3 książki za 34.99 oszczędź od 50%

Французский с Антуаном де Сент-Экзюпери. Ночной полет / Antoine de Saint-Exupery. Vol de nuit

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Французский с Антуаном де Сент-Экзюпери. Ночной полет / Antoine de Saint-Exupery. Vol de nuit
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

© Т. Анисимова, 2017

© И. Франк, 2017

© ООО «Издательство ВКН», 2017

* * *

Глава Как читать эту книгу

Уважаемые читатели!

Перед вами – НЕ очередное учебное пособие на основе исковерканного (сокращенного, упрощенного и т. п.) авторского текста.

Перед вами прежде всего – интересная книга на иностранном языке, причем на настоящем, «живом» языке, в оригинальном, авторском варианте.

От вас вовсе не требуется «сесть за стол и приступить к занятиям». Эту книгу можно читать где угодно, например, в метро или лежа на диване, отдыхая после работы. Потому что уникальность метода как раз и заключается в том, что запоминание иностранных слов и выражений происходит подспудно, за счет их повторяемости, без СПЕЦИАЛЬНОГО заучивания и необходимости использовать словарь.

Существует множество предрассудков на тему изучения иностранных языков. Что их могут учить только люди с определенным складом ума (особенно второй, третий язык и т. д.), что делать это нужно чуть ли не с пеленок и, самое главное, что в целом это сложное и довольно-таки нудное занятие.

Но ведь это не так! И успешное применение Метода чтения Ильи Франка в течение многих лет доказывает: начать читать интересные книги на иностранном языке может каждый!

Причем

на любом языке,

в любом возрасте,

а также с любым уровнем подготовки (начиная с «нулевого»)!

Сегодня наш Метод обучающего чтения – это почти триста книг на пятидесяти языках мира. И более миллиона читателей, поверивших в свои силы!

Итак, «как это работает»?

Откройте, пожалуйста, любую страницу этой книги. Вы видите, что текст разбит на отрывки. Сначала идет адаптированный отрывок – текст с вкрапленным в него дословным русским переводом и небольшим лексико-грамматическим комментарием. Затем следует тот же текст, но уже неадаптированный, без подсказок.

Если вы только начали осваивать французский язык, то вам сначала нужно читать текст с подсказками, затем – тот же текст без подсказок. Если при этом вы забыли значение какого-либо слова, но в целом все понятно, то не обязательно искать это слово в отрывке с подсказками. Оно вам еще встретится. Смысл неадаптированного текста как раз в том, что какое-то время – пусть короткое – вы «плывете без доски». После того как вы прочитаете неадаптированный текст, нужно читать следующий, адаптированный. И так далее. Возвращаться назад – с целью повторения – НЕ НУЖНО! Просто продолжайте читать ДАЛЬШЕ.

Сначала на вас хлынет поток неизвестных слов и форм. Не бойтесь: вас же никто по ним не экзаменует! По мере чтения (пусть это произойдет хоть в середине или даже в конце книги) все «утрясется», и вы будете, пожалуй, удивляться: «Ну зачем опять дается перевод, зачем опять приводится исходная форма слова, все ведь и так понятно!» Когда наступает такой момент, «когда и так понятно», вы можете поступить наоборот: сначала читать неадаптированную часть, а потом заглядывать в адаптированную. Этот же способ чтения можно рекомендовать и тем, кто осваивает язык не «с нуля».

Язык по своей природе – средство, а не цель, поэтому он лучше всего усваивается не тогда, когда его специально учат, а когда им естественно пользуются – либо в живом общении, либо погрузившись в занимательное чтение. Тогда он учится сам собой, подспудно.

