Академия Стихий. Покорение Огня

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Академия Стихий. Покорение Огня
Академия Стихий. Покорение Огня
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 31,89  25,51 
Академия Стихий. Покорение Огня
Audio
Академия Стихий. Покорение Огня
Audiobook
Czyta Алевтина Жарова
17,72 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Та-ак… не зеваем! – приказал Дорс шепотом. И, убедившись, что Каст с Леррой не потерялись, потащил меня дальше, через широкую площадь, в один из проулков.

Там, возле неработающего уличного фонаря, обнаружилась скромная карета, запряженная парой лошадей. Прежде чем я успела удивиться, король факультета Воды подскочил к этой самой карете, распахнул дверцу и скомандовал:

– Давай, детка. Пошустрей.

За мной в транспортное средство забралась Лерра, потом Каст. Дорс был последним, потому что отдавал распоряжения кучеру. Зато едва водник оказался внутри и плюхнулся на диванчик возле меня, карета покатила.

В ночной тишине стук копыт показался оглушительно громким, но это было так волшебно, так необыкновенно!

Свобода! Пусть временная, но…

– Эх, видел бы тебя сейчас лорд Глун, – наклонившись к самому моему уху, шепнул Дорс. В голосе парня прозвучал ну о-очень наигранный укор.

– Тшш! – тем же шепотом одернула я. – Не поминай лихо, а то еще появится!

Каст и Лерра сидели напротив, на соседнем диванчике, и уже о чем-то ругались, так что нас точно не слышали. Наверное, именно поэтому Дорс не постеснялся продолжить:

– Вы дату свадьбы выбрали или еще нет?

Не выдержав, я пихнула «синего» локтем и зашипела снова:

– Дорс! Не смешно!

– Значит, не выбрали, – сказал парень «сокрушенно». – Ну ничего, подождем.

Второй удар локтем был посильнее первого, но друг только рассмеялся. А потом приобнял за талию и спросил уже серьезно:

– Что, никак не состыкуетесь?

– Издеваешься? – выпалила я.

– Нет, ну а чего… – начал парень, но третий тычок в бок его все-таки заткнул.

Блин! Дорс вообще понимает, о чем спрашивает? Какая, к чертовой бабушке, «стыковка»? Глун мало что препод-стихийник-шпион, так еще и… ведет себя, как законченная истеричка! То ледяной глыбой прикидывается, то прилюдные сцены ревности закатывает, то рефераты по теории боевой магии задает! Да он сам не знает, чего хочет! А может быть, вообще ничего не хочет, а просто злится, что я его на «телепатических сеансах» поймала. Бесится и мелко мстит!

Так о каких отношениях может идти речь?!

К счастью, погрузиться в размышления о синеглазом норрийце мне не дали. Из круговерти мыслей выдернул тихий, но предельно злой рык Лерры:

– Придурок!

– Сама такая! – огрызнулся Каст.

– Прыщ! – прошипела девушка.

– Истеричка!

– Дурак!

– Повторяешься!

– Р-р-р! – Да, слова у телохранительницы кончились, и дело плавно шло к рукоприкладству.

– Фр-р-р… – передразнил Каст весело. И сказал уже нам: – Видали, какое у элитных жриц воспитание?

– Да на себя посмотри! – сорвалась Лерра.

А Дорс расплылся в очередной широченной улыбке и наигранно вздохнул.

– Опять любовь? – «печально» вопросил он. – Гхарн, что за сумасшествие? До весны еще целых полгода!

Дальше случилось прекрасное – Каст и Лерра зарычали. Да-да, оба! И столько экспрессии, столько искреннего возмущения в этой реакции было, что стало совершенно ясно – водник попал в цель.

– Я набожными не интересуюсь! – заявил… сын бога Огня.

– А я не интересуюсь прыщами! – сообщила Лерра.

– Как-как ты меня назвала? – тут же вскинулся пижон. – Слышь ты! Богомолка!

Дорс, который сегодня точно в роли сводника был, не выдержал и заржал. Я тоже не сдержалась – захихикала. И, поглощенная весельем, не сразу заметила, что карета сильно замедлилась и городской пейзаж за окном уже не проносится, а так, ползет.

– Мы подъезжаем? – спросила я.

