Za darmo

Темные боги. Проводник душ

Tekst
9
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Темные боги. Проводник душ
Audio
Темные боги. Проводник душ
Audiobook
Czyta Владимир Голицын
18,27 
Szczegóły
Темные боги. Проводник душ
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa
* * *

Глава 1

– Ты хочешь обрести величие?

Я оторвал взгляд от неряшливо исписанного листка бумаги, уставился на сидевшую передо мной женщину и осторожно переспросил:

– Извините?

Собеседница поджала губы, а затем едва заметно покачала головой:

– Мне интересно, Воронцов, ты хочешь получить зачет или нет?

– Да, конечно.

– Тогда попробуй ответить на мой вопрос.

– Да, сейчас…

К сожалению, лекцию, во время которой объяснялись схемы расстановки знаков на топографических картах, я пропустил. А выучить эту абсолютно бесполезную по меркам современного мира информацию в рамках подготовки к экзамену не позволила банальная лень.

– Ну, здесь… э…

– Ясно. В таком случае жду тебя на пересдаче. Следующий!

Мое место заняла смутно знакомая девушка из параллельной группы, а я вышел из аудитории, оказавшись в набитом сокурсниками коридоре.

– Сдал?

– Нет.

– Сильно валит? Лысый говорил, она сегодня злая, как урюпинский бомж.

– Билет неудачный вытащил. Тупо мимо кассы все.

– Счастливчик ты, Макс.

– Не то слово.

Кое-как отвязавшись от любопытных товарищей, я спустился на первый этаж, купил в буфете две слойки с ветчиной, после чего миновал проходную и направился в университетский сквер.

Вокруг царила весна. Омытая утренним дождем трава сияла всеми оттенками зеленого цвета, в воздухе витал тонкий аромат распустившейся сирени, а из ближайших кустов доносилось радостное воробьиное чириканье. Рядом с облюбованной мною скамейкой было еще оживленнее – прямо у моих ног деловито крутились два упитанных оранжево-черных шмеля и невзрачная бабочка.

– Кыш.

Отогнав чересчур любопытное насекомое, я стряхнул с колен крошки, поморщился и начал рассматривать проходивших мимо девушек. К сожалению, это занятие не принесло ожидаемой радости – новый “хвост” говорил о том, что ближайшие пару недель мне придется провести в общежитии, копаясь в потертых учебниках и выцеживая дефицитную информацию из сети. С другой стороны, можно было одолжить пару конспектов, дополнить их собственными воспоминаниями, положиться на удачу…

– …тоже закрыла сессию, – донесся до меня чей-то звонкий и радостный голос. – Теперь мы обретем величие и станем…

Я недоуменно вскинул голову, прислушался, но болтавшая с подругами студентка уже миновала сквер и скрылась за углом здания, оставив после себя едва уловимый флер клубничного парфюма.

– Эй, Макс, чего затаился? Домой идешь?

– Да, иду…

Как выяснилось спустя несколько минут, мой сосед по комнате успешно сдал последний экзамен и теперь его буквально распирало от счастья и нездорового энтузиазма. Это серьезно действовало на нервы.

– Алиска вечером в гости зовет. Днюха, все дела. Пойдешь? Если пойдешь, с тебя бутылка.

– Наверное, нет.

– Не вешай нос, иначе что-нибудь другое тоже повиснет. А это для будущего солдата нашей доблестной армии просто неприемлемо!

– Офигенная шутка, Дэн. Восхищен твоим гениальным чувством юмора.

– Забей ты на эту картографию, – сменил тон собеседник. – Все ее сдают, рано или поздно. Время есть.

– У меня еще геофизика висит.

– Тут да, тут учить надо…

В общежитии нас встретил традиционный бардак, сидящий на столе и меланхолично шевелящий длинными усами таракан, а также включенный телевизор.

– За последние месяцы в Москве и Подмосковье пропали без вести больше двадцати тысяч человек, – сообщила одетая в строгий костюм ведущая, пристально рассматривая меня сквозь пыльный экран. – Большинство из них уже найдены, однако примерно две тысячи остаются в розыске. Все эти люди обрели величие и стали…

– Какого черта?

