3 książki za 35 oszczędź od 50%

Файролл. Слово и сталь

Tekst
Z serii: Файролл #8
31
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Файролл. Слово и сталь
Файролл. Слово и сталь (+Бонус)
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 30  24 
Файролл. Слово и сталь (+Бонус)
Audio
Файролл. Слово и сталь (+Бонус)
Audiobook
Czyta Александр Чайцын
18,82 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Файролл. Слово и сталь
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава первая
О том, что надо быть внимательней

– Убит! – вопль Эбигайл перекрыл даже гвалт отбывающих в Гленн-Страд последних селян, нагруженных баулами и утварью, сама же моя сестрица подбитой чайкой слетела с крыльца и подбежала к нам – Что же ты за проклятие такое на голову нашего рода, Хейген! Сначала брата моего сгубил, теперь жениха!

Обожаю женскую непосредственность. Сначала я Лоссарнаха с ней познакомил и даже свел, а теперь, стало быть, погубил. Во всем я виноват. И это еще спорный вопрос, кто кого к ведьме в лес потащил – я Гэлинга, да прибудет душа его на плате резервного сервера в вечном покое, или он меня.

– Я жив, леди Эбигайл – проворчал Лоссарнах, с кряхтением поднимаясь с земли – К несчастью.

– У вас кровь течет, любезный друг – из рукава сестрицы появляется белый кружевной платочек, и она, вся такая из себя бледная, с дрожащими губами, начинает промокать им затылок Короля-без-королевства, трогательно встав на носочки. Сцена из средневековой мелодрамы, какая прелесть! Далеко пойдет моя названая сестра, ой далеко. Как бы и впрямь, в случае удачного завершения моих планов, не пришлось срочно ноги из Пограничья делать, чую, неустойчиво моя голова будет на плечах сидеть. Ночная кукушка дневную завсегда уделает, это без вариантов.

– Все в порядке – отстранил ее Лоссарнах и потрогал затылок рукой – Чем это меня так?

– Ломиком – невинно ответил ему я, брат Херц, стоящий рядом со мной, потупился – У тебя череп крепкий, другим бы не вышло.

– Ну, вот зачем это было делать? – Лоссарнах окинул взглядом стремительно пустеющую площадь Эринбуга – Теперь я опозорен окончательно. Еще неделю назад я был просто беглец, а теперь я еще и трус. Я должен был принять смерть в бою, так всем было бы лучше, включая и меня.

– Какой же ты упертый, а? – вздохнул я – Слушай, ну ладно все эти местные, они в междуусобном котле варятся веками, но ты же ведь мир повидал, с разным всяким народом пообщался, должен был ума-разума набраться. Кому может быть лучше от мертвого тела, сам рассуди? Им даже забор не подопрешь. Нет, братец, нам с тобой еще воевать и воевать, ковать тебе королевство на века.

– Не критикуй моего Лосси! – влезла в разговор Эбигайл – Если ты сам ко мне в клан невесть как влез, это не дает тебе права…

– Женщина, не встревай в мужской разговор – рявкнул Лоссарнах, заставив меня подскочить на месте от неожиданности – Если ты позволяешь себе высказывать свое мнение на людях до нашей свадьбы, то что же будет после нее? Тем более ты позволяешь себе лишнее в отношении моего друга и своего брата. Тебя поучить правилам хорошего тона так, как это было принято у наших предков?

Интересно, а как учили женщин их пращуры? Подозреваю, что без насилия там не обходилось…

Эбигайл от удивления булькнула, но через секунду, к моему величайшему изумлению, потупила глаза и тихонько сказала –

– Прошу меня извинить, мой король, я на самом деле позволила себе лишнего. И у вас, любезный брат прошу прощения.

Эва как! Может мне тоже так попробовать?

Перед моим взором пронеслась картина, где я говорю нечто подобное Шелестовой (А почему ей? Почему не Вике? Игры подсознания, причем довольно странные), после чего она откровенно хихикает мне в лицо. Нет, не годятся в нашем мире местные штучки, а жаль, жаль…

– Кроме нас кто-то уцелел? – уже нормальным, не страдальческим голосом спросил Лоссарнах – Сколько человек у нас осталось?

– Северяне и рыцари все живы-здоровы, как и мои люди, и Глен – начал перечислять я – Плюс в моей деревне под сотню инквизиторов разместилось. Ну, и может туда же остатки уцелевших в битве воинов придут, не может же быть такого, чтобы никто не выжил.