Каст глянул в окно и кивнул. А минут через пять карета действительно остановилась, и наша банда дружно высыпалась из транспортного средства, чтобы очутиться в очередном темном проулке.

Так, в прошлый раз мы, конечно, от администрации академии прятались. А от кого скрываемся теперь? Ведь совершенно ясно, что карета неспроста в такой… хм… дали от цивилизации остановилась.

Я нетерпеливо огляделась, но спросить вслух не успела, потому что Дорс вновь взял за руку и потащил за собой. Правда, на этот раз мы с водником шли последними, а функцию проводника выполняла Лерра.

Девушка провела через три темных-темных переулка, последний из которых вывел к высокой стене из белого камня.

Я не сразу сообразила, что стоим мы у какого-то очень большого здания, и лишь когда телохранительница сказала, что где-то тут должна быть дверь черного хода, до меня начало доходить, куда именно эти черти притащили…

– Это что? – озвучила догадку я. – Городской храм Огня?

– Ага, – ответил Дорс.

– Но…

– Так, сюда! – позвал Каст шепотом, и Дорс снова вошел в образ буксира.

– Блин! – воскликнула я возмущенно. – Вы что творите?!

– А что тебе не нравится? – откликнулась Лерра, которая уже стояла возле Каста и рассматривала дверное полотно.

Удивление огневички было понятным – она при нашем с парнями разговоре не присутствовала. Так что я пояснила:

– Я не хочу обращаться к Ваулу. Я ему не поклоняюсь, понимаешь? То есть права о чем-то просить не имею.

– Ой, какая скромная, – фыркнула Лерра.

– Очень скромная, – усмехнувшись, поддержал телохранительницу Каст.

Угу. Я такая. Вот только, несмотря на обнаруженную подставу, уйти я не попыталась. Более того, у меня даже мысли не возникло! Ладно, черт с ним. Ваул так Ваул. В конце концов, этот поход его сын затеял.

Так. Стоп. Подождите!

Если мы пришли поговорить с богом Огня, то почему делаем это ночью и тайно? И почему Лерра…

– Только не говори, что ты сейчас пытаешься взломать эту дверь, – шокированно выдохнула я.

Нет, ну а как еще понимать тот факт, что девушка принялась водить по двери ладонью, а пальцы на второй руке сложились в сложный магический жест?

– Не скажу, – ответила огневичка. И пояснила: – Я не взламываю, а открываю. Я вообще-то жрица Огня, и у меня… – Она замолчала, явно что-то на двери нащупав, но потом продолжила: – …есть право доступа во все храмы Ваула. Сейчас, только точку приложения заклинания найду.

Черт. Точно.

– А ты… – начала было я, но запнулась. Просто руки Лерры неожиданно вспыхнули алым, а в следующий миг дверь открылась. – А ты…

– Дашка, расслабься, – рыкнул в ухо Дорс.

– Да я и не напрягалась!

– А почему дрожишь? – уточнил блондин.

Я выдохнула и помотала головой. Пояснила шепотом:

– Не дрожу и не боюсь, просто мы с вами в храм забраться собираемся. Не в библиотеку, не в банк, а в храм! Понимаете, насколько это неэтично?

Мой спич, равно как и душевные терзания, никто из присутствующих не оценил. Более того, Каст ткнул пальцем в сторону Лерры и заявил нагло:

– В храм вламывается она. А мы идем туда по приглашению жрицы.

Огневичка тотчас застонала и картинно закатила глаза.

– Ты сегодня ужасно остроумен, – съязвила девушка. И тут же перешла на командный тон, причем обращалась уже не к рыжему, а ко всем нам: – Так! Идете тихо, точно за мной. И ничего не трогаете. Ясно?

Мы с Дорсом послушно кивнули, а отпрыск огненного божества шумно вздохнул и сказал:

– Веди уже! Строгая ты наша…

Нет, и все-таки мы не молиться сюда пришли. Потому что те, кто желают обратиться к богу, идут прямиком к статуе, а мы… Мы миновали лабиринт коридоров, которые относились к хозяйственной части храма, и, оказавшись в главном церемониальном зале, не к восседающей на троне фигуре направились, а к скрытой за этим троном дверце.

И вот теперь стало по-настоящему жутко…

Просто там, снаружи, была звездная ночь, прохлада и простор, а в храме – тьма, разбавленная рыжеватым светом от нескольких больших светильников, запах каких-то благовоний и четкое осознание, что бежать, в случае чего, некуда.

