3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Любовь на выходные

Tekst
136
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Босоножки действительно смотрелись шикарно – из белоснежной кожи, с золотыми тканевыми вставками они одновременно украшали ножки и повышали самооценку до недосягаемых высот. Варя прошлась по дорожке обувного магазина как по подиуму и почувствовала, что не хочет расставаться с этими туфлями никогда!

Но цена! Цена тоже была заоблачной, особенно для Вари. Половина той суммы, которую она планировала на весь гардероб. Она жалобно посмотрела на Яну:

– Я не могу, это слишком дорого.

– Не бойся, все продумано. Если ваш роман окажется скоротечным, то я куплю у тебя эту прелесть по такой же цене, и этим утешу.

Яна шутила, но у Вари пробежал холодок по коже. Подруга проницательно посмотрела на нее:

– Что, забилось сердечко? Уж не влюбилась ли моя романтическая подруга в самого неподходящего для этого человека в городе?

– Словом «влюбилась» мое состояние охарактеризовать сложно, – сказала правду Варя.

– А каким словом можно охарактеризовать? – спросила Яна и кивнула продавщице, – Упакуйте старые туфли, мы пойдем в этих.

– Сумбур, – подумав хорошенько, сказала Варя. И пока они шли в следующий бутик, рассказала про сегодняшние слезы и повод, их вызвавший.

– А Ксения молодец, – задумчиво заметила Яна, перебирая плечики с одеждой. – Голова у нее работает. Прямая тактика не подействовала, будет теперь бить исподтишка. И это все усложняет. Самое главное, что она вынудила тебя задуматься о своем гардеробе, а это уже хорошо! Может, пойдем чуть дальше и заглянем в салон?

Варя шумно вздохнула. Посещение салонов красоты было еще одной страстью Яны, помимо изысканных вечеринок. Массажи, обертывания, маски, пилинг, маникюр-педикюр – все это можно было делать бесконечно, в различных вариациях и видах. И дарила на день рождения, новый год и 8 марта Варе в основном процедуры в салоне, чему та был несказанно рада. На свои зарплаты, что на кафедре, что в журнале, она не могла позволить себе салонные услуги. А изредка побаловать себя роскошью в компании подруги ей очень нравилось.

От приятных мыслей ее отвлек вопрос Яны:

– Ты педикюр себе давно делала?

Варя посмотрела себе на ноги:

– Что-то страшное?

– Пока все нормально, – успокоила ее девушка, – Но должно быть безупречно! Примерь вот это, – и она подала Варе несколько вешалок с платьями.

По закону подлости, пока Варя старалась снять свое платье, не желавшее слезать с ее тела, ей позвонил Макс.

– Я освободился, ты дома? – И прислушиваясь к звукам, доносившимся из телефона, спросил, – Ты чего пыхтишь?

– Я не могу снять платье! – в сердцах бросила Варя.

– Уже? Милая, я еще только выехал.

– Я в магазине, меряю одежду и не могу снять свое платье, – доходчиво объяснила Варя.

– Очень интригующее начало. Я готов помочь снимать тебе платье бесконечное количество раз! – галантно предложил Макс. – Какой магазин?

Когда Варя назвала торговый центр и этаж, он коротко сказал:

– Сейчас буду.

– Все, на сегодня мы, кажется, закончили, – радостно высунулась из примерочной кабинки Варя. – Сейчас приедет Макс.

– Примерь хотя бы то, что я выбрала, – невозмутимо попросила Яна.

Когда Варя через десять минут вышла в голубом шелковом платье, предварительно примерив два таких же, но белого и серого цветов, она увидела Макса, непринужденно расположившегося на кожаном диване рядом с Яной.

– Отлично! – сразу отреагировал ее возлюбленный, – Берем!

– Тебе нравится, – просияла Варя и поцеловала его.

– Нравится, но сюда нужно еще что-то такое… – и он пошевелил пальцами.

Яна невозмутимо встала и принесла через несколько минут пару шелковых шарфов, сумочку и белый с золотом жакет.

