Za darmo

Там. Часть I

Tekst
0
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Там. Часть I
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

И солнце течёт к местопребыванию своему, который находится под троном Аллаха и солнце совершает ТАМ преклонение ниц пред Аллахом и просит разрешения вернуться. Аллах позволяет ей продолжить движение.

Сура «Ясин», 38 аят.

Он сегодня сведёт счёты с жизнью. Он давно это запланировал. И ждал дня, когда можно будет всё закончить разом. Ему уже осточертела жизнь. Хотя он и не был дряхлым, летом ему исполнилось 28 лет, но чувствовал себя глубоким стариком.

– Беспутная и бестолковая, – думал он, – никчемная жизнь!

Парень окинул грустным взглядом квартиру. Квартиру, в которой проживали вдвоём с мамой. Он вспомнил улыбающееся лицо мамы. Её добрые и родные глаза.

– Ох, мамочка, не оправдал я твоих надежд! – произнёс молодой человек. – Оказался непутёвым сыном. Хотя ты учила меня быть сильным и не поддаваться жизненным неурядицам, но невозможно больше терпеть. Прости меня, пожалуйста!

Впрочем, какое, к чёрту, прощение! Он поступает, как предатель. Убегает, оставляя маму совсем одну. Да, от такого удара ей тяжело будет оправиться.

Парень считал себя последней сволочью. Недалеко он ушёл от своего непутёвого папаши, который за всю свою жизнь не сделал ничего хорошего: толком нигде не работал, беспробудно пил, а потом и вовсе зашёл в сарай, и повесился. Правда, перед этим, в горячке перерезал всех кур. Видимо решил оставить после себя такую «добрую» память?! Впрочем, это у папашки хорошо получилось. Соседи помнят его пьяные выходки. Что же до него, то откровенно говоря, он был наивным недорослем, когда родитель сгинул. И, со временем его лицо осталось где-то в тумане прошедших лет.

А теперь и сын готовится лишить себя жизни. Однако различие всё-таки есть. К спиртному он относился равнодушно – насмотрелся на пьянь, а вот работать привык. С мальчишеского возраста, по возможности, старался помогать маме.

Его мысли вновь возвратились к матери. Когда он простужался и лежал в постели с высокой температурой, мама бегала и ухаживала за ним. А когда болезнь отступала, и ему становилось легче, мама устало подсаживалась на диван и говорила, что очень испугалась за сына.

– Я не переживу, если с тобой что-нибудь случится, – постоянно твердила она. – Уйду вслед за тобой!

Он сам не мог представить себе жизни без самого близкого человека. Правда, была ещё одна в его душе. Его жена – Лиля!

– Бывшая жена, – подытожил парень с сожалением. – Хотя, какая же она бывшая? Они так официально не развелись. Будет ли она плакать, когда узнает о моей кончине? Впрочем, какая разница?! Мне уже будет всё равно!

А он, должен себе признаться, до сих пор любит её. И ей тоже тяжело. Он знал, что Лиля страдает от разлуки с ним. Из смеющейся и задорной девушки превратилась в грустную тень, полностью погружённой в свои мысли. По крайней мере, так отзывались о ней знакомые, которые случайно сталкивались с девушкой в городе.

Эта нелепая ссора?! Началась из-за ерунды. Откуда взялось глупое и бестолковое сообщение в телефоне? Из-за дурацкой выходки Наташи…

– Почему Аллах нам с Лилей не дал детей? – затронул живую тему молодой человек. – Жалоб на здоровье ни у меня, ни у неё не было!

Специально проверялись у врачей, когда по истечении положенного срока не возникло даже намёка на то, чтобы стать родителями? Лицо жены становилось потерянным, когда её начинали спрашивать о будущем потомстве. Иногда она плакала по вечерам, а он утешал её, поглаживая по мягким волосам.

Когда она немного успокаивалась, спрашивала:

– Ну, почему? Почему я не могу забеременеть? Ведь анализы и обследование показало, что всё в порядке? Почему Аллах нас наказывает?

Что он мог ей ответить? Действительно, судьба в руках Всевышнего.