И плевать, что с нами сын Ваула и элитная боевая жрица! Все равно стремно!

А потом был второй «не взлом»… На этот раз Лерра шептала слова заклинания гораздо дольше, что подсказывало – территория по-настоящему запретная. В результате на первую ступень открывшейся нам винтовой лестницы я шагнула, закусив губу и мысленно визжа. Преступницей себя не чувствовала, но… но, блин! Лучше бы они меня предупредили! Я бы тогда морально подготовилась!

Когда лестница кончилась и мы оказались в крошечном подземном зале, наполненном все тем же рыжеватым светом, по спине побежали мурашки. Во-первых – подземелье, а с некоторых пор я подземелья ой как не люблю. Во-вторых, тут тоже была статуя огненного бога, но не гигантская, а примерно с меня ростом. В-третьих, от всего этого… человеческими жертвоприношениями веяло.

Так что когда Каст хмуро огляделся и достал из рукава тонкий изящный кинжал, мои нервы не выдержали.

– Вы говорили, что мне понравится, – не зная, смеяться или плакать, напомнила я.

– Еще как понравится, – хищно улыбнулся Дорс.

Блин! Вот клянусь, скажи это кто-то, кроме него, я бы точно в панику ударилась, а так… показала воднику язык и обратилась уже к Касту:

– Ну и где же моя магическая сила?

– Здесь, – сообщил огневик и ткнул себя в грудь рукояткой кинжала.

Мое веселье сменилось шоком.

– Поясни! – потребовала я.

– Рассказывать дольше, чем показывать, – парировал парень.

Меня такой ответ, конечно, не удовлетворил. Я расправила плечи, сложила руки на груди и уставилась на Каста самым строгим взглядом. В итоге он все-таки признался:

– Брататься будем, Дашка.

Я опешила. А король факультета подарил лучистую улыбку, одним движением снял короткий плащ и бросил одежду в угол.

– Дашунь, ну ты же понимаешь, что интерес магов к ритуалам крови не на пустом месте возник? – с прежней улыбкой произнес он. – У этого явления есть вполне реальная подоплека.

Мой шок перешел в крайнюю стадию. Я прекрасно помнила, как мы впервые оказались в подземной библиотеке и как Каст сказал о запретных книгах, где эти самые ритуалы описаны. Тогда он говорил, что отъем силы через кровь невозможен! А теперь… Черт. Это что же получается?

 

– То есть когда Фиртон решил, что может получить твою… – начала я, но рыжий перебил:

– Нет, речь о другом. В основе ритуала, который хотел провести Фиртон, лежит та же мысль, но принцип совершенно другой. Ритуал отъема силы – это попытка забрать всю магию, причем насильно. А здесь… – Парень запнулся на миг, но все-таки продолжил: – Здесь все добровольно. К тому же я не отдаю тебе силу, я делюсь своей кровью, в которой и заложен потенциал к магии. Я не ослабну, а ты за счет смешения крови станешь сильней.

Офигеть…

– А… почему именно здесь? – Я повела рукой, поясняя, что имею в виду под словом «здесь». – Почему в храме?

– Не в храме, а во внутреннем святилище, – поправил Каст. – Причин по большому счету две. Во-первых, в свидетели при подобных ритуалах призывают бога. Во-вторых, моя кровь особенная, и когда все случится, возможен большой выброс силы, а тут самый мощный экран.

– А в храме при академии такого экрана нет?

– Там нет внутреннего святилища, – вмешалась в разговор Лерра. – Их только в больших храмах делают.

Я невольно перевела взгляд на жрицу и с удивлением заметила, что она тоже плащ сняла, в то время как Дорс избавляться от верхней одежды не спешил. Водник вообще в сторонке стоял, всего в полушаге от проема, который выводил на лестницу.

– Так, подождите. Я, кажется, запуталась.

– Путаться будешь потом, – сказала Лерра ровно. – А сейчас снимай плащ и закатывай правый рукав.

С этими словами девушка шагнула к статуе Ваула и раскинула руки. И пусть мои знания о методах общения с богами были по большому счету никакими, я догадалась – этот жест Лерры не лишен смысла.