Варя ушла в примерочную надевать все это богатство, а Яна уселась рядом с Максом и сказала:

– Оцени, на какие жертвы идет девушка ради тебя! Если учесть, что до недавнего времени я не могла заставить ее зайти в магазин, то сегодняшнее ее предложение это просто чудо. Особенно в свете ее зарплаты! – понизив голос, и наклонившись к Максу, сказала Яна.

– И сколько денег она потратила? – перешел он сразу к основному.

– Пока немного, – усмехнулась Яна, – и, похоже, хочет соскочить.

В подтверждении ее слов из кабинки вышла Варя с растерянным лицом:

– Я эти платки покупать не буду! Они стоят дороже туфель!

– Так, – Макс встал с дивана и взял шарф. Голубой в белую и золотую полоску, он удивительно подходил и к туфлям, и к платью, и даже к жакету. Он небрежно обернул шелковое чудо вокруг шеи девушки, поцеловал сзади в шею и распорядился:

– Берем все, что понравится, на ценники не смотрим, делаем все быстро и четко!

– Нет! – воспротивилась Варя. – Я куплю только это платье. Больше мне ничего не нужно.

Яна на диване закатила глаза, а Макс посмотрел Варе в лицо:

– Мы вроде бы это уже обсуждали, нет? Все, что тебе потом не понадобится, можешь торжественно сжечь на костре своего собственного самолюбия.

– У меня не самолюбие, а принципы, – глухо проговорила Варя, смотря в сторону.

– Хорошо, – Макс сменил тактику. Он наклонился к ее ушку и прошептал:

– Тогда ты просто будешь благодарить меня долго и усердно, может быть даже применением данного аксессуара.

И дотронувшись до платка, ласково провел пальцем от подбородка до впадинки груди.

Эта чувственная ласка поколебала решимость Вари не давать любовнику покупать ей вещи. А следующие слова почти рассеяли ее сомнения:

– Там более мы купим немного – пару платьев, юбок и кофточек с вырезом.

И Макс так выразительно поднял брови, что Варя не выдержала и рассмеялась:

– Ты выглядишь как в мастерской деда Мороза.

– Ты не представляешь, насколько я обожаю делать красивые подарки!

Через пару часов Варя представила это во всех красках. Она уже ничего не соображала, меряя очередной наряд, только вопросительно смотрела на Макса и Яну, выходя и примерочной кабинки. Эти два эксперта моды общались на своем особом языке и бесцеремонно вертели Варей, приставляя тот или иной аксессуар к нужному месту.

Наконец девушка взмолилась:

– Не могу больше! Давайте остановимся.

Яна неуверенно поддержала подругу:

– Самое основное мы вроде бы купили, – и искоса посмотрела на Макса.

– Согласен. Для первого раза – не плохо.

– Второго раза не будет! – проныла Варя. – Только не в этой жизни.

Яна увидела сумму на чеке, который вручили Максу вместе с банковской картой и подумала, что Варе этого видеть точно не следует. Сумма была внушительной, и даже ее банковская зарплата не позволяла тратить столько на шмотки.

Они перекусили в одном из многочисленных кафе и распрощались с Яной.

– Хорошего вечера, голубки! – подмигнула она и поспешила к выходу.

Варя чувствовала себя такой усталой, что без слов посмотрела на Макса и кивнула на его предложение поехать к нему.

Пока Макс с легкостью нес их многочисленные покупки к машине, она плелась следом. Почему этому мужчине всегда удается заставить делать то, что хочет он? Почему она слушается его, забыв о своих принципах и гордости?

«Потому что вся твоя гордость ничего не стоит без безудержных и смелых ласк этого красивого и уверенного в себе мужчины – шепнул ей внутренний голос. – Он дает тебе гораздо больше, чем ты ему, так что заканчивай рефлексировать и расслабься».

Ужинать они не стали. Варя легла на диван и смотрела на вид, открывавшийся с двадцатого этажа, так восхитивший ее накануне. Макс налили им обоим вина, поставил бокалы на маленький стеклянный столик и сел к ней на диван. Он взял ее ножку и стал массировать ступни и пальчики, делая это так умело и непринужденно, что Варя блаженно зажмурилась, а потом даже застонала.

– Ты просто маг и чародей, – прошептала она, отдаваясь волшебству его рук.