Он верил в Аллаха и молился каждый вечер, ложась в постель. Но, видимо неправильно произносил молитву или у Всевышнего находились дела важнее. Но факт остаётся фактом – два года супружеской жизни не подарил им счастья испытать родительские чувства.

Что дальше? Только развод, как сказала на прощание супруга.

– Она же знает, что я сильно люблю её! – проносились вихрем мысли в голове, – откуда Лиля решила, что я обманул? Да, была эта чёртова записка, но почему она поверила неизвестному телефонному номеру, а не мне?! Я же хотел ей рассказать и объяснить, но она даже слушать не стала!

– Если бы родился ребёнок, было бы легче с ней помириться, – предположил молодой человек,– всё-таки малыш служит важным звеном, является скрепкой в молодой семье. А так, даже зацепиться не за что. Но ничего, скоро он предстанет перед Аллахом. Заодно спросит, чем заслужил такое отношение к себе? Интересно будет узнать ответ? На самом деле, что получается? Работы нет, семья на грани распада, друга тоже…, долго не будет.

– Да, оступился Айдарин! Связался с этим проходимцем! – на память пришла последняя встреча в зале суда и затравленный взгляд друга, – Теперь ещё не скоро выпустят. А из-за чего вышло? Из-за Ленки. К ней стремился уехать, набрал, дурачок, долгов. Влез в аферу и …, на тебе! Хотел одним мигом проблемы решить?! Неужели судья не распознал, что Айдар не уголовник? Какой преступник ходит на дело с паспортом в кармане? Тем более, он отказался от этой затеи. Убежал, не взяв ни одной банкноты. Только паспорт его и выдал!

«Не такой он человек! Это чья-то злая шутка!» – хотелось крикнуть обвинителям в зале суда при оглашении приговора, но обида за друга терзала душу и стояла комом в горле.

– Всего четыре месяца прошло. Долгих и тягучих! А присудили шесть лет и восемь месяцев! – молодой человек посмотрел на часы, будто прикидывая, сколько ещё надо сделать оборотов часовым стрелкам до возвращения друга и внезапно встрепенулся, вспомнив, что у него есть незаконченное дело, – нужно выполнить задуманное.

Парень направился к шкафу, где лежали вещи, нужные по хозяйству. На нижнюю полку он заблаговременно положил верёвку и сейчас надеялся её забрать. К его удивлению, мотка верёвки на полке не оказалось. Парень осмотрелся по сторонам, гадая, куда она могла запропаститься. Молодой человек направился на кухню, в надежде найти пропажу.

– Вот же она, – негромко воскликнул он, увидев её на подоконнике. – Зачем мама её трогала? Теперь настало время черкнуть записку.

Несмотря на то, что он решился на отчаянный шаг, совершить последнее действие в квартире, парень не хотел. Взяв листок бумаги и ручку, секунду помедлил, раздумывая. Затем вывел на чистом листочке: Мама, я на чердаке!

– Теперь, действительно, приплыли! – отметил будущий самоубийца.

Парнишка взял верёвку со стола, и направился в прихожую, когда прозвенел дверной звонок.

– Кто бы это мог быть? – застыл молодой человек. – Наверное, соседка, тётя Лиза?!

Парнишка оказался прав. На пороге стояла пожилая соседка. Это была худощавая женщина 69 лет, на носу которой всегда находились очки. Когда она разговаривала, то прищуривала глаза, будто рассматривала очень мелкую букашку, а при выражении интереса или удивления слегка выпячивала нижнюю губу. Такая привычка его смешила. Он, пытался, подражать пожилой соседке, оставшись с мамой наедине. Мама вначале сердилась, но видя, что сын делает это не со зла, смеялась вместе с ним. Пантомима проходила с успехом.

– Здравствуй, дорогой! – прищурив глаза, произнесла тётя Лиза, а затем спросила. – Мама не пришла?

Он словно очнулся. Столько времени потерял, потратив на свои воспоминания!

«Так и есть! Сейчас же мама вернётся с работы на короткий перерыв! – ужаснулся про себя молодой человек. – Настоящий неудачник! Ничего толком делать, не умею! Даже быстро лишить себя жизни не получается!

Он почувствовал на себе пристальный взгляд. Его разглядывала соседка.

– Что-нибудь случилось? – спросила тётя Лиза, – На тебе лица нет! Ты не заболел?