Для запоминания нужны не сонная, механическая зубрежка или вырабатывание каких-то навыков, а новизна впечатлений. Чем несколько раз повторять слово, лучше повстречать его в разных сочетаниях и в разных смысловых контекстах. Основная масса общеупотребительной лексики при том чтении, которое вам предлагается, запоминается без зубрежки, естественно – за счет повторяемости слов. Поэтому, прочитав текст, не нужно стараться заучить слова из него. «Пока не усвою, не пойду дальше» – этот принцип здесь не подходит. Чем интенсивнее вы будете читать, чем быстрее бежать вперед, тем лучше для вас. В данном случае, как ни странно, чем поверхностнее, чем расслабленнее, тем лучше. И тогда объем материала сделает свое дело, количество перейдет в качество. Таким образом, все, что требуется от вас, – это просто почитывать, думая не об иностранном языке, который по каким-либо причинам приходится учить, а о содержании книги!

Главная беда всех изучающих долгие годы какой-либо один язык в том, что они занимаются им понемножку, а не погружаются с головой. Язык – не математика, его надо не учить, к нему надо привыкать. Здесь дело не в логике и не в памяти, а в навыке. Он скорее похож в этом смысле на спорт, которым нужно заниматься в определенном режиме, так как в противном случае не будет результата. Если сразу и много читать, то свободное чтение по-французски – вопрос трех-четырех месяцев (начиная «с нуля»). А если учить помаленьку, то это только себя мучить и буксовать на месте. Язык в этом смысле похож на ледяную горку – на нее надо быстро взбежать! Пока не взбежите – будете скатываться. Если вы достигли такого момента, когда свободно читаете, то вы уже не потеряете этот навык и не забудете лексику, даже если возобновите чтение на этом языке лишь через несколько лет. А если не доучили – тогда все выветрится.

А что делать с грамматикой? Собственно, для понимания текста, снабженного такими подсказками, знание грамматики уже не нужно – и так все будет понятно. А затем происходит привыкание к определенным формам – и грамматика усваивается тоже подспудно. Ведь осваивают же язык люди, которые никогда не учили его грамматику, а просто попали в соответствующую языковую среду. Это говорится не к тому, чтобы вы держались подальше от грамматики (грамматика – очень интересная вещь, занимайтесь ею тоже), а к тому, что приступать к чтению данной книги можно и без грамматических познаний.

Эта книга поможет вам преодолеть важный барьер: вы наберете лексику и привыкнете к логике языка, сэкономив много времени и сил. Но, прочитав ее, не нужно останавливаться, продолжайте читать на иностранном языке (теперь уже действительно просто поглядывая в словарь)!

Отзывы и замечания присылайте, пожалуйста, по электронному адресу frank@franklang.ru

À Monsieur Didier Daurat


Глава I

Les collines, sous l’avion, creusaient déjà leur sillage d’ombre dans l’or du soir (холмы, /бегущие/ под самолетом, уже оставляли глубокие борозды теней в золоте вечера; colline, f – холм; avion, m – самолет; creuser – рыть, копать; делать углубление, выемку, впадину; or, m – золото; sillage, m – след, остающийся после идущего судна; ombre, f – тень). Les plaines devenaient lumineuses mais d’une inusable lumière (равнины начинали светиться: «становились светящимися», но каким-то неиссякаемым светом; plaine, f; devenir – делаться, становиться; inusable – очень прочный, ноский; износостойкий): dans ce pays elles n’en finissent pas de rendre leur or (в этой стране они бесконечно долго льют свой золотистый свет: «отдают свое золото»; n’en finir pas de faire qch – бесконечно долго, без конца делать что-либо; rendre – отдавать, возвращать; выделять, издавать) de même qu’après l’hiver, elles n’en finissent pas de rendre leur neige (так же как после зимы они бесконечно долго хранят: «не прекращают отдавать» свои снега; hiver, m – зима; neige, f – снег).

Les collines, sous l’avion, creusaient déjà leur sillage d’ombre dans l’or du soir. Les plaines devenaient lumineuses mais d’une inusable lumière: dans ce pays elles n’en finissent pas de rendre leur or de même qu’après l’hiver, elles n’en finissent pas de rendre leur neige.

