Соули. Девушка из грёз

Tekst
Z serii: Соули #1
86
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 3

До родового кладбища добрались без приключений, но дорога заняла куда больше времени, чем рассчитывали, – незаметно провести серую громадину к поместью оказалось невероятно сложно.

Вначале, когда путь пролегал по меже и старинному кладбищу, все было неплохо, но, едва вышли за пределы приземистой каменной ограды, трудности как из дырявого мешка посыпались.

Трио дарайхаркских лошадок, поджидавшее у границы кладбища, умертвию, мягко говоря, не обрадовалось. Оглушающее ржание и молотьба копытами были малой толикой лошадиного недовольства. Тролль тоже в долгу не остался – скалился, рычал. Я же мысленно благодарила Линара за великолепно сработанное зелье, а вслух ругала себя, сестер и Райлена.

Нет, ну зачем он в наше захолустье приехал? Чего ему в столице не сиделось? Или, на худой конец, в Даоре? Неужели в их проклятом герцогстве нет работы для мага? Не верю! Ни капельки не верю! Если бы в Вайлес прибыл кто-нибудь попроще и постарше, то ничего бы не случилось. Близняшки ограничились бы простым любопытством, и обошлось бы без умертвия. А мне бы не пришлось ввязываться в авантюру, чтобы сохранить репутацию семьи и защитить Линара от насмешек.

Райлен! Ох, нашлась беда на мою голову!

Лошадок не сразу, но успокоили и тут же столкнулись с новой проблемой – как спрятать умертвие? Мы же рассчитывали на маленький скелет. Думали – выведем за ограду, накроем тряпкой, чтобы редкие возницы и всадники, которые на дороге встречаются, лишнего не увидели. Даже старую гардину из кладовки стащили. Вот только гардина наша троллю как носовой платок… Да и странно это, когда по грязи нечто высотой в два человеческих роста шагает. А через лес, отделявший старое кладбище от нашего поместья, лошадям было не пройти…

Я бы наступила на горло собственному страху и прогулялась по лесу пешком, но боль в ушибленной коленке усилилась. Последние шаги по кладбищу дались особенно тяжело – даже слезы выступили. Решение все-таки нашлось – я убедила умертвие упасть на брюхо и ползти вдоль дороги, не высовываясь за кромку деревьев.

Так что мы ехали, мертвяк полз, а лошади нервно косились на усыпанные молодой листвой деревья и прядали ушами.

– Соули, так откуда ты знаешь, что он тролль? – пропищала Мила.

– В книжке читала.

– В какой?

Я чуть-чуть смутилась, потому что книга была из тех, которые девочкам читать еще рано, но ответила:

– В сентиментальном романе «Мой мятежный рыцарь».

– А… – протянула Мила и замолчала, явно ожидая пояснений.

– Они живут в другом мире, – сказала я. – К нам могут попасть через дыру в пространстве.

– Как оборотни? – встряла младшенькая.

– Вроде того.

– Так он что, тоже через дольмен пришел? – удивилась Мила.

– Не думаю. Он слишком большой, через дольмен вряд ли пролезет.

Мила бросила боязливый взгляд на обочину, спросила понизив голос:

– Соули, а как, по-твоему: он давно умер?

– Видимо, да. Все-таки на старой меже захоронен был.

– А почему не сгнил? – нахмурилась Лина.

– В романе про такое не писали, но мне кажется, что тролли гниют дольше. Видели, какая у него шкура? Она как ткань со стальной нитью, из которой одежду для драконюхов шьют.

– Ага… – протянула Мила. Хотя, по-моему, шкуру она как раз не разглядела – их с Линой куда больше занимал признак мужественности. Близняшки так таращили глаза, что в итоге пришлось приказать умертвию прикрыться.

Тролль послушно сложил лапы на указанном месте, но оскалился жутко. Я тоже оскалилась, но уже не от нервозности, просто… просто про умертвий тоже читала. В сентиментальном романе «Мой нежный спаситель» героиня едва не угодила в пасть к мертвяку, а охотник за нежитью вырвал ее из объятий смерти и страниц двадцать рассказывал о повадках подобных тварей.