– Нет, не заболел, нет! – скороговоркой сказал молодой человек и попытался, улыбнуться, – Заходите тётя Лиза. Мама ещё не пришла. Могу ли я помочь?

– У меня пустяковый вопрос, – уже в прихожей продолжила тётя Лиза, – отвлекаю тебя от дел! Нам, старикам, сам знаешь, везде надо влезть! Квитанцию по квартплате приносили?

– Сейчас посмотрю, – он быстрым шагом направился в зал, к серванту, – если приносили, тогда мама положила сюда. Но, по-моему, не разносили. По крайней мере, здесь квитанции нет!

Следующий вопрос вездесущей соседки заставил парня прекратить поиски квитанции, и оцепенеть от неожиданности.

– Верёвками торговать начал? – она стояла возле стола и показывала корявым пальцем в сторону мотка. – Пакетики закончились?

В своё время парень подрабатывал тем, что торговал полиэтиленовыми пакетами на городском рынке. Позднее, когда появились новые хозяева торговой площади, его, как многих, вышвырнули вон.

– Да, начал, – попытался, отшутиться парень, лихорадочно думая, успела она прочитать предсмертную записку или не успела? – Чем-то заниматься надо!

Он осторожно, будто невзначай подошёл к столу и небрежно подвинул моток верёвки на обрывок бумаги.

– Ладно! Не мучайся и не ищи,– сжалилась тётя Лиза. – Вечером зайду к Фаечке. Я зря испугалась, что потеряла!

Когда молодой человек закрыл за женщиной дверь, он вернулся в зал. Медлить больше нельзя. Он должен выполнить задуманное. Больше никто его не остановит! Молодой человек окинул взглядом квартиру, прощаясь и думая, что сюда больше не вернётся. В который раз, прочитав предсмертное сообщение, решительным шагом направился к входной двери. Но тут неожиданно в прихожей тренькнул телефон, заставив его невольно вздрогнуть. Парень перевёл взгляд на аппарат, прикидывая, ответить на звонок или проигнорировать? Желания и времени, чтобы с кем-нибудь трепаться по телефону ни капельки не было. Когда телефон затих, он открыл дверь и прислушался, нет ли чьих-нибудь шагов? Но подъезд хранил молчание, лишь из чьей-то двери слышался негромкий звук телевизора. Молодой человек вышел на лестничную площадку, аккуратно прикрыв дверь. Закрывать на ключ не стал. Парнишка подошёл к пожарной лестнице, которая вела на чердачное помещение. Через какое-то время наверху послышались лёгкие шаги, а затем всё внезапно стихло. Подьезд, сочувствуя наступившей трагедии в доме, будто уснул вечным сном вместе с молодым парнем. Стало очень тихо и безмятежно. Кайрат умер…

 

1996 год

– Кайрат, когда бухать будем? – глаза Игоря Галимова, его однокурсника, весельчака и балагура светились озорным огоньком.

Он, Кайрат, а также ещё три студента, в числе первых, сегодня защитили институтские дипломы. Осталось ещё три дня защиты и для всей группы закончатся бессонные ночи зубрёжки и преддипломной гонки.

– Скоро, – так же с радостным настроением парировал Кайрат. – Подождём, когда будут вручать дипломы!

–Не-ет, – протянул Игорь, – говорят, что дипломы будут выдавать только через месяц! Так что же, так долго, будем ждать?

–Ну, ладно, – согласился с убеждением сокурсника Кайрат. – Через три дня дождёмся, когда группа защитится. Что-нибудь придумаем.

Они, улыбаясь друг другу, крепко пожали руки, в знак согласия. Обоих переполняла радость от чувства выполненной большой работы.

– Сегодня понедельник, значит, в четверг погуляем? – быстро вычислил Игорь, – пойдём в кафешку? Ты, Кай, во сколько придёшь? Посмотрим, как наши будут отбиваться от комиссии?

– Сам, как отбился, партизан? – добродушно рассмеялся Кайрат. – Патронов хватило? Дополнительные вопросы попались трудные?