– Я знаю, – просто ответил он. – Устала?

– Ты даже не представляешь как!

Он усмехнулся.

– Если честно, первый раз вижу женщину, которая устает от похода по магазинам.

– А я вообще очень не прихотлива, – отозвалась на шутку Варя. – И даже могу ходить в одном и тоже по пять лет. А моей любимой деталью одежды, пока я работала в университете, было, думаешь, что?

– Боюсь даже предположить. Кожаные сапоги-ботфорты до колена?

Варя даже открыла глаза и подозрительно посмотрела на возлюбленного. Конечно, он улыбался.

– Шаль! Мамина шаль, связанная крючком.

– Какой ужас, – искренне воскликнул Макс, и тут попытался исправиться, – Нет, я уверен твоя мама очень хорошо вяжет…

– Не оправдывайся. Я согласна, что для 25-летней девушки шаль – не лучший предмет гардероба.

Они выпили немного вина, молча глядя на ночной город и обнимаясь.

– Душ или ванна? – спросил он.

– Душ, если можно.

Душевая кабинка была сделана в стиле всей квартиры – большая, черная, с темным матовым стеклом и хромированными деталями. Пока Макс объяснял, что и где включается, Варя успела раздеться. Она зашла в кабинку, прикрыла за собой створку, включила теплую воду и с наслаждением подставила тело под упругие водяные струи.

Она настолько не ожидала, что Макс захочет к ней присоединиться, что вздрогнула, когда ощутила его руки на своих плечах. Он перехватил мыльную мочалку из ее рук.

– Я решил, что ты так устала, что требуется моя помощь, – проговорил он.

Кабинка уже была окутана паром, вода текла на Варю, которая стояла, слегка облокотившись руками о стенку душа. Ручейки воды стекали по ее телу, огибая грудь и бедра. Макс отвел глаза, добавил геля на мочалку и нежными, но уверенными движениями стал мыть девушку. Сначала спину и ноги, проведя несколькими движениями взад и вперед, он торопливо повернул ее к себе лицом и понял, что пропал. Она стояла перед ним обнаженная и беззащитная и лишь взглядом могла выразить свою признательность за его старания. Этого он уже вынести не мог. Ее груди он коснулся уже намыленной рукой, а не тканью.

 

– Что ты делаешь? – запротестовала было Варя.

– Мою тебя, – просто ответил Макс, намыливая грудь девушки медленными дразнящими движениями. – Разве тебе не нравится?

– Ты же хотел мне помочь, а не мешать, – она лукаво посмотрела на него сквозь мокрые пряди волос. Близость любимого мужчины, журчание душа и скользящие прикосновения возбудили ее, вопреки усталости.

– Я разве мешаю? Мне кажется, я вполне справляюсь с твоей помывкой.

Он с наслаждением намыливал грудь Вари, ощущая шелковистую мягкость ее кожи, острые кончики ее сосков. Опустив руки ниже, он намылил ее живот и вплотную прижался к ней. Пока он намыливал ее попку, девушка сполна получила возможность прочувствовать степень его возбуждения. Его фаллос упирался ей в живот, недвусмысленно намекая на естественное продолжение. И она не могла удержаться и взяла его в руки.

– Что ты делаешь? – простонал Макс в ее макушку.

– Я не знаю, я не уверена…

– Тс-с–с. Все правильно. Делай, что хочешь.

И она, сжав драгоценный орган в ладони, начала сначала медленно, а потом, увеличивая темп, методично проводить зажатыми пальцами вверх-вниз. Макс застонал уже громче.

– Варя, ты сводишь меня с ума!

Левой рукой он оперся о верхний край кабинки, а правой лихорадочно ласкал ягодицы девушки, пытаясь уложиться в тот темп, который она задавала.

Словно во сне Варя отняла руки от члена Макса, обхватила его лицо, приблизила к себе и поцеловала долгим страстным поцелуем. Их губы сплелись, и он стал засовывать свой язык в глубину ее рта также методично, как до этого она ласкала его. Варя снова нашла его член, и ласки ее рук присоединились к движениям его языка. Наконец не выдержав напряжения, она прошептала:

– Давай займемся уже делом! Прямо сейчас.