Он объяснял, что умертвие – тот же зверь, то есть слабость перед ним выказывать нельзя – учует и нападет. По той же причине к ожившему мертвецу не следует поворачиваться спиной. Еще тот охотник говорил, что умертвия пьянеют от запаха крови, поэтому ни за что не выпустят раненую жертву. И хотя наш мертвяк, в отличие от книжного, был под действием подчиняющего зелья, я решила строго следовать правилам.

Последняя часть пути пролегала через поместье и оказалась самой нервной. Во-первых, пришлось спешиться и вновь ощутить дичайшую боль в колене, а во-вторых… Ох, у меня спина вспотела пока мы обогнули дом, а умертвие, которое все-таки прикрыли гардиной, проползло маленький парк и протиснуло свою тушу в распахнутую калитку родового кладбища.

Хорошо, что родителей дома нет, а прислуга без особых причин ни у парадного входа, ни в парке не толчется, иначе бы точно засекли.

Но проблем и без того хватало…

– Замри! – грозно рыкнула я и под аккомпанемент испуганного сердечка подобралась к оживленному мертвяку. Резко сдернула гардину и отскочила.

Тролль в который раз оскалился. От него исходила невероятная ненависть. Слюны на желтых клыках не было, но тот факт, что тварюга хочет оторвать нам головы, сомнений не вызывал.

– О Богиня… – горестно вздохнула я, окидывая взглядом аккуратные надгробные плиты и возвращаясь к созерцанию огромной, покрытой трупными пятнами туши.

Здесь, на огороженном высокой живой изгородью кладбище, тролль казался еще больше и опаснее.

– Ползи туда! – рыкнула, указывая на дальний от калитки угол.

Мертвяк, разумеется, пополз, а вот меня охватила паника.

– Девочки, я боюсь его тут оставлять, – шепотом призналась я. – Что, если сбежит, а?

– Вот и я про то же подумала, – отозвалась Лина. Младшенькая, как и я, шептала. – Он же подчиняется потому, что чует в тебе хозяйку, а как только уйдешь – подчиняться станет некому…

Мила слушала внимательно, на обрамленной черными локонами мордашке проступила высшая степень испуга. Ага, я тоже представила, как мертвяк ломает ограждение, спеша закусить слугами и обитателями малой конюшни, так что испугалась не меньше.

– Может, тебе тут остаться? – неуверенно предложила старшенькая. – Покараулить?

– Не… – глубокомысленно изрекла Лина. – Райлен может спросить, где Соули, и если мы признаемся, что она караулит умертвие… ну, некрасиво получится.

Я нервно сглотнула и, стараясь не думать об услышанном, вернулась к воспитанию нежити.

– Замри! – злобно рыкнула я.

Замер, рыкнул в ответ. У тролля получалось не в пример громче и страшней.

– Лежать! Лежать до тех пор, пока не прикажу встать!

– Р-р-р… – ответил монстр и… начал вставать.

– Лежать! – выпалила я, стараясь скрыть за грозным тоном страх. – Замри!

Послушался. Причем тут же. М-да, со словами нужно поосторожней…

Если утром мысль о появлении в нашем поместье мага вызывала нервную дрожь, то теперь ту же дрожь вызывала мысль о том, что он может не приехать вовсе.

– Ну где же Райлен… – проканючила Лина.

Мила, как и я, молчаливо кусала губы.

На землю уже спустились сумерки, дневная жара отступила, так что дрожали мы не только от страха. Лошадки, несмотря на спокойный нрав, присущий породе, тоже нервничали – Искра даже пританцовывала и никак не реагировала на успокаивающие похлопывания по шее.

– А вдруг мы разминулись? – не унималась Лина. – Может, он другой дорогой поехал? Может, он уже добрался до поместья, узнал у прислуги, что никакого умертвия нет, и уехал обратно в город?

– Типун тебе на язык! – не выдержала я.

Младшенькая попыталась надуться, но быстро сообразила, что обижаться бесполезно.

– Нет, – хмуро сказала Мила. – Это самая короткая дорога, он по ней поедет. Только Соули может потратить лишние полчаса, чтобы поглазеть на какой-то мост.

В другой раз столь пренебрежительный тон меня бы задел, но сейчас было все равно.

– А ничего, что мы его прям тут, на дороге, ждем? – продолжала наводить панику Лина. – Он не посчитает это нахальством? Ведь этикет такое поведение запрещает…

Я сжала зубы и внезапно поймала себя на мысли – как все-таки повезло нашим братьям! Их розгами воспитывали, а нас строгим словом, и только.