– В смысле? – рассматривавший мятую рубашку сосед удивленно обернулся. – Ты о чем?

– Слышал, что она сказала?

– Какую-то фигню о пропавших без вести. А что?

– Ничего, забей.

В течение следующего часа я внимательно прислушивался к телевизору, доносящимся из общего холла разговорам и даже собственным мыслям, но ничего подозрительного так и не заметил. Все шло своим чередом, зацепившее меня словечко никто не повторял, копошившийся в дальнем углу комнаты Денис вызывал ровно столько же раздражения, сколько и прежде…

– За чипсами пойду, – внезапно заявил сосед, направляясь к двери. – Тебе взять что-нибудь?

– Нет, спасибо. На тренировку пора.

– Про Алису не забудь. В десять вечера.

– Да не собираюсь я к ней, отвянь…

Тренировка стала еще одним испытанием – из-за проваленного зачета мои мысли витали где-то очень далеко, тренер быстро это заметил, а поскольку я ходил на его занятия всего два месяца, то не получил никакого снисхождения. Расплата за недостаточную концентрацию оказалась мгновенной.

– Ты здесь отдохнуть решил?

– Нет, Игорь Алексеевич, мне…

– Скакалка, десять минут. Пошел!

Разумеется, я выдохся гораздо раньше. Благодаря чему навлек на себя еще больший гнев учителя.

– Ты зачем сюда ходишь? Для галочки?

– Нет.

– Тогда спарринг. Карим, выбей-ка из него лишнюю дурь.

Поединок с лучшим бойцом школы имел чрезвычайно мало смысла – Карим занимался смешанными единоборствами с самого детства, являлся призером нескольких региональных соревнований и я на его фоне выглядел обычной грушей для битья. Но включать заднюю передачу, отказываться от схватки или сдаваться раньше времени было нельзя.

– Готов.

– Давай, Макс, – донесся из-за спины чей-то ободряющий возглас. – Главное, за ногами следи!

– Начали!

Все закончилось очень быстро. Хорошо понимая, с кем имеет дело, Карим рванулся вперед, я попытался встретить его коленом, но опоздал, пропустил захват и был опрокинут на спину. В следующую секунду голова загудела от тяжелого удара, перед глазами вспыхнули крохотные огоньки…

– Брейк, – послышался резкий голос тренера. – Хватит!

– Вставай, брат, – ловко вскочив на ноги, бородатый здоровяк добродушно улыбнулся и протянул мне руку: – Не сердись на Алексеича, он хорошему учит. Просто долго надо. У тебя хорошо получается.

– Да уж…

– Ты здесь не для того, чтобы дохлой амебой ползать вокруг штанги, – вмешался в наш задушевный разговор наставник. – Ты здесь для того, чтобы стать мужчиной и обрести величие. Поэтому…

– Стойте, стойте! Тренер, что вы только что сказали?

– Я сказал, что ты пришел сюда не для того, чтобы беременной амебой ползать вокруг штанги. Ты пришел, чтобы стать нормальным мужиком, который может защитить себя и близких. Если это не так, выметайся прямо сейчас.

– А дословно? Про величие?

– Какое еще величие? Карим, ты ему не слишком сильно по башке настучал?

– Совсем аккуратно, тренер.

– Надеюсь. Так, парень, иди-ка ты на тренажеры. Если начнет тошнить – говори сразу же, не строй из себя героя.

– Понял.

Когда тренировка закончилась и я снова оказался на улице, вокруг успели сгуститься длинные вечерние тени. Впрочем, их наличие никак не мешало столичным обитателям радоваться жизни – из расположенного неподалеку парка доносилась музыка и веселый детский смех, устроившийся посреди тротуара торговец демонстрировал растрепанному мужику букет полевых цветов, рядом с ними увлеченно грыз мороженное толстый мальчишка…

Чувствуя, что пока не готов к возвращению в общежитие, я перешел дорогу, свернул на идущую параллельно парку аллею, а затем принялся гулять по ней взад-вперед, думая о непонятно откуда взявшихся слуховых галлюцинациях. То, что это были именно галлюцинации, не вызывало сомнений – вряд ли моя преподавательница, тренер и диктор новостного канала стали бы использовать одни и те же фразы. А вот из-за чего они вообще появились у меня в голове, вызывало определенные вопросы.

