Тайный паладин. Ученик ордена

Tekst
7
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Тайный паладин. Ученик ордена
Тайный паладин: Ученик ордена
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 34,63  27,70 
Тайный паладин: Ученик ордена
Audio
Тайный паладин: Ученик ордена
Audiobook
Czyta Ильич
20,29 
Szczegóły
Тайный паладин. Ученик ордена
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

Тверь, 2004 год

Сквозь единственное маленькое окошко, заросшее налетевшей с дороги грязью, с трудом пробивался лунный свет. Тем не менее, в подвале, где расположилась удивительно прилично одетая для подобного места молодая парочка, было довольно светло.

– Ты уверена, что мы приехали туда, куда нужно? – парень, которому на вид было лет двадцать пять, приобнял стоящую рядом с ним девушку, укачивающую на руках спящего младенца.

– Да, иначе все деньги были потрачены зря, – огромные глаза девушки на мгновение потемнели, превратившись в черные провалы. Хотя нет, это только показалось из-за на мгновение скрывшейся за облаками луны.

Парочка явно кого-то ждала, но третий участник этой встречи задерживался.

– Я ведь предлагал все еще раз обсудить. И надо было так спешить? – парень посмотрел на часы.

– Уже поздно что-то менять. Ну, и какими бы мы были родителями, если не попробовали сделать все, что можно, ради Никиты, – девушка с любящей улыбкой посмотрела на сопящего у нее на руках карапуза, а потом резко повернулась в сторону лестницы.

Похоже, то, ради чего эти двое пришли в этот подвал, скоро должно случиться.

– Рад приветствовать вас в главном представительстве секты Теней на Земле, – спускающийся по лестнице благообразный старик в светлом костюме поздоровался с молодыми родителями.

– Ну вот что может быть хорошего в месте, которое называют сектой? – парень прошептал это на ухо своей подруге, но старик словно услышал его слова, и на его лицо набежала тень.

– Мы наслышаны о вас, – девушка взяла разговор в свои руки. – Мы прошли все отборы, заплатили все суммы, что вы просили. Последний транш в виде ста килограммов золота лежит в банковской ячейке на предъявителя.

С этими словами она протянула подошедшему старику бумагу с длинным цифровым кодом.

– А вот это уже другое дело, – на лице старика тут же расцвела улыбка. – Кстати, хочу поздравить, ваш сын будет последним третьим претендентом, что мы допустим до ритуала в этом году.

С этими словами он хлопнул по стене, и мрачный подвал начал преображаться. С потолка опустилась словно взявшаяся из ниоткуда лампа, и в ее свете грязь и запустение старого заброшенного помещения просто исчезли. Мгновение, и вот эта троица стоит в ухоженном подвале, выполненном из черного камня, а на полу проступают линии огромной кроваво-красной пентаграммы.

– Значит, все правда… – парень тихо выдохнул, а девушка на секунду спряталась за его спиной, но потом они собрались, расправили плечи и даже с вызовом посмотрели на хозяина этого места.

– Мы готовы!

– Тогда давайте мне вашего сына.

Старик принял из рук девушки младенца и аккуратно положил его на выросший в центре пентаграммы камень.

– С ним точно все будет нормально? – молодая мать не выдержала и явно с трудом удержалась от того, чтобы не броситься к своему ребенку.

– Вы сомневаетесь в ритуале, который проводят уже тысячелетия? Не несите чушь!

Старик, словно в одно мгновение растратив былую вежливость, достал кисточку и принялся чертить на теле младенца знаки неизвестного на Земле языка.

– Арм, – он словно начал напевать какой-то попсовый мотив. – Знак тела, что поможет развить скрытый в нем потенциал. Барн! Знак воли, что усилит желания и позволит понять суть Теней! Вийс! Знак души, что сотрет понимание порядка и справедливости, позволив сосредоточиться на благе секты!

Старик замолчал и, отступив в сторону, принялся наблюдать, как воздух задрожал черным маревом над нарисованными им знаками, из которых словно бы пошел дым.