– А почему он не захотел приехать днем? – невпопад спросила старшенькая.

– Потому что днем нормальные умертвия прячутся, – процедила я.

– А… – протянула сестрица. Хотела сказать что-то еще, но запнулась, потому что вдалеке показалась фигура всадника. Он ехал неспешно, но… но все-таки ехал!

– А если это не Райлен? – прошептала младшенькая. – Что, если это другой? А Райлен возьмет и не явится.

Видимо, общение с кровожадным мертвяком не прошло даром – я зашипела, отчетливо понимая, что совсем не против испить кровушки одной желтоглазой девицы.

– Будем надеяться на лучшее, – заключила Мила, словно невзначай отъезжая в сторону. Лина хмуро кивнула.

И все-таки это был он. Райлен!

Сумрак скрадывал краски, размывал контуры, но я сразу узнала. Наверное, благодаря улыбке – той самой, солнечной, открытой улыбке, которая озарила нашу первую встречу.

Мы с девочками приободрились, приосанились. С физиономии Лины сошла печать уныния, а Мила прям-таки расцвела. Я же попыталась сделать вид, что не особо-то и ждала – все-таки такая встреча действительно идет вразрез с этикетом…

Впрочем, волновалась зря – Райлен про этикет и не вспомнил, вместо положенного «добрый вечер», сказал:

– Даже так?

И подарил еще одну невероятную улыбку.

– Просто отсюда до родового кладбища добираться удобнее, чем от поместья, – соврала Мила. Фух, вовремя она сообразила.

– Да, – подхватила вторая вертихвостка. – Мы подумали, зачем вам крюк делать? К тому же… места незнакомые, вдруг заблудитесь.

Я недвусмысленно кашлянула, но Лина не поняла и продолжила:

– В наших краях не то чтоб опасно, разбойников не водится, но ночью холодно и страшно. Вот мы с сестрами и решили, что вас нужно встретить. Правда, Соули?

В глазах Райлена вспыхнули смешинки, и я… я почему-то понадеялась, что он скажет что-нибудь, чтобы сгладить неловкость, но… О Богиня! Маг не просто молчал, он приподнял бровь и выжидательно уставился на меня.

 

– Через поместье действительно дольше, – пошелестела и потупилась.

А потом тряхнула головой, стараясь выбросить лишние мысли и сосредоточиться на происходящем. В конце концов, на нашем родовом кладбище оживший мертвец. Причем не абы какой – а громадный и злющий. И действие подчиняющего зелья наверняка ограничено!

Помогло. Когда снова взглянула на штатного мага города Вайлеса, не только лучезарную улыбку увидела, но и кое-что еще…

Во-первых, лошадь. Бурое угловатое чудище, на котором восседал Райлен, не шло ни в какое сравнение с нашими дарайхаркскими красавицами, хотя… рядом с ними любая гривастая живность смотрится убого. А во-вторых…

Ох… Наш брат закончил академию и уже два года учится в аспирантуре, но о буднях магов никогда не рассказывал. Маги вообще скрытные, хранят свои секреты так же рьяно, как господин Хош – рецепты. Так что главный источник моих знаний об этих людях – все те же сентиментальные романы.

Книжные героини часто провожали магов на смертельную битву с нежитью, но… но ни один из них не уезжал из дома в шелковой рубашке и камзоле со сложной вышивкой. В романах все было наоборот – маги меняли изысканные одежды на грубые, пропитанные особым зельем куртки и примеряли тяжелые сапоги, украшенные боевыми серебряными шипами. Еще – вешали на пояс меч, ну или арбалет к седлу цепляли. И никогда не использовали духи – в такие моменты от них пахло болотной жижей или в крайнем случае полынью.

А Райлен… он выглядел так, будто только что из бального зала вышел, и запах парфюма чувствовался более чем отчетливо. Наверное, прав был отец, когда убеждал, что в сентиментальных романах все преувеличивают…

– Ну что? Едем? – жизнерадостно спросила Мила.

– Конечно, – отозвался Райлен. Вот только глядел при этом почему-то на меня и улыбался как-то… совсем загадочно.