– То есть, мы разбиты наголову – подытожил Лоссарнах.

– Не скажи – не согласился с ним я – Если собрать всех-всех, то у нас сотни две с половиной человек выйдет.

– Сколько из них гэльтов? – тихо ответил мне Король-без-королевства – Остальные – пришлые.

– А твою победу украли свои? – также негромко спросил его я – Не пора ли менять правила ведения войны, а? И дело тут не в подлости или трусости, просто подобное всегда следует лечить подобным. Мак-Пратты натравили на Глена наемников, которые даже в союзе с ними не состояли, это видела куча народа, да вон, тот же самый Леннокс. Рыжий, иди сюда.

Леннокс подбежал к нам, на ходу жуя горбушку хлеба.

– Король – козырнул он Лоссарнаху, который скривился, услышав это.

Рыжий был в курсе наших планов, от этого непоседы невозможно было что-то утаить. Из услышанного он сделал какие-то свои выводы и с тех пор к Лоссарнаху иначе, как к будущему монарху не относился. Он вообще был необычным гэльтом, я бы сказал – прогрессивным. И очень прожорливым…

– Мак-Соммерс, ты видел, как на наших союзников предательски напали наемники клана Мак-Пратт? – строго и громко спросил я у него.

– Конечно! – махнул горбушкой рыжий – Со спины, как змеи подколодные. Ребята даже понять ничего не успели!

– И ты слышал, как они кричали «Смерть Линдс-Лохэнам! За Мак-Праттов!»? – отчетливо произнес я, глядя ему в глаза.

– Как сейчас тебя слышу – без запинки ответил Леннокс, в глазах которого сверкнули и тут же погасли огоньки понимания – И если надо, то на совете кланов это подтвержу.

– Как и я – сказала молчавшая до этого Кролина – Как и все, кто уцелел в резне.

– Наши свидетельства совет не убедят – заметил Лоссарнах, задумчиво смотревший на Леннокса – Мы проигравший клан, а значит все аргументы, приводимые нами несущественны. А вот слова Леннокса…

– Осталось только выжить до того, как этот совет состоится – присоединился к беседе Слав – Я не я буду, если вон с той стороны сюда не валит толпа гэльтов, и вряд ли они настроены дружелюбно.

– Ай да дядюшка Макмиллан – покачал головой Леннокс, убирая в рот остатки краюшки – Стало быть, он заранее сюда часть своих людей отправил. Ну, будем драться или как?

– Не будем – опередил я Лоссарнаха, который что-то нацелился сказать – Ни к чему пачкать наши мечи кровью клятвопреступников.

– Даже так? – хмыкнул Король-без-королевства – А ты скор на выводы.

– Я скор на все – не стал его разочаровывать я – Времени все меньше, а проблем все больше. Что у нас с эвакуацией? Всех вывели? Старики, дети, припасы?

Площадь была почти пуста, на ней остались только мы, стоящие кружком, Гунтер, с обиженным видом мыкающийся поодаль, да ещё Флоси, который на пару с каким-то северянином катил к ее центру пару пузатых бочонков. Ну, еще бродило по ней с пяток игроков, явно не понимающих, что происходит.

– А Трень-Брень? – вспомнил я о своей шебутной приемной дочери. Шутка, случайно возникшая в замке рыцарей, неожиданно для меня самого прижилась, и я на самом деле начал испытывать некие отеческие чувства к этой беспокойной и непоседливой, но по-детски доверчивой девчушке. Права мамка – пора мне детей заводить – Она сюда притащится, к гадалке не ходи, а тут уже не наши встретят. Как бы ее не прибили!

В этот момент у надгробия, которое было неподалеку от нас, щелкнуло, и там появился Вахмурка, сверкающий белизной подштанников.

– Ты откуда взялся? – удивленно спросила его Кро – Я думала, что ты уже в Гленн-Страде переселенцев встречаешь.

– Да какие переселенцы? – сплюнул гном – Я с нашей Барби за вами в долину рванул, нельзя ее одну отпускать было, это ж цунами с крыльями и моторчиком в… В одном месте, не при дамах сказано будет.

– Ничего не понимаю – потряс головой я – Объясни.

– Самое время – отметил Слав – Еще маленько пообщаемся, а потом еще и подеремся.

Я прислушался – топот ног и звон оружия был уже отчетливо слышны. Мак-Пратты спешили захватить то, что они считали своим по праву.