– Переутомление, – рассеянно пробормотал я, изучая крупный цветок редкой в наших краях сакуры. – Или реально мозги отбили?

Мимо прошел полицейский, смеривший меня долгим оценивающим взглядом, но воздержавшийся от каких-либо комментариев. Аллея в очередной раз опустела.

– Хочу ли я обрести величие… идиотский вопрос. Ну да, хочу. И что?

Звуки города неожиданно отдалились, превратившись в тихий шелест, быстро меркнущий где-то на краю сознания. Мир подернулся неопрятной серой пеленой, в которой начали растворяться привычные контуры и формы. Возникло чувство падения, полета сквозь бесконечность… а затем все неожиданно и резко оборвалось.

– Какого черта…

Я стоял посреди огромного темного зала. Справа и слева возвышались гладкие ребристые колонны, уходящие к далекому потолку и теряющиеся там в непроглядном сумраке. Впереди маячили исполинские статуи каких-то неизвестных мне деятелей. У стен виднелись аккуратные круглые жаровни – наполненные горящими углями и разбрасывавшие во все стороны блики неверного трепещущего света.

Вокруг меня стояли одетые в непонятную одежду люди. Целая толпа людей.

– Тарха нос лотар? – поинтересовался щеголявший меховой безрукавкой громила, внимательно рассматривая мой собственный наряд. – Тарха никта шанхан эс?

– Не понимаю, – я рефлекторно отодвинулся в сторону и наткнулся на худощавую пожилую женщину в строгом черном платье. – Извините.

– Тарха нио?

– Альбиэль силли чью, – брезгливо произнесла женщина, кривя тонкие губы. – Силли чью.

– Простите…

– Тарха нос вейч. Эс никта.

– Не понимаю…

Ситуация стала напоминать какой-то театр абсурда, но разобраться во всем происходящем я так и не успел. На задворках сознания возник странный шепот, еще через несколько мгновений шепчущие звуки заполнили собой весь мир, а голову захлестнула невыносимая пульсирующая боль.

– А… черт… помогите!

Рядом кто-то застонал, издалека прилетел отчаянный вопль, но мне уже было все равно. Мир снова потемнел, сжавшись до размеров черепной коробки, затем плещущаяся там боль волной растеклась по телу, вынудила меня упасть на колени, прижаться лбом к прохладному камню…

 

Я не знал, сколько времени продолжалась эта пытка, однако в какой-то момент все закончилось. Сжигающее внутренности пламя отступило, мокрая от выступившего пота кожа ощутила свежее дыхание гулявшего по залу ветерка, а сгустившаяся перед глазами пелена рассеялась.

В шаге от меня лежала та самая женщина в черном платье. Дорогая ткань сбилась неопрятными складками, обнажив тонкую белую руку незнакомки. Изысканная прическа утратила форму, превратившись в обычный комок спутанных волос. Тонкие губы скривились в жуткой гримасе, обнажив ровные и неправдоподобно белые зубы. Из пустых глазниц через все лицо тянулись две тонкие ниточки засохшей крови.

– Вот дерьмо, – прошептал я, стараясь отползти в сторону от трупа. – Вот дерьмо…

– Вставай, парень, – раздался совсем рядом хриплый голос. – Вставай, щенок! Не время лить слезы по умершим!

В левое плечо вцепились жесткие пальцы, я дернулся было от неожиданности, но затем сообразил в чем дело и кое-как поднялся на ноги.

– Держи, – помогавший мне громила вытащил из-за пояса длинный кинжал, а затем буквально припечатал его к моей груди. – Держи и будь готов!

Машинально взяв предложенное оружие, я несколько раз моргнул, стер капавшую из носа кровь и начал осматриваться.