Ни слова не говоря, Макс развернул ее спиной к себе и нагнул так, чтобы она могла опереться руками о стену кабинки. С секунду полюбовавшись на ее обнаженное покорное тело под струями воды, он одним мощным рывком вошел в нее и сразу остановился. Она протяжно застонала.

– Как у тебя там тесно, – нагнувшись к ней, прошептал Макс. – Ты никогда не делала этого в душе?

– Нет, – еле слышно ответила девушка.

– Не слышу, – грубовато переспросил он и опять с силой вошел в нее.

– Я не делала этого в душе, – чуть громче повторила она, опять протяжно застонав.

– А тебе нравится делать это со мной?

С каждой своей фразой он с силой вторгался в девушку, находя какое-то извращенное удовольствие в таком допросе.

– Нравится? – Толчок. – Не слышу ответа? – Толчок.

Девушка протяжно стонала, уже не пытаясь что-то ответить, покорно изгибая свое тело для новой порции ласк.

– Теперь ты знаешь, что это такое, стонать от удовольствия подо мной.

Он рывком захватил ее голову и заставил полностью выпрямиться ее тело, не выходя при этом из нее.

– Скажи, ты хотела этого, когда предпочла душ?

– Нет, я не хотела тебя дразнить, – девушка пыталась выгнуться снова, чтобы Макс мог свободно двигаться в ней. Но любовник не давал ей это сделать, навалившись на нее всей тяжестью своего тела.

– Ответ не верный. – Макс вынул свой член, и тут же просунул на его место несколько пальцев. Быстро и уверенно он стал массировать ее изнутри, одновременно ритмично прижимаясь к ее попке. – Попробуй еще раз.

– Ох, Макс, я кажется сейчас… – стонала Варя, также ритмично подрагивая ягодицами навстречу его пальцам.

– Это правильный ответ.

Он опять нагнул ее, вошел на всю глубину и начал методично и быстро доводить себя и ее до наслаждения. Девушка стонала уже беспрерывно, и вскоре к ее стонам присоединилось тяжелое дыхание Макса. Он был уже близок к кульминации, когда она взорвалась протяжным низким криком, и все внутри нее запульсировало, тесно обволакивая его. Он кончил вслед за ней.

Оба любовника замерли, стараясь продлить эти волшебные ощущения единения тела и души. Он вышел из девушки, развернул ее, поцеловал очень нежно и ласково и прошептал в маленькое розовое ушко:

– Я надеюсь, ты удовлетворена качеством моих услуг по помывке?

Она молча уткнулась ему в грудь и обняла. Возлюбленный закутал ее в полотенце, подхватил на руки и понес в спальню.

Глава 6. Испытания

Варю разбудили лучи солнца, льющиеся через идеально прозрачное стекло, и вкусные запахи из кухни. Здесь тоже было огромное панорамное стекло, и город с высоты двадцатого этажа, весь залитый солнцем, выглядел прекрасно.

Макс уже готовил завтрак, а она могла понежиться несколько минут в кровати, осматривая спальню. Удивительно, они встречались уже вторую неделю, а в спальне она только второй раз. Впрочем, ничего предсказуемого, скучного и неинтересного с этим мужчиной и быть не могло! Она хотела приключений, и получила. И она не будет думать, чем это все может закончиться и когда!

Спальня, как день назад успела отметить Варя, была истинно мужской, ничего кроме огромной черной кровати в ней не было. Не считая своеобразного предмета интерьера в виде большой постера на стене кроваво-красного цвета и в цвет ему – шторы на панорамном стекле.

Цвет страсти – усмехнулась Варя. Это цвет как нельзя больше подходил им сейчас. Заниматься любовью в душе – такое она видела только в кино. И даже не мечтала, что это произойдет и с ней. Как оказалось, все зависело от мужчины! И в душе, и в бассейне, и среди морских волн, – все возможно, когда рядом с тобой и в тебе внимательный, нежный, а иногда грубый и страстный возлюбленный.