Стараясь побороть внезапный румянец, повернула лошадь. Хотела сразу пустить рысью, но брюнет неожиданно нагнал, пристроился рядом и держался при этом как человек, который совершенно не намерен торопиться. Впрочем, ночь еще не наступила, значит, торопиться и впрямь незачем – нормальные умертвия до темноты прячутся… Вот только мне ехать шагом было страшновато – вдруг встретим кого-нибудь из знакомых? Тогда сплетен точно не избежать…

– Госпожа Соули, что-то не так? – тихо спросил Райлен.

– Ну что вы, – в тон ответила я. Признаваться в своих страхах было стыдно.

– Мне показалось, вас что-то смущает.

О Богиня, почему у него такой завораживающий голос?

– Нет, господин Райлен. Все в порядке. Я… я просто боюсь, что мы можем опоздать…

Брюнет хмыкнул. Улыбка, озарявшая аристократичное лицо стала как будто шире.

– Умертвия не выносят дневного света, – терпеливо пояснил маг. – Они прячутся, потому что солнце разъедает кожу. Исключением являются только боевые умертвия, которые… – Райлен внезапно запнулся, а потом сказал: – Простите, госпожа Соули. Вам эти подробности наверняка неинтересны.

«Еще как интересны!» – хотела воскликнуть я, но вовремя прикусила язык.

– Простите. – В голосе мага послышалось беспокойство. – Я не хотел напугать.

Я не выдержала, оглянулась на сестер. Близняшки отставали на три корпуса и сильно напоминали отъевшихся к зиме бурундуков – дулись жутко. Разговор наш, конечно, не слышали…

– Ну что вы, господин Райлен. – Я вновь перевела взгляд на брюнета. – Я ничуть не испугалась.

– Вы побледнели.

– Вам показалось.

– Госпожа Соули. – Райлен снова улыбался, и от его улыбки сердце почему-то застучало быстрей. – Госпожа Соули, прошу, не нужно…

– Что не нужно?

– Делать вид, будто вам интересен разговор про умертвия. Я ценю вашу вежливость, но она излишня. Поверьте, магия не единственная тема, которую можем обсудить. К обоюдному удовольствию, разумеется…

Я совсем засмущалась. Просто слово «удовольствие» в его устах звучало как-то… волнительно.

– И все-таки я хочу знать про умертвия. Боевые, они… они опаснее обычных, да?

– Конечно, – помолчав, сказал брюнет. – Несравнимо опаснее. Если вам и впрямь интересно… – Я спешно кивнула, а Райлен хмыкнул и продолжил: – Вам, конечно, известно, что после смерти душа покидает тело и уплывает в загробный мир. Такие души мы называем упокоенными. Но не всякая душа способна, как бы это сказать… поверить, что пора уходить, да и не всех в загробный мир пускают. Души, которые остались на земле, мы зовем неупокоенными, обычно они бродят рядом с местом, где захоронено физическое тело. И порой им удается снова в это тело вселиться. Вот тогда появляется умертвие. – И уточнил: – Обычное умертвие.

По спине зазмеился страх, пальцы сильней сжали повод, но я нашла в себе силы пискнуть:

– А… боевое как появляется?

– Любите страшные истории? – дружелюбно поинтересовался Райлен.

– Очень! – не моргнув соврала я.

Опять хмыкнул, но улыбаться не перестал.

– В этом случае душа возвращается в тело не случайно, а по призыву мага. Слышали про некромантию?

О Богиня! Слово это, конечно, слышала, но что оно означает, никто никогда не пояснял, потому что оно… оно ругательное, и вообще.

– Это запрещенное искусство, – озвучил мои страхи Райлен. – Так вот, маг заставляет душу вернуться в тело и подчиняет себе. Обычно с помощью зелья. В такие зелья часто добавляют дополнительные ингредиенты, которые обеспечивают переносимость солнечного света и частичный иммунитет к магии.

Я нервно сглотнула, переспросила:

– Иммунитет?

– Да. То есть способность к сопротивлению. Правда, она недолго длится, потому что достигается мобилизацией скрытых ресурсов организма. Увы, этот ресурс заложен в костях, так что… гасить заряды магии умеют даже хрупкие с виду скелеты.

О Богиня!

– Сопротивляются магии? Они поэтому опасней обычных?

