3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Любовь на выходные

Tekst
133
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Уже привычно проснувшись от утреннего поцелуя Макса, Варя сладко потянулась и поуютней устроилась в его объятьях. Но почти сразу же вспомнила, что сегодня ее отвезут на работу и все кончится. Что эти прекрасные, замечательные, чудесные выходные закончатся и больше никогда не повторятся, она была уверена на 99 %.

Еще один процент она оставляла на маленькое чудо, что-то типа любви с первого взгляда, или необыкновенного сексуального притяжения между ними двумя… Но она была слишком большой девочкой, чтобы верить в подобные сказки. Сейчас они оденутся, позавтракают, мило перешучиваясь. Он довезет ее до работы, поцелует в щечку и скажет «пока, увидимся как-нибудь».

* * *

Почти все так и получилось. В дороге Варя во все глаза рассматривала салон его внедорожника, где вкусно пахло кожей и освежителем, Макс тоже молчал, сосредоточенно управляя джипом в плотном потоке машин таких же «сообразительных» отдыхающих, не уехавших в город вчера. Собравшись с духом, Варя обратилась к нему:

– Спасибо тебе за чудесные выходные, было очень мило.

Он первый раз за утро рассмеялся.

– «Мило» это все, что ты можешь сказать про наш с тобой классный секс?

Варя вспыхнула, но тут же нашлась:

– Наш классный секс почти всегда был подкреплен горячительными напитками.

– А вот и нет. В воскресенье мы не употребляли, а эпизод в бассейне, по-моему, очень удался.

Впервые Варя не нашла что ответить. Углублять эту тему она посчитала опасным, и просто промолчала. Макс искоса посмотрел на нее и снова уставился на дорогу. Вскоре показался город, и девушка, уже заранее запланировавшая эту реплику, проговорила:

– Макс, я думаю, тебе не стоит подъезжать прямо под окна моего офиса, там не совсем удобный заезд для машин через парковку и тебя не пустят просто так.

– Думаешь? Ну как знаешь. Насколько я помню, ты трудишься на ниве сладкой жизни нашего местного гламура?

– Да, ты наблюдателен. Пишу о лифчиках и сексе.

– А также о мастопатии и диагностике рака.

Варя промолчала, польщенная тем, что он запомнил их маленькую перебранку в пятницу вечером.

– Хорошо, я высажу тебя на ближайшем светофоре.

Ну почему при этих словах Варя почувствовала себя так плохо? Потому что Макс должен был настоять на довозе до офиса? И устроить спектакль перед глазами изумленной общественности? Нет, не надо такого счастья. Эту сладкую отраву выходных она будет переживать в одиночестве, без посторонних глаз.

Когда машина остановилась, и Варя стала отстегивать ремень безопасности, она уже почти решилась дать ему свой телефон. Но Макс молчал и она передумала.

– Пока, – улыбнувшись, сказала она.

– Увидимся, – почему-то не улыбнулся в ответ он.

Когда Варя зашла в огромный бизнес-центр, где на третьем и четвертом этажах находилась редакция «Олеси», она едва сдерживала слезы. Сказывалось то эмоциональное напряжение, в котором она находилась последние три дня. Да и абсолютно сухое и пустое прощание с Максом окончательно ее вымотало. Но нужно было сдерживаться, пока она ехала на лифте и шла по коридорам.

Зайдя в кабинет, который Варя делила еще с пятью сотрудниками редакции, она торопливо со всеми поздоровалась и тут же убежала в туалет. Там уже можно было дать волю слезам, что Варя и сдалала. Пока она смывала следы эмоций, пока красилась заново, прошло много времени, и когда она вернулась в кабинет, все уже собирались на еженедельную планерку.

Номер журнала выходил в среду утром. Но к понедельнику обычно все полосы были сверстаны, кроме срочных материалов и сотрудники журнала обсуждали новый номер.

Обычно так всегда и происходило, но не в этот раз. Не успела главный редактор «Олеси» – Ксения Завьялова, дама выдающихся редакторских способностей и не менее выдающихся стервозных качеств, напомнить всем о необходимости сдать статьи в срок, а «не так, как всегда», у нее зазвонил телефон. Коротко переговорив, Ксения, обычно не радующая своих подчиненных улыбкой, расцвела.