– Знаешь, вроде всё знал, а когда спрашивать стали, растерялся, – честно признался Игорь, – но вроде никто не заметил? Уболтал комиссию…

– Ах ты, птица Говорун! – расхохотался в искренней улыбке Кайрат, – На самом деле никто уже тебя не слушал. Они думали и мечтали, когда ты закончишь своё многочасовое выступление и комиссия, наконец, приступит к банкету! Заставил голодать уважаемых, седовласых профессоров!

– Я бы согласился без выступления, если сразу предложили пятёрочку за дипломную работу?! А так пришлось послушать мою ересь…

– Хитрец! Я бы тоже согласился! Но не зря студенты говорят, что пять минут позора и ты дипломированный человек!

– Да, уж! – утвердительно закачал головой Игорь. – Память об институтских годах останется надолго.

– Я оставил на память студенческий билет, – Кайрат помахал перед другом красной книжицей.

– Ух, ты! Сказали же всем, сдать! Ну, ты и жук! – Игорь покачал головой. – Не боишься, что накажут?

– Нисколечко! Тем более, я знаю многих, кто ещё не сдал. И из параллельной группы тоже нашлись смельчаки, которым дорог студенческий билет. Сам подумай? На черта им наши старые корочки? Их сдадут в архив и через полгода, а может год, выбросят на помойку.

– Я бы тоже оставил, – завистливо ответил Игорь, – Сейчас уже поздно! Обойдусь без памяти…, всё буду хранить вот здесь!

Однокурсник с серьезной физиономией постучал себя по груди, как человек, клянущийся в вечной любви, да так, что Кайрат громко расхохотался. Позже они направились к выходу, договорившись, что встретятся на следующий день, чтобы понаблюдать, как остальная группа будет защищать дипломные работы. Вдвоём прошли остановку пешком – слишком много осталось недоговорённого.

– А вот и твоя маршрутка, – сказал Игорь уже на остановке, увидев подходящий автобус. – До завтра!

– Пока, Игорёшка! – попрощался Кайрат. – Встретимся!

Маршрутный пазик был битком набит пассажирами, как холодильник деликатесами перед Новогодними праздниками. Кайрату стоило немало усилий втиснуться в салон. Его зажало между интеллигентного вида мужчины в очках, двумя беззаботными девушками, видимо, студентками, и немолодой женщины. В самый последний момент, Кайрат обратил внимание, как на подножку автобуса запрыгнул прыщавый парень. Прыщавый начал суетливо оглядывать пассажиров, будто искал знакомое лицо. Автобус, вздохнул, как сильно уставший человек и, выпустив облако сизого дыма, медленно тронулся от остановки.

– Вошедшие пассажиры, оплачиваем свой проезд! – приказным тоном скомандовала кондуктор – дородная женщина в синем пуховике невероятных размеров.

Кайрат достал из кармана мелочь, и передал кондукторше. Вновь Кайрат посмотрел на Прыщавого, который начал передёргивать плечами, как делает человек, надевший шерстяной свитер на голое тело.

«Странный персонаж, – сделал вывод Кайрат. – Впрочем, каких только людей нет на свете?».

Парень посмотрел в окошко и подумал о маме. Как она обрадуется, когда он сообщит, что сын сдал самый главный вузовский экзамен – защитил диплом! Ему нравилось сообщать приятные новости. Мама начинала ласково улыбаться. А потом, накрывая на стол, просила подробно рассказать, как всё происходило. Кайрат находил в ней внимательную слушательницу, подробно делясь новостями, стараясь не забыть о незначительных деталях. Его мама была самым приятным и чутким собеседником. Он мог доверять ей любые секреты. Из светлых раздумий его вырвал громкий голос кондуктора.

– Нечего кататься, если нет денег! Ходите пешком! Женщина, давайте деньги! – на повышенных тонах орала кондукторша, – не будем за свой счёт катать! Мы бесплатно, что ли должны работать? Вроде немолодая…, а бессовестно врёте! Мужу будете говорить, что потеряли кошелёк, а не мне. Понятно?!