Встав с кровати, она застонала, вспомнив, что вся ее одежда в виде трусиков и лифчика в ванне, а все остальное, кажется, должно быть на диване. И, несмотря на вчерашнее магазинное безумие, сегодня ей опять совершенно нечего надеть! Надо будет брать свежие трусы с собой на работу, лениво подумала она и хихикнула, представив, как достает их по ошибке перед изумленными коллегами, вместо папки с бумагами.

Оглянувшись в поисках хоть чего-нибудь, чтобы прикрыть наготу, она увидела рубашку Макса. Классика. Просто «Девять с половиной недель». Но надела рубашку и постояла минуту, наслаждаясь таким родным мужским запахом.

На кухне Макс в одних трусах жарил яичницу.

– Где-то я уже это видела, – подкралась к нему Варя и обняла за спину.

Макс выключил газ под сковородой, повернулся к ней и шумно и протяжно поцеловал.

– Надеюсь в зажигательной порнушке? – он обнял девушку и медленно и со вкусом провел ладонями по ее бедрам.

– А вот и нет. – Варя в ответ обняла его за талию и залезла за резинку трусов, – На своей собственной кухне.

– На твоей кухне снималась порнушка? – продолжал шутить Макс, лаская ее обнаженные ягодицы, прижимаясь ее к себе все плотнее и жарче.

– Почти.

Они опять поцеловались, на этот раз дольше и зажигательнее, Макс скинул с нее рубашку, она спустила вниз его белье.

– Я думаю, что на моей кухне порнушка получится гораздо убедительнее, – прошептал он в ее порозовевшее лицо и уложил на стол.

– Как скажешь, – откликнулась Варя и обхватила ногами его бедра.

– Желание моей девушки для меня закон.

Ворвавшись в ее тело, он без паузы начал работать бедрами. Она выгнулась и ухватилась за край стола, попадая под солнечные лучи. Ее тело заблестело в жарком свете солнца и стало похожим на тело богини любви. Макс невольно сравнил себя с ее жрецом и от этой мысли возбудился еще больше. Его движения отзывались в ней сладкой негой и томлением, солнечное тепло пополам с наслаждением разливалось по венам, и было ощущение, что это любовь и эти движения продлятся вечно.

Когда все было кончено, Макс лег на девушку и уткнулся губами в ключицу.

– Ты ведьма, – почти простонал он. – Как можно было из скромной девушки-журналистки стать такой ненасытной женщиной?

Варя счастливо рассмеялась, и обхватила его лицо руками:

– Это ты виноват. Таких в 18 веке называли – совратитель.

– Значит я совратитель, а ты невинная жертва, – он не удержался и снова поцеловал ее.

– Да, совершенно невинная.

Когда они, наконец, встали со стола, Варе внезапно и очень сильно захотелось есть. Вытерев стол, она достала тарелки и чашки, Макс поставил чайник и выложил яичницу с беконом.

– Не забудь взять у меня лекарство, – напомнил он, энергично жуя собственноручно приготовленный завтрак.

– Ты не забыл! Ты просто волшебник! – обрадовалась Варя. Ей стало стыдно, сама совершенно забыла про лекарство, свалив всю ответственность на Макса. А, это между прочем, ее родители!

– А я думал, я совратитель, – передразнил он.

Девушка перегнулась через стол, от души поцеловала его, нашла телефон и позвонила маме. Естественно, услышав о лекарстве, мама тут же распорядилась, чтобы Варя приехала на выходные к ним на дачу. И когда дочка замолчала, применила безотказный прием:

– Папа тоже тебя ждет, он уже соскучился. То каждые выходные приезжаешь, то уже полмесяца тебя не видели.

– Мама, у меня работы непочатый край, – растерянно начала Варя, совсем по-другому планировавшая провести выходные.

– Знаю, какой у тебя там край, – отрезала мать. – Приезжай, у нас лекарство заканчивается.

– Хорошо, в субботу с утра я буду, – смирилась Варя, нажала на отбой и жалобно посмотрела на Макса.

– Вполне логично, – подвел он итог ее бурному диалогу, – Не маме же ехать за лекарством. И лучше бы ты договорилась на пятницу. Я бы тебя довез. А в субботу уже не получится – занят весь день.

– Я совершенно не хотела, чтобы ты меня подвозил. Твоих баталий с моей мамой я бы не перенесла. В нашу деревню очень хорошо ходит автобус – в 6 утра и в 5 вечера.