– В том числе. Уровень сопротивляемости зависит от дозы зелья и его концентрации, – продолжал Райлен. После этой фразы заподозрила, что маг нарочно сыплет умными словами и терминами. – Сверхконцентрированный раствор обеспечивает стабильный иммунитет на срок до двух суток. Но это мелочь, в сравнении с другим…

– С чем? – холодея от ужаса, пролепетала я.

– Боевые умертвия почти разумны, то есть они понимают, что именно происходит. Могут просчитывать ходы противника и бороться за выживание. Там, где обычное умертвие бездумно полезет на рожон, боевое отступит, дождется более выгодного момента и нападет снова. Оно также способно преследовать врага, с которым вступило в поединок.

Мы как раз проезжали поворот к поместью. Я невольно поежилась, представив на мгновение, что умертвие выбралось из хрупкой тюрьмы и… О Богиня!

– Госпожа Соули? – осторожно позвал маг.

– А… А нам дальше! – махнула рукой. – Там будет узкая, но вполне удобная тропинка, она как раз выходит к нашему парку. А от парка до кладбища всего ничего…

Насчет удобства я, разумеется, погорячилась – тропинка идет по кромке пашни. Ну и о том, что в результате сделаем неимоверный крюк, умолчала. Зато никаких лишних глаз, по крайней мере, с наступлением сумерек – днем путь неплохо просматривается из соседнего поместья.

– Я не о дороге беспокоюсь.

– А?

Повернула голову и вновь узрела завораживающую, правда несколько напряженную улыбку.

– Вам холодно? Или все-таки страшно?

Какой внимательный…

– Холодно. – Голос прозвучал жалко. Райлен подозрительно прищурился, и я все-таки призналась: – Ну и страшно. Чуть-чуть.

Сказанное брюнетом в голове укладывались плохо – слишком много зауми. В сознании звучало только одно слово – некромантия.

О Богиня! Как же мы… как же нас угораздило?

Обернулась, скорчила страшную рожу, сигнализируя близняшкам, что у нас проблемы, но два черноволосых бурундука лишь сильней надули щеки. Зато когда к ним повернулся Райлен, на лицах расцвели приветливые, глуповатые улыбки. Правда, ненадолго…

– Госпожа, Соули, – позвал маг, – боюсь показаться некорректным, но я уже говорил вашим сестрам, что их присутствие при уничтожении умертвия нежелательно. Это довольно неприятное зрелище. Они обещали мне взрослого, здравомыслящего провожатого, то есть вас. Вижу, Миле и Лине все-таки удалось убедить вас в том, что их присутствие допустимо, но я бы рекомендовал отправить девушек в поместье. Пока не поздно и не слишком темно.

Я чуть из седла не выпала. Что?! Эти мерзавки пообещали Райлену, что я буду его сопровождать? И даже не предупредили!

Райлен нарочно повысил голос – скрывать свою позицию от близняшек точно не собирался. Лица девчонок сперва вытянулись, после вновь обзавелись бурундучьими щечками – прям оскорбленная невинность, не меньше. Но я ни жалости, ни сочувствия не испытала, наоборот, жуть как захотелось воспользоваться рекомендацией брюнета и отправить желтоглазых бестий домой. В отместку. В наказание!

И… и я бы так и поступила, если б не давешний рассказ про умертвия.

– Благодарю, господин Райлен. Думаю, девочкам эта прогулка будет полезна.

Маг одарил удивленным взглядом, а я не выдержала – сказала, понизив голос:

– Они куда смелей, чем нужно. Им не помешает испугаться.

Брюнет, кажется, не понял, но уточнить не успел, потому что я была проворней:

– Господин Райлен, а… а некромантия, она… ну она сильно запрещена?

Снова расцвел улыбкой:

– Сильно. За нее отрезают руки.

– Как это? – не в силах скрыть ужас, выдохнула я.

Брюнет пожал плечами, но улыбаться не перестал. На мгновение мною овладела уверенность, что Райлен шутит, вот только… он не шутил.

– Что-то еще? – учтиво поинтересовался штатный маг города Вайлеса, услыхав очередное «а…».

– А… вы боевых умертвий уже убивали?

– Конечно.

– Трудно?