Вокруг нас лежали, стояли и ползали люди. Большая их часть выглядела потерянными, ошарашенными и ничего не понимающими, но совершенно точно живыми. Однако пять или шесть скрюченных фигур, неподвижными куклами валявшихся на полу, лично у меня вызывали легкую тошноту.

Судя по всему, я вполне мог оказаться на месте одной из них.

– Что здесь происходит?

– Не знаю, – в словах обнажившего меч и застывшего в напряженной позе мужчины прозвучала тщательно скрываемая тревога. – Просто будь готов.

Сидевшая в паре шагов от нас темноволосая девушка подняла голову, шепнула что-то неразборчивое, а затем демонстративно сплюнула на пол и криво усмехнулась:

– Спокойнее, варвар. Здесь нет угрозы.

– Я не варвар, – мгновенно отреагировал мой сосед. – Мое имя Найтар. Ты знаешь, где мы?

– Нет. Но я знаю, кто нас позвал.

– Что?

– Тебе все объяснят, – девушка, явно разочаровавшись в интеллекте собеседника, отвернулась. – Жди.

Мне очень хотелось спросить новую знакомую о том, куда и каким образом нас занесло, но я сумел сдержать этот порыв. Впрочем, уже спустя несколько секунд все вопросы такого рода стали неактуальными – возле исполинских статуй начали один за другим вспыхивать факелы, в воздухе разлилась едва уловимая мелодия, а пространство над нашими головами заполнил громкий и торжественный женский голос:

– Приветствую вас, доблестные воины. Каждый из вас решил стать избранным слугой наших богов и каждый из вас достоин этой службы. Порвав со своим прошлым и покинув родные миры, вы делом доказали, что готовы идти к намеченной цели. В благодарность за эту жертву боги наделили вас даром понимания. Теперь вам нужно сделать еще один важный шаг. Идите вперед и выберите себе покровителя!

Голос стих. Все еще не оправившиеся от шока люди стали опасливо переглядываться, то и дело косясь на лежащие совсем рядом трупы. А ко мне пришло осознание того, что все творящееся вокруг – это не сон и не галлюцинация. Меня действительно выдернули из привычной реальности, куда-то перетащили, а потом записали в служители каких-то непонятных богов.

– Это бред… или розыгрыш.

Взгляд сам собой зацепился за бледное лицо погибшей женщины. Я ощутил неприятный кислый привкус и быстро усиливающуюся тошноту.

– Бред.

Разговаривавшая с Найтаром девушка глубоко вздохнула, украдкой покосилась в нашу сторону, после чего встала и решительно зашагала к далеким изваяниям. Вслед за ней потянулись другие участники странного ивента – несколько жилистых мужиков в средневековой одежде, худощавый парень в непривычном моему глазу деловом костюме, старик-оборванец, толстая женщина…

– Идем, – заметно расслабившийся варвар спрятал меч, выдернул у меня из рук свой кинжал, а затем тоже двинулся вперед. – Колдун не врал, нас ждет великая служба. Не дело опаздывать.

Исполнять приказы безликого голоса и выбирать непонятного покровителя мне не хотелось, однако поступить как-то иначе было довольно сложно. Во всяком случае, гордо стоять возле трупа, ожидая, пока местные заправилы решат вернуть меня на родину, я не собирался. Паниковать и бегать в поисках выхода – тоже.

Для начала следовало хотя бы чуть-чуть разобраться в ситуации.

– Хорошо.

Звук собственного голоса показался мне чуждым и неприятным. Клубящийся рядом полумрак пододвинулся чуть ближе. Чувствуя, что понапрасну трачу время, я осторожно перешагнул через тело женщины и отправился навстречу неизвестности.

Вблизи статуи оказались даже больше, чем я себе представлял – каждая из них уходила вверх на десять-пятнадцать метров, лишь чуть-чуть не дотягиваясь до сводчатого потолка. Но мастерство неизвестного скульптора заключалось не только в размерах его творений – при ближайшем рассмотрении скульптуры поражали своей проработкой и реалистичностью. Детали одежды, кожа, волосы – все это было исполнено на таком уровне, как будто передо мной стояли некогда живые, а сейчас превращенные в камень великаны. Впрочем, учитывая общую бредовость ситуации, подобная мысль явно выглядела вполне здравой и актуальной.