Et le pilote Fabien, qui ramenait de l’extrême Sud, vers Buenos Aires, le courrier de Patagonie (и пилот Фабьен, который вез с крайнего юга в Буэнос-Айрес почту из Патагонии), reconnaissait l’approche du soir aux mêmes signes que les eaux d’un port (узнавал приближение вечера по тем же признакам, что и воды гавани = по которым его узнают воды гавани; reconnaître; approcher – приближаться, подходить; approche, f – приближение; подход; signe, m – знак; признак, примета; eaux, f, pl – воды): à ce calme, à ces rides légères qu’à peine dessinaient de tranquilles nuages (по этому затишью, по этим легким складкам, которые едва вырисовывались на спокойных облаках: «которые едва образовывали спокойные облака»; calme, m – тишина, покой, спокойствие; затишье; ride, f – морщина, складка; nuage, m – облако, туча; dessiner – рисовать; образовать /какую-либо форму/). Il entrait dans une rade immense et bienheureuse (он входил на рейд, счастливый и необъятный; bienheureux – блаженный; счастливый).

Et le pilote Fabien, qui ramenait de l’extrême Sud, vers Buenos Aires, le courrier de Patagonie, reconnaissait l’approche du soir aux mêmes signes que les eaux d’un port: à ce calme, à ces rides légères qu’à peine dessinaient de tranquilles nuages. Il entrait dans une rade immense et bienheureuse.

Il eût pu croire aussi, dans ce calme (ему могло бы также казаться в этой тишине; croire – верить; считать, думать, полагать), faire une lente promenade (что он прогуливается: «совершает медленную прогулку»), presque comme un berger (почти как пастух). Les bergers de Patagonie vont, sans se presser, d’un troupeau à l’autre (пастухи Патагонии идут не спеша от одного стада к другому; aller – ходить, передвигаться): il allait d’une ville à l’autre (он шел от одного города к другому), il était le berger des petites villes (он был пастухом маленьких городов). Toutes les deux heures (каждые два часа; heure, f), il en rencontrait qui venaient boire au bord des fleuves ou qui broutaient leur plaine (он встречал их, идущих пить на берега рек или щиплющих /траву/ на своих равнинах: «он встречал их, которые шли пить…»; fleuve, m – река /впадающая в море/; brouter – щипать /траву/; plaine, f).

 

Il eût pu croire aussi, dans ce calme, faire une lente promenade, presque comme un berger. Les bergers de Patagonie vont, sans se presser, d’un troupeau à l’autre: il allait d’une ville à l’autre, il était le berger des petites villes. Toutes les deux heures, il en rencontrait qui venaient boire au bord des fleuves ou qui broutaient leur plaine.

Quelquefois, après cent kilomètres de steppes plus inhabitées que la mer (иногда, после ста километров степей, /еще/ более безлюдных, чем море; steppe, f), il croisait une ferme perdue (он встречал уединенную ферму; croiser – скрещивать, складывать крест-накрест; встретить кого-либо, идти навстречу кому-либо; perdre – терять; perdu – пропавший, потерянный; отдаленный, глухой; уединенный), et qui semblait emporter en arrière (которая, казалось, уносит с собой: «уносит назад»), dans une houle de prairies (в колыхании лугов; houle, f – зыбь на море; легкие волны; /лит./ то, что напоминает это волнообразное движение – колыхание, волнение; prairie, f – луг, лужайка), sa charge de vies humaines (свой груз человеческих жизней; vie, f), alors il saluait des ailes ce navire (тогда он приветствовал крыльями /самолета/ этот корабль; aile, f).

Quelquefois, après cent kilomètres de steppes plus inhabitées que la mer, il croisait une ferme perdue, et qui semblait emporter en arrière, dans une houle de prairies, sa charge de vies humaines, alors il saluait des ailes ce navire.

«San Julian est en vue; nous atterrirons dans dix minutes (видно Сан-Хулиан; мы приземлимся через десять минут; vue, f – зрение; видение; вид; en vue – в поле зрения, видимый; minute, f)

Le radio navigant passait la nouvelle à tous les postes de la ligne (бортовой радист передавал это известие всем радиостанциям линии; radio, m = radiotélégraphiste – радиотелеграфист, радиооператор, радист; naviguer – плыть /на судне/; лететь /на самолете/; navigant – находящийся на борту самолета или корабля; poste, m – пост, пункт; /радио./ установка; аппарат; приемник).