– Ладно, уходим – воин был прав, следовало делать ноги – Вахмурка, извини, пойдешь с нами в таком виде, некогда по гостиницам бегать.

– В таком? – Вахмурка показал на себя – Ты издеваешься?

– Как Петр Первый будешь – Кролина достала свиток портала – Тот тоже без порток бегал и ничего, императором стал.

– Я же ничего не взяла – возмущенно взвизгнула Эбигайл – А золото? А ценности? А платья?

– Нечего было ошиваться рядом с нами – назидательно сказал ей Леннокс – Пошла бы и собралась.

– Болван – сжала губы девушка.

– Фамильные ценности – дело такое – задумчиво сказал я – Сколько тебе времени на сборы надо?

– Минут пять – ответила скороговоркой Эби, и подобрав платье кинулась к дому, не дожидаясь разрешения.

– Уходите – сказал я остальным – Я за ней присмотрю и следом за вами двину. Сестрица права – не следует добро клана этим сволочам оставлять.

– Рискованно – отметил брат Херц – Они будут здесь через неколько минут.

– Из домов портал не работает – поддержала его Кролина – Ты не мальчик уже, ты это знаешь.

– Успею – заверил его я – Пока придут, пока осмотрятся. Мы прямо с крыльца портанем, никто опомниться не успеет.

Брат Херц что-то хотел мне сказать, но Кро подхватила его под руку и забросила в открывшийся портал, куда и отправились все остальные, включая Гунтера, хмурого и насупленного.

За околицей стояла пыль столбом – отряд, спешивший в обреченное селение, был велик. Я пожалел это место, к которому за последние недели успел привыкнуть – все ведь разрушат, изрубят, изгадят, а потом ещё и запалят. Дикие люди, чтоб их…

Вздохнув, я поспешил в дом – надо было не дать сестрице начать увязывать в узлы все, что только можно, включая фамильные сковородки и вешалки.

Дом был пуст и тих, что было довольно непривычно.

– А где все? – голос Флоси изумил меня до невозможности – он-то здесь откуда?

Северянин вылез из маленькой двери, за которой, судя по всему был погреб и удивленно захлопал глазами. Его обычный запах обогатился новыми тонами, теперь в нем все больше ощущался аромат застарелого перегара.

 

– Ушли – расстроил я своего туалетного, изгвазданного в пыли и держащего на плече бочонок с краником – Только я остался, и Эбигайл вон в доме.

– О, у нас гости – Флоси, подошел к окну и ткнул пальцем в сторону северной околицы, откуда уже отчетливо доносился гомон Мак-Праттов и шустро подбежал к двери – Что встал, конунг, давай, давай, если нас заметят, то мы не жильцы.

Свежая, оригинальная мысль. Какой же у меня смышленый сподвижник, жаль, пьет много и не моется.

– Ты-то чего не ушел? – укоризненно сказал мне Флоси, заложив дверь засовом – Ты или глупеешь, конунг, или считаешь, что твоя удача так велика, что спасет из любой ситуации.

– Я же тебе говорю – Эби здесь – припустил я вверх по лестнице – Как я ее оставлю?

– Очень даже просто – Флоси поспешил за мной, схватив бочонок под мышку – Девок много, а ты один.

Я не стал спорить с северянином, это было бессмысленно, у бородатого ребенка фьордов была сформированная поколениями предков шкала ценностей, в которой женщины стояли далеко не в начале списка.

Эбигайл металась по комнате, на полу уже стояло два объемистых узла, третий она спешно набивала какими-то тряпками.

– Сестричка, мы уходим – тоном, не оставляющим места для возражений, заявил ей я – Время вышло.

Гомон, раздавшийся снизу, с площади, подтвердил мои слова. Мак-Пратты вошли в Эринбуг.

– Меч Игрэйна где? – уставилась на меня Эбигайл – Ты его взял?

– А, черт – я вылетел из комнаты. Эту железяку и впрямь оставлять нельзя, она же раритет и символ. Не поймут этого вожди кланов, когда дело до разбора полетов дойдет. Опять же хороший аргумент – рискуя жизнью спас наследие предков и все такое. В Файролле вообще многое решают нюансы – чуть влево, чуть вправо и картина мироздания меняется, пусть на немножко, пусть на сантиметр, но после этого все будет уже не тем, чем было раньше.