Опередившие меня люди тоже оказались под впечатлением и теперь медленно бродили от стены к стене, рассматривая возвышающихся над ними гигантов. Впрочем, кое-кто оказался умнее других – два или три человека неподвижно замерли возле постаментов, держа руки на каменных гранях. Скорее всего, от меня требовалось сделать то же самое, но вот какую из статуй выбрать, оставалось не совсем понятно. В принципе, особой разницы между ними не наблюдалось…

Мозги внезапно щелкнули, включились на проектную мощность и я ощутил себя конченым идиотом – если происходящее действительно творилось наяву, а не во сне, то к каждому подобному решению требовалось относиться с максимальной ответственностью. А если в этой реальности действительно жили какие-то боги, то записываться следовало к самому адекватному из них. Для игры в рулетку сейчас было явно неподходящее время.

– Думай, думай…

Кое-как разобравшись в ситуации, мои товарищи по несчастью начали один за другим подходить к статуям, дотрагиваться до темного камня и замирать, уподобляясь точно таким же изваяниям. Выглядело это жутковато, но на деле ничего страшного с первопроходцами не случилось – приблизившись к одному из них, я увидел вздымающуюся грудь, подергивающийся кадык и несколько капель пота, медленно стекавших по смуглой щеке. Человек совершенно точно был жив и умирать не собирался.

Успокоившись на этот счет, я медленно прошел мимо вереницы богов, рассматривая каждого из них. Наибольшей популярностью пользовались обвешанные оружием мужики, стоявшие на самом виду. Их было четверо, но отличались друг от друга они только оружием и телосложением – заметить в грозных фигурах что-то действительно уникальное у меня не получилось. Чуть дальше возвышались две женские статуи – суровая воительница и одетая в легкие одежды аристократка застыли друг напротив друга, как будто сражаясь за внимание аудитории. На данный момент вооруженная короткими саблями амазонка выигрывала эту дуэль – рядом с ней кучковались целых три поклонницы, а возле оппонентки не было никого.

– Думай…

Проще всего было последовать за толпой и выбрать самого популярного бога, но этот вариант мне почему-то не нравился. Вариант с амазонкой мне тоже не нравился – там уже сформировалась компания из верных служительниц. Зато аристократка выглядела очень перспективным вариантом – согласившись стать ее адептом, я автоматически лишался конкурентов и мог рассчитывать на более ценные награды. Если они здесь вообще предусматривались.

Проведя еще минуту в тягостных размышлениях, я все-таки решился и подошел к одинокой статуе. Выбитые на ее постаменте символы тут же сложились во вполне понятную надпись.

– Лакарсис… это ваше имя?

Ответа не последовало и я рискнул дотронуться пальцами до отполированного гранита.

Вселенная застыла и окуталась мраком, а звуки окружающего мира стихли, оставив меня наедине с пустотой. Какое-то время ничего не происходило, но затем мои уши уловили тихий и ласковый женский голос:

– Ты растерян. Это можно исправить.

Пока я думал, следует ли отвечать на прозвучавшее заявление, случилось что-то непонятное. Сквозь меня как будто пролетел холодный ветерок, в голове одно за другим вспыхнули несколько воспоминаний, а потом вся моя прошлая жизнь подернулась невесомой вуалью и отдалилась, в мгновение ока утратив яркость и свежесть.

– Ты ничего не забыл, – успокоил меня голос. – Ничего не изменилось.

У меня были свои собственные мысли на этот счет, но озвучить их не вышло – разговаривавшая со мной богиня явно предпочитала формат монолога.

– Ты можешь стать хорошим проводником, – задумчиво сообщила она. – Однако ты все еще не готов к нашему миру.

Что думать по этому поводу, я так и не решил. Попросту не успел.

– Прими мой дар!