«San Julian est en vue; nous atterrirons dans dix minutes.»

Le radio navigant passait la nouvelle à tous les postes de la ligne.

Sur deux mille cinq cents kilomètres, du détroit de Magellan à Buenos Aires (на /протяжении/ двух тысяч пятисот километров, от Магелланова пролива до Буэнос-Айреса), des escales semblables s’échelonnaient (на определенном расстоянии друг от друга располагались аэродромы, похожие один на другой; s’échelonner – располагаться в определенном порядке; escale, f – промежуточная посадка; место, где самолет делает промежуточную посадку – аэродром); mais celle-ci s’ouvrait sur les frontières de la nuit comme, en Afrique, sur le mystère, la dernière bourgade soumise (но этот находился на границе ночи, так же как в Африке, рядом с неизведанным: «с тайной»

/находится/ последнее покорное селение; ouvrir – открывать; s’ouvrir sur – выходить в, на…; смотреть на…; cette porte s’ouvre sur le jardin – эта дверь выходит в сад, ведет в сад, открывается в сад; frontière, f – граница; mystère, m – тайна, секрет; загадка).

Sur deux mille cinq cents kilomètres, du détroit de Magellan à Buenos Aires, des escales semblables s’échelonnaient; mais celle-ci s’ouvrait sur les frontières de la nuit comme, en Afrique, sur le mystère, la dernière bourgade soumise.

Le radio passa un papier au pilote (радист передал пилоту бумажку = записку):

«Il y a tant d’orages que les décharges remplissent mes écouteurs (такие грозы, что в моих наушниках сплошной треск из-за разрядов: «столько гроз, что разряды молний переполняют мои наушники»; orage, m – гроза, буря; décharge, f – разряд; разряжение; écouteurs, m, pl – наушники). Coucherez-vous à San Julian (вы заночуете в Сан-Хулиане; coucher – лежать; ночевать)

Fabien sourit: le ciel était calme comme un aquarium (Фабьен улыбнулся: небо было спокойным, как аквариум; sourire – улыбаться) et toutes les escales, devant eux, leur signalaient (и все аэродромы, /находящиеся/ перед ними, сообщали): «Ciel pur, vent nul (небо чистое, ветра нет; vent, m; nul – никакой, ни один; нулевой).» Il répondit (он ответил; répondre):

«Continuerons (продолжим = полетим дальше)

Le radio passa un papier au pilote:

«Il y a tant d’orages que les décharges remplissent mes écouteurs. Coucherez-vous à San Julian?»

Fabien sourit: le ciel était calme comme un aquarium et toutes les escales, devant eux, leur signalaient: «Ciel pur, vent nul.» Il répondit:

«Continuerons.»

Mais le radio pensait que des orages s’étaient installés quelque part (но радист думал, что где-то поселились грозы; s’installer – размещаться, поселяться; устраиваться, располагаться), comme des vers s’installent dans un fruit (как в плоде поселяются черви; ver, m – червь); la nuit serait belle et pourtant gâtée (ночь вроде была прекрасной и все же испорченной): il lui répugnait d’entrer dans cette ombre prête à pourrir (ему было противно вступать в этот мрак, грозящий разложиться; répugner – внушать отвращение; претить; быть противным; il lui répugne de… – ему противно; ombre, f – тень; темнота, мрак; prêt – готовый; склонный; prêt à faire qch – близкий к тому, чтобы; грозящий; pourrir – гнить, загнивать; портиться, разлагаться).

Mais le radio pensait que des orages s’étaient installés quelque part, comme des vers s’installent dans un fruit; la nuit serait belle et pourtant gâtée: il lui répugnait d’entrer dans cette ombre prête à pourrir.