– Конунг, они уже здесь – навстречу мне попался Флоси, непривычно серьезный – Если мы сейчас не уйдем, то останемся здесь навсегда.

– Спокойно, мой элелюбивый друг – скатился мимо него по ступенькам я – Кишка у них тонка Хейгена из Тронье за химок брать.

Я подхватил меч со стены, закинул в сумку и услышал, как кто-то дернул дверь на себя.

Стараясь не шуметь, я вернулся в комнату Эбигайл. Она доформировала третий узел и сидела на узкой девичьей кроватке. Флоси, стоя сбоку от окна, смотрел на площадь.

– По домам пошли, мародерить будут. Святое дело – что с бою взято, то свято – просипел он, услышав, что я вошел в комнату – Конунг, давай, а то и мы трофеями станем.

– Не вопрос – ухмыльнулся я и полез в сумку – Правда они уже на крыльце, может пару раз надо будет мечом махнуть.

– О чем речь – Флоси тоже кровожадно оскалился – Махнем!

Улыбка сползла с моего лица. Свитков портала не было. Совсем не было.

– Не понял? – удивился я, не заметив, что сказал это вслух.

Вот тебе и раз. Я же недавно совсем их покупал, почти десяток. Когда истратил-то? Хотя, с учетом того, сколько я скакал по локациям – ничего удивительного. Да это теперь и неважно – мне-то что теперь делать? Это ж я в ловушке, получается.

– Что-то не так? – обеспокоилась Эбигайл.

– Все не так – я тоже подошел к окну, и осторожно в него посмотрел.

На площади стояло десятков пять воинов Мак-Праттов, еще какое-то количество шныряло по домам. В довершение всего, я заметил несколько коконов, которые остались от непредусмотрительно не сбежавших игроков. Странно, их-то за что?

– Ну – послышался знакомый мне громкий голос. На площадь на лошади въехал криво на ней сидящий младший Мак-Пратт – Эти трусливые псы все-таки сбежали, как я и предполагал?

– Это Гуард – вскочила Эбигайл – Хейген, что ты тянешь? Если он меня найдет, то все будет очень плохо. Как жена я ему больше не нужна, поэтому он сначала меня сам изнасилует, а потом воинам отдаст на потеху. Я так не хочу умирать!

– Да не шурши ты – отмахнулся я от нее.

Я прогонял в голове варианты.

Написать в личку Кро? Лучшие из клана вываливаются из портала, режут всю это кодлу, и мы вместе уходим. Не пойдет, нарушит мой план. Низкое нападение из-за угла, плюс этот Гуард мне выгодней живым, есть у меня на него ставка определенная.

Свиток на почту, гвардейский рывок к ящику и прыжок в портал? Не успею, по любому не успею.

Гостиница. А вот это – возможно. Резко из дверей, на тех, кто по дороге попадется, натравлю волка и легион, сам в номер… Могу успеть, но что делать с этими двумя, им точно конец тогда? Зазорного ничего в этом нет, погибли при прорыве, даже аргумент лишний в разборе полетов будет – невинно убиенная Эбигайл, юная как рассвет и нежная как пыльца розы, не успевшая познать счастье любви с безутешным королем…

Все так, но… Не по мне это. Стерва, конечно у меня сестрица, что уж там, но не хочу я так. Да еще Флоси, верный оруженосец. Я с ним столько… Да, тут даже и не скажешь, чего съел, не пройдет шутка.

– Дом заперт – доложил голос с площади – Изнутри.

– Изнутри? – протянул Гуард – Ну, стало быть, кто-то в нем да есть. Никак моя невестушка несбывшаяся там осталась! Этот-то, с Запада, поди, сбежал, а ее и не взял с собой, трусишка эдакий, нам оставил. Не обижайтесь братцы, но я ее первый того!

Братцы на площади дружно поддержали Мак-Пратта, понимая, что если он первый, то остальные на очереди. Угадала сестренка планы оккупантов.

– Хейген – Эбигайл была бледна, как мясо криля – Мне очень страшно.

– Мне тоже – ответил ей я – Свитков портала нет, кончились. Вот ведь…

– Да, ты Линдс-Лохэн – сообщила мне внезапно Эби – Только у нас все через одно место бывает, это наследственное, потому и не живем долго. Я, было, сомневалась, а теперь точно вижу – наш ты, может и не по крови, но наш.

– Неохота умирать-то – заметил Флоси, доставая боевой топор – Ну вот совсем.