– Ну вот, а вы боялись, – он повернулся к родителям. – Сейчас тени вытравят из вашего сына все лишнее, и он станет прекрасной заготовкой для будущего адепта секты.

– Сколько времени это займет? – девушка, закусив губу, смотрела, как ее сын принялся размахивать руками и будто начал играть с окружившими его странными силами.

– Меньше минуты. Как я и говорил, волноваться нет никаких…

Старик замолчал и почему-то бросился к младенцу.

– Том! Денис! Проверьте периметр! Кто-то вмешался в ритуал!

Молодая пара только сейчас поняла, что все это время рядом был кто-то еще. Двое мужчин с пистолетами наизготовку выскочили из темных углов, где они до этого неподвижно стояли, словно скрытые тенями. Оттолкнув в сторону отца младенца, они побежали по лестнице на улицу, а старик тем временем принялся заново чертить почему-то пропавшие следы на теле ребенка.

Вроде бы ему это удалось – рисунок был восстановлен, тени снова начали кружить вокруг ритуального камня. Вот только что-то было не так…

– А они так и должны расти? – отец первым обратил внимание на отличие продолжения ритуала от того, что было в первый раз.

И теперь уже все заметили, что черные фигуры стали больше и продолжали каждую секунду удлиняться на пару сантиметров.

– Рядом никого нет, – подручные старика вернулись и тоже замерли в удивлении, глядя на происходящее.

Кажется, единственный, кто остался спокойным в этой обстановке, был только сам хозяин странного помещения. Хотя нет, и он тоже выругался, а потом достал из внутреннего кармана деревянную коробочку, из которой медленно вытащил два жезла.

– Умрите! – старик переломил первый жезл, и вырвавшаяся из него серая волна прошла на уровне его груди, коснувшись всех, кто стоял рядом с ним в этот момент.

Родители и оба подручных старика после этого замерли на одно короткое мгновение, а потом просто рухнули на землю с закатившимися глазами, как безвольные куклы.

– Никаких свидетелей, никто не должен узнать, что здесь было, – старик с удовлетворением посмотрел на четыре трупа и повернулся к еще больше выросшим теням. – А теперь ваша очередь.

Очередной сломанный жезл на этот раз словно граната полетел в сторону яростно взвывших таинственных существ и так и не заплакавшего даже в таком окружении ребенка, а потом из обломков неизвестного артефакта вырвалась новая серая волна. Гораздо резче, гораздо концентрированнее – она сначала поглотила, а потом развеяла тени. Потом добралась до камня алтаря, и по тому побежала паутина трещин, словно от удара великана… А потом на пути силы остался только один младенец.

– Последний свидетель, – старик вытер свои намокшие от пота белые волосы и принялся ждать еще одной смерти.

Но, похоже, сегодня был день, когда все идет не так. Рядом с ребенком будто из воздуха появилась толстая черная книга, маленькая ручка коснулась ее, а потом они вместе исчезли, словно сбегая и от удивлённого представителя секты, и от выпущенной им силы.

– И что это сейчас было? – старик оглядел устроенный им беспорядок и почесал кончик носа. – Похоже, малец умудрился в таком возрасте получить фолиант с какой-то базовой техникой. Необычно, но вряд ли он что-то поймет. Ритуал провален, пути Тени для него закрыты, а значит, даже если он доживет до шестнадцати и дождется вызова в Эдем, то просто умрет уже там. А что касается третьего адепта для секты – просто найду другого, благо желающих расстаться с деньгами ради таинственного нового мира на Земле более чем достаточно. А пока нужно постараться забыть все, что сегодня здесь произошло.

Глава 1. Книга

Тверь, 2019 год

– Ну, ты и дурак, Ник! Отойди в сторону.

Тройка хулиганов насмешливо смотрела на поднимающегося с земли щуплого паренька. Штаны и рубашка с чуть короткими рукавами были все в земле. Парень явно начал недавно быстро расти, а денег в семье на своевременную смену гардероба не хватало, вот и приходилось ему донашивать свои же старые вещи.

