рассказ.

– На базаре идёт обособленная и отдельная жизнь. Это, можно представить, как большущий организм. Трудится много людей и у каждого своя судьба.