– Эби, а как тогда эти диверсанты в дом попали? – вспомнил я события недельной давности – Вроде как через какой-то лаз?

– Диверсанты? – Эби наморщила лобик – А это кто?

– Ну, те головорезы, которые тебя хотели тогда похитить, мы их еще наверху перебили всех.

– Конечно – Эби вскочила с кровати – Вниз надо, в погреб.

Она выбежала из комнаты, на ходу бросив Флоси –

– Вещи мои не забудь.

Флоси крякнул, отточенным движением убрал топор в петлю на поясе, подхватил узлы и двинулся за ней.

Пробегая коридор первого этажа, мы услышали приказ Гуарда –

– Двери долой – и вслед за этим на створки обрушился удар, от которого из стен полетели щепки.

– Наддай, королева, наддай – прохрипел Флоси, навьюченный добром Эби.

Лазить по подвалам, похоже, становится моим любимым делом. И по тайным ходам тоже. Этот, правда был поскромнее инквизиторского – и идти до него было недалеко, и дверка была не такая скрытая – просто люк в полу. Сколько же тут подвалов и погребов, в этом доме? Флоси ведь из другого винище таскал.

– Найдут – печально сказал Флоси, когда я притворил за собой люк, и задвинул щеколду, приделанную к крышке изнутри.

– Само собой – подтвердил я, чихнув от копоти, которую начал щедро источать факел, разожженый Эбигайл – Но отковыривать замучаются.

– Кровь – не в тему сказала Эби, глядя на бурые пятна на полу – Это Розмари. Дурочка, чего ей не хватало?

Речь, как видно шла о служанке, которая в тот кровавый день, который я вспоминал наверху, провела этим лазом Джереми Мак-Пратта с подручными.

Великое умение женщин говорить о каких-то бессмысленных и бестолковых вещах в самые неподходящие моменты. Может, это разновидность самозащиты, а может, просто так они устроены – я не знаю.

– Кто ее знает – я взял у Эбигайл факел и пошел вперед – Может золота, а может она тебя просто не любила. Теперь не узнаем уже. Скажи мне лучше, сестрица, куда лаз выводит?

– За пределы Эринбуга – Эби сморщила носик, отбросив ногой ужа, поселившегося в тоннеле – Фу, гадость.

– Зря ты – пропыхтел Флоси – Уж да полоз добрые твари, где они живут, там гадюка не ползает.

– Это прекрасно – я начинал помаленьку звереть. Я этих НПС спасаю, а они вместо полезных сведений какую-то чушь несут – Куда конкретно тоннель выходит?

– На песчаники у озера – Эби охнула, оступившись – тоннель был земляной, с деревянными крепежами. Как он до сих пор не обвалился, не понимаю?

– Лучше бы в лес – я недовольно поморщился. Видел я эти песчаники – обрыв, за которым полно пустого пространства. Прямо пойдешь – озеро, направо – луг. И с километр до леса, который нам и нужен. Будем, как прыщ на свежевыбритом лице – с любой стороны видны.

– Как из лаза выберемся – сразу берем левее, там метров триста под прикрытием откоса мы пройдем, если пригнувшись – отдал команду я – А там бежать придется, быстро-быстро. Будем надеяться, что они сейчас за окрестностями не следят, мародеркой забавляются.

– А если нет? – подал голос Флоси.

– Тогда будем надеяться, что у них нет лучников – поправил я щит за спиной – Потому как если они у них есть, то у нас нет шансов.

Тоннель кончился внезапно, поворотом. Темно, темно, повернули – и свет.

– Не выходить – приказал я своим спутникам, отдал факел Эби, тихонько приблизился к выходу и замер.

Вроде тихо. Ну, как тихо – птицы щебечут, трава шуршит, шмели гудят, нектар собирают. Нормальные звуки для игры, тут даже осенью как летом. Так, одно название – игра же, смена сезонов особо не предусмотрена. Если локация со снегом – так там и в августе снег лежит, а если по квесту положен лес с листвой – так и в Новый год все зеленым будет.

Ладно, не суть. Вроде ножищами никто не топает, как кастрированный кот в марте «Где, где они, где?» не орет. Неявный гул голосов слышен, но это явно за стенами Эринбурга. Может, тут затаиться и чиркнуть пару строк своим? Придут, портал откроют, спасут…

Нет, не вариант. А если сразу Кро письмо не прочтет? А если еще чего? Можно не только Кролине написать, но вот будут ли ждать Мак-Пратты, пока я эпистолярными вещами заниматься изволю. Нет, не стоит ждать милостей у фортуны, лучше сами как-нибудь.