En descendant moteur au ralenti sur San Julian (заглушая двигатель над Сан-Хулианом; descendre – сходить вниз, спускаться; опускать, спускать; понижать; moteur, m – двигатель, мотор; ralenti, m – замедление; малый ход; малый газ; au ralenti – медленно, не спеша; потихоньку; на малом газу), Fabien se sentit las (Фабьен почувствовал себя усталым; se sentir). Tout ce qui fait douce la vie des hommes grandissait vers lui (все то, что делает приятной жизнь людей, вырастало навстречу ему; homme, m – человек; мужчина): leurs maisons (их дома; maison, f), leurs petits cafés (их маленькие кафе; café, m), les arbres de leur promenade (деревья, растущие на их бульварах: «деревья их бульваров»; arbre, m; promenade, f – прогулка; место гулянья; бульвар). Il était semblable à un conquérant (он был подобен завоевателю; conquérir – завоевывать; покорять; conquérant, m – завоеватель), au soir de ses conquêtes, qui se penche sur les terres de l’empire (который вечером, /после/ своих побед, склоняется над землями /завоеванной им/ империи; conquête, f – завоевание; покорение; победа; terre, f – земля; empire, m – империя, царство), et découvre l’humble bonheur des hommes (и обнаруживает скромное счастье людей; découvrir – открывать, обнаруживать, замечать; находить; humble – смиренный, униженный; скромный, простой; bonheur, m – счастье, благополучие; homme, m).

En descendant moteur au ralenti sur San Julian, Fabien se sentit las. Tout ce qui fait douce la vie des hommes grandissait vers lui: leurs maisons, leurs petits cafés, les arbres de leur promenade. Il était semblable à un conquérant, au soir de ses conquêtes, qui se penche sur les terres de l’empire, et découvre l’humble bonheur des hommes.

Fabien avait besoin de déposer les armes (Фабьен испытывал потребность сложить оружие; besoin, m – нужда, надобность, потребность; avoir besoin de… – нуждаться в…; déposer – снимать, слагать с себя; arme, f – оружие), de ressentir sa lourdeur et ses courbatures (ощутить свою тяжесть и разбитость; courbature, f – ломота; чрезмерная усталость, разбитость), on est riche aussi de ses misères (мы богаты также и нашими страданиями; misère, f – несчастье, беда; невзгода, неудача; страдание), et d’être ici un homme simple (и побыть здесь простым человеком), qui regarde par la fenêtre une vision désormais immuable (который смотрит в окно на отныне неизменную картину; vision, f – зрение; /а также то, что открывается взору/: зрелище, обзор; вид; картина). Ce village minuscule, il l’eût accepté (он согласился бы на эту крошечную деревушку: «эта крошечная деревня, он согласился бы на нее»): après avoir choisi on se contente du hasard de son existence et on peut l’aimer (сделав выбор: «после того как выбрал / выбрав», довольствуешься той судьбой, что тебе выпала: «случайностью своей жизни» и можешь ее любить; hasard, m – случай, случайность, судьба; existence, f – жизнь; существование; les hasards de la vie – случайности жизни, превратности). Il vous borne comme l’amour (она умеряет тебя: «вас», как любовь; amour, m; borner – ограничивать, умерять; borne, f – межевой столб; край, предел; грань).

Fabien avait besoin de déposer les armes, de ressentir sa lourdeur et ses courbatures, on est riche aussi de ses misères, et d’être ici un homme simple, qui regarde par la fenêtre une vision désormais immuable. Ce village minuscule, il l’eût accepté: après avoir choisi on se contente du hasard de son existence et on peut l’aimer. Il vous borne comme l’amour.