Тьма расступилась, явив мне выложенную крупными желтыми камнями площадку. Клубящийся по ее краям туман не позволял рассмотреть окрестности, но видимая часть пространства совершенно точно являлась чем-то вроде тренировочной арены – чуть поодаль находились стойки с разнообразным оружием, ближе к центру торчали пять обмотанных канатами столбов, а рядом с ними стоял высокий худой мужчина, облаченный в легкую кожаную броню и вооруженный коротким мечом. То ли тренер, то ли очередной мой коллега.

– Добрый день, – произнес я, не выдержав затянувшейся паузы. – Вы знаете, что здесь происходит?

– Тебя прислала эта тварь?

– Что?

Мечник шагнул вперед и окинул меня тяжелым взглядом:

– Ну конечно. Очередное ничтожество, решившее уподобиться богам. Очередная мерзкая тварь, прячущаяся под юбкой у своей покровительницы.

– Я не собирался…

– Когда-нибудь ты сдохнешь, – оскалился в зловещей ухмылке собеседник. – Ты сдохнешь, а я улыбнусь, глядя на то, как горит твоя душа. Но сейчас ты будешь учиться.

Не понимая, как нужно реагировать на его слова, я осторожно кивнул:

– Хорошо.

– Бери меч!

Судя по всему, подарок богини заключался именно в обучении у местного специалиста. Придя к этому выводу, я еще раз кивнул, дошел до ближайшей стойки и взял первый попавшийся клинок.

– Выбирай его, – с неожиданной злобой произнес оказавшийся у меня за спиной учитель. – Выбирай его, тварь. Выбирай так, чтобы он хорошо лежал у тебя в руке. Выбирай так, чтобы он не был коротким или длинным. Выбирай!

Вздрогнув от ударившего по ушам крика, я поспешно вернул меч на место, а затем начал рассматривать лежавшее передо мной оружие.

– Ты слишком слаб, – нехотя процедил наставник. – Тебе нужно что-то легкое. Смотри сюда.

Повинуясь отрывистым указаниям своего нового тренера, я развернул стойку и после нескольких примерок выбрал средних размеров меч – прямой, достаточно тонкий и обоюдоострый.

– Это хорошее оружие в умелых руках. Сделай несколько взмахов, почувствуй его вес.

– Сейчас…

Меч действительно оказался удобным. Рукоятка прочно лежала в ладонях, клинок послушно двигался из стороны в сторону, аккуратная гарда ни за что не цеплялась. На мой неискушенный взгляд, этого было вполне достаточно.

– Хватит забавляться, – скривился наблюдавший за мной учитель. – Иди сюда и попробуй отбить удар.

– Иду.

Стоило мне только занять указанную позицию, как в воздухе что-то сверкнуло и мою грудь обожгло вспышкой боли. Вспоротая рубашка мгновенно окрасилась в ярко-красный цвет, меч вывернулся из ослабевшей руки, в глазах начало темнеть…

– Именно так ты и умрешь, – донесся до меня затихающий голос наставника. – Внезапный удар, потеря крови, ласковый шепот твоей покровительницы… вставай, выродок!

Я вздрогнул и открыл глаза.

Боль прошла. Рубашка снова была целой.

– У нас с тобой целая вечность, – ласково произнес мечник. – Вечность, в течение которой я буду тебя убивать. Но если ты будешь хорошим учеником, то уйдешь отсюда немного раньше. Ты готов?

Вопреки моим ожиданиям, немедленной атаки не последовало. Вместо этого учитель достал свой клинок, аккуратно взмахнул им, показывая базовое движение, а потом начал объяснять:

– Верхний косой удар. Самое простое, что можно встретить в нашем мире. Его можно парировать, от него можно уклониться. Пока твой враг делает замах, ты легко можешь изменить расстояние между вами. Ты можешь сделать все, что угодно. Если умеешь это делать. Ты готов?

На этот раз я оказался внимательнее и успел отскочить назад. Кончик меча с легким шелестом промелькнул у меня перед лицом, сделал изящную петлю, снова рванулся вперед…

 

– Отступление является самой слабой из возможных тактик, – оскалился тренер, наблюдая за тем, как я корчусь на земле и пытаюсь сделать вздох. – Отступая, ты лишаешься возможности контролировать оружие противника. Поэтому вслед за отступлением должна идти атака. Вставай!