Рассерженная билетёрша адресовала эти слова женщине, рядом с которой, прижатым пассажирами, стоял Кайрат. Женщина выглядела растерянно, и в недоумении, наверное, в десятый раз, искала в сумке кошелёк. Салон молчал, откровенно жалея, попавшую в такую непростую ситуацию, пассажирку. Кайрат мельком взглянул, на торчащего за ней Прыщавого. Он, прислонившись к двери, напряжённо смотрел в окно. Было заметно, что Прыщавый ждёт остановки, как гончая собака свистка хозяина, чтобы быстрей выпрыгнуть из автобуса и раствориться среди людей. Для Кайрата ситуация прояснилась.

– Свалить хочешь с кошельком? – мысленно обратился он к карманнику. – Не получится.

– Куда же он подевался? – вслух, не зная кого, спрашивала женщина,– ведь сверху положила! Специально…, чтобы долго не искать.

Медлить больше было нельзя. Маршрутка неумолимо приближалась к следующей остановке. Решение созрело мгновенно. Надо было спасать ни в чём неповинную женщину. Тем более она чем-то была похожа на маму. Кайрат нащупал в кармане студенческий билет.

– Советское РОВД! – он вытянул над головой красный студбилет, стараясь пальцем прикрыть надпись. – Только что в данном автобусе украли кошелёк! Сейчас маршрутка свернёт до ближайшего отделения милиции. Вор в салоне, поэтому произведём досмотр пассажиров.

Салон молчал, обдумывая слова новоиспечённого милиционера. Кондукторша перестала ворчать и смотрела поверх голов пассажиров, видимо, надеясь самостоятельно найти преступника. Естественно, желающих ехать в гости в РОВД, нарушая свои планы, не оказалось, но в тоже время попутчикам было интересно посмотреть, чем всё закончится. Водитель посматривал в салонное зеркало заднего вида. По его хмурому лицу, можно было предположить, что он обдумывал наикратчайшую дорогу до отделения милиции, с целью экономии драгоценного бензина.

По взгляду, лишившейся кошелька женщины, стало понятно, что она полностью согласна с утверждением Кайрата. Но всех ярче на слова временного милиционера среагировал Прыщавый. Он встрепенулся, как монашка при виде голого мужчины и, небрежно ткнув указательным пальцем потерпевшую, угрюмо промямлил:

– Вон, твой кошелёк лежит на полу!

Кайрат, как остальные близкостоящие пассажиры посмотрели под ноги. Другие, которым не повезло стоять рядом с точкой конфликта, но не менее любопытные, вытянули шеи, пытаясь увидеть воочию на непослушный кошелёк, так нагло сбежавший от хозяйки.

Маршрутка, сбавив и без того невысокую скорость, подрулила к очередной остановке, за новой порцией, жаждущих уехать, пассажиров. Прыщавый, будто по команде «ФАС!», лихо выскочил из автобуса и, не оглядываясь, нырнул в людскую массу. Да, сегодня был явно не его день! Воровская удача повернулась спиной, попутно показав другое место. Более мягкое, но в некоторых случаях, дурно пахнущее! Хотя, с другой стороны можно было предположить, что будь на месте Кайрата настоящий представитель закона, Прыщавому пришлось бы не сладко.

– Житья от этих гадов нет, – возмутился интеллигентный мужчина в очках, провожая брезгливым взглядом воришку. – Так и норовят тебе в карман залезть!

И, обернувшись к женщине, посоветовал:

– Вы проверьте кошелёк! Бывает, что деньги вытаскивают, а кошелёк к владельцу вновь подбрасывают. Это у них шиком считается. Я в газете читал!

– Нет, всё в порядке, спасибо, – женщина облегчённо вздохнула и в утверждении своих слов кивнула головой, – ничего не взял. Деньги на месте.

– Оплачиваем! – услышав волшебное слово «деньги», вновь зычно крикнула проснувшаяся и повеселевшая толстуха – кондукторша.

Когда инцидент был исчерпан, Кайрат почувствовал, что его кто-то осторожно хлопает по плечу. Кайрат повернул голову. Добродушно улыбаясь, на него смотрела женщина, спасённая им от прыщавого воришки.

– Спасибо, сыночек, огромное! – произнесла женщина с теплотой в голосе. – Я выхожу на Проспекте и хочу Вас отблагодарить! Вы не торопитесь? Давайте, выйдем вместе? Пожалуйста!