– Тогда отпускаю тебя на сутки, – можешь ехать, – милостиво согласился Макс и подлил себе чай.

– Слушаю и повинуюсь, мой господин, – улыбнулась Варя.

– Всегда бы так! – кивнул Макс и спросил, – Планы на сегодня не поменялись? Суровое журналистское задание под названием «Блюз на веранде»?

– Угу, – подтвердила Варя, доедая бутерброд. – А еще киношка.

– Киношка! – мечтательно протянул Макс. – Нет. На мелодраму меня уже не хватит. Стар я стал, обжиматься на диванах.

– А на лавочках – не стар? – поддела его Варя.

– А на лавочке был экспериментальный процесс. Его надо будет отшлифовать и закрепить.

– Не надо, – возразила смущенная девушка. – Давай лучше по старинке – в кроватке.

– Откуда такая старомодность?

Варя открыла рот, чтобы возразить, но у Макса зазвонил сотовый, и спокойное утро закончилось. Начались рабочие будни.

Приехав домой, и открыв почту, она обнаружила десяток посланий от выпускающего с загадочными темами: «2 п. – 350 зн.», «8 п. – 120 зн.» «12–13 пп. – 500 зн. + – 10–20». Хотя ничего таинственного они не содержали. На 2 полосу нужно было сделать статью на заданную тему на 350 знаков, на 8 – 120, 12–13 полосы были тематическими, поэтому требовалась развернутая статья. Заварив чаю покрепче, Варя взялась за дело. Способность проработать целый день она выработала, еще будучи студенткой, когда нужно было обрабатывать большие массивы информации за короткие сроки. А при написании диссертации это оказалось неоценимым навыком. Вот и сейчас, Варя разогнула спину только после звонка редактора.

Отослав материалы, она два часа выбирала из новых нарядов подходящий и для кино, и для музыки. Это оказалось, на редкость сложно. Все купленное было замечательным, хотелось надеть все сразу, и Варя ощущала себя девочкой в кондитерской.

В конце концов, она поставила на классику – белое с золотом. Шелковое платье, «цвета парного молока», как выразилась продавщица, с новыми босоножками и белым с золотом жакетом.

Кино оказалось концептуальным и скучным – женщина средних лет никак не могла решиться на любовь к молодому мужику, в результате он ее все-таки бросил и она, глотая слезы, поклялась больше никогда не любить. Все было снято в размыто-серых тонах на фоне вечного дождя и тумана. Варя с высоты своего счастья от всей души пожалела бедняжку, и пожелала быть проще. Теперь следовало все это закрепить, и пока она шла к красивому ресторану, где намечалась вечерняя тусовка, в голове уже оформилась рецензия.

Макс, вместе с начальником юридической службы разгребал завалы по долгам. Его юридические и финансовые отделы внимательно отслеживали просрочки по платежам, но все равно, решающее слово было за ним. Перелопатив гору документов, приняв несколько непростых решений и подписав тонну бумаг, Макс чувствовал себя выжатым как лимон.

– Устал? – спросил его главный юрист Олег Бодягин. Они начинали практически вместе – вернувшийся после армии Макс, и свежевыпущенный юрист по гражданскому праву. Прошли огонь, воду и медные трубы и понимали друг друга с полуслова.

– Да есть немного. – Макс не стал изображать несгибаемого олигарха. – Ты как нарочно накопил мне работы на середину недели.

 

– Лучше на середину недели, чем на ее конец, – философски заметил Олег.

– Пойду-ка я, отвлекусь музычкой, а ты можешь философствовать дальше с финансовым отделом.

– Как всегда, – также стоически ответил юрист. – Что за музычка?

– Ты не поверишь – джаз, – Макс полез в шкаф за свежей рубашкой.

– Почему не поверю, поверю. – Олег, как и Макс предпочитал старый добрый рок, – Чего не сделаешь ради девушки.

Макс переодел рубашку, захватил пиджак, планшет с телефоном и кивнул юристу, прощаясь.

– Цветы не забудь! – крикнул ему вдогонку друг.