– Нет, – парень отрицательно помотал головой и сжал покрепче свои кулаки. И что его все время тянет впутываться в чужие неприятности?

– А ты, Серега? Вдарь ему разок, и мы тебя в этом месяце больше не тронем!

Хулиганы повернулись ко второй своей жертве, парню с кудрявой башкой, решившему спрятаться за своего друга… Хотя нет, какие они друзья? Серега смотрел на ситуацию совсем по-другому. Их – двое, противников – трое. Еще те крупнее и сильнее, так что победить однозначно не получится. Более того, в случае драки они оба с Никитой получат явно гораздо больше, чем один удар, что его просят нанести. А раз так, то какой смысл тратить время и играть в благородство – лучше сразу сделать то, чего от него хотят. Да, это будет самым разумным решением в данной ситуации.

Серега самую малость зажмурился – все же драться руками он не очень любил – а потом заехал прикрывавшему его до этого товарищу по спине.

– Прости, Ник, – он посмотрел, как его защитник снова падает на грязную землю. – Еще?

Серега сделал шаг вперед и замахнулся ногой в голову – по-настоящему. Если надо, он всегда привык идти до конца.

– Хватит, – такая банальная развязка, похоже, разочаровала главаря мелковозрастных хулиганов, и тот развернулся, собираясь уходить.

– Ты видел? Он же его и ногами был готов бить!

– Психи. Что первый, что второй!

– Точно, один вечно везде лезет, изображая героя…

– А другой тогда самый настоящий черт!

– Ну да, мне порой кажется, если ему это будет выгодно, он тебя прирежет и не поморщится.

Троица удалилась, окончательно скрывшись из виду, так что даже их разговоров больше не было слышно, и Серега тут же протянул руку своему товарищу.

– Ник, прости за удар, но ты же знаешь…

– Ну да, ну да. Ты сейчас мутишь с Аней, тебе эти проблемы совсем ни к чему… Эх, костюм испачкали, надо будет успеть его постирать до возвращения бабушки. А то заметит, распереживается, опять деньги на таблетки придется тратить.

– Хочешь, я одолжу? Навсегда. Если честно, я вообще не понимаю, почему мы с бешеными деньгами отца до сих пор сидим в этой Твери, которую по недоразумению называют городом? Давно бы уже могли переехать в столицу или любой другой город мира…

 

Было немного странно, что парень вот так вслух хвастается своим положением – но ведь не зря хулиганы назвали психами сразу обоих из этой парочки. А еще была в голосе Сереги некая фальшь, словно он жалуется по привычке, уже зная настоящий ответ…

– Ты же говорил, что он ждет твоего шестнадцатилетия, так что осталось недолго, – Никита, впрочем, принял слова своего знакомого за чистую монету. – А насчет денег – не надо, ты же знаешь, я не ради них тебе помогал.

– Знаю, ты псих. Спасибо.

Серега протянул Никите руку, словно начисто забыв о своем личном вкладе в недавний инцидент, но и его друг тоже не обращал на это внимание.

– Ладно, мне пора, – Никита потер спину, немного ноющую после удара, а потом подхватил брошенный рядом на землю рюкзак с вещами и через парк побежал в сторону дома.

Некоторые жители города считали, что устаревшие деревянные бараки, в которых его бабушке досталась квартира еще полвека назад, стоит снести, чтобы не портить вид из проезжающих мимо машин. А вот Никите их дом, сделанный из настоящего дерева, нравился – там было прохладно в летнюю жару и тепло зимой. Иногда, правда, завывал ветер на чердаке да полы скрипели, а из стен нужно было регулярно выводить всякую живность, но это же такие мелочи.

Бабушка на работе – с тех пор, как родители пропали, а Никиту обнаружили на пороге перед домом пятнадцать лет назад в одних пеленках, она трудится каждый день. Сначала появлялись и другие родственники, но, узнав, что кто-то выгреб счета родителей подчистую, так же быстро и исчезали… И только бабушка всегда была рядом.