– Друзья мои, – обратилась она к журналистам, – Сейчас к нам придет наш самый главный босс! Он хочет лично обсудить с коллективом юбилейный номер журнала, который должен выйти в конце июля. Для тех, кто не в курсе, например вы, Варенька, наш журнал входит в издательский холдинг «Наш город». И сейчас к нам придет один из основателей и владелец этого холдинга!

Варя удивилась. Ксения выглядела непривычно взволнованной и возбужденной. Ее лично совершенно не волновал какой-то там главный босс, она набиралась храбрости, чтобы прочитать СМС Вадима, которая ожидала своего часа с субботы.

Ты – дрянь.

Варя даже задохнулась от такого оскорбления и выронила телефон. Такой лексики она от Вадима не ожидала. Когда она подобрала телефон и выбралась из под стола, то получила новый удар поддых – рядом с Ксенией сидел, самоуверенно улыбаясь и смотря прямо на нее Макс Еремин собственной персоной!

Глава 2. Ревность

У Вари потемнело в глазах. Этого не может быть! Что делает ее мимолетный воскресный любовник здесь, на рабочем совещании сотрудников журнала? Вариант, что воспылавший страстью Макс разыскал ее в разгар рабочего дня, она отмела сразу. Стоп. Ксения сказала, что сейчас придет хозяин издательского дома. А если кроме него никого нет, и Завьялова цветет как майская роза, значит это Макс Еремин и есть!

Первой ее мыслью было, что она убьет лучшую подругу. Мгновенно сложились в голове ее желание затащить Варю на загородную вечеринку, реплика «так даже интереснее» на вопрос, кто такой Макс, ну, и, конечно же, подозрительное появление мужчины поздно вечером в каюте яхты, когда по идее за ней должны были прийти Вадим или Яна. От собственных догадок девушке легче не стало. Она вляпалась в очень некрасивую ситуацию, переспав с «большим боссом».

Пока она лихорадочно размышляла, Макс взял инициативу в свои руки:

– Ксения Олеговна, я вижу, у вас появились новенькие, познакомьте нас, пожалуйста.

Лицемер, сейчас устроит спектакль со знакомством, – лихорадочно думала Варя, очень стараясь не смотреть на Макса во все глаза. Получалось плохо. Она-то не смотрела, но краем глаза прямо таки ощущала внимательный направленный взгляд. Что же делать? И как поступит сейчас он? Во всеуслышание заявит, что они уже знакомы, или промолчит и сделает вид, что первый раз ее видит?

– Максим Леонидович, познакомьтесь пожалуйста, это наши перспективные журналисты, которые очень хорошо работают с нашим журналом уже полгода и отлично вписались в наш дружный коллектив. Это наш специалист по садово-огородным работам, очень интересно пишет про сады, клумбы и грядки, летом это читается на ура – Элла Львовна Безбородько.

Ксения представила женщину внушительных размеров с преобладанием ярких разноцветных красок, как во внешности, так и в одежде. Глаза у Эллы были подведены ярко-синим, прическа каре была ярко-рыжего цвета, а большая хламида, сшитая как будто из двуспальной простыни, – пронзительного цвета спелого баклажана.

– А это Варвара Николаевна Карамышева. Она специализируется на культурной жизни нашего города. Варвара год сотрудничала с электронным изданием нашего журнала, а потом стала писать и для печатной версии. И уже полгода состоит в штате нашей редакции, что для лета, когда все уходят в отпуск, очень актуально. Премьеры, выставки, вернисажи, анонсы фильмов и спектаклей, туристические новинки – все это ее сфера. Ну и темы, касающиеся актуальных женских проблем, тоже получаются у нее очень хорошо.