Fabien eût désiré vivre ici longtemps (Фабьен желал бы жить здесь долго), prendre sa part ici d’éternité (получить здесь свою долю вечности; éternité, f), car les petites villes, où il vivait une heure (потому что маленькие города, в которых он прожил час; vivre), et les jardins clos de vieux murs (и сады, обнесенные старыми оградами; jardin, m – сад; clore – запирать, закрывать; обносить, окружать; clos – закрытый; огороженный, обнесенный; mur, m – стена; ограда) qu’il traversait (через которые он проходил), lui semblaient éternels de durer en dehors de lui (казались ему вечно живущими независимо от него; durer – длиться, продолжаться; жить, существовать; продолжать жить; en dehors de… – вне; помимо, кроме; en dehors de lui – помимо него; независимо от него). Et le village montait vers l’équipage et vers lui s’ouvrait (и деревня поднималась навстречу экипажу и открывалась перед ним; équipage, m; s’ouvrir – открываться, раскрываться). Et Fabien pensait aux amitiés (и Фабьен думал о дружбе; amitié, f – дружба), aux filles tendres (о ласковых девушках; tendre – нежный; ласковый; fille, f), à l’intimité des nappes blanches (об уюте белых скатертей; intimité, f – интимность, близость; уют; nappe, f – скатерть), à tout ce qui, lentement, s’apprivoise pour l’éternité (обо всем том, к чему медленно привязываешься навеки: «что медленно приручается навеки»).

Fabien eût désiré vivre ici longtemps, prendre sa part ici d’éternité, car les petites villes, où il vivait une heure, et les jardins clos de vieux murs qu’il traversait, lui semblaient éternels de durer en dehors de lui. Et le village montait vers l’équipage et vers lui s’ouvrait. Et Fabien pensait aux amitiés, aux filles tendres, à l’intimité des nappes blanches, à tout ce qui, lentement, s’apprivoise pour l’éternité.

Et le village coulait déjà au ras des ailes (а деревня бежала уже вровень с крыльями; couler – течь, бежать, литься, струиться; au ras de… – в уровень с…; aile, f), étalant le mystère de ses jardins fermés que leurs murs ne protégeaient plus (выставляя напоказ тайну своих закрытых садов, которые больше не защищали их стены; étaler – раскладывать; показывать, расстилать; выставлять напоказ). Mais Fabien, ayant atterri (но Фабьен, приземлившись), sut qu’il n’avait rien vu (узнал = понял, что он ничего не увидел), sinon le mouvement lent de quelques hommes parmi leurs pierres (разве что неторопливое движение каких-то людей среди их камней; lent – медленный; медлительный, неторопливый; pierre, f). Ce village défendait, par sa seule immobilité (эта деревня защищала одной своей неподвижностью; défendre), le secret de ses passions (тайну своих страстей; passion, f), ce village refusait sa douceur (эта деревня отвергала его нежность / доброту): il eût fallu renoncer à l’action pour la conquérir (нужно было бы отказаться от действия, чтобы покорить ее; action, f – поступок; действие, дело).

 

Et le village coulait déjà au ras des ailes, étalant le mystère de ses jardins fermés que leurs murs ne protégeaient plus. Mais Fabien, ayant atterri, sut qu’il n’avait rien vu, sinon le mouvement lent de quelques hommes parmi leurs pierres. Ce village défendait, par sa seule immobilité, le secret de ses passions, ce village refusait sa douceur: il eût fallu renoncer à l’action pour la conquérir.

Quand les dix minutes d’escale furent écoulées (когда десять минут остановки истекли; minute, f), Fabien dut repartir (Фабьен должен был снова отправиться в путь; devoir – быть должным). Il se retourna vers San Julian (он обернулся к Сан-Хулиану): ce n’était plus qu’une poignée de lumières, puis d’étoiles (теперь это была всего лишь горстка огней, потом звезд; lumière, f – свет; огонь /для освещения/; étoile, f – звезда), puis se dissipa la poussière qui, pour la dernière fois, le tenta (затем рассеялась пыль, которая в последний раз поманила его; tenter – искушать, прельщать; манить).

Quand les dix minutes d’escale furent écoulées, Fabien dut repartir. Il se retourna vers San Julian: ce n’était plus qu’une poignée de lumières, puis d’étoiles, puis se dissipa la poussière qui, pour la dernière fois, le tenta.