Собеседник рассмеялся, а потом вдруг посерьезнел и сказал:

– Госпожа Соули, для вас я готов убить даже восставшего из мертвых тролля.

Я неимоверно смутилась, спросила тихо:

– Правда?

– Правда. – Улыбки в его голосе уже не было. Предельная серьезность, и только.

И я вдруг поняла – он действительно может. Может! О Богиня! Мы спасены! Осталось только придумать, как сделать так, чтобы Райлен не понял, кто того тролля разбудил…

Глава 4

К парку подъехали уже впотьмах. Звезды разгорались невероятно медленно, так что вместо стройных рядов деревьев видны были лишь черные тени. Впервые в жизни я вглядывалась в знакомые очертания с опаской.

– Ну что, приехали? – В голосе Райлена по-прежнему звучала улыбка, хотя… хотя он явно распознал нашу маленькую ложь насчет удобного объездного пути.

Я уже открыла рот, чтоб ответить, но меня опередила угловатая бурая лошадь, на которой восседал маг.

Исполненное страха ржание могло означать лишь одно – гривастая учуяла покрытого трупными пятнами гостя. Сердце пропустило удар. Неужели тролль ослушался приказа и покинул кладбище? Я потянула поводья и застыла в седле…

– Да, приехали, – пробурчала Лина.

Нет, тролль все-таки далеко, иначе наши лошадки тоже занервничали бы.

– Дальше лучше пешком, – выдохнула я. Просто очень не хочется лошадиные истерики слушать.

– Как скажете, госпожа Соули, – отозвался брюнет и, прежде чем кто-либо из нас успел возразить, зажег магический светлячок.

Свет был белым и тусклым, но вспыхнул так внезапно, что я вздрогнула и чуть поморщилась. А близняшки дружно вскрикнули – бедненькие, они наверняка все это время с перестроенным зрением ехали, а тут такая мука.

– Что-то не так? – учтиво спросил Райлен.

– Все хорошо, – с заметным неудовольствием ответила Мила. Потом вспомнила про приличия и исправилась: – Все хорошо, господин маг.

Райлен глянул странно, но промолчал.

Он спешился первым. Небрежно бросил повод на седло и начертил в воздухе какой-то символ. Слов заклинания мы не слышали, да и свечения на кончиках пальцев не наблюдали, но бурое чудище застыло – даже бока раздуваться перестали.

– А… – тихо протянула Лина. В этот миг сестричка напоминала уже не бурундука, а сову. Старшенькая не отставала.

– Если лошадь учует умертвие, то запаникует, – пояснил брюнет. – Проще наложить легкий стазис, чем ловить и успокаивать.

«Так она уже умертвие учуяла», – хотела сказать я, но промолчала, так как в этот самый момент вспомнила о еще одной проблеме…

Наш отец не просто заводчик лошадей дарайхаркской породы, он, как выражаются близняшки, фанат. Иногда кажется, что, будь его воля, он бы и спал в стойле, лишь бы не оставлять своих гривастых питомиц наедине с ночной тьмой. На нас эта увлеченность тоже отразилась – в седле оказались раньше, чем начали говорить. И так повелось, что с тех самых пор только верхом ездим, даже на балы. Спешиваемся тоже сами – всегда, при любых обстоятельствах.

 

И вот девчонки уже спрыгнули на землю, заставив Райлена в очередной раз изумленно заломить бровь, а я… я, дочь Анриса из рода Астиров, беспомощно глядела на сестер и понимала – не смогу.

– Господин Райлен…

– Да, госпожа Соули, – мгновенно отозвался он.

Я попыталась разогнуть ногу и поморщилась. Боль в ушибленной во время охоты на умертвие коленке вспыхнула столь же внезапно, как магический светлячок Райлена, и была невероятно сильной.

– Пожалуйста, если вас не слишком затруднит…

И снова удивленный взгляд – сперва на меня, после на близняшек. Девочки помнили, как хромала от кладбища и с каким трудом забиралась в седло, но все равно кривились. Зато на лице Райлена появилась невероятная, бесконечно теплая улыбка.

Маг спешно приблизился и протянул руки. Воздух наполнился горьким ароматом его парфюма, а сердце опять споткнулось. Я поставила здоровую ногу в стремя и почти сразу оказалась в крепких объятиях.