Точно! Вот про цветы он забыл напрочь! Уже полторы недели знаком с такой удивительной девушкой Варварой, а цветов не дарил. И она не сказала, и даже не намекнула. Хотя как бы выглядел намек у Варвары, он представить не мог. Она все говорила честно и напрямик, даже вещи, которые, как она думала, могли быть ему не приятны.

Вот у других девушек намеки были вполне определенными: «Какая милая цепочка» или «кстати, сегодня распродажа». Его это всегда смешило и забавляло. Такое бесхитростное притворство он считал неотъемлемой частью любой женщины. А вот, оказывается, не любой.

По дороге в ресторан он заехал в магазин и, не особо оригинальничая, купил светло-розовые розы, с маленькими нежными бутонами.

Когда Варя пришла на вечер, веранда уже была заполнена народом. Дамы щеголяли в вечерних и коктейльных нарядах, и девушка порадовалась, что надела свежекупленное белое шелковое платье с новыми босоножками и жакетом. Она не увидела свободного столика, зато заметила редакционного фотографа и прошла к нему. Коротко поздоровавшись и посовещавшись, она отошла в сторону и попыталась писать в планшете на весу.

Через несколько минут она почувствовала чей-то взгляд и подняла глаза. У входа на веранду стоял Макс с роскошным букетом роз и смотрел на нее. У нее забилось сердце, и задрожали руки. Ей казалось, вся собравшаяся публика только и смотрит, как он подходит к ней, дарит розы и целует в губы. Раздался щелчок фотоаппарата.

– Отличный ракурс, Максим Леонидович, – редакционный фотограф показал большой палец и, отвернувшись, продолжил снимать публику.

– Великолепные цветы.

На сияющую Варю было приятно смотреть.

– По какому поводу?

– По поводу того, что я недогадливый глупец, совсем забыл, какая романтичная девушка просыпается каждое утро в моей постели, – серьезно ответил Макс, ласково проводя пальцем по ее щеке.

– Не страшно, – прошептала Варя, поймала его пальцы и поцеловала их, – Ты заменил мне все цветы, – продолжила она, глядя в его глаза. Секунды складывались в вечность, потом Макс шумно вдохнул и разбил хрупкую невесомость чувств:

– Может ну его, этот джаз?

– Даже не начинай, – ответила смеющаяся Варя и с наслаждением понюхала цветы. – Лучше найди нам столик.

– Будет исполнено.

Варя ошибалась. Собравшаяся публика на них не смотрела. Они привлекли внимание только двух особей женского пола, встретившихся у заказанного столика.

Две знакомые расцеловались в воздухе, не касаясь щек и сели за стол. Пока они ждали заказ, перед их глазами разыгралась мелодраматическая сцена.

– Моя журналистка, – как бы между прочим обронила Ксения (а это была Завьялова) собеседнице.

– Да? Рядовая журналистка подцепила самого Максима Еремина? – ее собеседница недоуменно подняла брови, не веря своим ушам. – Надо же, прямо светиться вся от любви.

Ксения перегнулась через стол и заговорщицки прошептала:

– Ну, разве могут мужчины упустить то, что плывет в руки само? Служебный роман.

– А, тогда не страшно, – протянула ее знакомая. – Служебные романы легко возникают и точно также легко прекращаются.

– Не знаю, что тебе и сказать, – продолжала ломать комедию Ксения. – Впрочем, приходи завтра в редакцию, сама все увидишь.

– Да, буду в 12, как мы и планировали.

Собеседница взяла бокал с коктейлем, изящно отпила через соломинку и устроилась поудобнее, периодически наблюдая за влюбленной парочкой.

Ксения искоса смотрела на нее время от времени. Вот кто сможет отвлечь Макса от Вари – молодая современная хищница, не обремененная моралью, но сексуальная и смелая. Против нее у Варюши свет Николаевны никаких шансов. Если ей, Ксении Завьяловой запретили вступать в открытый бой, она будет действовать хитрее и чужими руками.

* * *

Впечатления от романтического вечера у Вари остались смешанные. Первые полчаса она совсем не слышала музыки, глядя только на розы и думая, какая она счастлива. Потом хриплый низкий голос певицы увлек ее на более чувственные мысли, и Варя, краснея, мечтала, как можно было бы заниматься любовью среди розовых бутонов.