Боль исчезла, воздух неудержимым потоком хлынул в мои легкие и я невольно закашлялся. Впрочем, никто не обратил на это никакого внимания.

– Ты должен жестко заблокировать мой выпад. Заблокировать и перейти в атаку. Ты готов?

– Нет, не готов… черт!

Что-то более-менее вменяемое у меня получилось только с десятой или одиннадцатой попытки – точно зная, откуда будет нанесен удар, я смог поставить блок и шагнуть вперед, оказавшись рядом со своим мучителем. Впрочем, попытка достать его коленом не увенчалась успехом – мечник ловко сместился в сторону и разорвал дистанцию.

– Очень хорошо. Говорят, чтобы чему-то научиться, нужно повторить это как минимум тысячу раз. Ты готов?

– Сколько?!

– У нас впереди вечность. Ты готов?

– Вот дерьмо…

Первые несколько часов я изо всех сил старался терпеть удары, выдерживать навязанный темп и следовать отрывистым указаниям наставника. Затем ситуация изменилось – бесконечные вспышки боли стерли из разума всякое желание чему-либо учиться и меня накрыла черная апатия. К сожалению, потакать моим желаниям учитель не стал – как только я демонстративно отбросил клинок и уселся на пыльные камни, в его руках тут же появился горящий факел.

– Бери меч и сражайся.

– Да пошел ты. Чмо поганое.

– Вставай, выродок, – в голосе собеседника проскользнули обманчиво-ласковые нотки. – Вставай, гниль. Иначе я вспорю тебе живот и залью внутрь горящую смолу. И буду повторять это до тех пор, пока ты не встанешь. Вставай, порадуй старого Зулара. Вставай…

На смену апатии незаметно пришла всепоглощающая злоба. Теперь я старался не только парировать выпады, но и каким-нибудь образом дотянуться до своего мучителя. Это желание заставляло меня делать ошибки, подставляться под удары и еще чаще валяться на пропитанных кровью камнях, слушая язвительные комментарии победителя. Затем вернулось безразличие. Я механически отбивал удары, уклонялся, пытался держать меч скользкими от крови руками, падал, снова поднимался…

Время утратило свое значение, став ненужной декорацией для поглотившей меня вечности. В руках Зулара возник топор, его сменила дубинка, а затем и копье. В какой-то момент я удивился тому, что все еще жив, но эта мысль растаяла, как и все предыдущие.

Звон столкнувшегося железа. Поворот. Ответный удар. Новый блок. Резкая, но уже привычная боль. Безучастные желтые камни, заполняющие собой все видимое пространство. Следующий раунд. Блок. Блок. Стекающая по руке струйка крови. Хруст перебитых костей. Следующий раунд. Блок…

– Думаю, этого хватит.

Смысл произнесенных учителем слов не сразу дошел до моего разума. Я молча стоял, ждал очередного нападения, следил за тем, куда смотрит вражеский меч…

– Урок закончен, – повторил Зулар, элегантным жестом пряча клинок в ножны. – Теперь ты знаешь, что нужно делать.

– Это… это все?

– Надеюсь, мне доведется увидеть твою настоящую смерть. Надеюсь, ты сдохнешь…

Арена растворилась в сгустившейся темноте. Голос мечника отдалился и затих. А у меня перед глазами возник черный пьедестал с выбитым на нем именем.

– Лакарсис… вот дерьмо.

Чувствуя, что не совсем понимаю, где именно нахожусь, я осторожно сел, привалившись спиной к основанию статуи.

Вокруг все выглядело точно так же, как и раньше – каменные гиганты стояли на своих местах, факелы продолжали гореть, шаловливый ветерок гонял по полу едва заметные струйки пыли. Не было только людей.

– Вот дерьмо.

Ближайший ко мне факел внезапно затрещал, родив целый сноп ярких желтых искр. Самая длинная из них зависла в воздухе, превратившись в крохотную огненную бабочку.