– Ладно, туши свет – сказал я Эби – Чем дольше сидим, тем меньше у нас шансов. Флоси первый, ты за ним, я замыкающий. Флоси, если что бросай ее кутули, хрен с ним, с фамильным добром, еще наживем, бери мою сестрицу под мышку и тащи в лес. Ясно?

– Все сделаю, конунг – кивнул кудлатой башкой туалетный. Эби промолчала, видимо признав за мной право командовать, по крайней мере, здесь и сейчас.

Флоси неслышно скользнул на белый свет, огляделся и махнул мне рукой. Я выкинул из тоннеля узлы, которые он подхватил, за ними вытолкнул Эби и вылез сам.

Песок осыпался под ногами Флоси, который неожиданно шустро бежал впереди, за ним семенила Эбигайл, подобрав подол платья, я старался держаться прямиком за ней, ожидая того, что в любой момент мне в спину воткнется стрела.

Лес был уже перед нами, он был совсем рядом, я даже видел уже узловатые корни огромных дубов, стоящих на его кромке, когда я чуть ли не с облегчением услышал –

– Да это же девка Линдс-Лохэнов, клянусь Цернунносом! А что она тут делает?

Ф-фу. Без луков. Что нас возьмут за хибот, я не сомневался, не с нашим цыганским счастьем без сучка и задоринки уйти от погони, но вот кто, как и когда? А тут все просто – сталь и умения против… А, кстати, против кого?

Это, видимо, были дозорные, числом трое, которых скорее всего разослали по всем дорогам следить, чтобы кто из селения не улизнул, ну, или досмотреть, куда сбежавшие направились, если их много будет. А тут мы, прямо как по заказу.

Трое горцев, кудлатых и бородатых, с довольными ухмылками стояли у куста орешника. Неудивительно, что мы их не заметили – куст был здоровый, фиг углядишь.

Они с некоторой грацией обозначили движение вперед, стремясь отрезать нас от леса и плотоядно глядя на Эбигайл.

– Флоси, уходи – крикнул я, перебрасывая щит со спины – Быстрее!

– Ту-ру-ру – один из горцев поднес к рукам окованный серебром рог, и с силой в него дунул – Ту-ру-ру.

Уууу… Вот теперь все совсем плохо. До селения минут семь быстрым ходом, а если бегом…

– Я вызываю воинов Алого легиона – заорал я, и принял на гарду удар полуторного меча ближайшего ко мне воина.

Четыре воина привычно соткались из воздуха.

– Вон того, дальнего – откинул я щитом клинок второго горца и подкрутил своим мечом выпад первого противника.

Воины кинулись к последнему дозорному, который почти догнал Эбигайл.

– Ух, семя Линдс-Лохенов – зашипел горец, которому я от души полоснул по ноге.

– «Душа волка» – и серый братец виснет на ногах уже раненого мной гэльта.

Трах! Дзинь! – и искры в разные стороны. Первый горец рубится отчаянно и умело, уровень у него шестьдесят девятый, больше чем мой.

– «Память о боге» – я, наконец, пробиваю его защиту и мой клинок со скрежетом вспарывает кожаный нагрудник с налепленными на него кусками металла.

 

– Уфффф – гэльт опускается на одно колено, защитно поднимая свой меч над головой и пытаясь парировать мой следующий удар.

Не тут-то было – я как косой махнул мечом понизу, добавив «Меч возмездия». Скилл не прошел, но гэльт повалился набок, его жизнь была на возможном минимуме, и еще один тычок отправил его на небеса.

Волк предсмертно завыл, но своё дело он сделал – отвлек второго противника от меня. Я повернулся, собираясь его прикончить, но в этом нужды уже не было – его рубили воины Алого Легиона.

– Удачи, парни – отсалютовал я им и рванул к лесу – от Эринбуга по направлению к нам уже пылило десятка два воинов.

В лесу было сумрачно и прохладно. Я пер вперед как трактор, пытаясь сообразить – где мне теперь искать моих спутников? Надо было хоть как-то и о чем-то договориться. Хотя – о чем? Я этого леса все равно не знаю.

Видимо, бежал я быстро, поскольку ор добежавших до места схватки гэльтов, сначала слышался приглушенно, а после и вовсе стих. Может они угомонились, может я удалился в лес так серьезно, что их слышно не стало, проверять, что из этого верно у меня желания не было.