– Так, а я, пожалуй, на лестнице подожду, – нарушил повисшую тишину Дорс.

– Ага, – отозвался рыжий. – Заодно покараулишь.

Жрица, которая, видимо, должна была принять какое-то участие в предстоящем действе, тихо рассмеялась.

– Что он покараулит? У него же магии нет.

– Как нет? – выдохнула я.

– Мы на территории бога Огня, – пояснила Лерра. – Маги других стихий здесь совершенно бессильны.

Дорс, который еще не ушел и диалог прекрасно слышал, картинно поморщился, а Каст…

– Не переживай. Он и без магии может.

Все. Меня добили! Просто эти слова и тон были равносильны признанию в любви! Не в той, которая… а… ну, в общем, понятно.

– Прыщ, – фыркнул водник насмешливо.

– Еще обсудим, – столь же «серьезно» парировал Каст, а я вдруг поняла… я люблю этот мир. Я люблю Полар. И просто обожаю этих парней!

Они удивительные! Они лучшие! Они…

– Дашка, – ворвался в мои мысли голос Каста. – Хватит мечтать. Времени в обрез.

Все. После этого оклика сомнения и лишние мысли были задвинуты подальше. Я быстро избавилась от плаща, закатала рукав длинной футболки и шагнула к Касту.

Еще миг, и пространство наполнил звук тихого, но мощного песнопения на чужом языке – это Лерра в процесс включилась.

Впрочем, «включилась» – слово неправильное. Очень скоро стало ясно, что девушка с огненными волосами пришла сюда не в роли ключа от тайных дверей. Она явилась именно как жрица. И именно Лерра управляла той магией, которая творилась вокруг…

Песня! Тяжелые, сильные звуки! Пусть я не понимаю языка, слова которого звучат, но точно знаю – это воззвание к Ваулу. Более того, я четко осознаю, что огненный бог равнодушным к этому призыву не останется.

Пламя! Оно срывается с фитилей горящих в зале лампад и устремляется к нам, чтобы обнять, заключить в странный, но такой приятный кокон.

Мир меняется. Он как будто исчезает, и во всей вселенной не остается никого, кроме стоящего напротив меня парня. Его глаза завораживают. Они такие родные, такие теплые! И пусть я плохо помню саму себя, но зато отлично помню его.

Все-все поступки! Все улыбки и рыки! Все, что видела и чувствовала! И под действием этих воспоминаний в голове такое многоголосье мыслей…

Сволочь! Да, именно так, потому что издевался и доставил тьму-тьмущую проблем.

Гад! Потому что приставал и лез своим бесстыжим языком в мой рот.

Лучший! А как еще назвать того, кто спасал, рискуя собой?

Надежный. Ибо, несмотря на все наши разногласия и ссоры, сделал для меня больше, чем многие. Более того, не предал! Даже когда его страсть угасла – а в этом я ничуть не сомневалась, – не бросил, не отказался от меня, а сделал все, чтобы помочь.

Бесбашенный… Ведь только такой человек может пойти на ритуал «братания» с чужачкой. Поделиться своей кровью и силой с той, которую презирает весь мир…

Смешно сказать, но эту безбашенность я ценила больше всего. По крайней мере, сейчас, в этот невероятный, наполненный магией момент.

О чем думал в процессе ритуала сам Каст? Нет, не знаю. И совсем не уверена, что происходящее возымело на него столь же мощный эффект, как на меня. Зато я видела его улыбку! Шальную и бесконечно искреннюю… Именно эта улыбка убила страх, который вспыхнул во мне в момент, когда парень полоснул кинжалом свою ладонь. Она же заставила протянуть свою руку навстречу острому лезвию и не вскрикнуть, когда наступила боль.

А как только наши руки соединились, мир окончательно сошел с ума. Я потерялась в пространстве и времени. Я исчезла. Перестала существовать!

Единственное, что ощущала, – это силу, которая вливается в мое тело. И огонь, который объял всю меня, грозя расплавить, как оловянную ложку.

Вспышка. Боль. Опять вспышка! И что-то, что стоит над нами. Какая-то высшая Сила, которая может одобрить этот союз или сказать «нет».

Бесконечные секунды ожидания, и Сила дает добро. А я горю и падаю… в бездну.

Ритуал кончился совершенно внезапно. Просто миг, и все наваждения схлынули.