Отдохнуть бы ей хоть немного. Вот только, несмотря на то, что парень уже давно начал подрабатывать и подбрасывать той деньги, изображая переводы от разных социальных служб, она все равно жила так же, как и пятнадцать лет назад, когда все началось. Каждый день ровно в шесть утра вставала, делала все домашние дела, а потом шла на свой завод и там тоже с самого восхода солнца и до заката ходила с тряпкой, наводя чистоту и порядок. Никита вспомнил, как она часто любила говорить:

– Помнишь тот анекдот про уборщицу на космодроме, которая сказала, что тоже запускает ракеты в космос? Так вот наши говорят, что это история про меня.

Никита потом всегда спрашивал, правда это или нет, но бабушка лишь хитро улыбалась и убегала дальше куда-то по делам. Кстати, Никите сейчас пора заняться своими – скоро поступление, университет, который поможет найти настоящую работу, а не полставки на стройке, чтобы по-настоящему помочь его семье. Вернее, тому, что от нее осталось.

Взгляд Никиты пробежался по столу и остановился на тяжелой кожаной книге с почерневшим от времени переплетом… Тогда, пятнадцать лет назад, его нашли не одного, а именно с этой штукой. Она еще так лежала под ним, словно сама и принесла, если бы книжки, конечно, были способны на что-то подобное. В детстве он мечтал, что такая древняя вещь окажется связана с какой-нибудь страшной и опасной тайной, но он бы со всем разобрался, стал богатым и знаменитым, помог бы всем людям на Земле, как принц Назгул из сказки, что бабушка рассказывала в детстве… Но увы, книга каждый день оставалась все такой же пустой, как и раньше.

Тем не менее, Никита превратил проверку книги в своеобразный ежедневный ритуал – вот и сейчас он протянул руку, откинул в сторону тяжелую обложку и уже собирался привычно отложить в сторону, когда неожиданно обнаружил прямо посреди листа запись. Сначала Никита подумал, что это бабушке срочно понадобилось сделать заметку, и она схватила первое, что попалось под руку. Но нет – почерк не ее! Длинные, вытянутые буквы, выведенные твердой тяжелой рукой: казалось, они были словно выдавлены в листе… А еще Никита был твердо уверен, что никогда не видел подобных знаков, но при этом понимал их!

Личная собственность великого магистра ордена Западной розы Картуса Абравуса Оллиндора

Как странно – Никита с ужасом осознавал, что смысл таинственных букв словно сам собой впечатывается ему в сознание. Неужели это та тайна, о которой он грезил с детства? Но как тогда ему разобраться в том, что со всем этим делать? Потому что – он только что быстро пролистал всю книгу – больше в ней ничего не было.

Или было? Никита почувствовал, что книга словно немного нагрелась, и снова открыл ее на самом первом листе. Строчка про великого магистра уже пропала, а вместо нее… Комната словно наполнилась тенями, они попытались добраться до Никиты, до книги – но не смогли. Или что-то их не пустило? Тело парня начала сотрясать легкая дрожь, но несмотря на попробовавший сковать тело страх он не выпустил эту единственную связывающую его с родителями вещь из рук.

А потом мир вокруг него словно исчез – осталась только пустота и парящий перед ним в воздухе кристалл с сотнями граней. Красиво! Никита подумал, что, скорее всего, упал в обморок и теперь видит какую-то галлюцинацию. Вот только она была такой реальной и такой притягивающей… Никите совершенно не хотелось вставать и возвращаться к реальности, вместо этого его притягивал кристалл с его игрой света и теней на каждой из граней. Очень красиво! Наверно, бесконечно можно смотреть не только на огонь и воду, но и на такие вот видения.