О Богиня! Какой стыд! Я – дочь Анриса из рода Астиров спешиваюсь, как какая-то… какая-то… разнеженная городская кокетка!

Зато едва Райлен поставил на землю, от смущения и следа не осталось – я едва не взвыла и даже покачнулась. И только поддержка брюнета спасла от падения.

– Госпожа Соули, что с вами? – вмиг насторожился он. Голос прозвучал жестко, серьезно.

Я хотела ответить, что все в порядке, но, едва попробовала перенести вес на ушибленную ногу, на глаза навернулись слезы.

– Госпожа Соули!

– Сестра коленку ушибла, – разом пробормотали близняшки. Кажется, поняли, что ничего дурного не желаю и к их драгоценному Райлену не пристаю.

– Когда?

– Ну… – дружно замялись девочки.

– Господин Райлен, все в порядке, – вклинилась я. Попыталась ненавязчиво, но уверенно высвободиться из объятий мага. Куда там! Застыл каменной скалой и не то чтобы не пустил – сжал еще крепче.

– Госпожа Соули, почему вы сразу не сказали?

– Господин Райлен, уверяю вас, это пустяки.

– Я обязан осмотреть ваши… пустяки.

Что?!

Щеки в который раз за вечер вспыхнули, но теперь к смущению добавилась изрядная доля негодования. Я предприняла еще одну попытку вывернуться из капкана его рук. Брюнет опять не поддался, а я не выдержала и выпалила:

– Господин Райлен, да как вы смеете! Пустите меня немедленно!

Нет, что он себе позволяет? Решил, что, если он маг и наследник какого-то там герцога, то ему позволено делать девушкам столь неприличные предложения! У меня же не ладошка болит, и даже не стопа, а коленка!

– Госпожа Соули… – Теперь в его голосе звучала угроза, но я не растерялась.

– Господин Райлен! Понимаю, что в результате некоторых событий у вас сложилось… – О Богиня! Как стыдно говорить об этом слух! – …некоторое мнение о моих сестрах и обо мне, но смею вас заверить, вы заблуждаетесь. Мы не такие!

Он шумно вздохнул и тоже возмутился:

– Госпожа Соули! У меня и в мыслях не было!

– Господин Райлен… – А… что сказать-то?

– Госпожа Соули! – И снова угроза, на этот раз почти шепотом: – Госпожа Соули, перестаньте говорить глупости. Вы ушибли колено, и вам больно. Я обязан его осмотреть и оказать помощь.

– Нет! – уверенно выпалила я.

– Да, – не менее уверенно и довольно зло.

О Богиня! Он что, серьезно? Нет, он в самом деле решил, будто я могу позволить себе столь низкий, неприличный поступок?!

– Госпожа Соули, чем дольше будете упираться, тем дольше продлится это щекотливое положение, – на последнем слове брюнет прижал так сильно, что воздух из легких вышибло.

– Господин Райлен! – возмущенно воскликнула я. А потом скосила взгляд на сестер…

Близняшки стояли в пяти шагах, чуть позади черноволосого мучителя и изумленно таращились на происходящее в свете магического светлячка непотребство. О Богиня!

– Хорошо, – прошептала я.

– Какая нога? – Он тоже шептал.

– Правая.

– Вы самостоятельно стоять можете?

– Могу.

– Тогда отпускаю…

Обжигающий капкан исчез, но не успела обрадоваться свободе, как брюнет опустился на колени и целеустремленно потянулся к подолу.

– Нет! – выдохнула я.

– Госпожа Соули… – Маг устало покачал головой и ухватился за юбку. – Госпожа Соули, пожалуйста, не забывайте: я не только мужчина, я еще и маг. А нам, магам, позволено чуть больше…

Прозвучало двусмысленно, но вспыхнула я по иной причине. Просто… просто пальцы Райлена самым бессовестным образом приподняли кружевной рюш панталон и коснулись колена.

О Богиня! Что может быть ужаснее! Как теперь смотреть ему в глаза?!

Колено овеяло странным теплом, от неожиданности едва не вскрикнула.

– Госпожа Соули, – строго сказал брюнет, – вам нужно в постель!

«В каком смысле?» – хотела спросить я, но… нет, я все-таки успела прикусить язык и услышать:

– Вероятнее всего, у вас трещина коленной чашечки. Вам нужен лекарь.