Например, про нижнее белье – не вовремя вспомнила Варя. На фоне внушительной Эллы она смотрелась немного потерянно. С наспех нанесенным макияжем и слегка опухшим лицом после рыданий в туалете, девушка опять чувствовала себя Золушкой. Чтобы побороть в себе это неприятное чувство она заставила себя посмотреть Максу в глаза. Этот наглец смотрел на нее и улыбался. Той самой улыбкой, которая заставляла учащенно биться сердце и краснеть. Варя не выдержала битвы взглядов и смущенно уставилась в стол.

– Очень приятно, Варвара Николаевна. Надеюсь, наше с вами сотрудничество будет долгим, очень продуктивным и приятным, – сказал Макс левой щеке Вари, которая предательски заалела в ответ.

Он наслаждался ситуацией. Почти все утро он представлял, как на него посмотрит Варвара, когда он вдруг неожиданно нагрянет к ней в офис. То, что она будет на утренней планерке, он не сомневался. И фразу намеренно сказал почти двусмысленную, чтобы посмотреть на ее реакцию. Она не замедлила появиться – Варя еще больше покраснела и уткнулась в свой блокнот.

Как он понимал ее напряженное молчание в машине, когда девушка не знала, что сказать и как, по ее мнению могут дальше развиваться события. Но шальное, почти детское удовольствие, которое он планировал получить от ее искреннего удивления, перевесило всю возникшую, было, жалость. Теперь она на него не смотрит и старательно делает вид, что ей все равно.

От дальнейшей беседы девушка отключилась. Она смотрела на сотовый и считала минуты до конца планерки, – так невыносимо ей было сидеть под давящим взглядом Макса. Ей казалось, что все коллеги поняли, что означали двусмысленные слова босса и сейчас сидят и усмехаются над ней. На самом деле это все было глупостью. Все, открыв рот, слушали быструю беседу-перепалку между Ксенией и Максом. Где Ксения подавала свои предложения, а Макс молниеносно их оценивал и либо отбрасывал, либо видоизменял до неузнаваемости. Главный редактор лихорадочно записывала в свой блокнот ценные указания.

От отчаяния Варя даже решилась на поступок, который не хотела и не должна была совершать. Еще в воскресенье она твердо пообещала себе, что не будет оправдываться и унижаться перед Вадимом. Она выбрала другого мужчину, пусть даже под влиянием страсти и выпивки, и сама будет за это отвечать. Тем более, желание порвать с ним назревало уже давно.

Сейчас, движимая стыдом и раскаянием, Варя быстро набрала СМС «Извини, я не хотела тебя обижать» и отправила Вадиму. Ответа не последовало, но все равно ей стало легче. Поступать так человеком, пусть даже с нелюбимым, но хорошим, не следовало ни при каких обстоятельствах. Но, что сделано, то сделано.

 

Краем уха она уловила, что совещание подходит к концу и стала быстро собираться, чтобы выскочить из зала раньше всех. Маневр не прошел. После слов Ксении «наша планерка окончена, спасибо всем за внимание» Варя рванула было к дверям, но практически у самого выхода была остановлена.

– Варвара Николаевна, задержитесь на пару минут! – раздался негромкий, но очень уверенный голос Макса, уверенный, что ему не откажут. Так и было. Ноги у девушки подкосились, и она без сил упала на ближайший к дверям стул.

Вот ты, матушка, и попала! – невесело подумала Варвара, пока остальные сотрудники прощались с Максом и пытались скрыть удивление. Наконец, они остались вдвоем.

Варя молчала и демонстративно смотрела прямо перед собой. Молчал и Макс.

– Привет, – сказал он после долгой паузы.

– Виделись уже, – спокойно, как ей самой показалось, ответила девушка.

Мужчина улыбнулся. Она мгновенно разозлилась. Что за Макс Еремин появился в ее жизни, когда от одной его улыбки она, то встает на дыбы, то мурлычет как кошка в руках хозяина?

– Ты улыбаешься? Тебе смешно? Тебе, наверное, было очень смешно все эти три дня??? – не своим, а каким-то низким и хриплым голосом прокаркала она. – Ты наслаждался глупой бабой, которая даже не знала к кому она приехала и на кого работает? Это было очень смешно?

Надо отдать должное, улыбку он с лица убрал.