«Je ne vois plus les cadrans: j’allume (я больше не вижу приборов: «циферблатов»: я включаю /свет/; cadran, m – циферблат; шкала; стрелочный индикатор).» Il toucha les contacts (он коснулся контактов; contact, m), mais les lampes rouges de la carlingue (но красные лампы кабины; lampe, f) versèrent vers les aiguilles une lumière encore si diluée dans cette lumière bleue (пролили на стрелки /приборов/ свет, еще cтоль слабый в этом голубом освещении; aiguille, f – игла; стрелка /часов, приборов/; diluer – разжижать, разводить, разбавлять; /перен./ смягчать, ослаблять) qu’elle ne les colorait pas (что он не окрашивал их). Il passa les doigts devant une ampoule (он провел пальцами перед лампочкой; doigt, m): ses doigts se teintèrent à peine (его пальцы едва окрасились).

«Trop tôt (слишком рано)

«Je ne vois plus les cadrans: j’allume.» Il toucha les contacts, mais les lampes rouges de la carlingue versèrent vers les aiguilles une lumière encore si diluée dans cette lumière bleue qu’elle ne les colorait pas. Il passa les doigts devant une ampoule: ses doigts se teintèrent à peine.

«Trop tôt.»

Pourtant la nuit montait (и все же ночь поднималась), pareille à une fumée sombre (подобно темному дыму), et déjà comblait les vallées (и уже заполняла лощины; combler – переполнять; заполнять; засыпать доверху; vallée, f). On ne distinguait plus celles-ci des plaines (их было больше не различить среди равнин). Déjà pourtant s’éclairaient les villages (уже, однако, освещались = загорались огнями деревни), et leurs constellations se répondaient (и их созвездия перекликались; constellation, f; se répondre – отвечать друг другу, перекликаться). Et lui aussi, du doigt, faisait cligner ses feux de position, répondait aux villages (и он тоже, при помощи пальца: «пальцем», заставлял мигать свои габаритные огни, отвечал деревням; feu, m – огонь; position, f – положение, расположение, местоположение; feux de position – габаритные огни).

Pourtant la nuit montait, pareille à une fumée sombre, et déjà comblait les vallées. On ne distinguait plus celles-ci des plaines. Déjà pourtant s’éclairaient les villages, et leurs constellations se répondaient. Et lui aussi, du doigt, faisait cligner ses feux de position, répondait aux villages.

La terre était tendue d’appels lumineux (земля была унизана светящимися призывами; tendre – натягивать; tendre de qch – обивать; оклеивать; покрывать; appel, m – зов, призыв; вызов), chaque maison allumant son étoile, face à l’immense nuit (поскольку каждый дом зажигал свою звезду перед лицом необъятной ночи: «каждый дом зажигающий…»; face, f – лицо; face à… – лицом к…; перед лицом; maison, f; nuit, f; étoile, f), ainsi qu’on tourne un phare vers la mer (подобно тому как к морю обращают маяк; tourner – вертеть, вращать; tourner vers qn, vers qch – обращать к…; устремлять, направлять). Tout ce qui couvrait une vie humaine déjà scintillait (все то, что делало невидимой человеческую жизнь, уже искрилось / сверкало; couvrir – покрывать; закрывать, загораживать; делать невидимым). Fabien admirait que l’entrée dans la nuit se fît cette fois, comme une entrée en rade, lente et belle (Фабьен удивлялся, что вступление в ночь происходит в этот раз как вход на рейд, медленный и прекрасный; admirer – любоваться, восхищаться; удивляться /чему-либо/; se faire – делаться, становиться; rade, f).

La terre était tendue d’appels lumineux, chaque maison allumant son étoile, face à l’immense nuit, ainsi qu’on tourne un phare vers la mer. Tout ce qui couvrait une vie humaine déjà scintillait. Fabien admirait que l’entrée dans la nuit se fît cette fois, comme une entrée en rade, lente et belle.