Я же поняла, что никуда не падала – я все еще тут, в мрачноватом подземном зале, расположенном под городским храмом Огня.

Каст стоит напротив, Лерра тоже рядом – она пошатывается от усталости, но улыбается во все тридцать два (или сколько там у них, у поларцев) зуба.

Единственное, что служит подтверждением тому, что мне не померещилось, – жгучая боль в ладони. И пусть я еще не вижу раны, но в голове вспыхивает вопрос – если резали именно ладонь, то зачем рукав по локоть закатывала?

– Чтобы манжет не запачкать, – говорит Каст, а я…

– Блин! Это что? Телепатия?!

Тихий смех пижона подсказал, что сморозила глупость. А спустя секунду я получила и вербальное подтверждение:

– Нет, Даша. Никакой телепатии. Просто ты так внимательно на свой рукав смотрела…

Вот теперь я поняла – да, именно так. Более того, я по-прежнему на него таращусь! И очень боюсь перевести взгляд на порезанную ладонь.

– Не бойся. – Голос жрицы и телохранительницы прозвучал очень мягко. – Все прошло хорошо.

Еще миг, и… и я поняла – Лерра не лжет. Все действительно получилось! Просто это было единственным объяснением тому, что когда я все-таки взглянула на собственную руку, то увидела, что из раны исходит оранжевое свечение. Прежде чем успела испугаться, боль исчезла, и порез тоже.

– Все получилось, – подтвердил Каст. И тут же шагнул навстречу, чтобы заключить в объятия.

Я не могла не отметить – это было иначе, нежели обычно. Едва пижон прикоснулся, я ощутила прилив тепла и какой-то очень далекой нежности.

Ощущение оказалось бесконечно приятным, но погрузиться в него мне не удалось, потому что со стороны лестницы послышалось:

– Закончили? – Голос, разумеется, принадлежал Дорсу.

– Да! – звучно ответила Лерра.

Следующим, что мы услышали, было:

– Ну тогда… мы идем к вам!

Глава четвертая

Страх? Нет, страха я не испытала, только напряженность. Мои спутники тоже не стушевались – выпрямились, сжали кулаки. Каст решительно шагнул вперед, загораживая нас с Леррой, и замер в ожидании. Мы с красноволосой тоже застыли и закономерно уставились на проем, который выводил на лестницу.

В наступившей тишине звук шагов, доносившихся с той самой лестницы, был до неприятного четким, но напрягло другое. А именно то, что, несмотря на прозвучавшее «мы», по ступеням только один человек спускался.

Ну а когда в проеме появился Дорс, я искренне растерялась. Водник в самом деле был не один, просто… второй человек находился в отключке. Он, а точнее, она мешком висела на плече блондина.

Да, именно она! Уж что-то, а женскую жреческую одежду я узнать в состоянии!

А когда водник аккуратно сгрузил тело на пол и усадил, прислонив спиной к стенке, я узнала и саму жрицу. Перед нами была Шанарин.

– Ого… – выдохнула Лерра.

Дорс скривился, давая понять, что удовольствия от ситуации не испытывает. А Каст полюбопытствовал:

– И чем это ее?..

– Кулаком по голове, разумеется, – вновь скривился «синий». И пояснил: – Магия-то мне сейчас недоступна, вот и пришлось.

Повисла пауза. Кажется, ни Лерра, ни Каст, ни сам Дорс, собираясь в храм, на встречу с кем-либо не рассчитывали, а слова о «карауле», брошенные воднику, были, в общем-то, шуткой.

А еще было совершенно очевидно, что Дорс чувствует себя предельно неудобно…

– Вообще-то я не бью женщин, – подтверждая мою мысль, сказал парень. Нервничал, и сильно. – Но что мне было делать, когда эта… на лестнице появилась? Гхарн! Да что ей вообще в такой час тут понадобилось?

– Она старшая, – пояснила Лерра. Девушка явно определила статус Шанарин по каким-то внутренним, только жрецам понятным, признакам. – И причин у нее может быть множество.

– Неважно, – включился в разговор Каст. – Правильно, что оглушил. Только одно скажи – она тебя видела? Опознать сможет?

– Нет. Она не ожидала встречи, так что нападение было внезапным. А лицо я плащом прикрыл.