– Ну что ты, Варюш. Сначала мне это показалось очень забавным, а потом… а потом ты оказалась фантастической девушкой, с которой у нас получились замечательные выходные. Я уже и думать забыл, что ты работаешь в моем журнале. А сегодня я решил немного пошутить. Ты все утро была такая напряженная, и я подумал, что немного юмора не помешает.

– Юмора??? Юмора! – Варя от возмущения не могла найти подходящих слов. – Я мучилась, решала моральную дилемму, хотела просить у тебя телефон!

Варя почувствовала, что еще немного и предательские слезы брызнут из глаз.

Макс пересек пространство между ними одним движением и присел перед ней на корточки.

– Варь, ну прости, я просто не могу удержаться от искушения. У тебя глаза таким огнем загораются, в ответ на мою самую безобидную реплику, что так и хочется тебя подначивать. Это плохо, конечно. Но увидеть твое удивленное лицо было настолько приятно и ново, что я не смог отказаться от своего плана. Ты загораешься на любое мое слово и прикосновение, – он взял ее за руки и уткнулся в них лицом.

Лучше бы он этого не делал. Варя мгновенно вспомнила все его ласки и объятья, и ее тут же охватил жар и стыд. Как она могла отдаться совершенно незнакомому человеку, да еще и оказавшемуся потом ее боссом? Она потерянно смотрела на его затылок и не могла выцепить в своей голове ни одной разумной мысли. Большой босс стоит перед на коленях… Хорошо, пускай не на коленях, но все равно извиняется и чувствует себя виноватым. Ей стало жалко и его и себя. Их обоих, попавших в такую дурацкую ситуацию.

Ей страстно, почти до боли захотелось схватить его за голову, взлохматить шевелюру и не отпускать до конца дней своих.

Макс даром времени не терял. Видя, что девушка его не отталкивает, он стал целовать ее безвольные руки, начиная от пальцев, и как-то незаметно и очень быстро добрался до лица. Когда Варя увидела его глаза, она успела только пискнуть и тут же они поцеловались. Поцелуй был тот – из оранжевого-алого закатного вечера, ласковый, просящий и влюбленный. Умоляющий. Девушка опять растворилась в нем и почти забыла все свои обиды. Почти.

С такого же поцелуя, только страстного и жесткого, началось ее падение в пропасть. Этот путь шел в никуда, и, сделав над собой усилие, она сама прервала поцелуй и сказала:

– Извинения принимаются, Максим Леонидович, с этой минуты наши отношения будут оставаться сугубо деловыми.

Стряхнула его руки, поднялась и вышла, высоко держа голову, чтобы сдержать слезы, подступившие к глазам.

* * *

Только не плакать! Соберись, соберись. Ты сможешь!

Варя неслась по редакционному коридору, не замечая проходящих мимо людей. Только бы не расплакаться на людях! Обратно в свой кабинет она решила не заходить, сегодня ей надо было написать пару статей, что она прекрасно сделает и дома. Заодно и обдумает все свалившееся на нее без посторонних глаз. Точнее, скорее всего, проплачет весь остаток дня, обнимаясь с подушкой, но это уже не важно.

Выбежав из офиса, она услышала звонок на сотовый, но отвечать не стала. Кто бы там ни был, это подождет. Варин дом был рядом, буквально в паре кварталов от работы. Несмотря на то, что это был самый, что ни на есть исторический центр города, Варя с родителями жили в обыкновенной пятиэтажке, с бестолковой планировкой комнат и вечными комарами от сырого подвала. Она поздоровалась с бабушками, всегда сидевшими на скамеечке у подъезда, поднялась на свой второй этаж, открыла недавно поставленную тяжелую железную дверь, вошла в квартиру, заперла дверь на оба замка и только тогда позволила себе заплакать, съежившись на полу в коридоре, рядом с разношенными тапками и босоножками всех мастей.

Через полчаса, когда слезы у Вари кончились, и она просто сидела, тупо уставившись на противоположную стену коридора, опять позвонил сотовый. Это была Яна.

Вот кто во все виноват, неожиданно решила девушка и ответила на звонок.