Только сейчас Кайрат внимательно её рассмотрел. На вид ей было около шестидесяти лет, невысокого роста, круглолицая, с живыми, карими глазами. В разговоре присутствовал небольшой татарский акцент.

– Спасибо, – попытался вежливо отказаться спаситель и в шутку добавил, – в следующий раз?

– Нет, в следующий раз Вас может, не оказаться в автобусе, – улыбнувшись и оценив шутку, откликнулась женщина, – поэтому буду надёжно прятать кошелёк!

Она глянула в окно.

– Моя остановка, – она с мольбой посмотрела Кайрату в глаза, – очень прошу, сынок!

Он не смог отказать. Как можно ответить отказом человеку, тем более женщине, которой он годился в сыновья? Её просьба была настолько искренней и открытой, что игнорировать значило бы, очень сильно обидеть человека. Дверь маршрутки распахнулась и он, к большой радости, немолодой пассажирки, протиснулся к выходу.

– Я здесь, недалеко живу, – сказала женщина уже на улице и махнула рукой в сторону девятиэтажек. – Пройдём через дворы. Так ближе. Угощу вкусным чаем! Как раз вчера треугольники испекла. Вы – мой спаситель!

– Как-то неудобно, – неуверенно потоптался Кайрат. – Я же ничего такого не сделал?

– Нет, нет и нет! Никакие возражения не принимаются. Сегодня Вы – мой гость!– категорично заявила она, а потом спросила. – Как тебя зовут?

– Кайрат, – представился он и протянул руку, чтобы донести сумку. – Давайте, я помогу!

– И имя красивое, и сам такой же, – бесхитростно вставила комплимент женщина, отдавая поклажу, – моё имя – Рания апа. Если тяжело выговорить называй просто тётей Раей. Так что будем знакомы!

Прибавив шагу, они перешли дорогу, а потом не спеша пошли, по протоптанной терпеливыми пешеходами, снежной дорожке в сторону многоэтажек.

– Давно, Кайрат, служишь в милиции? – продолжила расспросы Рания апа, повернув голову,– наверное, Аллах тебя послал? Обязательно сообщу твоему руководству, и скажу, какой у них работает честный и порядочный сотрудник.

– Рания апа, скажу честно, там не работаю, и работать не собираюсь, – как на духу выпалил Кайрат, весело улыбнувшись, – сегодня я диплом защитил. Думаю, устроиться на работу, но с милицией она вряд ли будет связана.

Рания апа остановилась, переваривая слова Кайрата. Потом, будто вспомнив что-то важное, покачала головой и удивлённо спросила:

– А, как же милицейское удостоверение? Я же видела у тебя в руках?

Вместо слов недавний студент достал из кармана студенческий билет и, открыв его, поднёс к лицу новой знакомой. Она прищурила глаза, пытаясь рассмотреть мелкий шрифт.

– Не вижу. Что написано? Совсем маленькие буквы…, – Рания апа покачала головой, будто была виновата, в том, что подводит зрение.

Кайрат показал корочку, где более крупно была выгравирована надпись «СТУДЕНЧЕСКИЙ БИЛЕТ». Вопросительно посмотрел на Рания апу. Лицо у неё вмиг прояснилось, морщины на лбу разгладились, как будто ветер разогнал на небе грозовые тучи.

– Надо же! Я тоже поверила, что ты, сынок, из милиции. Так строго сказал…, как настоящий милиционер! Тогда тем более ты молодец! – вынесла она свой приговор. – Не испугался этого шулера! Никто не вступился. Один только ты, Кайратик, помог бабушке. А я не поняла сначала! Думала и гадала. Куда подевался этот кошелёк? Уже сумку сто раз перерыла…, испугалась, что на рынке выронила. А ты этого бандита сразу, наверное, заметил?

– Нет! Но, скажу честно, на первый взгляд мне не понравилось его излишняя суматошность, а потом, когда у Вас вдруг исчез кошелёк, сразу подумал на него.

Кайрат переложил сумку в другую руку. Они вместе прошли мимо газетного киоска, и зашли в арку девятиэтажного, жилого дома. Рания апа махнула рукой, показывая, куда надо идти. Пара свернула налево, достигнув двери подъезда.