В подземном зале вновь воцарилась тишина, только пламя, которое после ритуала в чаши светильников возвратилось, тихонько потрескивало.

А потом рыжий сказал:

– Лицо этой женщины кажется мне знакомым.

– Ты мог видеть ее в академии, – помедлив, сообщила я. Каст подарил удивленный взгляд, я же пояснила: – Это та самая жрица, которая меня к танцу огня готовила. И которая, кстати, натравила на меня Аркану.

– Ах да! – воскликнул пижон. – Шанарин…

Дорс заметно расслабился.

– Та самая тварь, с которой все началось? – спросил он. – Мм-м… Такую женщину я ударить могу. Кстати, Каст, а почему она до сих пор в старших жрицах ходит? И почему не поплатилась за тот случай?

– По недосмотру, – буркнул король нашего факультета и стремительно развернулся к статуе Ваула. Через миг в тишине подземного зала прозвучало: – Отец, ты слышал? Твои жрицы совершенно обнаглели. А эта… – пижон указал на бесчувственную Шанарин, – спровоцировала мое разоблачение. Нас всех чуть не убили из-за нее!

Все. Рыжий замолчал. В сущности, он не требовал для женщины наказания, просто ставил бога в известность, но его тон был до того жестким, что я поежилась. А в следующее мгновение невольно отступила на полшага, потому что лицо золотой статуи, восседающей на троне, дрогнуло. Нет, статуя не ожила, но я видела, как расширились ноздри и сжались губы.

Никаких слов не прозвучало, ситуацию никто не пояснял, но в глубине моей души вспыхнуло очень четкое ощущение – все, капец Шанарин. Полный и всеобъемлющий.

Наверное, в этот миг я должна была ощутить еще и сочувствие, но его не было. Желания попросить огненного бога выбрать приговор помягче тоже не возникло. Зато вспомнились слова лорда Глуна о том, что во мне слишком силен гуманизм, и губы растянулись в печальной улыбке.

Дорогой Эмиль, вы, как показала практика, ошиблись. Или это Полар так меня испортил? Черт… а может, я просто поумнела?

Нет, не знаю. И биться над этой загадкой, честно говоря, не хочу.

– Так, все, – оборвал напряженную паузу голос Лерры. Не слишком мягкий и о-очень деловой. – Одеваемся и уходим. – И уже тише, но так, что все услышали: – Пока нам кто-нибудь еще не встретился.

В этот раз я делила диванчик не с Дорсом, а с Кастом. Причем сама попросила рыжего сесть ближе. Просто меня такие странные чувства по отношению к нему обуревали, так хотелось прикоснуться, почувствовать его тепло…

С самим Кастом явно творилось нечто похожее, и как только карета тронулась, рука парня оказалась на моей талии. Но этот жест был неуловимо иным, не таким, как прежде. Сейчас все было правильно.

Я привалилась к плечу рыжего и счастливо улыбнулась. Но тут же нахмурилась и навострила ушки. Дело в том, что в карете было совершенно темно, и в этой непроглядной тьме раздался странный шорох и звук возни. Причем с соседнего диванчика – того самого, на котором водник и Лерра сидели.

Еще миг, и пространство озарилось рыжеватым светом – это Каст пульсар зажег. И вместе с этим прозвучало ровное, но не слишком доброжелательное:

– Эй!

Вот только переполошился мой новоявленный брат совершенно напрасно – причина странных звуков заключалась в том, что Дорс доставал из-под сиденья бумажный пакет.

 

– Вы как хотите, но дело это нужно отметить, – с хитрой улыбкой сообщил зеленоглазый. После чего извлек бутылку темного стекла, сбил пальцами металлическую крышку и протянул бутылку мне.

Носа коснулся до боли знакомый аромат…

– Пиво? – уточнила я.

– Угу, – радостно ответил водник.

Каст приободрился, и пока Дорс открывал пиво для Лерры, сунул руку в пакет и поухаживал за собой сам.

– За вас, – поднимая бутылку, сказала жрица.

Я отрицательно качнула головой и поправила:

– За нас.

Народ спорить не стал, а пространство наполнил истовый звон – чокнулись мы так, что чуть бутылки не побили. После чего пульсар погас, и мир опять погрузился во мрак, а я причастилась поларского пива. Оно оказалось отдаленно похожим на наше и очень даже вкусным.