– Да, – рявкнула она сиплым от слез голосом. Многолетняя боевая подруга сразу все поняла.

– Рыдаешь?

– А тебе какое дело? – огрызнулась Варя, – Ты свою миссию выполнила, можешь радоваться!

– И чему я должна радоваться, скажи, пожалуйста? – голос подруги на том конце трубки был неожиданно мягким и участливым.

– Как хорошо меня подставила с Максом и одновременно моим большим боссом, – зло прокричала Варя в трубку.

– Он что, сделал вид, что не знает тебя и прошел мимо, даже не поздоровавшись? – помолчав, спросила Яна.

– Наоборот. Сказал, что все было отлично, и он решил немного подшутить надо мной.

– Тогда все замечательно, я сейчас к тебе приеду, – быстро проговорила Янка, и, не дожидаясь Вариного решительного «нет», отключилась. Это была ее любимая фишка – не слушая возражений, поступать как хочется.

Янка, при всей ее любви к вечеринкам и нарядам, была финансовым аналитиком в банке. Поэтому теоретически не могла сорваться с рабочего места в середине дня. Но на практике ей редко кто мог отказать в чем-либо. Через полчаса она уже была у Вари.

А Варя принципиально сидела на полу в коридоре и не собиралась вставать, о чем она тут же сообщила появившейся подруге.

– Ну и отлично, – ответила та, и пошла на кухню ставить чайник. В квартире Вари она ориентировалась как у себя дома – немало дней и ночей они провели вместе, готовясь к школьным экзаменам и дискотекам. А потом были сессии, вечеринки, долгие ночные разговоры, эксперименты с цветом волос и косметикой, совместные посиделки в интернете и тонны пролитых слез, в основном Вариных, конечно. Поэтому сейчас Яна уверенно вскипятила воду, достала две чашки, сахарницу, нашла шоколадку в холодильнике и приготовилась к долгому разбору полетов.

Долгого разбора не получалось. Не получалось и короткого. Никакого разговора Варя начинать не собиралась, обижаясь на подругу за такое вероломное знакомство. Она угрюмо размешивала сахар в чашке и не смотрела на подругу. Та молчала.

И все-таки первой не выдержала Варя.

– Вот скажи, ты специально это все подстроила? Тебе развлечений не хватало, что ли?

– Да ты что, Варя! – Яна так удивилась, что даже поставила чашку на стол. – Это тебе не хватало развлечений, милая моя! Июнь, пора жарких объятий и страстных поцелуев, гуляний по ночному городу и всяческих других глупостей! А когда вы с твоим Вадимом в последний раз гуляли по городу? Когда целовались на остановке, не в силах оторваться друг от друга? А страстный и невозможно прекрасный секс, когда у вас был в последний раз?

Варя настолько опешила от пламенного монолога подруги, что даже честно ответила на последний вопрос Янки:

– У нас вообще не было страстного секса. Он был обычный такой, не особо страстный.

– Ну вот, дорогая моя, а секс и все остальное не должно быть обычным. Все должно гореть и плавиться, по крайней мере, в первые полгода! У тебя хоть оргазм то был с этой неповоротливой пандой?

В словах подруги был своя сермяжная девичья правда. Тема ее оргазма и вообще удовольствия от секса была сложная и запутанная, и у Вари не находилось никаких контраргументов.

– Но ты понимаешь, что надежного и понимающего Вадима я обменяла на три дня удовольствия с жеребцом и бабником! И все! Разве это стоило того?

– Ну, во-первых, он не бабник. Новая девушка каждые полгода – это далеко не предел, и наш Максим Леонидович тут даже достаточно консервативен. А уж насчет жеребца – тут тебе виднее. Что, он и правду так хорош?

Варя покраснела. Ей не хотелось рассказывать подробности, но и соврать подруге она не смогла.

– У меня никогда ни с кем не было, так как с ним.

– Ну, вот видишь! – обрадовалась Яна. – Что еще нужно умной, красивой и романтичной девушке зрелого возраста? Ты думаешь, хорошие любовники сплошь и рядом валяются под ногами, умоляя их взять? Да их днем с огнем не сыщешь, Варя.