Скосив глаза на Макса, опасаясь, как бы он не заметил ее сексуальных переживаний, она с удивлением увидела, что он сидит в интернете с телефона. Любимый оказался не любителем джаза. Варя тронула его за рукав, дождалась пока он поднимет голову и улыбнулась, кивая на сотовый. Тот пожал плечами и коротко ответил:

– Наслаждайся.

Она оценила терпение Еремина и пообещала себе после первого отделения уйти. Но в перерыве ее нашла Яна, а Макса обступили многочисленные знакомые. Вскоре они сидели за столиком уже вчетвером – с Яной и ее давним кавалером Алексеем и вечер прошел весело – во взаимных шутках и комплиментах.

Они возвращались домой к Максу уже по ночному городу. Прошел небольшой дождик, было свежо и прохладно, уставшая Варя торопилась перенести на планшет все свои впечатления и эмоции от музыки. Макс молча вел машину, но общее молчание не тяготило влюбленных, а было каким-то уютным и домашним. Как будто каждый понимал мысли другого и слова попросту были лишние.

– Ванна или душ? – привычно спросил Макс, когда они попали в квартиру.

Варя лукаво посмотрела на него:

– Опять?

Он вскинул обе руки:

– На этот раз все по-честному – только моемся и баиньки.

– Смотри у меня, ты обещал, – шутливо погрозила ему пальцем Варя и поцеловала в щеку, – Я быстро.

Помывшись и замотавшись полотенцем, она вышла из ванны. Макс расслабленно сидел на диване, с расстегнутой рубахой и босой.

– Или сюда, – позвал он, и Варя с готовность присоединилась, свернувшись клубочком рядом с ним

Они сидели, обнявшись, молча, любуясь на вид ночного города. Наконец, Варя первая не выдержала и полезла целоваться к Максу, благоговейно гладя его крепкие кубики мышц на животе.

– А как же мой душ? – невинно спросил он, когда девушка, осмелев, села на него верхом и страстно поцеловал прямо в губы.

– Ты упустил свой шанс! – пафосно заметила она и сняла с него рубашку. Запах мужчины, пусть даже не вымывшегося, а именно такой – с легким оттенком пота, усталости и мужского парфюма, – будоражил и пьянил. Они страстно целовались и паузы между поцелуями становились все короче, а воздуха, попадавшего в легкие – все меньше. Как-то само собой, незаметно пропало полотенце, и девушка с новой силой впитывала в себя ощущения от тела любовника – мощного и сильного, с гладкой ароматной кожей, которую хотелось пробовать снова и снова.

Когда последние преграды в виде брюк Макса были сняты, целоваться стало значительно легче. Руки влюбленных ласкали друг друга, не оставляя без участия ни одного участка тела. Возбудившись до предела, Варя сама, не дожидаясь любовника, насадила себя на его член и медленно повела в этом танце наслаждений, зафиксировав его руки на спинке дивана. Ей нравилось самой задавать темп и неторопливо ласкать и гладить мужчину, хватать его за волосы, вдыхая его запах, и двигать бедрами. Но ее верховенство продолжалось недолго – как всегда Макс, со словами: – Так мы провозимся до утра, – повалил ее на диван и сам взялся за дело, увеличивая скорость и глубину ударов. Варя закрыла глаза, вся отдаваясь первобытному чувству удовольствия, и вскоре низко застонала, признавая свое сладкое поражение в это вечной битве.

Оба уставшие, они тесно обнялись и задремали, пока Варя не проснулась от того, что у нее онемела рука. Она долго смотрела на своего мужчину, не решаясь разбудить его после такого трудового подвига, и, наконец, легонечко подула ему на лицо:

– Пора в кроватку!

– Слушая и повинуюсь, – сонно пробормотал Макс и через минуту пресытившаяся и довольная Варя засыпала в объятьях любимого мужчины, не подозревая, какие испытания им обоим несут грядущие дни.

* * *

Утро прошло в привычной суете: на этот раз Варя жарила яичницу, а Макс принимал душ.

– Планы не поменялись? – спросил он во время завтрака.