 

– Слава Аллаху, вернулись с Его помощью! – Рания апа открыла дверь подъезда и придержала рукой, чтобы Кайрат смог зайти, – живу на девятом этаже. Вот так высоко забралась! Хорошо, что лифт есть. Без него совсем худо. Лишь бы работал и не ломался.

Они поднялись на девятый этаж. Выходя из лифта, Кайрат увидел на площадке молодую и стройную девушку. Услышав, скрежет открываемой двери лифта, она оглянулась. Их взгляды встретились. На вид ей было около двадцати лет, большие, зелёные глаза смотрели из-под густых ресниц наивно и невинно. Её милое личико дополняли аккуратненький носик и по-детски пухлые губки. Русые волосы красиво спускались волнами до плеч. Она была одета в тёмно-бордовый пуховик и синие джинсы. Такой тип девушек нравился Кайрату, поэтому он вновь украдкой, с интересом посмотрел на неё. Озадаченное выражение лица у миловидной девушки бесследно исчезло, едва она увидела Рания апу.

– О! Привет, Рания апа! А я жду тебя! – воскликнула она, инстинктивно делая шаг вперёд.

– Привет, Лиля! Салям! – по – задорному откликнулась женщина, участливо добавив, – чем могу – помогу!

Они подошли к входной двери. Рания апа вставила ключ в замок. Затем гурьбой вошли в прихожую.

– Рания апа, моим ключом мама дверь случайно закрыла и с собой на работу взяла, – она мельком взглянула на Кайрата. – Дай, пожалуйста, запасной. Я вечером верну. Честное слово!

– Не пускают, значит, домой? – шутливо сделала вывод Рания апа и потянулась к связке, которая висела рядом с электрическим счётчиком, – а ты, что так рано домой вернулась? Куда собралась?

– В институт надо забежать. Взять задания на группу, – как на духу ответила она, – не успеем, оглянуться, как летняя сессия наступит! Поэтому отпросилась.

– Правильно! – мудро заметила Рания апа. – Всё надо делать вовремя. Сейчас вместе чай попьем, треугольники покушаем, которые я вчера испекла. Успела получить задание?

– Да, – кивнула она, – Преподаватель оказался на месте. Долго искать не пришлось. Удачно получилось.

Рания апа повернулась к Кайрату, который стоял всё также возле двери, прислушиваясь к разговору.

– Лиля, познакомься! – обратилась Рания апа к девушке. – Этого симпатичного молодого человека зовут Кайрат. Он меня сегодня спас! Расскажу за столом. Пока чайник поставлю и на стол накрою.

Она, взяв сумку, прошла на кухню, крикнув напоследок приглашение, снять верхнюю одежду.

– Вот сюда, – вежливо подсказала девушка Кайрату и сняла пуховик, оставшись в облегающем свитере, который делал её фигуру ещё стройней. Плавной походкой Лиля прошла на кухню за Рания апой. Молодой человек проводил её заинтересованным взглядом.

Кайрат аккуратно повесил верхнюю одежду и осмотрелся. Квартира была двухкомнатной и выглядела очень уютно. Из прихожей, как в классических сказках, вели три пути. Повернув направо можно было попасть на кухню, пройдя попутно ванную и туалет. Слева располагался зал. В спальную комнату вела «дорога» напрямик из прихожей. Кайрат недолго думая направился на кухню, полагая, что неудобно без хозяйки самовольно осматривать квартиру. На кухне слышался оживлённый разговор Рания апы и её симпатичной, молодой соседки Лили, а также весёлое позвякивание посуды. При появлении Кайрата, Лиля обернулась, а Рания апа заговорщически махнула ему рукой, приглашая войти.

– Заходи, Кайратик, сейчас мы чай будем пить! Вот и треугольники подогрелись. Лиля замучила вопросами о тебе.

При этих словах она хитро посмотрела на зардевшуюся девушку, но заметив её смущение, попыталась переменить тему разговора.

– Спасибо, Лиля! Помогла, – с теплотой в голосе призналась Рания апа, наливая в чашку душистый чай, – садитесь за стол. Проходи, Кайратик!