Яна воодушевилась, видно было, что наступили на ее любимую мозоль. В стремлении все довести до совершенства, в том числе и личную жизнь подруги, ей не было равных.

– Смотришь – нормальный юморной парень, все при нем, язык подвешен, не жадный. А в постели – одна-две позиции, пять минут и храп на всю ночь. Что это такое? Какое значение имеют все эти букеты-конфеты, когда нет главного – феерического секса! Даже мне с Лешиком, дорогая моя, пришлось изрядно попотеть, прежде чем до него дошло, что мне нужно, где, сколько и какой продолжительности! А он у меня почти идеален во всем!

Варю настолько ошарашили все эти постельные откровения, что она могла только молча слушать. В ее крайне немногочисленных романах инициатива в постели всегда исходила только от мужчин. Да и невозможно было представить, с ее стеснительностью и воспитанием, как можно было озвучивать свои желания вслух!

– И даже если через месяц ты опять будешь здесь рыдать с разбитым сердцем и говорить что все мужики – сволочи, поверь мне, это стоит того! – гнула свою линию Яна.

– Тебе легко говорить, ты не рискуешь своим сердцем.

– Ну, ты же не влюбилась в него до потери пульса?

Варя задумалась. Потеря пульса у нее была, и даже неоднократно, но по сугубо… хм, физиологическим причинам. Означает ли это, что она влюблена? Кажется ли ей Макс прекрасным, замечательным и самым лучшим? Нет! Он хам, собственник и сексист. А еще брутальный эгоистичный мужлан. Она немного успокоилась.

– Может ты и права. Может, действительно мне нужна настоящая неподдельная страсть, но где гарантия, что через месяц или два он не бросит меня ради какой-нибудь очередной модели? Да и вообще, он помирится со своей Илоной завтра же, а я останусь приятным уик-эндом в прошлом?

– Гарантий никаких, тут ты права. Но в любви никто никаких гарантий тебе никогда не обещает. Если обещают – значит врут. Сердце, а главное, физиология не подчиняется никаким законам. И лучше жалеть о том, что сделала, чем о том, что так и не собралась сделать.

Выдав эту банальную сентенцию, оказавшуюся как никогда кстати, Яна с довольным видом откусила шоколадку.

– Осталась одна маленькая мелочь, – добавила Варя ехидным голосом. – Он мой босс.

– Ой, не смешите меня, босс. Ты его хоть раз видела за эти полгода, что работаешь в журнале?

– Нет, точнее не помню, может и видела, но не придала значения.

– Уверяю тебя, на него работает больше тысячи человек, кроме газет и журналов у него рекламное агентство, типография, газетные киоски, оптовые точки и по мелочи всякого добра. Ты в редакции его будешь видеть раз в месяц, если повезет. Так что не заморачивайся по поводу ваших рабочих взаимоотношений, между ним и тобой слишком много ступенек, и он слишком умный мужик, чтобы как-то влиять на твою работу через вашу постель. А ты девушка скромная, сама ничего просить не будешь, я права?

Янка недаром ела свой хлеб в банке. Про потенциального любовника подруги она узнала все досконально.

– Он еще и богатый миллионер! – с ужасом застонала Варя, и опять расстроилась. Ей зримо представилась гора денег, на которой восседал недоступный Макс Еремин, и она, бедная журналистка-самоучка у подножия этой горы.

Яна вздохнула.

– Скажи, если бы он оказался, ну, допустим, твоим коллегой журналистом, но таким же сексуальным красавчиком, с чувством юмора, ты бы стала с ним встречаться?

 

Варя задумалась и выдала:

– Наверное, да.

– Ну вот, – обрадовалась Яна, – вот и договорились! О его больших деньгах ты не знала, тебя пленила его неземная красота и чудеса в постели. Поэтому ты смело можешь крутить с ним роман!

– Ну да, а мои коллеги? Не сегодня – завтра все узнают и начнутся шепотки и перемигивания, а я так этого не люблю.