Я остановился и повертел головой. Никого. Лес кругом, ветер шумит где-то в вышине крон, вон еж пробежал. И тишина.

И где их искать? И как? Аукать что ли? Ну да, вот Мак-Праттов и нааукаю на свою голову. Не факт, что они пойдут на облаву, ну, прямо сейчас, по крайней мере, но вот как только Гуард узнает, что там была Эби и я… Он сразу всех погонит в лес, этот пухляк мою сестрицу наверняка похачивает давно, что же до меня… Полагаю, что с той поры, как я ему из-за Эбигайл кишки чуть не выпустил, это превратилось в манию. Я таких типов и в жизни встречал, страшные люди, особенно если до власти дорвутся, там их комплексы людям ох какими слезами отливаются. С учетом того, как действует местный ИИ, скорее всего все именно так и обстоит.

Вам предложено принять задание «Спасти сестру»

Условие – найдите и сопроводите в безопасное место Эбигайл Линдс-Лохэн.

Награды:

1000 опыта;

Признательность Эбигайл Линдс-Лохэн (репутационный бонус)

Признательность Лоссарнаха Мак-Магнуса (репутационный бонус)

Примечание:

Вы должны спасти девушку до того, как ее обнаружат люди Гуарда Мак-Пратта, в противном случае задание будет считаться проваленным.

В случае, если девушка погибнет в лесу при каких-либо иных обстоятельствах, задание будет считаться проваленным.

В случае провала квеста ваши отношения с вождями Пограничья могут усложниться.

Приняв задание, я сначала погладил себя по голове за догадливость – верные логические выкладки сделал, нет повода не гордиться собой, а потом призадумался над вопросом, который меня немного обескуражил.

Вопрос был таков, – а как собственно разработчики прописали в систему этот квест? Невозможно предсказать такой алгоритм событий, слишком много «если». Неимоверно много.

Постояв еще минуту, я решил, что в принципе это все сейчас для меня совершенно непринципиально, и пошел по лесу, забирая все левее и левее. Теперь у меня появилась ясность, теперь у меня появился компас в виде карты и красное пятно, которое двигалось, причем с хорошей скоростью, судя по всему, Флоси задал приличный темп.

Елки-палки, хорошо, что мне квест дали, потому, как если бы было по-другому, то вероятность нашей встречи в лесу стремилась бы к нулю – почти наверняка я двинулся бы в противоположную сторону.

Лес тем временем становился все гуще и гуще, по сути, он переставал быть лесом и становился буреломом. Логически верно Флоси рассчитал – тут сложнее пройти. А вот тактически… Вряд ли этот путь ведет в населенным местам, это тебе не Подмосковье, где заблудиться невозможно (хотя какие-то чудаки умудряются каждый год это делать. И как им это удается?). Я уже несколько часов продирался через чащу, но ни одного признака человеческого присутствия не увидел, даже тех, кого догонял.

Пока я ломился через чащу ко мне начали стучаться сокланы, удивленные моим отсутствием. На их вопрос «Где ты», они получали исчерпывающе честный и краткий ответ «В лесу».

Чащоба между тем становилась все мрачнее и мрачнее, к тому же под ногами вскоре отчетливо захлюпало. Настроение мое тоже не улучшалось, и когда массивные и заросшие какими-то лишайниками стволы деревьев внезапно закончились, передо мной открылся на редкость паскудный вид на болото – серое, неприглядное, с торчащими из проплешин кривыми березками и всплывающими на поверхность вонючими пузырями. Я такому повороту событий даже и не удивился. Если уж пошла такая пьянка, то надо резать последний огурец.

– Это куда же их понесло? – спросил я сам у себя и внезапно получил ответ –

– Ты про странного мужика с узлами и бледную девицу? Так их на наш остров отвели. У нас сегодня праздник Осеннего солнца, кого-то сжечь надо, вот их и отвели. Традиция такая, понимаешь. Мужика может и не сожгут, а вот девицу – непременно.

Я повертел головой и увидел недалеко от себя проказливую девичью мордашку, выглядывающую из-за камня.

Я искренне понадеялся на то, что это какая-нибудь наяда или каритиада из местных, а может даже и русалка. Треск крыльев и стремительный старт из-за камня прямиком в зенит поставили крест на моих мечтах. Это была вилиса, и я ее явно заинтересовал.