Il enfouit sa tête dans la carlingue (он скрылся в кабине с головой: «спрятал свою голову в кабине»; enfouir – зарывать, закапывать; прятать). Le radium des aiguilles commençait à luire (радий стрелок начинал светиться; aiguille, f). L’un après l’autre le pilote vérifia des chiffres et fut content (одну за другой пилот проверил цифры и остался доволен: «был доволен»; chiffre, m – цифра; число). Il se découvrait solidement assis dans le ciel (он открывал себя = чувствовал себя прочно сидящим в небе; se découvrir; assis – сидящий; s’asseoir – садиться). Il effleura du doigt un longeron d’acier (он слегка коснулся пальцем стального лонжерона; acier, m – сталь), et sentit dans le métal ruisseler la vie (и почувствовал, как в металле струится / течет жизнь; sentir; ruisseler – струиться, течь, литься ручьем; ruisseau, m – ручей): le métal ne vibrait pas, mais vivait (металл не дрожал, а жил). Les cinq cents chevaux du moteur faisaient naître dans la matière un courant très doux (пятьсот лошадиных сил: «пятьсот лошадей» мотора рождали в материи очень слабый ток; cheval, m – лошадь; doux – мягкий; нежный; умеренный, несильный), qui changeait sa glace en chair de velours (который превращал ее лед в бархатистую плоть; chair, f – тело, плоть; velours, m – бархат). Une fois de plus, le pilote n’éprouvait, en vol, ni vertige, ni ivresse (и снова пилот не ощущал в полете ни головокружения, ни восторга; une fois de plus – еще раз; vol, m – полет; vertige, m – головокружение; ivresse, f – опьянение; восторг, упоение), mais le travail mystérieux d’une chair vivante (но загадочную работу живой плоти).

Il enfouit sa tête dans la carlingue. Le radium des aiguilles commençait à luire. L’un après l’autre le pilote vérifia des chiffres et fut content. Il se découvrait solidement assis dans le ciel. Il effleura du doigt un longeron d’acier, et sentit dans le métal ruisseler la vie: le métal ne vibrait pas, mais vivait. Les cinq cents chevaux du moteur faisaient naître dans la matière un courant très doux, qui changeait sa glace en chair de velours. Une fois de plus, le pilote n’éprouvait, en vol, ni vertige, ni ivresse, mais le travail mystérieux d’une chair vivante.

Maintenant il s’était recomposé un monde (теперь он заново создал для себя мир; recomposer – снова, заново составлять), il y jouait des coudes pour s’y installer bien à l’aise (он работал локтями, чтобы удобно устроиться в нем; coude, m – локоть; jouer des coudes: «играть локтями» – проталкиваться, протискиваться /сквозь толпу/; пробиваться локтями к намеченной цели; aise, f – удовольствие; радость; удобство; à l’aise – покойно, удобно; не стесняясь; свободно чувствуя себя; bien – хорошо; много, очень).

Il tapota le tableau de distribution électrique (он постучал по панели распределения электричества; distribution, f – раздача, распределение), toucha les contacts un à un (один за другим потрогал контакты), remua un peu (подвигался немного), s’adossa mieux (прислонился получше /спиной/; s’adosser à qch – прислоняться к…; опираться о…, на…; dos, m – спина), et chercha la position la meilleure (и поискал наилучшее положение) pour bien sentir les balancements des cinq tonnes de métal (чтобы как следует чувствовать колебания пяти тонн металла; balancement, m – качание, покачивание; колебание; tonne, f) qu’une nuit mouvante épaulait (которые зыбкая ночь взвалила себе на плечи; épauler – вскидывать на плечо; épaule, f – плечо; mouvant – движущийся, подвижный; зыбкий, неустойчивый).

Maintenant il s’était recomposé un monde, il y jouait des coudes pour s’y installer bien à l’aise.

Il tapota le tableau de distribution électrique, toucha les contacts un à un, remua un peu, s’adossa mieux, et chercha la position la meilleure pour bien sentir les balancements des cinq tonnes de métal qu’une nuit mouvante épaulait.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?