О Богиня! А зачем же вы тогда мою коленку трогали, если сами помочь не в силах?

Райлен убрал руку, вернул на место подол и поднялся.

– Нам необходимо вернуться в поместье, – безапелляционно сказал он.

– А… а умертвие? – осторожно спросила я.

– Давайте отложим этот вопрос.

– Что? Как это? Как это отложим?!

Брюнет закатил глаза, но быстро взял себя в руки. Ответил серьезно:

– Госпожа Соули, вы, помнится, говорили, что ваше умертвие вполне безобидно и ничуть не досаждает. Раз так, то отложим вопрос на несколько дней, хорошо?

– Нет!

– Что значит нет? – хмуро переспросил он. – Госпожа Соули, вы понимаете, что у вас травма? Вам нужен лекарь и отдых!

Ага… А еще я понимаю, что в данный момент на нашем родовом кладбище сидит огромная злобная махина, которая… О Богиня! Но я же не могу признаться Райлену, что там боевой тролль.

– Господин Райлен, – стараясь держать лицо и не пускать в голос панику, сказала я, – вы говорили, что в таких вопросах полагаться на удачу нельзя.

– Если умертвие… – он выдержал странную паузу и поправил украшенный сложной вышивкой ворот, – маленькое и безобидное, то дело можно отложить. Обещаю, как только ваша… коленка заживет, мы обязательно повторим эту прогулку.

– Господин Райлен! Но… но вы ведь предупреждали, что даже самое мирное умертвие может озлобиться.

– Госпожа Соули… – Как-то совсем странно прозвучало.

И я уж начала паниковать, потому что показалось – еще мгновение и Райлен развернется, чтобы уйти, но тут встряли близняшки.

– Господин Райлен, – осторожно, со вздохом сказала Мила. – Господин Райлен, Соули права.

Маг обернулся. Это движение показалось хищным, но я тут же забыла, ибо услышала:

– Да, да! Вдруг наше маленькое безобидное умертвие в самом деле озлобилось? – Младшенькая резко потупилась, но все-таки закончила: – И… выросло.

О Богиня!

Голос мага прозвучал не только терпеливо, но и дружелюбно:

– Милые девушки, так не бывает…

– А вдруг? – пробормотала Мила.

– Господин Райлен! – тут же вмешалась я. – Господин, Райлен… прошу вас.

Меня одарили хищным взглядом. Несколько мгновений штатный маг города Вайлеса молчал, а потом прошептал едва слышно:

– Какая вы все-таки упрямая, госпожа Соули.

Еще мгновение – и он… он неожиданно оказался за спиной. Я вздрогнула, хотела повернуться…

– Стоять! – сказал тихо, но не подчиниться уже не могла, а мой подол… О Богиня!

– Господин Райлен, что вы делаете! – в ужасе прошептала я.

– Если вы так настаиваете на продолжении прогулки, то я хотя бы обезболивающее заклинание наложу. – И, предупреждая разумные в такой ситуации вопросы, пояснил: – Я же не могу накладывать обезболивание на кость! Мне нужен доступ к нервным окончаниям.

А потом его пальцы обожгли кожу под коленкой, нарисовали какой-то узор и устремились выше, скользнув под ткань панталон.

– Господин Райлен! – сгорая от стыда, страха и возмущения, прошептала я.

– Госпожа Соули…

Нет, я понимаю! Я понимаю, что он, вероятно, устал от этих препирательств, но зачем прислоняться лбом к моей ноге?!

Я бросила умоляющий взгляд на сестер, но… О Богиня! За что?!

Девочки по-прежнему стояли в трех шагах и, приоткрыв рты, таращились на мага, который творил невероятное непотребство. Его пальцы выводили узоры на коже, хотя… нет, но ведь это уже не колено! Это на целых пол-ладони выше!

Брюнет словно мысли прочитал, выдохнул едва слышно:

– Госпожа Соули, перестаньте. Нервные окончания, которые отвечают за эту боль, не только под коленом…

О Богиня! Я согласна вытерпеть любую боль, только бы он перестал! Нет, еще миг – и я умру со стыда!

Наверное, Богиня услышала, потому что маг убрал руки и позволил задранной юбке опасть. А сам, наоборот, – поднялся и подставил локоть.