Гостеприимная женщина жестом указала на мягкий уголок возле стены, установленный за столом. Лиля присела возле него, обдав Кайрата волнующим запахом лёгких духов. Он вновь не отказал себе в удовольствии посмотреть не неё. Она в долгу не осталась, и тоже стрельнула зелёными глазками в ответ. Кайрат улыбнулся и подвинулся, давая новой знакомой возможность сесть удобнее.

– А теперь я расскажу о моём спасителе, – торжественно, будто принимая президентскую присягу, объявила Рания апа.

Она скрупулёзно, не забывая незначительных деталей, но в тоже время, приукрашивая и добавляя от себя, рассказала о злоключениях в автобусе. По словам пожилой женщины выходило, что вор – карманник давно следил и наблюдал за ней. С каждым предложением Рания апа приписывала дополнительные качества Кайрату, где наряду со смелостью и находчивостью он также обладал и умением «запудрить мозги криминальному миру». Чем дальше она увлекалась подробностями, тем мельче казалась фигура воришки. Кайрат становился «большим человеком, борющимся в одиночку с многочисленной «сволощью», готовые отобрать последнюю копейку у бедной бабушки». Кайрат подметил, что единственным ругательством у Рания апы было слово «сволочь», которую она выговаривала на свой лад, изменяя одну букву. И от этого, ругательство в её устах приобретало более пренебрежительное отношение. Кайрат не мог сдержать улыбки, когда она снова и снова повторяла «сволощь». Так смешно и потешно это звучало. После карманника дошла очередь до кондукторши, которая «к сожалению, и, не смотря, что женщина, также оказалась сволощью и думает, как набить собственный карман, абсолютно не беспокоясь о безопасности пассажиров!». Рассказ был очень бурным и эмоциональным, с театральным всплеском рук и отличной мимикой. Кайрат и Лиля смеялись от души, приключение в автобусе уже не казалось грустным и ужасным, а приобрело более оптимистичную окраску. Кайрат чувствовал на себе мимолётные взгляды Лили, но когда поворачивал голову, чтобы взглянуть в её глаза, она быстро отворачивалась. Рания апа, в свою очередь, оставалась гостеприимной хозяйкой, потому что не забывала подливать чай в чашки. Треугольники были такими вкусными, а общество таким приятным, что Кайрат не замечал, как пролетало время. Ему было очень спокойно и комфортно в этой квартире.

– Я удовлетворила Ваше любопытство? – она лукаво взглянула в глаза девушки, – вот, откуда появился мой новый знакомый. И сам красивый и душа хорошая!

Кайрату стало неудобно от таких откровенных комплиментов. Молодой человек сделал маленький глоток чая, чтобы как-то скрыть неловкость.

– Сам, где живёшь? – спросила женщина Кайрата, – родители, наверное, тоже молодые? Из города…, или приехал?

– Приехал, – Кайрат пожал плечами, – Но живу рядом. Всего двадцать пять километров от города. В посёлке. На Верхней Горе. Знаете?!

Он повернулся к Лиле, словно хотел, донести эту информацию лично, для неё. Девушка утвердительно качнула головой. Русая чёлка согласилась с хозяйкой.

– Как же ты добираешься? На автобусе? – заинтересованно продолжила расспросы Рания апа.

– По-разному, на автобусе, а иногда на электричке. Но электричкой редко бывает, если на автобус не успеваю. Для меня лучше на рейсовом маршруте приехать, потому что после электрички, со станции ещё три километра пешком идти. Летом можно прогуляться, а зимой топать через лес большого желания не возникает. Холодно и темно…

– Где родители работают. В городе? Или в посёлке?

– Мы с мамой вдвоём. Папа умер, когда мне было семь лет.

Рания апа отвела взгляд и посмотрела в окно, будто вспоминая что-то из своей памяти. А Лиля, напротив, внимательно и, как показалось Кайрату, как-то иначе задержала на нём свой взгляд. С грустинкой.

– Мама работает в совхозе, – ответил Кайрат. – Ухаживает за кроликами. Целый день на ногах. Бывает, что задерживается допоздна.

– Зарплату вовремя платят? – Рания апа подвинула тарелку с треугольниками поближе к гостю.

Кайрат махнул рукой.

– Увы! Нет! Выручает собственный огород. Подспорье нам с мамой. Собираем картошку…, другие овощи запасаем на зиму.

Рания апа сочувственно покачала головой.