– Не нежная фиалка, потерпишь! Такой мужик! Конечно, все будут тебе завидовать, и в первую очередь я бы обратила внимания на редакторшу твою – Ксению Завьялову. По-моему, она давно на Макса поглядывает и только и мечтает о том, чтобы прибрать его к рукам. Будем надеяться, что она баба профессиональная, прежде всего, и разум у нее победит над эмоциями!

– У тебя так гладко все складывается, а я, между прочим, заявила Еремину, что наши отношения теперь будут сугубо деловыми.

– И молодец! Ошарашила мужика, заинтересовала. Правильно, не все спелыми персиками в его объятья падают. Есть и гордые девушки! Вот пусть и добивается.

Если будет добиваться, – подумала Варя. А если пожмет плечами и забудет? И еще вопрос – она сама что хочет? Чтобы он забыл свою взбаломошную журналистку и не вспоминал о ней? Или чтобы добивался внимания всеми доступными способами? Ответ был очевиден – девушка не привыкла врать самой себе.

* * *

После ухода Яны она взялась за дело. Сначала посидела в интернете часика два, посмотрела все новости в фейсбуке и контакте, и только после красноречивого е-мейла из редакции с восклицательным знаком принялась за статью. Написать надо было десять советов девушке, желающей найти парня. Кратенько, в двух словах.

Как насмешка какая-то, – подумала Варя. И неожиданно, вместо привычных советов по макияжу, одежде и постоянных поддакивания и ободрений любой особи мужского пола, написала прямо противоположное: быть собой, заниматься тем, что интересно самой, говорить по возможности правду, одеваться как нравится и избегать туфель на высоких каблуках, если ты не умеешь в них ходить. Потом подумала и добавила: разговаривать с любым парнем, который заговорить с тобой. Хотя бы для практики.

В общем, статья получилась настолько неоднозначная, что выпускающий редактор даже перезвонила Варе и спросила, какая муха ее укусила. И что она, конечно, это напечатает, но таким образом девушка себе парня не найдет точно. На что Варя ответила, что искать надо человека подходящего именно тебе, а не сферического коня в вакууме.

Редактор после недолгого молчания согласилась, и Варя пока оказалась совершенно свободной. Во вторник журнал выходил в печать. И уже во вторник нужно было получать редакционное задание на следующий номер. Что делать со свободным днем – Варя не знала. Еще неделю назад она позвонила бы Вадиму и после его работы они бы пошли в кафе, а потом к нему и провели бы одну из тех скучных однообразных ночей, которые были у них последние полгода.

Варя не соврала. Страстного секса у них не было. Точнее, девушка не подозревала, что секс бывает каким-то другим, а кино и книги, показывающие иную картину бытия, считала выдумкой. Опять же до выходных с Максом она думала, что пять минут на предварительные ласки это очень мало. И, например, с Вадимом она всегда хотела продлить это период, а иногда и вовсе, ограничиться только поцелуями и объятьями, не переходя к обязательной программе.

От ласк Вадима она не успевала почувствовать то возбуждение, которое было необходимо для ее удовольствия. Но, видимо, все-таки, дело было в самих ласках, или мужчине, который ласкает. При воспоминаниях о выходных, Варю опять бросило в жар.

Позвонила мама. Она с отцом с апреля по октябрь жили на даче в деревне, и не теряли надежды, что дочка без их пристального внимания все-таки устроит свою личную жизнь. Вадим им очень нравился. Макс, как предчувствовала Варя, мог и проиграть ему в глазах мамы. Красивых мужиков она не любила, говорила «Красивый муж – чужой муж» и внушала Варе, что главное в мужчине надежность и обстоятельность. Она соглашалась, но с тоской в сердце.

– Приезжайте к нам с Вадимом на следующие выходные, – как будто подслушав ее мысли, предложила мама.

Внутренне застонав, Варя решилась:

– Мам, кажется, мы с Вадимом расстаемся.

– С ума сошла, – тут же отреагировала мама. – Почему? Что случилось?

– Долгая история.

Не рассказывать же правду родной маме, что она, познакомившись с одним парнем, тут же ним переспала, буквально на глазах у своего любовника!