– Это сон, – без особого энтузиазма произнес я. – Это идиотский сон.

– Иди за проводником, – раздался над головой уже знакомый голос местной распорядительницы. – Тебе нужно отдохнуть.

– Тут не поспоришь…

Услышав мои слова, бабочка обрадованно дернулась и улетела куда-то вперед. Осознав, что второго приглашения можно не дождаться, я встал и направился вслед за ней. Вместе мы добрались до выхода из зала, поднялись по широкой каменной лестнице, миновали пару совершенно пустых комнат, а затем оказалась в длинном коридоре, стены которого украшали вереницы одинаковых невзрачных дверей.

Проводник завис возле одной из них.

– Мне сюда?

Вместо ответа светлячок попросту растаял в воздухе. Догадавшись, что конечная цель находится прямо передо мной, я толкнул грубое дубовое полотно, зашел внутрь помещения и остановился, пытаясь хоть что-нибудь увидеть. Хорошо еще, что в комнате было окно – несмотря на темное время суток, льющегося снаружи света хватило для того, чтобы рассмотреть узкую кровать, маленький шкафчик и стоявшую на нем тарелку. Ноздри тут же уловили божественный аромат печеной картошки.

Следующие несколько минут я уничтожал оставленный для меня ужин, давясь теплым мучнистым картофелем, жадно проглатывая лежавшие рядом с ним куски мяса и запивая все это странным кисловатым напитком.

Когда еда закончилась, а внезапно проснувшийся голод отступил, жить стало чуточку легче.

– В туалет бы еще… эй, тут кто-нибудь есть? Эй?

Не дождавшись никакой реакции, я выглянул в коридор, после чего зашагал к дальнему его концу, гадая, где именно располагается местный сортир. Учитывая количество номеров в этой своеобразной гостинице, он должен был находиться совсем рядом…

Поиски дали результат минут через пять – сначала мне удалось заметить небольшой тупичок, а дальнейшие исследования привели меня в достаточно уютную и более-менее современную туалетную комнату. Здесь имелось все, что нужно – даже бумага, аккуратной стопкой сложенная на специальной полочке.

– Значит, не дикари, – глубокомысленно произнес я, устраиваясь на жестком сиденье и обращая свой взор в сторону мерцавших за окном звезд. – Это хорошо.

Обратная дорога заняла совсем немного времени, но уже подходя к приоткрытой двери своей комнаты, я внезапно почувствовал, что смертельно устал. Длинный день, череда странных событий, жестокая тренировка, охапка новых впечатлений – все это оказалось чересчур тяжелой ношей. Державшийся из последних сил организм хотел спать – прямо сейчас, сию минуту, немедленно…

Конечно же, именно в этот момент за спиной раздался тихий скрип и чьи-то легкие шаги.

– Хорошей ночи.

Обернувшись, я увидел перед собой ту самую девушку, которая когда-то давно, целую вечность тому назад, общалась с варваром Найтаром. Сейчас рассмотреть ее лицо было нельзя, но голос оказался знакомым и ошибка исключалась.

– Доброй ночи.

– Как тебя зовут?

В любое другое время подобная встреча и подобный разговор заставили бы мое сердце биться с утроенной скоростью, но сегодня был совершенно особенный день.

– Максим или Макс, как удобнее. Тебе что-то нужно? Извини, я очень хочу спать.

– Меня зовут Минели.

– Очень приятно. Я могу как-нибудь тебе помочь?

– Ты хочешь мне помочь?

Завязавшаяся беседа показалась мне чертовски странной, но я быстро вспомнил, что говорю с человеком из другого мира – скорее всего, для собеседницы такие разговоры были в порядке вещей. Правда, ее цели все равно оставались не совсем понятными.

– Если нужна помощь, без проблем.

– Ты живешь здесь?

– Где… а, ну да, все верно. Здесь.

– Хорошо.

Царственно кивнув, собеседница развернулась и ушла, оставив меня стоять посреди коридора. Я несколько секунд глупо таращился ей вслед, а потом махнул рукой, зашел в свою обитель и буквально рухнул на кровать.