Никита продолжал погружаться сознанием в кристалл, будто исследуя каждую из его граней. Но вот одна чем-то зацепила его, и дальше он сосредоточился уже на ней. Это же все не по-настоящему, думал он и поэтому совсем не удивился, когда часть кристалла перед ним начала меняться. Сначала она просто пошла волнами, а потом прогнулась, формируя углубление… Вот только под что?

Узнать или придумать это Никита уже не успел, потому все неожиданно закончилось. Вот он еще парит в темном мире, а вот уже и снова на Земле. Стоит у полки и держит тот самый таинственный фолиант.

– Два часа дня! Проклятье! – взгляд парня зацепился за старый, еще механический, будильник, и он осознал, что простоял в состоянии транса около часа.

Вот это да – впрочем, учитывая, как мало ему обычно удается поспать, наверно, чего-то подобного давно следовало ожидать. Надо будет сходить к врачу… А то вот так впадет в ступор не дома, а где-нибудь посреди дороги, и все, конец. Никита опять задумался о своем странном обмороке с видениями – а может, дело не только в усталости? Взгляд скользнул на книгу в его руках. Все же от этого фолианта у него прямо мурашки по коже идут. Причем сильнее даже, чем когда он заглянул в женскую раздевалку и случайно увидел голую Алиску. Эх, жаль, что там в тот момент задержалась именно эта задавака, а не, например, Олечка…

– Ай!

Будто наказывая парня за то, что он отвлекся и подумал о чем-то постороннем, из обложки книжки выскочила скрытая иголка и уколола Никиту в палец. Кровь почему-то хлынула чуть ли не рекой, но книга все впитала, а потом на первом листе появилась новая запись.

Дневник кандидата в ученики младшей ступени ордена Западной розы Никиты Огнева

И это было только начало!

Глава 2. Тайна

Первые строчки продержались на листе бумаги буквально пару секунд, а потом пропали, уступая место новым.

Сегодня полный распутных мыслей кандидат в ученики впервые смог активировать свой дневник…

Стоп! Никита даже сбился, осознав, что книга почему-то посчитала его распутным. Или это из-за тех мыслей об Алиске? Но как она могла узнать?.. Так ни до чего и не додумавшись, он принялся читать дальше.

Впервые с 14 марта 2003 года, когда вся сила была потрачена на перенос тела из зоны опасного ритуала, дневник накопил достаточно энергии, чтобы начать подготовку нового адепта. Проведено погружение в состояние медитации и сформировано энергетическое ядро класса «А». Кандидат с первого раза установил контакт с ядром и сформировал основу соты под первую…

В этом месте текст обрывался, выводя такие неожиданные для обычной книги слова:

Превышено максимальное количестве символов, 444

– Что за чертов бумажный «Твиттер»?! – Никита не выдержал, выругался вслух, а потом принялся ожесточенно листать книгу в надежде найти еще какие-то подсказки.

Ничего!

– Что ты такое? – не придумав ничего лучше, парень бросил книгу на стол, а потом принялся искать что-нибудь острое. Если книга может с ним общаться, он должен разобрать ее и понять как. Магии не бывает, наверняка там внутри какой-то встроенный проектор…

Вот только до дела он так и не дошел. Ветер, пахнув со стороны открытого окна, донес до парня волну теплого воздуха, и Никита, догадавшись, что это своеобразный привет от снова нагревшейся книги, тут же снова схватил ее в руки. Открыть…

Дневник предупреждает кандидата! Нарушение целостности манускрипта или же попытки заставить тратить дополнительную энергию могут привести к повторной спячке. Новые записи будут появляться каждый день в 22:00, остальная энергия будет направлена на поддержание развития ядра кандидата.

Что ж, кажется, книга готова пойти на своеобразное соглашение, и в итоге, пусть не сразу, но я узнаю, что происходит – решил Никита… А потом у него в голове мелькнула мысль, что, может быть, это все же только обман и нужно просто быть понастойчивее. И тут же дневник, словно почувствовав его намерения, выдал новое сообщение. Уже покороче, но гораздо понятнее…

Сунешь свои грабли с темными мыслями, сожгу нахрен!