Я пила скромно, а сидящий подле меня рыжик, судя по булькам, сразу полбутылки оприходовал. А потом шумно выдохнул и, крепче прижав меня к своему боку, объявил:

– Сестра! – И после недолгой паузы: – Вот кто бы мог подумать?

Глотнув пива, я показала темноте язык – не из вредности, а так… просто смутилась чуть-чуть и немного растерялась. Но смущение не помешало слегка подколоть:

– Братишка…

– Брат! – наигранно-важно поправил пижон.

А я опять не удержалась, сказала ласково-ласково:

– Братишечка!

– Ы! – прокомментировал ситуацию Дорс, а Лерра тихонько засмеялась.

Когда же карета вырулила на широкую освещенную улицу, а окружавшая нас тьма сменилась серостью, до меня вдруг дошло…

– Погодите. Если Каст мне брат, то Ваул теперь…

Договорить я не смогла, но меня и так поняли.

– Ну, в какой-то степени да, – сказал рыжий.

Честно? Я подобных слов не ожидала, и до сознания они дошли не сразу. А следом еще одна волна понимания накатила: для бога Огня наше с Кастом братание секретом не являлось. Так что на это пусть условное, но все-таки родство со мной Ваул был согласен.

Черт! Почему?

– Почему огненный бог на это пошел?! – выпалила я.

– А почему бы нет? – парировал Каст. – И вообще, он тут по большому счету ни при чем. Это не Ваул, это я с тобой породнился. Отец в курсе, что я уже не ребенок и сам строю свою жизнь. Да и ты, Дашка, не абы кто.

– Но я иномирянка!

Каста аргумент не впечатлил.

– Ты прежде всего маг Огня, – с нажимом сказал он. И добавил уже веселей: – К тому же ты неплохо танцуешь и вообще забавная.

Не выдержав, я по старой памяти пихнула Каста локтем. А он засмеялся, сказал:

– Расслабься, сестричка.

Блин! Ведь действительно расслабилась, а следующий вопрос задала уже исключительно из любопытства:

– А твоя мама? Она знает, что ты уже вырос?

Новоявленный братик фыркнул и не ответил, зато Лерра активизировалась…

– Кстати, да! – воскликнула девушка. – Если решите сообщить леди альт Рокан о своей связи, меня не упоминайте. Скажите, что ритуал провела какая-нибудь другая жрица.

Дорс тихонько заржал, а я отхлебнула пива и мысленно возблагодарила судьбу! Просто если бы сейчас выяснилось, что леди альт Рокан тоже не против, у меня бы разрыв шаблона случился.

– Думаю, мы не станем афишировать наши отношения, – помедлив, сказал пижон. – По крайней мере сейчас.

Я с таким подходом была более чем согласна. О родстве Каста с богом Огня мало кто знает, но всем отлично известно, что рыжий очень силен. То есть если весть о случившемся просочится, поларцы сразу заподозрят, что моя магическая сила возросла. А оно мне надо? Вот и я думаю, что нет. Пусть сила остается в тайне – козыри в рукавах лишними не бывают.

– И еще, – вновь заговорил Каст. – Дашунь, детка, мне жаль, но ты больше не можешь быть моей девушкой. Нам придется расстаться.

– О нет… – сделав большой глоток из бутылки, страдальчески протянула я.

– Сам на грани депрессии, – притворно вздохнул… мм… брат. – Тем не менее нам нужно определиться, кто кого бросил.

Подумав, я пришла к выводу, что уж в чем, а в расторжении наших с Кастом липовых отношений участвовать не хочу. Кто кашу заварил, тому ее и расхлебывать.

– Решай этот вопрос сам, – сказала я.

Рыжий изобразил еще один исполненный страдания вздох, но спорить не стал:

– Ладно, детка. Уговорила.

Остаток пути мы пили пиво и дружно хихикали по поводу и без. И даже навалившаяся усталость вкупе с дремой радоваться жизни не мешала. А я так и вовсе счастлива была! Ведь у нас все получилось! И есть большая-пребольшая вероятность, что теперь… я смогу ходить на Землю когда захочу. Это ли не счастье?