– Варечка, размолвки случаются у всех, не пори горячку, все обдумай. Он такой славный молодой человека, так нам с папой нравится, хорошо зарабатывает, своя квартира, что тебе еще нужно? – взволнованно зачастила мама.

Слушая все это, Варя ощущала себя неблагодарной сволочью. Что ей нужно? Да уж, вестимо, не квартира и не его деньги. Любви ей хочется, любви и сумасшедшей страсти, хотя бы ненадолго. Ее подруга Янка права.

– Мамочка дорогая, я тебя очень люблю, и сама разберусь с Вадимом, хорошо?

На том конце провода тяжело вздохнули:

– Как знаешь.

Пообещав маме разобраться, Варя совсем не имела ввиду длинный и муторный монолог из СМС-ок, который последовал практически сразу уже от Вадима. Сначала высокомерное «Я тебя не прощаю». Потом патетическое «Как ты могла?». Потом самое разное оскорбительное «я не знал что ты такая…» «никогда не думал, что ты можешь так поступить со мной». Потом вообще пошло что-то бессвязное и Варя наконец догадалась, что ее бывший топит горе в вине и весьма успешно. На что она послала ему СМС «ты пьян, иди в пень» и уснула с чувством честно выполненного долга.

Во вторник с утра Варю разбудил звонок из сети кинозалов их крупнейшего городского торгового центра. Ей напомнили, что «билетик, как всегда вас ждет в кассе, не забудьте, пожалуйста». Точно, у нее совсем вылетело из головы, что писать рецензии на только что вышедшие на экран фильмы ее прямая обязанность. И не просто рецензии. Написать, что фильм отстой и понравится только прыщавым безмозглым шестиклассникам она не имела права. Хотя иногда так хотелось!

Нет. Она должна обязательно отметить все положительные стороны картины и в конце, так и быть, написать пару замечаний. Причем такого плана: «этот фильм буквально накачен адреналином и насилием, поэтому если вы пришли в кино заодно со своим парнем, не стоит ожидать феерических ощущений. Но посмотрев, как бурно реагирует ваша вторая половинка на сплошные взрывы и стрельбу, вы можете понять его чуть-чуть лучше».

Все эти тексты Варя могла написать с закрытыми глазами, и не выходя из дома. Но будучи человеком добросовестным, она старательно отсматривала все новинки экрана и очень часто с чугунной головой плелась домой ваять очередной шедевр. Изредка попадались интересные картины. Вот и сейчас ей оставляли билет на французскую мелодраму с достаточно манящей афишей – парочка переплеталась в тесных объятьях в полумраке мистического сада.

Самое то, решила Варя. Но Яна, всегда охотно отзывавшаяся на предложения подруги, пойти вместе в кино, сегодня почему-то отказалась и она уже приготовилась лицезреть шедевр французской кинематографии одна. А еще ближе к вечеру позвонил Макс.

– Привет! – как ни в чем, ни бывало, сказал он.

– Как ты узнал мой номер телефона? – даже не поздоровалась Варя. – Ах да, ты же у нас большой босс. Точнее – вы. «Вы» она выделила специально. – Вы у нас большой босс.

– Да, мы у вас большой босс, и мы большой босс узнали о киношке.

– О моем редакционном задании? – уточнила Варя.

– Ну да, о твоем серьезном журналистском расследовании – киношке, – подразнил девушку Макс. – Так вот, – продолжил он, – Я решил поддержать молодого перспективного журналиста моей редакции Варвару Карамышеву в ее стремлении поднять культурный уровень жителей нашего города до недосягаемых высот.

Вот завернул, – подумала Варя и коротко ответила:

– Нет, спасибо, я как-нибудь сама, – и отключилась.

А потом и вовсе выключила телефон от греха подальше. К разговору с Максом, а тем более к встрече, она была совершенно не готова. Одно дело было рассуждать с задушевной подругой за чашкой чая о страстной любви на один день, а другое дело – общаться с этой самой любовью так, как будто бы не было этой чудовищной сцены в редакции! Варя элементарно струсила. И пару часов, не меньше, решала, что она наденет на вечер. Так, на всякий случай.