А книжка-то оказалась с характером. У Никиты не осталось ни капли сомнений в реальности происходящего – хотя, казалось бы, как часто люди сталкиваются с чем-то мистическим? И ведь, если честно, в глубине души он поверил во все уже давно. Еще в тот момент, когда увидел выведенную книгой дату, цифры которой до сих пор горели у него в голове. Четырнадцатое марта две тысячи третьего – день, когда пропали родители, а его самого кто-то подбросил к бабушке. Ну, не может такое быть случайностью!

– Ругайся, сколько хочешь, – Никита ласково погладил снова ставший холодным корешок книги. – Главное, мы договорились. А тому, кто вытащил меня из опасного ритуала, я просто не могу не доверять. Это ведь ты была, да?

Книга, ясное дело, молчала, но парень и не ждал ответа.

– Значит, в тот день на самом деле случилось что-то странное… И теперь ты поможешь мне во всем разобраться!

Книга продолжала молчать.

Никита еще какое-то время потратил на то, чтобы ее изучить, но потом ему пришлось отвлечься на домашние дела. Сначала замыть все пятна на одежде – никакой стиральной машины, все вручную – а то бабушка увидит лишние траты электричества и начнет волноваться. А это последнее, чем ей стоит заниматься в ее возрасте. Потом была учеба, и хоть знания сегодня упорно не хотели лезть в голову, он не вставал, пока не закончил все запланированное на этот день.

Все-таки ему не так повезло в жизни, чтобы он мог позволить давать себе поблажки. Тому же Сереге гораздо проще: у его семьи всегда есть деньги, еда, да что угодно… Кудрявая голова этого столичного пижона, чьи родители почему-то решили переехать и воспитывать его именно у нас в городе, вызывала раздражение у многих. Уж слишком Серега кичился своими возможностями. Да и самому Никите такое поведение не нравилось… Но они были соседями, и так уж повелось, что он с детства всегда помогал тем, кто слабее – так что сегодня, когда шпана решила выбить из мажора немного денег, парень не мог не вмешаться.

– Огнев! – из-за окна донесся немного свистящий голос еще одного их соседа.

Тоже странный парень, если задуматься. Семья Данилы Кима была из Южной Кореи, но, как и родителям Сереги, им почему-то вздумалось переехать в ничем не примечательный город в российской глубинке, дать сыну местное имя и отправить в школу вместе с детьми, чьи родители в год зарабатывают меньше, чем они за час.

– Иду! – Никита задвинул учебники в сторону. Подумав, отправил туда же и таинственную книгу, а потом, подхватив рюкзак со сменной одеждой, побежал к выходу.

Книга обещала следующее сообщение в десять вечера – что ж, к этому времени он уже вернется.

– Ты куда? – в дверях как раз показалась бабушка, только что вернувшаяся с работы.

– Гулять!

Никита весело помахал ей рукой. Гулять ему разрешали всегда. Это же не работать, а ребенок должен почаще находиться на свежем воздухе. Ну, а то, что на самом деле парень вместе со своим товарищем по несчастью отправится подрабатывать на стройку, уже было только их личное дело.

– Ну что, отец все еще не дает тебе денег? – Никита окинул взглядом Кима.

И как только тот ходит по району с этой цветастой прической и розовой кофтой. Кого другого уже давно бы побили, а к корейцу просто взяли и привыкли. Впрочем, возможно, тут свою роль сыграло и то, что его, как и Сергея с Никитой, тоже считали психом.

– Нет, – Данила пожал плечами. – Все так же напирает на то, что мне надо было остановиться, когда я повалил Хряка. А теперь его родители накатали заявление в полицию, и я должен понести наказание во имя чести семьи Кимов.

 

Вот всегда этот Данила немного не от мира сего с этой его честью семьи. Может быть, не стоило звать его сегодня с собой? Еще и в день, когда появилась книга. Впрочем, чего уж теперь… Не убьют же их там на стройке, в конце концов!..