В общежитие огненного факультета мы вернулись уже втроем – я, Лерра и мой новоиспеченный братик. Шли осторожно и быстро, так, что любая диверсионная группа позавидует. Когда очутились на последнем этаже башни, мое сердце на миг, но сжалось, ибо подумалось – а вдруг засада? Но коридор, к моей великой радости, был совершенно пуст, то есть операция по наделению иномирянки силой завершилась благополучно.

Остался только один пункт – переставить следящее заклинание с Кассандры обратно на меня. Однако уж где‑где, а тут подлости ждать не приходилось. Ведь с нами Каст, а для него такая задача – раз плюнуть. Так что все хорошо. И даже отлично!

Именно с этими мыслями я поднялась по узкой чердачной лестнице и отперла дверь. Потом осторожно постучалась, оповещая Кузьму о том, что хозяйка пришла и нужно отодвинуть щеколды. Маленький лис, упорно мнящий себя котиком, конечно, услышал, и дверь распахнулась практически сразу, а наша компания дружно шагнула на темный-темный чердак.

Кто-то – то ли рыжий, то ли телохранительница – тут же прикрыл дверь, а я хлопнула в ладоши, заставляя вспыхнуть люстру. И в миг, когда тьма развеялась, стало ясно – везение закончилось, пришел капец.

Капец этот сидел в кресле, обращенном к двери. На нем был черный шелковый халат, под которым просматривалась черная же мужская пижама. Распущенные волосы струились по плечам, руки покоились на подлокотниках, а выражение лица было самым что ни на есть нейтральным.

Да, Эмиль фон Глун смотрел на нашу троицу совершенно беззлобно, но все равно захотелось попятиться! И пусть я не видела реакцию своих спутников, но точно знала – перепугалась не только я. Кэсси, которая сидела на диване и чье лицо я видела преотлично, тоже на грани обморока пребывала и явно мечтала забиться под коврик.

– Явились? – задал риторический вопрос Глун. И добавил тем же предельно ровным тоном: – Какая прелесть…

– Мм-м… – прозвучал позади меня голос Лерры. – Мм-м…

А следом другой, более уверенный и наглый, принадлежащий Касту:

– Лорд декан, мы все объясним.

– Да? – Эмиль картинно заломил бровь, потом столь же картинно закинул ногу на ногу и принял расслабленную позу. – Ну что ж, объясняйте.

Не выдержав, я скосила взгляд вниз, на Кузьму – вот ведь… «котик»! Неужели не мог предупредить? Твир невысказанный вопрос понял и грустно опустил уши-локаторы, всем своим видом сообщая – нет, не мог.

Черт! Тут согласна. А вот Зяба…

– Ну! – вырвал из мыслей Эмиль. В его голосе прозвучали требовательные нотки. – Ну же, Каст, объясняйте.

– Мм-м… – подражая телохранительнице, ответил пижон. – Мм…

Все. Терпение у настигшего нас капеца кончилось. Он медленно поднялся, сложил руки на груди и, угрожающе сверкнув синими глазищами, процедил:

– То есть с первого раза вы не понимаете, да? И что прикажете с вами делать?

– Мм-м… – вновь «сумничал» король нашего факультета, я же зажмурилась на миг и выпалила:

– Лорд Глун, нам очень жаль. Подобное больше не повторится.

Ответом мне стал молчаливый, но очень выраженный скепсис.

– Клянусь! – в попытке придать своим словам хоть какой-то вес выпалила я. – Все было в первый и последний раз!

Я была искренна! Особенно в том, что касается последнего – ведь чего-чего, а повторного братания с Кастом точно не будет. Но в глубине души совсем не надеялась на то, что норриец послушает. Тем не менее…

– Метку обратно верни, – глядя мимо меня, процедил Глун.

– Да, лорд декан, – отозвался новоявленный брат. – Конечно.

Следящее заклинание Каст переставлял под бдительным взглядом синих глаз. Кэсси в этот миг натурально дрожала, меня тоже потряхивало. Зато боевая жрица была спокойна как удав, только в глубине ее глаз блестели искорки смеха.

Угу. Конечно! Конечно, будь на месте Лерры я, тоже бы похихикала. Ведь ситуация предельно двусмысленная и вместе с тем дурацкая. Время к рассвету, а Глун тут. Причем в пижаме! И если вспомнить о том, что поводов думать, будто я покинула чердак, у Эмиля не имелось, то… В общем, повод для ржача реально есть, и еще какой!

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?